Недавно Терренс Келли из RAND Corporation опубликовал в US News & World Report свое мнение, сформированное на основе анализа обстановки в Прибалтике, о том, какими должны быть требования к способу сдерживания войсками НАТО армии РФ в странах Балтии с помощью вооружений обычного вида.

Не засекреченные военные игры, проведенные корпорацией RAND, показали, что российские войска могут разгромить местные силы и легкие подразделения армии США и НАТО, которые в настоящее время смогут продержаться против русских не более двух дней. Может быть в столицах и нескольких ключевых точках сопротивление будет продолжаться чуть дольше, но за это время российские войска смогут закрыть границу между Литвой и Польшей для предотвращения переброски подкреплений по морю, с целью поставить НАТО перед свершившимся фактом.

Закрепившись на этих территориях, Российская армия будет оборонять их с помощью сухопутных войск, имеющих тяжелое вооружение, которые оккупируют завоеванные государства, а также с помощью очень продвинутых российских войск ПВО и противокорабельных комплексов обороны, находящихся на территории Российской Федерации. Любая серьезная попытка освободить Эстонию, Латвию и Литву повлечет за собой нанесение удара с целью подавления этих систем.

Если вторжение России в страны Балтии не будет пресечено или если российской армии не нанесут поражение, то Североатлантический совет (основной орган принятия политических решений Организации Североатлантического договора (НАТО), состоящий из постоянных представителей от стран-членов организации) и президент США столкнутся с очень неприятным выбором.

В этом случае им придется либо начать дорогостоящее контрнаступление и подвергнуться риску эскалации ядерного столкновения, либо отказаться от Балтики и уступить ее Москве. Такой катастрофический провал обязательств НАТО по взаимной обороне может нанести урон или даже уничтожить собственно сам Североатлантический альянс, что и является одной из первичных целей президента России Владимира Путина. Поэтому первостепенное значение приобретают меры по созданию условий сдерживания российской агрессии, прежде чем она произойдет.

Соединенные Штаты и их союзники по НАТО должны быть в состоянии сдержать, и в случае необходимости, нанести поражение агрессии России в странах Балтии. Ведь нет никакой уверенности в том, что Путинская Россия не станет вторгаться в Прибалтику (а верить в это само по себе является опасной авантюрой), учитывая недавний послужной список Москвы.

Келли предполагает, что развертывания в мирное время одной боеспособной бронетанковой бригады в каждом из государств Балтии, тактических военно-воздушных сил и штаба на уровне дивизии и корпуса (для осуществления единого командования и управления этими смешанными силами) будет достаточно, чтобы не позволить России поставить всех перед свершившимся фактом закрепления на ограниченном, но имеющем решающее значение территориальном пространстве.

Хотя, если принять во внимание количество войск, необходимых для такого сдерживания, то их переброска может произойти с опозданием. Вероятно, Армия США не обладает достаточным количеством боевых бронетанковых бригад для выполнения своих обязанностей в этом регионе, одновременно имея другие обязательства по всему миру, требующие постоянной готовности в чрезвычайных ситуациях. В результате, бронетанковые бригады, скорее всего, должны быть укомплектованы личным составом из нескольких стран НАТО. Это подчеркнет важность унитарного подхода НАТО к управлению и контролю по сдерживанию противника на этом участке фронта.

Келли не предоставляет комментарии по поводу того, насколько существующие воздушные силы НАТО, развернутые в Центральной и Восточной Европе, возможно, нуждаются в постоянном наращивании в мирное время (предположительно с помощью самолетов, базирующихся в США). Однако он обращает внимание на тот факт, что пресечение российского натиска потребует быстрого подкрепления войсками Альянса. Учитывая состояние наземных и воздушных сил европейских членов НАТО, трудно не прийти к выводу, что эти подкрепления в значительной степени должны перебрасываться из США.

Следовательно, необходимо сейчас уже ставить вопрос о том, как организовать современный аналог военных учений, по типу REFORGER (сокр. от Return of Forces to Germany — англ. Возвращение войск в Германию — ежегодные учения НАТО, проводившиеся в Европе с 1969 по 1993 год. Их основной целью было подтверждение способности НАТО быстро развернуть значительные силы в Западной Германии в случае начала войны со странами Варшавского договора). На это потребуются немалые усилия, в особенности, если высадка в воздушных и морских портах или наземные линии снабжения на континенте попадут под огонь обычных дальнобойных штурмовых систем ведения огня.

Затем Келли подробно рассматривает компромисс между размещением вооруженных сил сдерживания и демонстрацией силы. Он считает, что в странах Балтии необходимо складировать тяжелую технику. При этом в случае кризиса из США и НАТО прилетят экипажи для развертывания техники прямо на поле. Такой подход можно рассматривать как сигнал союзникам Балтии, что место "застолблено" и они могут быть спокойны. По крайней мере, такой шаг окажется "менее провокационным" для России, чем размещение постоянных сил сдерживания с личным составом и тяжелым вооружением.

При этом Келли правильно указывает на то, что вероятность того, что экипажи для организации эффективной защиты своевременно перебросят, будет почти исключительно зависеть от выявления, правильной интерпретации и быстрой реакции на последовательность событий, которые являются сигналами о начинающейся войне. А это, как Вы сами знаете из истории войн и человеческой психологии, дает мало оснований для оптимизма.

Келли также справедливо замечает, что такие концентрированные запасы боевой техники будут крайне уязвимы для первых ударов, наносимых обычными видами вооружений армией Российской Федерации, и, как следствие, дополнительно дестабилизирующими обстановку.

Далее Келли отмечает тот факт, что наземные войска (а также заранее размещенное оборудование), находящиеся в Центральной Европе, будут сравнительно меньше подвергнуты риску первого удара, но окажутся не в состоянии попасть на восток достаточно быстро для того, чтобы сорвать бросок российских войск, который поставит НАТО перед свершившимся фактом. Таким образом, Российская армия сможет эффективно предотвратить использование НАТО различных вариантов проведения оборонительной стратегии, связанной с задержкой / нарушением планов противника, не говоря уже о создании гарантированной обороны перед наступлением противника.

Таким образом, Келли приходит к выводу, что только постоянное присутствие тяжелого вооружения в Балтии или, как минимум, в Польше и размещение там сил сдерживания с высокой вероятностью приведет к отказу от наступления российскими войсками. Нет никаких сомнений, что некоторые сухопутные войска, оснащенные тяжелым вооружением и предоставленные основными странами-членами НАТО должны располагаться в странах Балтии для того, чтобы скрытно поддерживать там полицейские силы, отвечая на "правдоподобно-спорные" наступательные операции российских войск специального назначения или их "гражданских" доверенных лиц. В случае обычной российской наземной операции эти силы будут иметь ключевое значение для пресечения их продвижения вперед и ведения боев до ввода в действие основных сил войск НАТО.

Кроме того, целесообразно исследовать варианты разделения фактора постоянного сдерживания между Прибалтикой и Польшей таким способом, чтобы увеличить им пространство для маневра и повысить выживаемость после первого удара.

Однако существует более широкая задача по конструированию сдерживания, и состоит она в том, что гипотетически Россия могла бы распространить горизонтально все наступательные операции и против других европейских регионов с тем, чтобы не позволить НАТО сосредоточить боевую мощь в Польше и странах Балтии. В то время как любые такие наземные наступления, вероятно, будут достаточно ограниченными, тем не менее, они вряд ли будут рассматриваться как несущественные с точки зрения их жертв.

Последние исследования, опубликованные Игорем Сутягиным (бывшим сотрудником Института США и Канады РАН, кандидатом исторических наук. В 2004 году осуждённым по статье 275 УК РФ (шпионаж) за государственную измену. В 2010 году, проведя в заключении почти 11 лет, в результате обмена осуждёнными между Россией и США был освобождён и оказался в Великобритании.- прим. перев.) из Royal United Services Institute говорят о том, что много боеготовых частей российской армии увязли в Украине. Если анализ Сутягина точен, и российские войска не высвободятся из украинского конфликта в ближайшее время, то тогда, кажется, в ближайшей перспективе Россия будет испытывать большие трудности по размещению боеспособных сухопутных войск для крупных длительных антинатовских наступлений. Это усиливает потенциальное доверие к сдерживающим факторам в глазах путинского режима, так как повышает вероятность длительного и рискованного столкновения с НАТО.

Эти сдерживающие силы, безусловно, помогут полицейским силам "первого ответа", необходимым для предотвращения свершившегося факта как результата ведения "гибридной войны". Россия может увеличить эскалацию в воздухе и на море. Например, провести воздушные и ракетные удары или морские операции с целью блокировать страны НАТО на Черном море. Или, возможно, Россия может нанести воздушные и ракетные удары, локальные морские операции, провести ограниченное десантирование или небольшое сухопутное вторжение в Норвегию или в не входящую в НАТО Скандинавию.

Возможно также некоторое локальное использование подводных лодок или ракетоносных самолетов против заокеанских и внутренних морских коммуникаций НАТО. В зависимости от стратегических условий Россия может даже расширить ударное воздействие как горизонтально, так и вертикально с помощью обычных дальнобойных аэрокосмических ударов по странам НАТО в Западной Европе или Северной Америке.

И конечно, надо принимать во внимание возможность демонстрации или использования российского ядерного оружия. Поэтому для полного представления о мерах сдерживания обычными видами вооружений европейским странам надо четко понимать, какие виды тактических военно-воздушных сил необходимы для поддержки наземных сил, где эти воздушные силы должны быть расположены и какие специализированные самолеты (примеры: AEW, JSTARS, самолеты для ведения электронной войны, стратегические бомбардировщики, танкеры, и т.д.) должны будут поддерживать тактические воздушные операции.

Следует также ясно понимать, какие меры необходимо предпринять в тылу для увеличения тактической авиационной живучести (примеры: уплотнение сил, распределенные операции с использованием спутниковых полей, гибкое управление и контроль и так далее). Маневрирующие на земле силы и военные базы потребуют мобильную противовоздушную и противоракетную оборону, а также электронные системы поддержки военных действий для того, чтобы ограничить атаки русских войск. Необходимо решать вопросы обороны стратегических целей от атак крылатых ракет, определять способы защиты логистических потоков для переброски дополнительных войск. Наконец, следует определить роль военно-морских флотов и сил береговой обороны. Ведь потенциальная роль военно-морских сил стран НАТО в Балтийском море будет довольно сильно отличаться от роли стран НАТО в Атлантике.

После начала украинского кризиса поток антироссийской пропаганды в мире достиг размаха времён Советского Союза. Но если в большинстве стран ЕС имеются относительно нейтральные силы, призывающие к примирению, то в странах Скандинавии и Прибалтики линия по отношению к России максимально радикальная и деструктивная. Именно в этих странах влияние США постоянно растёт: в Прибалтике независимых государств уже нет совсем, а в Скандинавии процесс активно идёт в том же направлении. Интересно, что из четырёх скандинавских стран (отнесём к ним и Финляндию — она не всегда фигурирует в этом географическом понятии) в НАТО входят только Норвегия и Дания, а Швеция и Финляндия пока придерживаются внеблокового статуса, по крайней мере, на словах. Тем не менее волна антироссийской истерии и милитаризации захлёстывает и эти два государства.

В ход идёт дезинформация и ложь на самом высоком уровне: чего только стоила история с российской атомной подлодкой, якобы заплывшей в территориальные воды Швеции. Только вот зачем тяжёлому ракетоносцу понадобилось туда заплывать и как же такой объект мог быть упущен, никто не ответил — безответственность в большой политике сейчас в моде. Норвегия же вообще постоянно льёт «крокодиловы слёзы» — заостряя внимание на полётах российской стратегической авиации (которая, к слову, ни разу не нарушала ничьих границ), а совсем недавно выдвинув смешное предположение, что российские научно-исследовательские суда «шпионят» за ними, располагаясь на бывшей базе подводных лодок Олавсверн. Базу же власти Норвегии несколько лет назад продали сами, так как стоимость её эксплуатации была огромна, а большого военного смысла в ней не было — в войне с РФ один на один она не спасёт, хоть и действительно является мощным убежищем для подлодок, а в глобальном конфликте подводная часть военно-морских сил (ВМС) Норвегии является ничтожной силой — всего 6 дизель-электрических субмарин класса Ula.

Риторика в Дании и Финляндии не такая жёсткая, да и количество совсем уж явной дезинформации, озвучиваемой официальными лицами, намного меньше. Но это мы о словах. А действия ничем не отличаются — Дания уже согласилась принять участие в формировании системы европейской противоракетной обороны (ЕвроПРО), а Финляндия активно налаживает взаимодействие своих вооружённых сил (ВС) с армиями других скандинавских и прибалтийских стран (особенно Швеции) и, конечно, с ВС США.

Военный тандем Швеция — Финляндия

Наиболее активно идёт формирование военного тандема Швеция — Финляндия, и хотя намерения о создании военного блока с участием этих стран были официально опровергнуты, на деле происходит обратное. Страны выразили готовность создать совместные сухопутные и военно-морские бригады, а в конце марта провели совместные учения военно-воздушных сил (ВВС). В них также приняли участие ВВС США, прилетевшие на эстонский аэродром Эмари. Более того — интеграция ВВС этих двух стран будет продолжать расти — вместо 62 устаревающих американских истребителей F/A-18 Финляндия собирается закупить либо шведские SAAB JAS-39 Gripen новой модификации, либо французские Dassault Rafale, причём наиболее вероятно выбор падёт на «шведов». В обоих случаях взаимодействие ВВС стран заметно вырастет, а в случае с покупкой JAS-39 достигнет максимума — даже вооружение и запчасти будут унифицированы.

Теперь ключевой задачей для США на этом направлении является втягивание этих стран в НАТО. Население государств активно к этому готовят — в случае очередной эскалации украинского конфликта, вступление Швеции и Финляндии в НАТО может стать делом времени.

Прибалтийский плацдарм

Активное размещение войск США на территории Латвии, Литвы и Эстонии, а также проходящие там постоянно учения НАТО говорят о том, что эти три страны станут плацдармом для сил НАТО, в том числе и для авиации скандинавских государств. Географическое расположение этих стран позволяет одновременно наносить оттуда удар как в направлении окружённой НАТО Калининградской области, так и в направлении Ленинградской и Псковской областей. Вооружённые силы самих прибалтийских стран крайне слабы и малочисленны — в сумме они могут выставить лишь около 23 тысяч военнослужащих, при этом не могут похвастаться сколь-нибудь значимым количеством военной техники, а ВВС у этих стран практически отсутствуют. Так что основная роль этих государств — стать плацдармом для войск НАТО и полем боя — не самая радужная перспектива, но это не может интересовать антинародные власти этих стран, «пляшущих под дудку» заокеанского «союзника».

Норвегия: арктическая нефтяная наживка

Среди скандинавских стран Норвегия отличается, пожалуй, самым высоким градусом антироссийской истерии. И в отличие от прибалтийских государств — здесь есть и материальный субстрат — а именно арктические запасы нефти, на которые норвежцы имеют серьёзные виды, впрочем, как и мы. Это накладывается на давление со стороны США, приводя к своеобразному «резонансу». Кроме того, американцы могут «подогревать» арктические аппетиты норвежцев, убивая этим двух зайцев — формируя для России нового врага и увеличивая поставки своего вооружения. Таким образом, Норвегия оказывается в своеобразной «ловушке», основой которой являются её же энергетические амбиции. Что касается чисто военного компонента — то Норвегия сильна своими ВВС и флотом, а также высоким уровнем подготовки солдат. Уже совсем скоро начнутся поставки американских истребителей 5-го поколения F-35, которые будут закуплены в количестве 52 единиц, в дополнение (а в будущем — на замену) к 57 F-16.

«Северный кулак» против России

Как мы уже можем заметить, перечисленные выше страны всё более милитаризуются и объединяются вокруг антироссийской идеологии. Под патронажем США формируется своеобразный военный «кулак», угрожающий северо-западным границам России. Какие же силы и на каких направлениях могут выдвинуть против РФ эти государства?

1) Мощную авиационную группировку, способную действовать от Мурманской и до Калининградской области — по всей длине условной линии фронта. В неё суммарно входит почти 300 истребителей — 62 F-18, 134 JAS-39 Gripen и 102 F-16. Все самолёты лёгкого класса, но неплохого уровня и в очень серьёзном количестве.

2) Две группировки ВМС — первая в «северных морях» (Северное, Норвежское, Баренцево), представленная в основном норвежским флотом. В неё входит 5 фрегатов типа Fridtjof Nansen, оснащённых противокорабельными ракетами (ПКР) Naval Strike Missile и боевой информационно-управляющей системой Aegis, 6 ракетных катеров типа Skjold с теми же ракетами и 6 дизельных подлодок типа Ula.

Вторая — в Балтийском море, представленная ВМС Финляндии, Швеции и Дании. Здесь в бой могут быть брошены: 5 датских фрегатов с американскими противокорабельными ракетами Harpoon и неплохой системой ПВО; 5 шведских дизель-электрических субмарин с торпедным вооружением и 9 корветов с ПКР RBS-15, 5 из которых класса Visby, созданные по технологии «Стелс»; 8 финских ракетных катеров с ПКР RBS-15 (максимальная дальность пуска 200 км), 6 минных заградителей и 13 минных тральщиков.

3) Сухопутные силы — датские силы здесь мы учитывать не будем, так как географически они несколько «оторваны» от места действия. Финляндия, Швеция и Дания в сумме могут выставить 31 тысячу солдат, 284 немецких танка Leopard 2 и около 1000 единиц различной артиллерии. Ещё 23 тысячи, правда, совсем уж обделённые техникой, имеют прибалтийские страны. Как можно заметить, сухопутные силы — наиболее слабое место перечисленных стран.

Кроме того, имеется американское присутствие в Прибалтике — пока небольшое, всего несколько десятков единиц техники и несколько сотен личного состава, которые официально прибыли на учения, но пока не сильно спешат отправляться обратно в США.

Калининградская область — цель №1

Калининградская область, находящаяся фактически в окружении сил НАТО, из-за наличия сухопутных границ лишь с Польшей и Литвой является наиболее уязвимой целью для вероятного противника. Уже сейчас Литва нередко устраивает проблемы при доставке грузов по своей территории, теоретически возможна полная сухопутная блокада, а также энергетическая.

Силы ВС РФ, дислоцированные в Калининградской области, не очень велики, но активно перевооружаются, к примеру, уже в 2012 году там оказались наиболее современные зенитно-ракетные комплексы С-400. Однако численность войск небольшая — всего около 10 тысяч человек.

Одновременно из Польши и из Прибалтики в бой могут быть брошены до 80 тысяч военнослужащих — и это без американской поддержки. Силы «Северного кулака» могут оказать мощную авиационную поддержку польским сухопутным силам и попытаться создать морскую блокаду Калининграда. Противостоять этой попытке взять Калининград в полную осаду будет Балтийский флот ВМФ РФ — его силы примерно равны совокупным силам ВМС «Северного кулака»: 2 эсминца проекта 956, 2 современных сторожевых корабля проекта 11540 (построены с применением технологии «Стелс»), 4 сторожевых корабля проекта 20380, 12 ракетных катеров, 3 дизель-электрические подводные лодки. Все эти корабли вооружены противокорабельными ракетами разных типов, большинство из которых по характеристикам превосходят скандинавские и американские ПКР. Так что победа в этом противостоянии больше зависит от уровня обучения экипажа и сторонних факторов, таких как разведка и т.п.

Задачей ВС РФ в случае такой агрессивной попытки занять Калининградскую область должно стать скорейшее пробитие сухопутного коридора через Латвию и Литву — тут-то могут попробовать помешать сухопутные силы и авиация Швеции, Норвегии и Финляндии, связав часть сил Западного военного округа (ЗВО) в Ленинградской области. Конечно, силы ЗВО, в которых сосредоточено до 40% личного состава ВС РФ, несравнимо мощнее, но тем не менее силы «Северного кулака» могут выиграть время до подхода подкреплений из Западной Европы и США.

Ограниченный ядерный конфликт

Реален ли сценарий такой крупной европейской войны при наличии крупных арсеналов стратегического и тактического ядерного оружия у противоборствующих сторон? Если основным «полем боя» станут те же прибалтийские государства, Польша, Белоруссия, Украина, Финляндия, Норвегия — то есть неядерные государства, то реален. Ядерные удары не будут наноситься по государствам, обладающим им. Тем не менее в таком раскладе применение тактического ядерного оружия вызывает мало сомнений — особенно это актуально для нас, так как численность армий НАТО превосходит нашу в несколько раз почти по всем показателям. Как итог — в такой войне проигравшими будут именно те страны, которые сейчас больше всех ратуют за борьбу с Россией. А выигравших в ней не будет — оба лагеря получат сотни тысяч уничтоженных солдат и горы уничтоженной военной техники. Тем не менее человечество, как показывает история, не может долго существовать без войн — а их в Европе нет (крупных) с 1945 года. Сколько ещё лет ядерное оружие сможет сдерживать агрессию и ненависть? Ясно то, что война пылала бы в Европе ещё в марте 2014-го, если бы не этот сдерживающий фактор.

Выводы и перспективы

1) «Северный кулак» действительно формируется. Его целью пока что является геополитическое давление на Россию и создание угрозы Калининградской области.

2) Группировка войск в Калининграде должна поддерживаться в максимально боеготовом состоянии, её численность, по возможности, необходимо увеличить.

3) США с помощью создания «мини» военного блока в Скандинавии и Прибалтике ещё плотнее сжимают кольцо военного окружения России.

4) Норвегия, несмотря на свои амбиции, пока далека от того, чтобы тягаться с Россией в Арктике. Северный флот РФ представляет собой серьёзную мощь, с которой невозможно тягаться с помощью 6 дизельных субмарин, нескольких фрегатов и ракетных катеров. У России здесь имеется 45 подводных лодок, в том числе 23 атомные, авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», тяжёлый атомный крейсер «Пётр Великий» и множество других кораблей.

5) Кроме геополитических причин и борьбы США с Россией, есть намного более насущная задача — заставить работать ВПК на «полную катушку», несмотря на экономические проблемы в большинстве стран Европы. Сейчас даже условно нищие прибалтийские государства начинают выделять какие-то деньги на закупку военной техники.

6) Большая война в Европе всё же может возникнуть — уровень напряжения в некоторые моменты действительно приближается к критическому. А наличие большого количества вооружения и активная подготовка к войне могут вызвать лишнюю самоуверенность.

7) Следующим шагом расширения проекта ЕвроПРО может стать размещение противоракет в Скандинавии. Система ПРО GMD (Ground-based Midcourse Defence) будет иметь возможность перехватить часть российских межконтинентальных баллистических ракет (МБР), летящих через Северный полюс к США. И что самое главное, перехватить их до разведения боевых частей — ведь большая часть современных МБР России имеет разделяющиеся головные части. Такой расклад вполне возможен после 2020 года, когда будет реализован нынешний этап ЕвроПРО и будет «доведена до ума» GMD. Соблазн разжечь войну после такого шага будет, естественно, ещё выше.

8) Страны, входящие в этот новый антироссийский блок, не являются бенефициарами — скорее наоборот, им, в случае чего, придётся хуже всего, так как именно они и станут полем боя. До США, как и раньше, далековато.

9) Все страны, находящиеся недалеко от России и размещающие у себя элементы ПРО США, должны быть предупреждены на самом высоком уровне о том, что они будут самой первой мишенью для стратегических ядерных сил РФ и получат они не безопасность, а наоборот — смертельную опасность. Заявление должно быть не на уровне посла, как было сделано в Дании, а на самом высоком. Население этих стран должно знать, к чему ведут решения их правительств.

http://perevodika.ru/articles/27227.html

http://www.regnum.ru/news/polit/1913924.html