В Британии разгорается скандал невиданных масштабов. Как выяснило ведомство по налогам и таможне Ее Величества, в течение примерно десяти последних лет множество английских знаменитостей участвовали в налоговой афере стоимостью миллиарды фунтов стерлингов. В декабре организаторы схемы предстали перед парламентским комитетом по бюджету, после чего подробности дела стали известны публике.

Среди вовлеченных в махинации звезд, чьи имена раскрыты на данный момент, называются предприниматель сэр Джеймс Дайсон (изобретатель современного пылесоса), певец Робби Уильямс, режиссер Гай Ричи, едва ли не вся английская футбольная сборная, включая Дэвида Бэкхема, Стивена Джеррарда, Уэйна Руни и Джулиана Лескотта, телеведущие, топ-менеджеры, банкиры, политические деятели. Все они в какой-то момент решили инвестировать в кино через специально созданные в Великобритании инвестиционные партнерства. Футболисты вложились скромно — по 500 тыс. фунтов, некоторые знаменитости — по миллиону-два, а расходы Дайсона составили более 60 млн фунтов стерлингов.

В чем же секрет популярности инвестиций в фильмы? Дело в том, что в начале 2000-х годов правительство Соединенного Королевства озаботилось неприглядным положением отечественного кино. И решило исправить ситуацию самым простым, как тогда казалось, способом — предоставить инвесторам, вкладывающим деньги в британские картины, налоговые льготы. Правда, как часто случается с инициативами чиновников, документ, описывающий правила предоставления льгот, оказался полон разного рода логических нестыковок и откровенных дыр, которыми не могли не воспользоваться ушлые налоговые и финансовые консультанты звезд.

Первая дыра — страновая принадлежность фильма оказалась не принципиальной. Да и, прямо скажем, в современном мире весьма сложно понять, какой стране принадлежит фильм, снятый (набираем воздуха в легкие) на английские деньги в Канаде и Чехии американской компанией, принадлежащей японской корпорации, причем играют в нем, помимо прочих, австралийцы и украинцы, а права на прокат принадлежат анонимному инвестфонду, зарегистрированному на Джерси, за которым скрывается российский предприниматель с американским паспортом (выдох)!

Вторая дыра намного серьезнее. Инвестирование в производство фильма проходило через партнерство, то есть компанию, принадлежащую всем вложившимся инвесторам. Деньги, пошедшие на фильм, пропорционально списывались с налоговых платежей всех партнеров (через 15 лет их надо будет вернуть, но кто знает, что случится за 15 лет). Казалось бы, все логично: сколько потратили на благое дело, на столько и уменьшили годовой налоговый платеж, в том числе по доходам, никак не связанным с кино. Но никто не задумался о том, что сумма средств, вложенных в партнерство, и сумма средств, потраченных на фильм, — понятия совершенно разные. Партнерство как любое юридическое лицо могло брать банковские кредиты, чем активно и пользовалось.

В итоге получалось, что на каждый фунт, вложенный инвестором в капитал партнерства, приходилось еще 2 фунта, пришедших от банка. Вся сумма инвестировалась в фильм, а инвесторы опять же всю сумму — включая банковские деньги — списывали с налоговых платежей, фактически утраивая размер своей налоговой «экономии». После выхода фильма деньги возвращались в партнерство, которое расплачивалось с банками.

Существенная часть средств, вложенных во множество никому не нужных картин, не вернулась в партнерство. Но это не имело значения: нет ничего страшного в том, чтобы потратить 500 тыс. фунтов, получив взамен списание налогов на 1,5 млн фунтов, лишь бы выручки от фильмов хватило на выплату банковских кредитов. При такой схеме миллион появляется как бы из воздуха, а если точнее, то из недоплаты в казну. В общей сложности британский бюджет недополучил, по разным оценкам, от 2 млрд до 5 млрд фунтов: часть этих денег ушла на создание фильмов, часть осталась в карманах знаменитостей.

Интересно, что, помимо множества оставшихся неизвестными кинопроектов, деньгами хитрых британских звезд (а правильнее сказать, деньгами, не дошедшими до бюджета) полностью или частично были профинансированы такие громкие картины, как «Аватар», «Жизнь Пи», «Ночь в музее», «Люди Икс: Начало. Росомаха», «Крепкий орешек — 4» и даже фильм-пародия «Зомби по имени Шон».

Инвестиционную (или налоговую — как хотите) схему разработала компания Ingenious Media, в арсенале которой еще несколько подобных схем, связанных как с кинопроизводством, так и, например, со строительством дата-центров, которое также имеет налоговые льготы в Британии. Сейчас королевский налоговый орган активно работает с Ingenious Media и ее инвесторами, убеждая их вернуть деньги в казну и грозя страшными карами в виде штрафов. Впереди — налоговый трибунал, который и вынесет решение. Учитывая поддержку в парламенте и очевидную искусственность схемы, налоговикам, скорее всего, удастся вернуть часть утащенных из бюджета средств, но как долго продлится процесс и сколько денег селебрити отдадут — большой вопрос.

Мне представляется, что эта история должна войти в учебники экономики как пример неэффективности и вредности специальных мер государства по поддержке той или иной отрасли. Чиновники на ровном месте придумали проблему, неуклюже попытались ее решить за счет налогоплательщиков и, как обычно, лишь создали возможность для раздербанивания бюджета более умными гражданами. Хотя если эти деньги при ином раскладе пошли бы не на кино, а на поддержку третьего поколения бездельников из социального жилья, то, может быть, и хорошо, что все так получилось? По крайней мере за зомби Шона можно порадоваться, кино хорошее.

Кстати, кто сказал «Сколково»?

http://www.banki.ru/news/columnists/?id=4448269