Если бросить ретроспективный взгляд на историю международных отношений, то видно, что единственная технология, действовавшая при решении межгосударственных споров всегда безотказно, - это технология вооружённого насилия. Распределение ролей на большой шахматной доске всемирной истории с использованием вооружённой организации государства продолжается и поныне.

1. НАТО «расправляет крылья»

Официальной целью создания НАТО в 1949 г., как следует из основополагающих документов этой организации, были "защита свободы и безопасности его государств-членов политическими и военными средствами, гарантия защиты демократии, свободы личности, верховенства права и мирного разрешения споров, а также способствование распространению этих ценностей во всем Евроатлантическом регионе".

Неофициальную цель Альянса в 50-х годах ХХ века разъяснил с военной прямотой и лаконичностью первый генеральный секретарь НАТО британский генерал Гастингс Исмей: «To keep the Russians out, the Americans in, and the Germans down» (в вольном переводе: «Русских - вон, американцев – на их место, а немцев — держать в подчинении»). Этой доктрины НАТО придерживается по сей день: первую скрипку в Альянсе неизменно играют США, все попытки Германии сформировать объединённые европейские вооружённые силы блокируются, а Россия остаётся для НАТО тем, чем был СССР, - противником № 1, несмотря на все «партнёрства ради мира» и «открытое небо».

Под «прикрытием» блока НАТО в 1951 г. появилось Европейское объединение угля и стали, затем в 1957 г. - Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), и, наконец, на основе ЕЭС в 1992 г. был создан Европейский союз. НАТО и Евросоюз – творения одних и тех же международных сил. За историю своего существования Североатлантическому альянсу удалось денационализировать оборонную доктрину Европы, создать общую штабную, командную и коммуникационную структуры военного управления. После распада в начале 90-х годов ХХ века СССР и Организации Варшавского договора НАТО осталась реальной боевой силой и приобрела статус «полицейского и оперативно-боевого корпуса глобального масштаба».

В то же время с распадом биполярного мира, который структурировался наличием двух равновеликих центров силы - СССР и США, НАТО превратилась в рудимент холодной войны. Однако о самороспуске блока речь никогда не заходила. Напротив, в 1990 г. была принята Лондонская Декларация о преобразованном Североатлантическом союзе и о рождении «новой» НАТО. В Декларации было записано: «Наш Североатлантический союз должен в еще большей степени быть «агентом перемен». Он может помогать создавать структуры более единого континента, поддерживая безопасность и стабильность силой нашей общей веры в демократию, права личности и мирное разрешение споров». Таким образом, НАТО стало нацеливаться на решение задач не только в объединённой Европе, вбирая в себя всё новых и новых членов, но и на «демократизацию» стран уже за пределами Северной Атлантики.

На сегодняшний день НАТО расширилось с 19 до 28 членов, вплотную приблизив свои границы к рубежам России, а в двери Альянса всё ещё стучатся потенциальные члены.

По большому счёту сегодня странам НАТО никто не угрожает. На «мировом ринге» этот военный блок - в одиночестве. У него нет даже «спарринг-партнера». И ему не с кем померяться силой. Однако с «международного ринга» блок не сходит, демонстрируя свои мускулы, которые постоянно наращиваются, требуя всё новых и новых средств вооружённой борьбы.

Ещё в феврале 2007 года тогдашний министр обороны США Роберт Гейтс заявил в Конгрессе США: "Нам необходим весь спектр военных средств, включающий как наземные силы, способные воевать с большими армиями, так и мобильные части специального назначения, способные бороться с угрозой терроризма, поскольку мы не знаем, что произойдет в таких странах, как Россия, Китай, Северная Корея, Иран и других". Касаясь роли Альянса, Гейтс с гордостью заметил: "Хотя НАТО и была создана в целях противостояния советскому коммунизму, её руководящий принцип был шире и глубже с самого начала: он состоял в том, чтобы построить оборонительный союз от любой угрозы безопасности и интересам Трансатлантического сообщества на поколения вперед. И сегодня мы видим, что Альянс, не сделавший за годы холодной войны ни единого выстрела, выполняет боевую задачу в шести регионах трех континентов".

А теперь посмотрим, к чему же привело выполнение этих боевых задач.

2. «Над Белградом безоблачное небо»

Агрессия в марте–июне 1999 года против суверенной Югославии стала первой коалиционной войной НАТО за 50 лет её существования.  Международному сообществу представили эту войну как «гуманитарную интервенцию». Она закончилась для блока полным успехом, однако уже тогда можно было заметить в действиях Альянса ряд интересных симптомов: как-то так получилось, что после окончания военной операции НАТО в Европе возникло криминальное образование – «независимое Косово», во главе которого стоит людоед по имени Хашим Тачи, делающий бизнес на продаже органов, вырезанных из живых людей. Первоначально заявленная цель была «высокой», а отнюдь не цинично-захватнической. Однако благие намерения заокеанских стратегов превратились в ад для сербского населения древнего сербского края Косово и Метохия.

В ходе боевых действий бросалось в глаза колоссальное количественное и качественное превосходство ВВС НАТО над ВВС и ПВО Югославии. Тем не менее вооружённые силы Югославии сохраняли свою боеспособность, и если бы не предательство, ещё неизвестно, чем бы всё закончилось, ибо на сухопутную операцию против Югославии Альянс не решился бы никогда. При этом страны НАТО превосходили Югославию по суммарному экономическому потенциалу в 700 раз (а военные потенциалы были просто несопоставимы). Тем не менее уже через 2,5 месяца войны войска НАТО оказались на пределе своих возможностей! И хотя Альянс практически не понес в ходе войны людских потерь, его материальные издержки на 78-дневную боевую операцию оказались почти такими же, каким был ущерб, нанесённый натовцами Югославии!

3. Чем янки отличаются от шурави?

В октябре 2001 г. в ответ на атаки террористов в Нью-Йорке и Вашингтоне войска США начали военную операцию против исламистского движения Талибан, находившегося у власти в Афганистане и, по данным американской разведки, поддерживавшего международный терроризм, в том числе и пресловутую «Аль-Каиду».

Официально заявленные Соединёнными Штатами цели были опять-таки благими: свержение радикального исламского режима талибов, освобождение территории Афганистана от их влияния, разгром террористов «Аль-Каиды».

После серии ракетно-бомбовых ударов по базам талибов на территорию Афганистана были введены сухопутные части армии США, а после принятия Советом Безопасности ООН 20 декабря 2001 г. специальной  резолюции № 1386 для поддержания безопасности в Афганистане была развёрнута и военная миссия НАТО, получившая название ISAF (International Security Assistance Force).  За непродолжительное время войска НАТО оккупировали часть районов страны и привели к власти проамериканское правительство Хамида Карзая. Но уже с 2003 г. против оккупационных сил началась настоящая партизанская война, неотъемлемой частью которой являются дерзкие террористические акции непримиримой оппозиции, жертвами которых становятся как военнослужащие Альянса, так и местные чиновники проамериканской администрации, а также мирные афганцы, в том числе женщины и дети.

Да и сами «носители общечеловеческих ценностей» ведут себя в мусульманской стране с многовековой историей, как известно, далеко не по-человечески: здесь и расстрелы мирного населения, в том числе убийства простых афганцев для «дембельского альбома» или «фото на память», и осквернение тел убитых, и пытки живых, и надругательство над исламскими святынями.
Каков же итог борьбы с «международным терроризмом» на земле Афганистана?

За 10 с лишним лет присутствия вооружённых сил НАТО на афганской территории ни одна из заявленных целей войны достигнута так толком и не была. Хотя талибов вытеснили из Кабула, но их влияние по-прежнему сильно и продолжает расти. Движение совершает дерзкие налёты и террористические акты по всей стране, не исключая и столицу. Грандиозные масштабы приняла наркоторговля. Так и не созданы боеспособная афганская армия, силы безопасности и милиция.

По данным 2010 г., четверо из десяти афганцев полагали, что США присутствуют на их земле с целью «уничтожить ислам или оккупировать Афганистан». Сам президент страны Карзай в 2008 г. был убеждён, что «США скрывают от афганцев свои намерения в Афганистане и за шесть лет пребывания в стране утеряли ранее ясно сформулированные цели своего прихода» (речь идёт о телеграммах американского посла в Афганистане К. Эйкенберри в Вашингтон, вывешенных на сайте WikiLeaks). При этом до сих пор более 90% опрошенных афганцев никогда не слышали об атаках, совершённых на территории Соединённых Штатов 11 сентября 2001 г.

Через 10 лет войны в Афганистане на Западе вынуждены были признать, что операция зашла в тупик, цели не выполнены, а борьбе с терроризмом сильно повредили боевые действия в Ираке. По мнению ряда аналитиков, основная причина такого положения – полная неготовность правительств европейских стран НАТО направлять в Афганистан хоть сколько-нибудь значительные воинские контингенты, а у тех войск, что все же оказались на Гиндукуше, нет ни малейшего желания воевать. Легче оказалось договориться с талибами, дав им откупные, как это делали вояки из Италии. Позже выяснилось, что многие подразделения войск стран НАТО, действовавшие в сельских районах Афганистана, платили повстанцам, чтобы не подвергнуться нападению.

В настоящее время численность контингента НАТО в Афганистане составляет 130 тыс. военнослужащих из 50 государств, основная его часть должна быть выведена из страны к концу 2014 года. Тем не менее США в лице командующего американскими войсками в Афганистане генерала Джона Аллена уже заявили, что задержатся на афганской земле несколько дольше, чем планировал президент Барак Обама: «Вообще-то, у нас есть план победить. План должен быть успешным. В то время как некоторые люди могли слышать, что мы покинем Афганистан в 2014 году, на самом деле мы собирается находиться здесь в течение еще длительного времени». Эта же мысль прозвучала в выступлении одного из высокопоставленных американских дипломатов -  посла США в Афганистане Райана Крокера: "США не оставят Афганистан, как СССР, мы и после 2014 года будем рядом с афганцами".

Тут нелишне напомнить, чем натовская оккупация, которая длится уже более 10 лет, отличается от присутствия на афганской земле ограниченного контингента советских войск в  1979-1989 гг.

Советское командование ввело свои войска в Афганистан для обеспечения защиты дружественного государственного режима и недопущения выхода страны из сферы своих интересов. Американцы же направили свою армию якобы для уничтожения террористов, хотя на самом деле им нужна была проверка способности США дотянуться до любой точки на земном шаре. И если в первом случае речь шла о глобальном противостоянии в холодной войне, то во втором был создан предлог для захвата важнейшего геостратегического плацдарма.

СССР не ставил перед собой задачу кого-то победить или что-то завоевать: основные усилия были сосредоточены на охране важнейших коммуникаций и объектов, а также на перехвате караванов с вооружением, которые перебрасывались из Пакистана для противников новой власти в Афганистане.

На сегодняшний день натовцы контролируют только Кабул и ряд крупных городов, остальное — во власти полевых командиров. Да и то, сразу после трусливого «необъявленного» визита в Кабул лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы в городе прозвучала серия взрывов, после чего в американском посольстве был объявлен сигнал тревоги и сотрудники дипмиссии получили распоряжение "отойти от окон и укрыться в убежище". Так выглядит контроль  американцев за ситуацией в стране…

Советские же войска контролировали почти всю территорию страны, кроме разве что самых отдаленных районов и части границы с соседним Пакистаном.

Отличие политики СССР от нынешних действий США в Афганистане также и в том, что советское правительство делало немало для социально-экономического развития страны. Даже в те годы, когда велись наиболее горячие бои с душманами, в Афганистане находилось большое количество советских инженеров и технических специалистов. В советских вузах, техникумах, военных училищах бесплатно обучались десятки тысяч афганцев. Возвращаясь домой, они становились союзниками существовавшей народной власти. Они и по сию пору сохранили симпатию к "шурави", то есть к русским.

В течение 10 лет советского присутствия в Афганистане при экономическом и техническом содействии СССР было построено около 200 объектов народного хозяйства, более 70 из которых были системообразующими. Тогдашние советские друзья Афганистана построили все основные дороги, больницы, школы страны. Многие афганцы до сих пор с ностальгией вспоминают советский период, считая его самым спокойным и благополучным за всю новейшую историю страны: «шурави» строили больницы и дороги, а американцы — только военные базы и тюрьмы. Да еще дают возможность неограниченно развивать наркоиндустрию.

3. Американский слон в посудной лавке Багдада

Следующей после Югославии и Афганистана страной, попавшей в жернова американской политики «демократизации», с одной стороны, и «борьбы с международным терроризмом», с другой стороны, был Ирак. Причём это была полностью американская война: Соединённые Штаты командовали ей единолично, создав «коалицию желающих», состав же этих «желающих» из числа членов блока НАТО большого значения для Вашингтона не имел.

События вокруг Ирака нагляднейшим образом показали, что такое в наши дни «право сильного» по-американски. Хоть и не удалось убедить с использованием различных карт, схем, пробирок с «отравляющими веществами» Совет  Безопасности ООН в наличии у Ирака оружия массового поражения, плевать - начнём войну без санкции ООН. Впоследствии, между прочим, выяснилось, что данные, которыми оперировал госсекретарь США на заседании Совбеза ООН, были фикцией. Вот и получается, что в самой демократичной стране мира в угоду правящих этой страной сил может быть сфабриковано всё что угодно. Расплатой за «большую ложь» об иракском «оружии массового уничтожения» стала политическая карьера одного четырёхзвёздного генерала и жизни тысяч американцев и сотен тысяч иракцев.

Вторжение в страну, армия которой была несоизмеримо слабее, походило на показательные учения армии США по отработке концепции «сетецентричной войны».

Военная операция в Ираке началась утром 20 марта 2003 года, а уже 9 апреля иракская столица была взята без боя. Через неделю, 15 апреля, американские войска взяли город Тикрит, завершив активную фазу боевых действий. Одновременно, в обстановке временного безвластия, Багдад и другие иракские города захлестнула волна мародёрства.

Приход к власти в Ираке вместо суннитского меньшинства шиитских политических сил заметно обострил отношения между иракцами, принадлежащими к двум разным ветвям ислама. Уже весной 2004 г. США и их союзники столкнулись с наиболее серьёзным вызовом после взятия Багдада — суннитским партизанским движением и шиитской оппозицией. Одной из форм борьбы, используемой обеими враждующими группировками, стала организация терактов. При этом и суннитские, и шиитские вооружённые группировки совместно выступали против присутствия иностранных войск в Ираке. Этому немало способствовали примеры «демократии по-американски», в частности получивший широкую огласку скандал вокруг издевательств над иракскими заключёнными в ставшей американской тюрьме Абу-Грейб.

Однако в 2006 году борьба иракцев против войск международной коалиции отошла на второй план. Заговорили о том, что в Ираке началась гражданская война. Спровоцированный американцами шиитско-суннитский конфликт привел к гибели в Ираке многих тысяч людей и вынудил несколько миллионов человек покинуть места своего постоянного проживания.

Убедившись в бесперспективности дальнейших военных действий, потеряв около 5 тысяч погибшими и более 32 тысяч ранеными, Америка вынуждена была начать вывод своих войск с территории Ирака. В итоге 15 декабря 2011 года США спустили свой флаг над Багдадом, символически завершив операцию «Иракская свобода», которая длилась почти 9 лет, и передали полномочия по обеспечению безопасности местным структурам.

Однако не тут-то было. Проамериканские ставленники не могут овладеть ситуацией в стране, ни о какой безопасности, а тем более о мире и демократии речи сегодня в Ираке не идёт. Положение в Багдаде и прилегающих к столице районах до сих пор остается напряженным. В городе и его окрестностях регулярно происходят теракты, обстрелы, вооруженные нападения, захваты заложников и другие насильственные акции. Похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом». Что называется «Иракская свобода» в действии.

И ещё. После свержения в 2003 году режима Саддама Хусейна и в период американской оккупации Ирак наводнили сотрудники частных охранных компаний, обеспечивающих безопасность посольств и работающих в Ираке иностранцев. Для иракцев же иностранцы с оружием остаются символом сохраняющегося американского присутствия.

По оценке премьер-министра Турции Р. Т. Эрдогана ,«на установление в Ираке демократического режима потребуются годы..». По мнению Эрдогана, в Ираке в любой момент могут вспыхнуть межконфессиональные конфликты. В итоге «эта страна может быть втянута в пучину неуправляемого противостояния…».

В ежегодном докладе международной правозащитной организации Human Rights Watch говорится, что Ирак «быстро сползает к авторитаризму», становится «полицейским государством». Таков итог операции НАТО «Иракская свобода».

На этом фоне резонансом звучат слова Хиллари Клинтон: «Главное - не забывать, что Ирак является демократическим государством и что путь к демократии лежит через компромисс». Одно из двух: или руководитель американской дипломатии не владеет ситуацией, или эта дама беспредельно цинична.

На сегодняшний день катастрофическим остается социально-экономическое положение страны. Успешно продолжает работать лишь нефтяная отрасль – становой хребет иракской экономики и основная цель американского вторжения в Ирак.

Своей интервенцией в Ираке НАТО во главе с «демократической» Америкой разрушила многовековой уклад одного из древнейших культурных очагов цивилизации, превратив его в кипящий котёл страстей. Однако и сама Америка изрядно надорвалась за время войны в Ираке, что стало одной из главных характеристик нынешнего состояния блока НАТО. Со всей очевидностью это показала операция Североатлантического альянса в Ливии в 2011 г.

4. Полковнику Каддафи уже никто не пишет

После ухода с мировой сцены Усамы бен Ладена, потерявшего свою актуальность для Запада, борьба  с так называемым международным терроризмом перестала служить Америке флагом. Вашингтону стало выгоднее объединять свои усилия с другими для решения таких,  например, стратегических задач, как милитаризация Средиземного моря. Тем более что у ведущей державы Евросоюза - Германии - наметилась тенденция избавиться от назойливой заокеанской опеки.

А тут ещё лидер Ливийской революции эксцентричный Муаммар Каддафи обратился с призывом ко всем арабским и африканским государствам отречься от ничем не обеспеченного доллара и вести торговлю за золото. И это - сразу после его громких заявлений о том, что ливийский ирригационный проект «Великая рукотворная река» будет «самым серьёзным ответом Америке».  Вашингтону и Брюсселю было отчего призадуматься: стоимость запасов питьевой воды в подземных озёрах на юге Ливийской пустыни, по самым скромным подсчётам, оценивается примерно в 10 триллионов долларов, т.е. в три раза больше, чем стоимость всех запасов ливийской нефти.

Джамахирия со своим грандиозным  ирригационным проектом «Великая рукотворная река» была вполне способна начать в соседних странах зелёную революцию. Большинство продовольственных проблем в Африке решилось бы очень быстро, обеспечив континенту экономическую независимость. «Ливийцы замахнулись на финансовую безопасность всего мира банкиров», - не таясь, сказал Николя Саркози. Это прозвучало как приговор Запада режиму полковника Каддафи. И началось… В феврале 2011 г. в Ливии был инициирован мятеж. США и другие страны НАТО заблокировали заграничные счета Ливийского государства и на эти деньги стали нанимать бандитов по всему миру для войны с законным правительством страны. Развернулась масштабная информационно-психологическая война.

20 февраля международное сообщество взорвала «информационная бомба»: сообщалось, что ливийские власти расстреляли в Бенгази демонстрацию протеста из пулемётов. По этим сообщениям, погибли около 200 человек, около 800 получили ранения. Сообщалось также, что против демонстрантов использовались артиллерия и боевые вертолёты. Позже эти сведения не подтвердились, но «демократическая общественность» сразу подхватила команду. И это – несмотря на то, что мятежники уже никак не походили на «мирных демонстрантов»: они с оружием руках нападали на полицейские участки и казармы, и власти просто обязаны были принять соответствующие меры. Однако кого это интересует, когда на кону такие богатства!

События вокруг Ливии развивались стремительно. Ещё 1 марта 2011 г. Госсекретарь США Хиллари Клинтон, выступая на 16-й сессии Совета ООН по правам человека в Женеве, признала, что у США нет неопровержимых данных о событиях в Ливии. Тем не менее в ночь на 18 марта 2011г. Совет Безопасности ООН принял Резолюцию № 1973, разрешающую применение силы в Ливии, исключая наземное вмешательство. А уже 19 марта французские истребители вошли в воздушное пространство Ливии, совершив воздушную разведку с целью подготовки интервенции и уничтожив несколько единиц бронетехники войск Каддафи. Британскими и американскими крылатыми ракетами были атакованы аэродромы и другие военные объекты в Ливии. Началась операция «Odyssey Dawn» («Одиссея. Рассвет»).

В то же время ливийская кампания отчетливо продемонстрировала потерю способности НАТО к стратегическому военно-политическому планированию. Применение военной силы в Ливии, где тон задавала Франция, имело место без наличия четко определенной политической цели. Один из результатов этого: невнятные политические цели Парижа в ливийской кампании стали одной из причин проигрыша Саркози на президентских  выборах в мае 2012 г.

Первоначальные планы применения военной силы НАТО исходили из оценок, согласно которым ливийская кампания должна была закончиться достаточно быстро Однако стойкость ливийского руководства посеяла сомнения в среде европейской политической элиты. Сам факт появления таких брожений –  результат отсутствия четкого военно-политического планирования и несоответствия поставленных целей и привлеченных для их достижения ресурсов.

В то же время «ливийская кампания» – вполне ожидаемый результат «самостоятельности» европейских вооруженных сил: европейские армии с момента своего формирования в новом облике в составе блока НАТО предполагали, что они будут являться исключительно исполнительными элементами в  возглавляемой американцами операции.

Поэтому с самого начала военных действий Альянса в Джамахирии возникло ощущение какой-то странной импровизации. Оно усилилось из-за того, что главная движущая сила всех натовских войн – США – на этот раз не продемонстрировала ни малейшего энтузиазма. Позднее министр обороны Роберт Гейтс объяснил это тем, что для его страны является чистым безумием ввязываться в третью войну в исламском мире, не окончив две первые. А военные возможности европейцев с американскими совершенно несопоставимы.

В итоге Франция начала воевать «явочным порядком», после чего остальным было уже некуда деваться. Но даже воюя в полигонных условиях, «мощная сплоченная военная сила» добиться быстрого успеха не сумела. То, что было сделано в Ливии, – это максимально возможное напряжение сил со стороны НАТО, потребовавшее длительного периода восстановления.

В ливийской кампании НАТО столкнулась еще с одной проблемой - организации и ведения коалиционной войны. Ключевой принцип коалиционной войны – обязательное наличие точек соприкосновения и общих политических целей с союзниками. Если учесть, что коалиционная война - основной прием ведения военных действий западными армиями со времен Второй мировой войны, то отсутствие единого взгляда на ход и исход кампании в Ливии в среде союзников изначально не сулил ничего хорошего, что и показало дальнейшее развитие событий.

В конце концов, в нарушение резолюции Совбеза ООН, мятежникам было поставлено оружие, а спецназ НАТО помог довести до конца сухопутную операцию скоропалительно созданной «Народной освободительной армии» «новой» Ливии.

Каков общий итог натовской операции по «принуждению Каддафи к миру»?

«Лев пустыни» был отдан на растерзание местным пронатовским шакалам, доллар остаётся мировой валютой, в Евросоюзе разгорается кризис, кристально чистая вода из подземных запасов Ливийской пустыни продаётся израильскими, европейскими и американскими фирмами африканцам по цене от 3,75 до 4.00 долларов вместо 35 центов за кубометр, а мечта стран Северной Африки об изобилии еды и воды, которую полковник Каддафи был в состоянии воплотить в жизнь, так и осталась несбыточной мечтой... Наконец, главным хозяином Ливии после войны стала не НАТО, а «Аль-Каида».

5. Не зная броду, не суйся в воду … Ормузского пролива

Ведя себя на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, как слон в посудной лавке или пьяный ковбой в салуне на Диком Западе, США вместе с НАТО умудрились разрушить существовавший там баланс сил  -  между арабами и Израилем, Индией и Пакистаном, Ираном и Ираком. В итоге  после провала миссий США/НАТО в Ираке и Афганистане и ухудшения отношений с Пакистаном, Иран превратился в самую мощную военную силу в районе Персидского залива. Ко всему прочему, Иран,  возможно, находится на полпути к  созданию атомного оружия.

Последнее, разумеется, очень беспокоит Израиль. Поэтому, несмотря на все неудачи и провалы, Дядя Сэм, действуя вместе с НАТО и Израилем, продолжает попытки изменить геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке и в Центральной Азии в свою пользу. И как водится - «с благими намерениями».

Уже много лет против Ирана ведётся разнузданная  информационно-психологическая война, вводятся различные санкции и эмбарго. Не добившись на этом пути заметных успехов,  Вашингтон решил для начала устранить союзника Ирана в регионе - Сирию.

Когда-то Марк Туллий Цицерон говорил, что «войнy надо начинать так, чтобы казалось, что мы не ищем ничего другого, кроме мира». С устранением Каддафи такой сценарий сработал. Однако с Сирией, к большому неудовольствию Вашингтона, тот же сценарий уже не прошёл: усвоив уроки Ливии, Россия и Китай воспользовались своим правом вето в Совете Безопасности ООН и остановили очередную авантюру Запада. А социологи уже отмечают: в последние годы западное общество всё чаще отказывается признавать военную силу действенным инструментом достижения политических целей, что само по себе - крайне важное следствие ливийской трагедии.

Угрожая Сирии на словах, на деле США и НАТО пока не очень-то спешат вмешаться в сирийские события. Сдерживает боязнь влияния такого вмешательства на исход президентских выборов в США в ноябре 2012 года. Как-никак, Сирия в военном отношении в разы мощнее Ливии. И по количеству вооружения и техники (около 5 тыс. танков, более 500 боевых самолетов), и по уровню боевой, и морально-психологической подготовки личного состава.

Что касается Ирана, то в конце января 2012 г. Евросоюз одобрил новый пакет санкций в отношении этой страны. Совет ЕС ввел запрет на импорт, приобретение и транспортировку иранской нефти и нефтепродуктов, а также относящиеся к ним финансовые и страховые операции. Наложен запрет на экспорт в Иран нефтехимического оборудования, передачу соответствующих технологий, инвестиции в иранские компании нефтяного сектора и создание совместных предприятий. Иран же, в свою очередь, пригрозил перекрыть Ормузский пролив в случае ввода эмбарго на экспорт иранской нефти со стороны Запада, а  иранский Корпус стражей исламской революции показал на военно-морские учениях в Ормузском проливе, что к атаке противника он готов.

Мир замер в ожидании развязки. Как выразился Г. Киссинджер, «только глухой не слышит барабанов войны».

В то же время военные приготовления США и их союзников в регионе Персидского залива никого в Исламской республике не пугают. «Европейское эмбарго, - говорит французский эксперт Тьерри Ковиль, - не усмирит Тегеран. Из-за него в Иране вырастет доля теневого рынка в сфере услуг, который сейчас полностью контролируется режимом. С ростом черного рынка гражданское общество в Иране будет только ослабевать. Иранская же пропаганда красочно спишет все экономические проблемы страны на злой Запад, активизируются националисты. Это может сплотить нацию в борьбе против единого «европейского врага».

Понимают ли всё это в США, сказать сложно. Однако оставить Иран в покое американцы с их одержимостью идеей глобализма не смогут. И тому есть немало причин. Ведь нанося удар по Ирану, Америка убивает сразу нескольких зайцев.

Во-первых, разжигая большую войну на Ближнем и Среднем Востоке, Западная цивилизация стравливает в религиозной войне суннитов и шиитов, подрывая тем самым силы всемирного ислама. Во-вторых, наносится сильный удар по Китаю (по мнению Вашингтона, китайцев необходимо вытеснить с Ближнего и Среднего Востока, из Африки и перевести «Большую игру» к рубежам Поднебесной). В-третьих, устроив войну на Ближнем Востоке, Вашингтон бьёт в «южное подбрюшье» России. Кавказ, Южный и Северный, Средняя Азия просто переполнены горючим материалом. В условиях войны на южных рубежах, в которую Россия будет тем или иным образом втянута (уже втягивается), «цветную» революцию устроить намного легче.

Сегодня действия НАТО полностью вписываются в их концепцию нацеленности на конечный результат («Effects-Based Approach to Joint Operations»), являющуюся основой стратегических действий вооружённых сил США и НАТО. В рамках этой концепции сначала широко отрабатываются так называемые «невоенные» способы борьбы (информационно-психологические операции, финансово-экономические санкции, закрытие воздушного пространства, «цветные революции», подкуп политиков и военных, ряд других) - и лишь затем начинается активная фаза применения военной силы.

Что, в конце концов, может выйти из схватки вокруг ядерной программы Ирана, сегодня не знает никто. Как говорил Макиавелли, «войну начинаешь часто по своей воле, но когда и чем она кончится, зависит уже не от тебя». Набросятся ли на ослабленный после авианалётов Иран его «соседи-враги» или, наоборот, поддержат иранцев и объединятся в общей борьбе против «иноверцев» - сейчас сказать сложно.

И так же сложно сказать, станут ли грохочущие барабаны войны инструментами оркестра, играющего на похоронах вооружённых сил США и НАТО.

Поживём - увидим.

Вместо эпилога

Упорное нежелание США и НАТО отказаться от дипломатии канонерок и политики силы уже подняло волну антиамериканских настроений в мире. Всё чаще в разных странах снова слышен лозунг времён Вьетнамской войны: «Янки, гоу хоум!» Однако не успокаиваются и «ястребы». Так, Ариэль Коэн из Фонда «Наследие» советует: «Вашингтон должен расширять военно-политическое сотрудничество со странами Центральной Азии, одновременно готовя почву для создания в центре Евразии новой среды безопасности [в переводе с «англосаксонского» на нормальный русский - нового крупного очага напряженности и конфликтов близ границ Российской Федерации. – В.К., Ю.М.]. Пентагону следует изучить возможности для развертывания передовых военных баз в Грузии, Азербайджане и государствах Центральной Азии». А вице-президент США Дж. Байден без обиняков заявляет, что «США не признают существования никаких российских сфер влияния».

По мнению З. Бжезинского, одного из ведущих творцов американской внешней политики, «долгосрочная политика США в отношении России должна состоять в том, чтобы не допустить возрождения вновь евразийской империи, которая способна помешать осуществлению американской геостратегической цели формирования более крупной евроатлантической системы».Такие заявления нельзя расценить иначе как прямой вызов России.

Касаясь отношений России и блока НАТО, тот же Бжезинский в августе 2009 г. писал в The New York Times: "Цель НАТО должна предполагать две стратегические задачи: укрепление безопасности в Европе путем сближения России с евроатлантическим сообществом и интеграция России в широкую систему глобальной безопасности, которая косвенно способствовала бы рассеиванию остаточных имперских амбиций России". В октябре 2010 г., во время  своего визита в Москву, он же вкрадчиво заметил: «Блок НАТО стал бы другим, если бы в него вошла Россия… » Однако старый русофоб забыл добавить, что и Россия стала бы другой – утратила самостоятельность действий и свободу выбора политического курса. В итоге предпринятая несколько лет назад попытка напрямую втянуть Россию в НАТО и сделать её предпольем грядущих столкновений Запада с Китаем не удалась.

Дискутируя сегодня о возможностях подключения России к сотрудничеству с оккупационными силами НАТО в Афганистане, следует иметь в виду, что в случае обострения ситуации вокруг Ирана и начала там военного конфликта Россия автоматически становится "тылом" Альянса со всеми вытекающими отсюда последствиями. И главным из этих последствий явится форсированная мобилизация сил противодействия новому российскому мировому проекту – переходу от Таможенного союза постсоветских государств к Единому экономическому пространству и в перспективе к Евразийскому союзу.  Данный проект абсолютно не вписывается ни в планы США/НАТО, которые жаждут «реинкарнации» колониальной системы, ни в планы Китая с его идеей «Срединной империи».

Лиссабон-2010 ещё раз подтвердил претензию блока НАТО на роль глобального распорядителя мировых ресурсов (сначала в порядке подмены, а затем и замены ООН). Наблюдаемая ныне трансформация НАТО означает преобразование блока в еще более мощную и разветвленную военную структуру, предназначенную быть главным орудием империалистической глобализации.

Действующая Военная доктрина России гласит, что к основным внешним военным опасностям, угрожающим нашей стране, относится «стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение международного права, приблизить военную инфраструктуру стран – членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока». Опасности, о существовании которых говорится в Военной доктрине Российской Федерации, необходимо устранять или, в крайнем случае, нейтрализовать всеми имеющимися в распоряжении российского военно-политического руководства средствами.

По официальной информации, на повестке дня майского саммита в Чикаго – среднесрочная политика НАТО в Афганистане, долгосрочные многонациональные проекты, в частности европейская ПРО, политика в отношении России, «умная» защита (smart defense) и операции в арабском мире. Планируется рассмотрение и ряда «негласных» проблем, среди которых особняком стоит «иранская» проблема.

Какие бы решения ни принял предстоящий Чикагский саммит НАТО, ясно одно: из Афганистана НАТО просто так не уйдёт (1 мая 2012 г. в Кабуле уже подписано соглашение о стратегическом партнерстве между США и Афганистаном), давление на Иран сохранится и усилится, в вопросах европейской ПРО никакого «прорыва» для России не будет (если не считать таковым пустые слова о «ненаправленности» этой системы против РФ).

В то же время видно, что сейчас НАТО переживает не лучшие времена. Будучи формально самой большой военной силой в мире, в реальности (как показывают итоги боевых операций «в шести регионах трёх континентов») НАТО ни в коем случае таковой не является. И дальше это положение будет лишь усугубляться, учитывая, что в Европе вследствие экономического кризиса будут проведены новые сокращения вооружённых сил. Постепенно по этому пути пойдут и США, экономика которых также не выдерживает военных расходов.

А россиянам надо хорошенько задуматься над словами об «умной» защите, сказанными в январе 2012 г. в Вильнюсе генсеком НАТО Расмуссеном: "В XXI веке защита наших стран часто начинается за пределами их границ и требует большего, чем размещение танков, она требует правильного сочетания возможностей. Именно на этом сосредоточится внимание участников предстоящего саммита в Чикаго". В переводе на простой язык это значит, что НАТО уже в ближайшем будущем сделает упор на «невоенных» (читай: подрывных) операциях против стран, политика которых идёт вразрез с воззрениями творцов и руководителей этого блока.

http://www.fondsk.ru/news/2012/05/12/sulit-li-nato-miru-mir-iii.html