"Полтора года прошло с момента создания Федерального агентства научных организаций, пресловутого ФАНО. Под чутким руководством очередного «эффективного менеджера» – 39-летнего Михаила Котюкова, бывшего заместителя министра финансов, оно сгребло под себя более тысячи академических научных учреждений по всей России, пишет обозреватель издания «Аргументы Недели» Александр Чуйков. Со всем имуществом, скарбом, элитными участками земли и старинными особняками в центре больших городов, академиками и член-корреспондентами. И принялось управлять, сокрушая всё и всех на своём пути.

В прошлом году сразу два российских научных судна: «Академик Николай Страхов» (Геологический институт РАН) и «Академик Борис Петров» (Институт геохимии и аналитической химии им. В.И. Вернадского) застряли в чужих портах из-за поломок и ремонта. Директора институтов бомбардировали ФАНО письмами с просьбой выделить деньги на ремонт, оплатить портовые сборы и ввести наконец-то суда в научный оборот. Высокомерная тишина была ответом, констатируют «Аргументы Недели».

Долги копились, и корабли со всем оборудованием местные власти угрожали продать с молотка. И только после грозных окриков вице-премьера Д. Рогозина, который в отличие от безграмотного в научном отношении Котюкова понимает перспективное значение большой науки, дело со скрипом стало сдвигаться с места. Чем весь год занималось ФАНО? Просто отбивалось от запросов учёных. В результате Россия чуть не потеряла сразу два корабля общей стоимостью более 500 млн долларов с уникальным научным оборудованием.

– Мне через голову ФАНО, которое ровным счётом ничего не делало для спасения «Академика Петрова», пришлось обращаться в администрацию президента России. В ответных письмах АП полностью признала, что в огромных долгах виновато агентство, что оно не предпринимало никаких мер для спасения части научного флота России, – рассказал «АН» бывший директор ГЕОХИ им. В.И. Вернадского РАН академик Эрик Галимов. Многие получили по шапке после письма Галимова. Началась подлая месть Котюкова, пишут «Аргументы недели». В институт сразу нагрянули проверки из агентства.

В апреле академик публикует открытое письмо о ситуации в российской академической науке. В нём, в частности, есть такие строки: «Если до организации ФАНО я публиковал не меньше 6–8 статей в год, то в 2014 году у меня вышла одна статья. Беспрецедентный бумажный поток захлестнул институт. Огромные силы и нервы уходили на преодоление непробиваемой бюрократии в, казалось бы, очевидных вопросах. ФАНО вообразило себя надзорной организацией, призванной железной рукой навести «порядок» в Академии наук. Деятельность агентства сводится к непрерывным запросам отчётности, объяснений. Никаких попыток оказать минимальную помощь от него не исходит. Я не хочу больше быть сотрудником ФАНО».

Через два дня крупнейшего отечественного геохимика, учёного с мировым именем, академика РАН Эрика Галимова с треском увольняют с поста директора института. Подпись на приказе – Котюков.

Вот так легко молодой, волей случая оказавшийся в руководящем кресле чиновник может унизить всех граждан великой научной державы – России! Академик, кстати, только что вставший после серьёзной операции на сердце, прокомментировал своё увольнение: «Я переживу. Но создан прецедент того, что чиновник средней руки, каким я считаю Котюкова, почувствовал себя барином. Взял и уволил учёного, который больше 20 лет руководил институтом, перенёс с ним все тяготы. Это ведь может пойти и дальше».

Коллектив ГЕОХИ на своей конференции единогласно потребовал отменить приказ об увольнении своего директора.

«Мы решительно настаиваем на том, чтобы вопросы научной и кадровой политики в РАН решались не исключительно собственником имущества академии, а с соблюдением декларированного принципа «двух ключей», с учётом мнения квалифицированного научного сообщества», – говорится в обращении учёных.

Далее последовали трехдневные переговоры Эрика Галимова с Михаилом Котюковым и президентом Российской академии наук Владимиром Фортовым, в результате которых глава ФАНО согласился отменить приказ об увольнении академика с поста директора ГЕОХИ. Об этом сообщил в среду, 22 апреля, Интерфаксу сам Галимов, пишет РБК.

Кстати, примерно в те же дни случился ещё один скандал: вице-премьер Ольга Голодец выставила с совещания знаменитого ученого, директора Института философии Абдусалама Гусейнова. Сцена была безобразной и весьма показательной.

То ли ещё будет впереди? Всё это тревожные симптомы грядущего развала, полагают учёные.

«В настоящий момент первый этап реформы Российской академии наук, во время которого была создана Федеральная организация научных организаций (ФАНО), завершен, и теперь руководство академии приступает к новому этапу», – пишет «МК». Президент Российской академии наук Владимир Фортов заявил, что сделает все, чтобы не допустить сокращения сотрудников, одновременно констатировав, что за последние полтора года увеличился отток ученых из России.

В научном сообществе все громче звучат голоса о том, что очередные реформы, инициируемые чиновниками, нанесут серьезный урон отечественной науке. Председатель профсоюза работников РАН, заведующий лабораторией кристаллических лазеров среднего ИК-диапазона Института общей физики РАН, кандидат физико-математических наук Виктор Калинушкин рассказал корреспонденту агентства "Росбалт" Дмитрию Ремизову, что считает угрозы буквально "смертельными".

– Недавно руководители Дальневосточного и Сибирского отделений РАН направили телеграмму главе академии Владимиру Фортову, в которой выразили озабоченность действиями Федерального агентства научных организаций (ФАНО) в связи с увольнением руководителей институтов и научных центров, обвинили ФАНО в курсе на фактическую ликвидацию научных учреждений РАН.

– Действительно, в последнее время ФАНО совершило ряд действий, в частности, увольнение директора ГЕОХИ Эрика Галимова. Но этот конфликт, вроде, разрешился. Также имела место ситуация с директором Института философии РАН Абдусаламом Гусейновым, которого выдворили с совещания в правительстве. Вот это давление, прессинг имели место наряду с реструктуризацией, объединением институтов, и потому стали поводом для написания тревожной телеграммы. Хотя, на мой взгляд, у институтов РАН есть еще более серьезные проблемы, нежели те, которые упоминались в той телеграмме.

– Какие проблемы вы имеете в виду?

– Сейчас появился большой блок документов, проектов, и среди них наиболее опасные для академии наук – это проект документа из министерства образования и науки РФ, определяющий порядок методических указаний к определению размера субсидий на госзадание. То есть это документ, определяющий порядок финансирования наших институтов. Текст проекта выставлен для общественного обсуждения в Сети.

Помимо того, что некоторые положения этого документа плохо стыкуются между собой, он еще и не совместим с рядом других документов. Но его ключевой позицией является то, что в случае его принятия произойдет примерно трехкратное сокращение числа сотрудников институтов ФАНО. Это на самом деле полный разгром институтов.

Понятно, что увольнение директора ГЕОХИ было сделано, с нашей точки зрения, совершенно неправильным образом, и хорошо, что этот конфликт, видимо, исчерпан. Но трехкратное сокращение сотрудников у нас вызывает еще большую обеспокоенность, чем даже предложения по реструктуризации институтов. Там тоже есть масса своих "наворотов", но все-таки шла речь об объединении в единое юрлицо, а не о разгроме институтов. Хотя и непонятно – зачем это делается, и там тоже может возникнуть много проблем.

Но вот этот документ из недр Минобрнауки, о котором я сказал, на сегодняшний день считается наиболее опасным. Вообще очень много появилось документов такого рода, так, что я даже не знаю, что будет завтра с утра. Видимо, чиновники спешат со сроками выполнения поручений президента РФ, появившихся по результатам обсуждений на предновогоднем совете по науке при главе государства. В результате имеем скачущий поток каких-то документов, меняющих ситуацию в управлении наукой. И все не очень удачные, мягко говоря.

– Какие цели преследуют чиновники, чем объясняют свои инициативы?

– В основе у них лежат, может быть, даже благие пожелания. Насколько можно понять из общения с ними, хотят обеспечить нормальные условия труда и достойную зарплату научному сотруднику. Но так как все делается без увеличения финансирования, то этого можно добиться только путем сокращения огромного числа других сотрудников.

Чиновники пытаются сделать что-то вроде немецкой или американской схемы науки. Но там, за рубежом, финансирование на одного научного сотрудника в 5-10 раз больше, чем сейчас у нас. Для того чтобы вывести на такие схемы, надо, как минимум, в три раза увеличить финансирование на одного сотрудника. Так как денег не прибавляют, то остается другое, кардинальное решение вопросов: в три раза уменьшить численность сотрудников. Со всеми вытекающими последствиями. Все просто, без затей…

Есть указ президента об увеличении средних зарплат научным сотрудникам до 200% от средней зарплаты в регионе к 2018 году. А что такое средняя зарплата? Это фонд заработной платы, поделенный на число сотрудников. Если фонд заработной платы не увеличивать, то достигнуть увеличения средних зарплат можно только одним путем – уменьшением числа научных сотрудников…

– Какие будут последствия для науки, если эти планы будут реализованы?

– Смертельные. Я говорю откровенно, что российская наука за последние 25 лет получила невероятное количество ударов и осталась жива. Мы полагали, что и очередной удар переживем – реформу РАН, реструктуризацию, которую предлагает ФАНО… Но если эти правила финансирования госзадания будут приняты, то, думаю, такого удара российская наука просто не переживет. На этом все закончится. Приехали, как говорится…

Единственная надежда заключается в том, что, возможно, удастся опрокинуть эти планы. Были проведены обсуждения в Минобрнауки, и мы, профсоюз, тоже выставим этот проект на обсуждение. Если общественность организуется, то, надеюсь, мы его остановим.

http://flb.ru/info/59278.html