Осознание всеобщей опасности от террористической деятельности «Исламского государства», вырвавшейся за пределы ближневосточного региона на обширные просторы Европы, наконец-то отрезвило многих политиков на Западе. И ранее не услышанные ими призывы российского президента В. Путина в его выступлении на последней Генассамблее ООН объединиться и создать всеобщую коалицию для борьбы с ИГ на основе международных норм дали ростки в сознании многих политических лидеров. Одним из результатов этого стало заявленное Франсуа Олландом после терактов в Париже намерение подключиться к формированию такой международной коалиции для борьбы с ИГИЛ.

Как отметил в комментарии для Business Insider Иэн Бреммер, директор одной из крупнейших мировых консалтинговых и исследовательских компаний Eurasia Group, Франция, объявившая войну ИГИЛ, в настоящее время занята поиском партнеров. «Среди сирийских боевиков нет приемлемых партнеров, их отсутствие сейчас так же ясно, как это было еще до взрывов во Франции, – полагает Иэн Бреммер.  К тому же не хватает поддержки западных войск, чтобы Франция начала войну в одиночку». Все это, по мнению эксперта, ставит Россию и Иран в очень сильную позицию, поэтому наиболее вероятно, что французы скорее начнут работать вместе с ними, чем с американцами, особенно сейчас.

Однако и здесь не обошлось без свойственных Западу «казусов» и явно пропагандистских передергиваний. Так, весьма уважаемая во Франции газета Le Monde в своей редакционной статье на днях написала, что «стоило Франсуа Олланду заявить о намерении сформировать международную коалицию для борьбы с ИГИЛ, как Россия подстроилась, чтобы вписаться в эту новую конфигурацию». – Да, обидно за французов, что популярная у них газета ничего не читает кроме своих редакционных статей и даже не слышала о том, что с этим «намерением» уже два месяца назад выступил В. Путин на ГА ООН. А это означает, что не Путин, а Олланд решил (словами самой газеты Le Monde) «подстроиться, чтобы вписаться в эту конфигурацию» и тем самым хоть немного повысить свой падавший рейтинг у собственного населения, который лишь в последние дни поднялся на 8 пунктов и достиг 33%.

Впрочем, передергивания и откровенное введение общественности в заблуждение свойственны не только французским СМИ, но и американским. Так, 19 ноября американский телеканал PBS использовал в своем материале о террористической группировке «Исламское государство» видеозаписи ударов ВКС РФ по позициям боевиков, опубликованные ранее Минобороны России. Однако американские журналисты представили их «как действия ВВС США, уничтожившие более сотни грузовиков, перевозивших нефть». В качестве сопроводительного видеоматериала была использована запись авиаудара ВКС РФ по одному из нефтеперерабатывающих заводов ИГ и колонне грузовиков, перевозящих нефтепродукты в Турцию. При этом диктор с пафосом прокомментировал кадры: «впервые США наносят удары по перевозящим нефть грузовикам».

Что же касается собственных «успехов» от бомбежек нефтяных объектов ИГИЛ, то никаких своих (а не российских) видеодоказательств СМИ США не публикуют. В то время как видеоматериалы ВВС РФ наглядно демонстрируют безвредность «воздушной войны» Обамы для нефтяного сектора ИГИЛ, что отмечает даже международный новостной портал Великобритании Breitbart London. В частности там указывается, что слабость воздушного наступления президента Обамы против «Исламского государства» на севере Сирии ярко проявилась на видеокадрах, представленных ВВС РФ 18 ноября. На них видны сотни нетронутых, выстроившихся рядами нефтевозов, принадлежащих ИГИЛ и размещенных на стоянке вблизи слегка поврежденного нефтеперегонного завода. Грузовики выглядели незащищенными и припаркованными без всякого опасения подвергнуться атаке со стороны ВВС США. Ведь еще в мае сенатор Джон Маккейн рассказал, что три из четырех самолетов, участвующих в миссиях в Сирии, возвращаются, не сбросив ни единой бомбы.

Все, безусловно, понимают, что грузовики являются жизненно важным для ИГИЛ транспортом, потому что они перевозят нефть для покупателей в Турции. А ИГ нужны финансовые поступления, чтобы платить своим боевикам, покупать оружие, подкупать врагов и проплачивать атаки джихадистов в других местах, как это случилось 13 ноября в Париже, где погибли более 120 мирных жителей. А поэтому актуальность нанесения воздушных ударов именно по источнику финансирования ИГИЛ не должна ни кем браться под сомнение и выполняться, если уж то или иное государство заявило о своей готовности принять участие в антитеррористической борьбе с ИГ.

Однако фиктивность этой антитеррористической борьбы особенно наглядно прослеживается в деятельности возглавляемой США коалиции. О реальной ситуации в Ираке и Сирии разведка США не докладывает президенту Обаме, на что обратил на днях внимание председатель комитета по вопросам разведки палаты представителей Конгресса Девин Нунес (республиканец от штата Калифорния). По крайней мере, именно так он прокомментировал публикацию газеты New York Times от 21 ноября о том, что Центральное командование (СЕНТКОМ) вооруженных сил США в секретном докладе в прошлом году умышленно скрыло реальную мощь террористической группировки «Исламское государство» и недостатки подготовки вооруженных сил Ирака.

Как известно, США и ряд их союзников осуществляют авиаудары по позициям ИГ с августа прошлого года в Ираке и с сентября прошлого года в Сирии. Однако, как заявил 30 сентября глава МИД Сирии Валид Муаллем, действия коалиции во главе с США в Сирии идут вразрез с международным правом и нарушают суверенитет Сирийской Арабской Республики и никаких результатов не дали, ничуть не ослабив за истекший год боевой потенциал ИГ. С другой стороны, именно Россия действует в Сирии на законном основании в борьбе с ИГИЛ, и это надо всем понять, присоединившись именно к ее действиям в регионе.

В этой связи у многих здравомыслящих политиков в США и за их пределами вызывает непонимание позиция Белого дома по Сирии и роли России в борьбе с ИГИЛ. Так, член Палаты представителей Конгресса США республиканец Дана Рорабахер в колонке для издания Investor’s Business Daily призывает не допустить повторения второго Бенгази в песках Сирии и не забывать, что враг №1 у США и мирового сообщества не Асад, а ИГИЛ.

В целом же складывается впечатление, что сегодня полностью повторяется ситуация с открытием «второго фронта» в борьбе с ИГИЛ, как это было во времена Второй мировой войны. И тогда и сегодня определенные политические силы участвовали в создании и укреплении позиций «мировой химеры», заключая с ней неформальные секретные соглашения для достижения выгодных определенным западным кругам целей. Что же касается открытия «второго фронта» Запада в виде широкой коалиции, то, как и прежде, дальше общих заявлений дела не продвигаются. И изменение этой ситуации возможно будет отследить лишь тогда, когда Россия (как в прошлом веке СССР) будет уже совсем близка к победе над ИГИЛ – вот тогда «ястребы Запада» активно бросятся в бой, чтобы присвоить себе лавры победы и не дать возможность Москве укрепить свой региональный и мировой авторитет.

После произошедших в Париже 13 ноября террористических актов французский президент Ф. Олланд активно включился в процесс объединения ведущих мировых держав в антитеррористическую коалицию под эгидой ООН, взяв на себя координацию действий международного сообщества для противостояния экстремистам. Определенным толчком для этого стало принятие 20 ноября Советом Безопасности ООН резолюции по борьбе с терроризмом, предложенной Францией, после чего Ф. Олланд направился в дипломатическое турне, чтобы убедить американского (24 ноября) и российского коллег (26 ноября) в «возможности и необходимости» коалиции.

Поспешно проведя серию микросаммитов, Олланд попытался организовать во Франции информационную поддержку своей компании, заставив подконтрольные СМИ включиться в эту работу. Результатом стал некоторый рост (на 8 пунктов) его падавшего в последнее время рейтинга в стране, который в итоге достиг 33%, а также инициация демонстрации со стороны ряда западных лидеров их солидарности с действиями французского президента.

Однако уже на начальном этапе этой миссии стало понятно, что объединить страны, имеющие отличные позиции по путям урегулирования ситуации в Сирии и по роли нынешней легитимной власти в Дамаске в антитеррористической борьбе с «Исламским государством» и с аффилированными с ним террористическими формированиями будет весьма трудно. Лидеры США, России, Германии и Великобритании, с которыми Олланд по отдельности общался в течение последних дней, безоговорочно согласны с необходимостью уничтожить ИГИЛ. Все они хотят заключить мирное соглашение, чтобы положить конец сирийской гражданской войне, однако в вопросе о том, как это сделать, согласия между ними гораздо меньше.

Дэвид Кэмерон, который встретился с Олландом в Париже 23 ноября, продемонстрировал свою основную озабоченность не тактикой борьбы с ИГ, а прекращением наплыва нелегальной миграции. Тем не менее он предложил Франции использовать британскую военную базу Акротири на Кипре, а также средства для дозаправки французских военных самолетов в воздухе. Кроме того, он пообещал, что, вполне возможно, вскоре ВВС Великобритании смогут присоединиться к борьбе с ИГИЛ в Сирии.

Барак Обама, находящийся сейчас под нарастающим давлением со стороны республиканцев и демократов, развенчал надежды Олланда на то, что США станут активным участником предлагаемой Парижем глобальной коалиции. Самое большое, на что он согласен пойти, кроме выражения соболезнования Франции из-за тератак 13 ноября,  это увеличение числа авиаударов, атак беспилотников и объемов поставок оружия сирийским повстанцам. На пресс-конференции по итогам переговоров с Олландом Обама четко дал понять, что идея французского лидера не вызывает у него восторга, чем, по сути, заранее поставил крест на инициативе французского президента по созданию широкой коалиции по борьбе с ИГ.

Общение с российским президентом В. Путиным было для Олланда, пожалуй, самым сложным. Во-первых, это было обусловлено заявленной французским президентом еще в октябре с.г. позицией, что «на данный момент, Путин не наш союзник, он является союзником Башара Асада». Кроме того, произошедший на днях инцидент со сбитым российским СУ-24 над сирийской территорией турецкими ВВС и последовавшая за этим реакция Москвы в отношении Турции, являющейся членом НАТО и четко следующей в фарватере политики Запада, особенно США, обнажил не самые лучшие качества предлагаемых Парижем «коллег» по коалиции, чтобы с ними вместе «идти в бой».

Так, вряд ли можно признать приемлемыми слова представителя Госдепа США Марка Тонера, заявившего в ответ на демонстративный расстрел столь любимыми в Вашингтоне представителями «умеренной оппозиции» спускавшихся на парашютах российских летчиков СУ-24, что сирийские туркоманы могли стрелять в них «ради самообороны». При этом удивительно, как этот высокопоставленный американский чиновник может пренебрегать не только простыми гуманными понятиями, но и положением Статьи 42 Устава ООН, строго запрещающей расстрел экипажа терпящего бедствия воздушного судна, в тот момент когда он спускается на парашюте?

Вызывает непонимание и грубое нарушение Вашингтоном меморандума между Россией и США (одной из сторон которого является Турция) о безопасности полетов в Сирии во время проведения антитеррористической операции и в этих условиях попустительство США и даже подстрекательство (как об этом пишут отдельные западные и турецкие СМИ) в отношении действий Турции при инциденте с СУ-24. Напомним, в конце октября представитель Пентагона Питер Кук сообщил, что меморандум между Россией и США о полетах в Сирии вступил в силу. Однако уже в ноябре Турция пошла на его вероломное нарушение, сбив российский СУ-24.

О каких новых договоренностях в этих условиях может идти речь в предлагаемой Парижем коалиции?

Кроме того, при формировании общей команды в борьбе с терроризмом, вряд ли можно пренебречь сообщением британской Sunday Times о том, что пилотам ВВС НАТО и Великобритании дано разрешение сбивать «недружественные» российские самолеты в случае, если последние «угрожают жизням военных» на Ближнем Востоке.

Однако, несмотря даже на эти обстоятельства, В. Путин подтвердил заинтересованность Москвы в концепции глобальной антиигиловской коалиции Олланда, которая бы действовала в рамках решений ООН, а не на основе келейных союзов Вашингтона с отдельными странами, не имеющими международного статуса, кроме права силы. Поэтому Россия предложила Франции свое сотрудничество, в частности в обмене разведданными.

О готовности своей поддержки действиям Олланда заявила и Германия, хотя пока и воздержалась от конкретизации своих дальнейших шагов на этом направлении.

В целом же результаты попыток Олланда создать «широкий фронт» против ИГ свидетельствуют пока об их провале. И это подтвердил Владимир Путин, отвечая на вопрос СМИ после встречи с французским президентом. «Мы считаем, что лучше было бы создать единую общую коалицию. Но если наши партнеры к этому не готовы, то мы готовы работать с ними в другом формате, который приемлем для них. Мы готовы взаимодействовать и с коалицией, возглавляемой США», — сказал президент РФ.

Между тем, как отмечает Independent, коалиция под руководством Вашингтона стремительно дробится. Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива теперь почти не участвуют в военных операциях. Они сосредоточили усилия на Йемене, где им оказалось нелегко противостоять повстанцам-хуситам, которых поддерживает Иран. Подавляющее большинство авиаударов Турции направлено не против ИГИЛ, а по объектам Рабочей партии Курдистана (РПК).

Как отмечает на страницах Focus австралийский эксперт по борьбе с терроризмом  бывший советник Пентагона Дэвид Килкуллен, «Исламское государство» переходит к партизанской войне в Западной Европе. Уже сейчас ИГ создает в Европе конспиративные квартиры, схроны с оружием, а залегшие на дно исполнители терактов подпадают «под классическое определение городской партизанской войны». В целом, считает Килкуллен, ИГ превращается в «строго структурированную организацию по примеру североирландской террористической IRA или испанской ETA».

Все это, безусловно, требует усиления инициатив по созданию всеобщей коалиции по борьбе с ИГ. И чем быстрее это будет сделано, тем будет лучше, прежде всего для жителей Европы.

http://ru.journal-neo.org/2015/11/27/vtoroj-front-zapada-v-sirii/

http://ru.journal-neo.org/2015/11/29/est-li-budushhee-u-koalitsii-frantsii/