За последнее время отношения между Молдовой и Приднестровьем существенно осложнились, что привело к росту напряженности по многим направлениям двустороннего взаимодействия. Не сумев добиться своих целей за столом переговоров, молдавская сторона избрала тактику «выкручивания рук», используя традиционный для официального Кишинева набор методов давления, включая активизацию административного и судебного преследования граждан и представителей органов власти Приднестровской Молдавской Республики, в том числе глав Правительства и Верховного Суда ПМР. Более того, уголовные дела заведены и в отношении непосредственных руководителей и членов экспертных (рабочих) групп по мерам укрепления доверия от Приднестровья, в частности, министра внутренних дел ПМР, возглавляющего группу по вопросам борьбы с преступностью.

В логику односторонних мер давления укладывается и принятие Парламентом РМ в первом чтении законопроекта о противодействии «экстремизму» и «сепаратизму», согласно которому за «незаконные действия, направленные на подрыв территориальной целостности», наказание может составить до 20 лет тюрьмы[1]. Представляется, что таким образом Кишинев создает дополнительную правовую основу для осуществления массовых репрессивных действий против полумиллионного населения Приднестровья, поскольку никаких исключений для приднестровцев законопроектом не предусмотрено.

В этих непростых условиях, когда нарушаются согласованные принципы переговорного процесса в международном формате «5+2», а полноценный диалог фактически заблокирован односторонними действиями Молдовы, швейцарско-сербское Председательство в ОБСЕ предприняло соответствующие усилия по нормализации ситуации.

Весьма показательно, что в ходе визита Спецпредставителя Действующего Председателя ОБСЕ Радойко Богоевича, посетившего в конце октября Кишинев и Тирасполь в рамках «челночной» дипломатии, молдавская сторона в лице и.о. представителя по политическим вопросам в урегулировании от Молдовы В. Киверя даже не потрудилась подыграть представительной делегации ОБСЕ, пообещав, по своему обыкновению, когда-нибудь потом обязательно решить все проблемные вопросы. Молдавская сторона вообще отказалась от любой рефлексии, просто проигнорировав… нет – даже не высказанные приднестровской стороной озабоченности и весомый перечень проблемных вопросов, требующих оперативного разрешения. Как известно, подобная безответственная позиция Молдовы в отношении Приднестровья как раз является традиционной. Однако в данном случае подобным пренебрежительным образом Кишинев проигнорировал как саму непростую миссию г-на Р. Богоевича, реализуемую на фоне затянувшейся пробуксовки переговорного процесса, так и в целом усилия действующего Председательства в ОБСЕ, избравшего задачу урегулирования молдо-приднестровского конфликта в качестве одного из приоритетов.

Лишая международного посредника в лице ОБСЕ возможности выполнения своих базовых функций в урегулировании, молдавская сторона близка к провалу не только в отношениях с Приднестровьем. Действия Кишинева торпедируют перспективы сохранения общего переговорного пространства и подрывают тем самым конструкцию международной площадки для политического диалога, нивелируя потенциал гарантов, посредников и наблюдателей в формате «5+2». Представляется, что подобный демарш Молдовы не может остаться без соответствующих последствий.

В очередной раз Молдова вплотную приблизилась к «красной» линии в отношениях с Приднестровьем, осуществив 10 ноября 2014 года провокацию в аэропорту города Кишинева в отношении Президента ПМР Евгения Шевчука, направлявшегося в служебную командировку в Москву[2]. Независимые эксперты сходятся в оценке использованного молдавской стороной акта показательного давления как беспрецедентного за более чем 20-летний период весьма непростых молдо-приднестровских отношений. Данная акция, ко всему прочему, имела крайне опасный неуправляемый характер, поскольку трудно представить к каким негативным последствиям привела бы данная провокация в случае обострения ее силовой составляющей.

В связи с этим необходимо обратить внимание на тот факт, что в качестве агрессивной массовки наряду с одетыми в гражданское сотрудниками спецслужб были использованы т.н. «комбатанты» (ветераны-участники военной агрессии Молдовы против Приднестровья в 1992 г.), которые блокировали вход в кишиневский аэропорт и, выкрикивая националистические лозунги – «террористы», «оккупанты», - угрожали физической расправой Президенту Приднестровья и сопровождавшим его лицам. Кроме того, сотрудники службы охраны главы Приднестровской Молдавской Республики были на несколько часов задержаны, препровождены в районный инспекторат полиции РМ и тщательно досмотрены.

Данные факты имеют принципиальное значение. Осмысление общего вектора и сущности происходящих вокруг молдо-приднестровских отношений процессов, а также содержательных аспектов предпринимаемых официальным Кишиневом действий позволяет спрогнозировать возможное развитие событий. Провокационные действия Молдовы, настойчиво испытывающей терпение приднестровской стороны, ее намеренные подходы к опасной черте, дают основания ожидать очередного приближения молдавской стороны к «красной» линии. Вопрос лишь в том, будет ли данная линия пресечена со всеми вытекающими из этого последствиями?

В связи с изложенным обращает на себя внимание, что молдавская сторона уже заранее обозначила конкретное место проведения провокаций, а именно – Зону Безопасности, установленную между противоборствующими сторонами еще летом 1992 года и более двух десятилетий контролируемую Совместными миротворческими силами в рамках действующей миротворческой операции на Днестре[3]. Обозначение официальным Кишиневом нового потенциального очага напряженности было обставлено путем демонстративного распространения на заседании Объединенной Контрольной Комиссии 23 октября с.г. заявления руководителя молдавской части Объединенной оперативно-следственной группы (ООСГ), полковника полиции РМ И. Чеботару. В данном заявлении, в частности, указывается, что руководство ООСГ полиции располагает оперативной информацией о ряде акций и провокаций, планируемых в отношении военнослужащих МС и сотрудников правоохранительных органов в зоне безопасности, а также служебных зданий и транспорта, находящихся в их пользовании и на постах совместных миротворческих сил[4].

Примечательно, что сделав столь серьезное заявление, относящееся к прямой компетенции Объединенной Контрольной Комиссии, молдавская сторона тут же категорически отказалась представить какие-либо разъяснения и предметно обсудить данный вопрос путем его включения в повестку заседания с целью принятия на уровне Комиссии необходимых решений по недопущению эскалации напряженности[5]. Вероятно, делегацию Молдовы в ОКК не заботит задача своевременного предотвращения действий, способных спровоцировать силовой конфликт в Зоне Безопасности, что является непосредственной обязанностью всех трех сторон Объединенной Контрольной Комиссии в соответствии с Соглашением о принципах мирного урегулирования от 21 июля 1992 г. и Статусом ОКК от 27 июля 1992 г.

Стоит отметить, что за 22-летний период функционирования миротворческой операции на Днестре зафиксировано значительное количество фактов использования молдавской стороной «комбатантов» для обострения обстановки в Зоне Безопасности. К ним можно отнести практически ежегодные провокационные попытки проведения Молдовой т.н. «мемориальных» мероприятий в микрорайоне Коржево города Дубоссары с массовым участием волонтеров РМ – участников войны 1992 г. По данным фактам приднестровская делегация в ОКК только за последние 5 лет распространила порядка 15 обращений и заявлений[6]. Здесь же можно привести пример активного участия т.н. «гражданских лиц» в разрушении инфраструктуры Совместного трехстороннего миротворческого поста №9 возле г. Вадул-луй-Водэ, который так и не был восстановлен до своего полноценного состояния. Так, 12 апреля 2012 г. активисты-волонтеры при явной поддержке военнослужащих молдавского контингента Совместных миротворческих сил демонтировали дорожные знаки и обозначения границы миротворческого поста, разрушили шлагбаум и другие элементы инфраструктуры данного миротворческого объекта[7].

Таким образом, фактов организации молдавской стороной провокаций в Зоне Безопасности с участием «комбатантов», а также переодетых представителей спецслужб и сотрудников полиции РМ имеется предостаточно. Более того, даже беглый ретроспективный взгляд на обстановку свидетельствует о наличии устойчивой негативной динамики в вопросе обеспечения мира и безопасности на Днестре. В частности, если в 2011 г. было отмечено порядка 30 недружественных действий с молдавской стороны, то в 2012 г. было задокументировано 47 инцидентов в Зоне Безопасности, а уже в 2013 г. был зафиксирован 51 инцидент[8].

Наряду с этим текущая ситуация в области миротворчества подтверждает намеренный характер действий Молдовы, нацеленных на подрыв договорно-правовых оснований миротворческого механизма. Так, начиная с 26 июня 2014 г. и по настоящее время делегация Молдовы в ОКК блокирует полноценную работу Комиссии, отказываясь в нарушение Регламента ОКК от согласования плановой рабочей повестки. Именно по этой причине не осуществляется системное рассмотрение и принятие решений ОКК по еженедельным докладам Объединенного военного командования об обстановке в Зоне Безопасности, а также отсутствует возможность оперативно решать вопросы, связанные с проведением самой операции и повседневной деятельностью военных, поддерживающих мир и стабильность. Примечательно, что молдавская сторона в принципе отказывается от обсуждения и принятия консолидированных решений по ранее согласованным актуальным вопросам, которых в текущей повестке ОКК накопилось уже более 30-ти.

Обращает на себя внимание и тот факт, что в 2014 году делегация РМ отказалась от проведения плановых практических учений по проверке состояния боевой готовности сил и средств Совместных миротворческих сил. В числе дестабилизирующих действий молдавской делегации в ОКК также стремление любой ценой добиться политизации проблем, навязать Объединенной Контрольной Комиссии решение вопросов, выходящих далеко за рамки компетенции ОКК и не отвечающих установленным целям и задачам проводимой миротворческой операции.

Дополнительную остроту ситуации придает факт нелегитимного присутствия правоохранительных структур Республики Молдова, дислоцированных в Районе с повышенным режимом безопасности (городе Бендеры) в нарушение договоренностей, регламентирующих взаимодействие сторон в Зоне Безопасности. В частности, на текущий момент в Бендерах действуют: т.н. «инспекторат полиции муниципия Бендер», Управление транспортной полиции РМ, два пенитенциарных учреждения РМ (включая туберкулезную тюрьму), отдел документирования граждан, батальон патрульно-постовой службы, суд, а также судебные приставы и прокурорские работники, формируются и иные силовые подразделения с неясными задачами в противоречии с достигнутыми соглашениями. Таким образом, общая численность сотрудников силовых ведомств Молдовы в Бендерах может достигать 500-600 человек, из которых лишь нахождение 100 сотрудников базируется на взаимном соглашении[9].

На протяжении двадцати лет на уровне правоохранительных ведомств РМ и ПМР так и не был выработан конкретный механизм сотрудничества созданной Соглашением 1992 года Объединенной оперативно-следственной группы (ООСГ) из числа сотрудников полиции Молдовы и органов милиции Приднестровья в Зоне Безопасности (по 100 чел. с каждой стороны). Задокументированы десятки фактов, когда под прикрытием принадлежности к ООСГ полицейские РМ без согласования с приднестровскими правоохранителями осуществляли задержания и вывоз граждан Приднестровья в Молдову, возбуждали уголовные дела в отношении сотрудников правоохранительных структур и местных органов власти Приднестровской Молдавской Республики. Крайне опасной тенденцией стали участившиеся случаи непосредственного участия представителей миротворческого контингента Молдовы в Совместных миротворческих силах в провоцировании проблемных ситуаций в Зоне Безопасности[10].

В связи с этим необходимо отметить, что дестабилизация обстановки на Днестре происходит на фоне беспрецедентной активизации в Молдове США и блока НАТО, поступательного наращивания военного потенциала и перевооружения национальной армии РМ, активизации программ подготовки военных кадров, регулярного проведения совместных с Румынией и другими членами НАТО учений в непосредственной близости от Зоны Безопасности. 22 августа 2014 года вступил в силу новый Индивидуальный план партнерства РМ-НАТО (IPAP), рассчитанный на 2014-2016 годы. Действующая редакция предполагает интенсивную интеграцию Молдовы в ряд проектов НАТО: «Умная оборона» (Smart Defence), Конференция национальных директоров по вооружению (CNAD), Агентство НАТО по стандартизации (NSA). В целом, плановое партнерство РМ с НАТО длится уже 8 лет. Военнослужащие армии Молдовы участвуют в миротворческой операции в Косово (KFOR), которая проходит под эгидой НАТО.

18 июля 2014 г. комитет по международным делам Сената принял проект резолюции о «Предотвращении российской агрессии» (Russian Aggression Prevention Act of 2014), которая предусматривает наделение Молдовы, Украины и Грузии статусом «основной военный союзник США вне НАТО» (Major Non-NATO alley). Такие страны получают право на определенные виды военной помощи, включая избыточную закупку оружия оборонительного характера и участие в совместных оборонных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах[11]. Уже в сентябре 2014 г. комиссия по внешним связям сената США единогласно одобрила «Акт поддержки свободы в Украине», согласно которому Молдове, Украине и Грузии предоставлен статус основного союзника США вне НАТО.

Нельзя обойти вниманием и факт передачи Правительством США для национальной армии Молдовы 43-х единиц военной техники общей стоимостью около 700 тыс. долл. США. В ходе состоявшейся 12 ноября с.г. церемонии по этому поводу президент Молдовы Николае Тимофти заявил: «Есть лишь одна миссия – поддерживать мир в регионе и защищать интересы Республики Молдовы от возможной интервенции. Опасность существует, мы видим, что происходит в соседней стране»[12]. Таким образом, высокое должностное лицо Молдовы в очередной раз использовало откровенную милитаристскую риторику, причем в привязке к задачам поддержания мира в регионе.

Очевидно, что понимание задачи «поддержания мира» у молдавского руководства в корне отличается от понимания необходимости в соответствии с принятыми Молдовой обязательствами в рамках Соглашения 1992 года обеспечить условия для нормальной работы миротворческого механизма, который на протяжении 22-х лет сохраняет реальный мир и стабильность.

Из года в год официальный Кишинев регулярно заявляет о необходимости скорейшего вывода российских войск из Приднестровья и трансформации миротворческой операции на Днестре в некую «международную гражданскую миссию»: недавний пример – выступление министра иностранных дел Молдовы Натальи Герман на заседании 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 22-26 сентября 2014 г[13].

Подводя итог вышесказанному можно констатировать, что текущее осложнение военно-политической обстановки на Днестре носит далеко не случайный характер. Доказавший свою эффективность уникальный миротворческий механизм более двух десятилетий выступает серьезным препятствием для тех деструктивных сил, которые не отказались от реваншистских намерений разрешить конфликт силовыми методами. Именно по этой причине основной удар сегодня принимает на себя миссия по поддержанию мира, а полем «битвы» молдавская сторона уже назначила Зону Безопасности.

Просматривается четкое и скоординированное приложение усилий официального Кишинева по всему спектру направлений – от стратегического до локального, нацеленных на слом формата миротворческой операции, проводимой под эгидой России. На сегодняшний день руководство Молдовы при активной поддержке США целенаправленно наращивает критическую массу односторонних деструктивных действий, провокация за провокацией стремительно приближаясь к «красной» линии.

В данной ситуации крайне важно, чтобы горячие головы в Молдове, с бездумной радостью принимающие новые порции военных подарков и с рвением выполняющие установки своих щедрых старших партнеров, оглянувшись на пожарища современных региональных конфликтов, нашли в себе мужество осознать весь масштаб возможных последствий и тяжесть груза принимаемой на себя ответственности.

Без преувеличения, складывающаяся ситуация является серьезнейшим вызовом региональной стабильности и в случае ее усугубления чревата непредсказуемыми негативными последствиями для безопасности в масштабах всего Причерноморья.

[1] Каждому приднестровцу грозит 20 лет тюрьмы / Светлана Гамова // «Независимая газета»: интернет-сайт. 2014. 18 июля. URL: http://www.ng.ru/cis/2014-07-18/1_pridnestrovje.html (дата обращения 12.11.2014).

[2] См. Заявление Министерства иностранных дел ПМР в связи с инцидентом, имевшим место 10 ноября 2014 года в аэропорту города Кишинева // Официальный сайт МИД ПМР. 2014. 11 ноября. URL: http://mfa-pmr.org/index.php?newsid=4774 (дата обращения 12.11.2014).

[3] Справочно: Зона Безопасности обладает протяженностью 225 км. и шириной 12-20 км. разделена на 3 участка –Северный, Центральный и Южный (самые крупные – Северный и Южный участки, протяженностью 85 и 80 км.). Зона Безопасности преимущественно охватывает территорию Приднестровской Молдавской Республики (~60% площади), незначительную часть территории Республики Молдова (~ 5% площади), оставшаяся часть охватывает реку Днестр.

[4] Руководитель ООСГ от Молдовы распространил информацию о возможных провокациях в Зоне безопасности // ИА «Новости Приднестровья»: интернет-сайт. 2014. 30 октября. URL: http://novostipmr.com/ru/news/14-10-30/rukovoditel-oosg-ot-moldovy-rasprostranil-informaciyu-o-vozmozhnyh (дата обращения 12.11.2014).

[5] Заявление об информации Руководителя ООСГ полиции от РМ полковника полиции И. Чеботару об угрозе миру и безопасности в Зоне Безопасности // Официальный сайт делегации Приднестровья в ОКК. 2014. 30 октября. URL: http://www.okk-pridnestrovie.org/p0394.htm (дата обращения 12.11.2014).

[6] О недопустимости провокационных действий на Центральном Участке Зоны Безопасности, способных резко дестабилизировать обстановку в микрорайоне Коржево приднестровского города Дубоссары во время заявленных на 2 марта 2012 года ветеранами боевых действий 1992 года Республики Молдова мемориальных мероприятий // Официальный сайт делегации Приднестровья в ОКК. 2012. 22 февраля. URL: http://www.okk-pridnestrovie.org/p0201.htm (дата обращения 12.11.2014).

[7] Заявление Министерства иностранных дел ПМР относительно провокационных действий со стороны Молдовы на Совместном миротворческом посту №9 // Официальный сайт МИД ПМР. 2012. 12 апреля. URL: http://mfa-pmr.org/index.php?newsid=1659 (дата обращения 12.11.2014).

[8]Принято к рассмотрению заявление Верховного Совета о необходимости усиления контроля за воздушным пространством ПМР / Текст: Александр Лагутин // «Первый Республиканский телеканал»: интернет-сайт. 2014. 10 февраля. URL: http://tv.pgtrk.ru/news/20140210/16275 (дата обращения 12.11.2014).

[9]Разъяснения Комитета государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики // Официальный сайт КГБ ПМР. 2014. 28 января. URL: http://www.kgb-pmr.com/news/271 (дата обращения 12.11.2014).

[10] Более подробно об этом см.: Приднестровье выразило обеспокоенность многочисленными конфликтами с участием молдавских миротворцев // ИА «Новости Приднестровья»: интернет-сайт. 2014. 21 февраля. URL: http://novostipmr.com/ru/news/14-02-21/pridnestrove-vyrazilo-obespokoennost-mnogochislennymi-konfliktami (дата обращения 12.11.2014).

[11] Галстян А. Грузия, Украина и Молдова: «Военные союзники США»? // Россия в глобальной политике: интернет-сайт. 2014. 21 июля. URL: http://www.globalaffairs.ru/ukraine_crysis/Gruziya-Ukraina-i-Moldova-Voennye-soyuzniki-SShA-16824 (дата обращения 12.11.2014).

[12] Правительство США передало Национальной армии Молдовы 43 единицы военной техники // Информационное агентство «PUBLIKA.MD»: интернет-сайт. 2014. 12 ноября. URL: http://ru.publika.md/link_1493371.html#galerie[1493371]/15/ (дата обращения 12.11.2014).

[13] Кишинев призвал заменить российских миротворцев в Приднестровье на международных // Телеканал «RT»: интернет-сайт. 2014. 26 сентября. URL: http://russian.rt.com/article/51653#ixzz3ItGkfMyg (дата обращения 12.11.2014).

Источник: http://www.riss.ru/analitika/3892-ugroza-miru-na-dnestre