Чем туже затягивается петля окружения вокруг боевиков «Джебхат-ан-Нусры» под Алеппо, и чем ближе наступающие батальоны сирийской армии прижимают к пограничным столбам сирийско-турецкой границы отряды «туркоманов», тем выше накал истерики в турецком истэблишменте, тем более безумными становятся военные сводки из Турции.

Торжественный, как ишак на свадьбе, президент Эрдоган цедит сквозь зубы: «Мы не хотим сделать ту же ошибку в Сирии, что и в Ираке. Необходимо видеть горизонт. То, что происходит в Сирии, может происходить лишь до определенного момента. В какой-то из них это должно измениться». И тут же намекает: «…мы готовы к любым возможным ситуациям в Сирии… и когда это необходимо, ты делаешь то, что нужно».

Турки бряцают оружием, перебрасывают к границе свои части. Уже несколько дней, в ответ на, якобы, обстрелы с сирийской территории, турецкая артиллерия наносит артудары по позициям сирийской армии вдоль границы.

Одновременно с этим на турецкую авиабазу Инжерлик переброшены боевые самолёты из Саудовской Аравии, и саудовские принцы мрачно обещают начать «в ближайшее время» военную операцию против «кровавого тирана» Асада, помалкивая, что только за один день прошлого года они обезглавили и повесили в своих застенках больше людей, чем «кровавый» Асад за пять лет.

Кто на самом деле создал эрдогановскую Турцию
в статье

Кто стоит за исламизацией Турции

Всё это верные признаки того, что в войне в Сирии наступает коренной перелом. Два главных поджигателя и заказчика этой войны — Турция и Саудовская Аравия — всё больше теряют контроль над ситуацией, а вместе с ним — захваченные руками подконтрольных исламистских банд сирийские территории и, что ещё более драматично — многомиллиардный бизнес на ворованной в Ираке и Сирии нефти, полтора года долларовой рекой лившейся в карманы высшего турецкого руководства и генералов турецкой военной разведки. Кормились с неё и саудиты, «смывая» с этих долларов через свои банки под очень достойный процент кровь игиловских жертв, превращая их в двигатель чудовищной экономики массовых убийств, извращённых казней и средневекового фанатизма.

На помощь добиваемым под Алеппо боевикам подтянулась и тяжёлая артиллерия в лице плотно аффилированных с ЦРУ и французской разведкой «Врачей без границ», которые тут же привычно завопили о том, что по их госпиталю в Маарат Аль-Нуман был нанесёт авиаудар и что его «…нанесли силы, лояльные режиму президента Башара Асада». Об этом заявил Глава французского подразделения «Врачей без границ» Терциан. При этом какие-либо доказательства своих слов мосьё Терциан не привёл.

А зачем?

Точно так же Югославию обвинили, что 28 августа 1995 года бойцами ЮНА был нанесён миномётный удар по рынку с Сараево, где погибло 37 человек, что стало поводом для начала войны против Югославии. То, что никаких следов миномётного обстрела так и не нашли, а всё указывало на подрыв заранее установленного фугаса, признали только через несколько лет, но дело-то было сделано! Милошевич был сначала загнан в угол, а потом и свергнут.

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

Американцы тоже не хотят военной победы сирийцев под Алеппо и затыкания «чёрной дыры» сирийско-турецкой границы. Но они не хотят этой победы совершенно по другой причине. Эта победа резко усилит позиции на Ближнем Востоке главного нарушителя «нового порядка», выстроенного здесь США, — России. Допустить это, значит поставить крест на так долго «переформатируемом» по планам США ключевом сырьевом регионе планеты. Теоретически, для укрепления своего пошатнувшего авторитета «мирового жандарма» США необходимо провести тут быструю и эффективную военную операцию по установлению своего доминирования, но для американцев, все предыдущие годы отчаянно флиртовавших со всеми антиасадовскими движениями, это очевидно невозможно. Официально США и их союзники воюют тут лишь против ИГИЛ и «Аль-Каиды» в лице её местно филиала «Джебхат ан-Нусры» и поддерживают антиасадовскую коалицию. Но как отличить одних от других — никто в штабах США не знает. Поэтому за два года военной операции против «исламистов» ВВС США нанесли ударов по позициям боевиков столько же сколько ВКС России за три месяца.

Поэтому официально Вашингтон не может поддерживать добиваемую под Алеппо «Джебхат ан-Нусру», официально они враги, но так хочется остановить тут Асада! И в бой идут «Врачи без границ». Такими обвинениями США пытаются связать взявшуюся не на шутку за зачистку исламистского отребья Россию по рукам и ногам. Получается пока не очень.

Россия устами своего министра иностранных дел Лаврова выражает готовность способствовать прекращению огня и началу мирного диалога, но только с «вменяемой» оппозицией, исключив из него отморозков. А под Алеппо в окружении перемалываются именно отребье «Джебхат ан-Нусры».

В общем, патовая ситуация.

Именно это и заставляет истерить турок и саудитов.

Время уходит, и им очень хочется влезть в эту войну и повернуть время вспять, спасти рушащийся на глазах план построения новой османской империи и всемирного саудитского ваххабитского халифата. Ведь всего год назад турки были уверены, что война в Сирии превратит Турцию в безусловного регионального лидера, сильнейшее государство Ближнего Востока. Именно это являлось главной политической задачей президента Эрдогана на протяжении минимум последних пяти лет. И вмешательство России поставило на этих планах крест…

Но влезать в Сирию одним, без разрешения, поддержки и протекции США невозможно. Фактически, это война против России, и тут ни у турок, ни у саудитов нет никаких шансов. Их просто сокрушат, как куриное яйцо под паровым катком.

Остаётся, конечно, главная надежда Эрдогана — пятая статья устава НАТО, гарантирующая любой стране блока полную военную поддержку в случае агрессии против неё. Но вся беда в том, что Сирия никак не угрожает Турции, и уж точно не имеет планов на неё нападать. А вот Турции напасть в нарушение всех международных норм на Сирию, вторгнуться в суверенное государство — значит, стать изгоем, настроить против себя не только международное сообщество, но и вчерашних союзников по НАТО, которым совсем «не улыбается» платить своей кровью по турецким счетам. Вот и приходится, стиснув зубы, провоцировать артударами сирийских ополченцев — а ну как нервы у них не выдержат, дадут драгоценный повод…

Не дают! А время уходит!

В Анкаре прекрасно отдают себе отчёт, что после уничтожения боевиков ИГИЛ хорошо подготовленные и вооруженные отряды курдов сразу перенацелятся на освободительную войну. И это будет война за турецкий Курдистан! Сирия и Ирак уже давно предоставили курдам широкую автономию и, в перспективе, готовы признать курдскую независимость. Сколько в этом случае турки смогут удерживать Курдистан — вопрос дискуссионный.

Эрдоган отлично осознаёт эту угрозу, но противопоставить ей сегодня может лишь всё ту же поддержку «Исламского государства», которое пока ещё связывает боями курдов. При этом собственные военные операции против курдов Турция проводить уже не может — Вашингтон категорически потребовал их прекратить, так как считает курдов стратегическим союзником в борьбе против ИГИЛ и наиболее последовательными борцами с террористами.

И если «пан-османские» планы Турции будут окончательно похоронены, то наступит жестокое похмелье. Фактически, потерявшая лицо, загнанная в угол, раздираемая войной с курдами Анкара будет балансировать на грани распада, так как с потерей Курдистана больше не останется никаких обручей, стягивающих турецкую бочку. Вслед за курдами из этой вековой «тюрьмы народов» начнут «выламываться» армяне, греки, азербайджанцы… У всех соседей Турции есть к ней, мягко говоря, территориальные претензии. Греция, Болгария, Грузия, Армения, Иран, Ирак и собственно Сирия — все имеют, что предъявить своему вековому врагу. Спасти в этом случае Турцию смогут только США, перед кем всегда отступят более слабые «хищники», вот только самому Эрдогану это уже не принесёт облегчения. Он будет «зачищен» вместе со всей своей партией. Американцы умеют делать выводы из уроков истории…

Турция все настойчивей призывает США начать наземную операцию в Сирии. Без Вашингтона Анкара не решится отправить войска – но понятно, что сейчас Штаты не будут проводить сухопутную операцию. Тем не менее возможность турецкого вторжения продолжает оставаться главным вопросом последних дней – как и якобы неминуемое в этом случае военное столкновение России и Турции. Есть ли действительно такая угроза?

Появившиеся в среду сообщения о том, что Турция призывает своих партнеров по коалиции, включая США, начать в Сирии наземную операцию, свидетельствуют о тупике, в котором оказалось турецкое руководство в сирийском вопросе. Сейчас Анкара говорит, что без такой операции положить конец сирийскому конфликту невозможно:

«Турция не начнет наземную операцию в одностороннем порядке. Мы просим партнеров по коалиции о том, чтобы наземная операция состоялась. Мы обсуждаем это с нашими союзниками… Мы хотим наземную операцию. Если мы придем к соглашению, Турция примет в ней участие».

В последние дни призывы к сухопутной операции раздаются и от Саудовской Аравии, обе страны говорили и о совместном желании участвовать в сирийской битве – и в Анкаре, и в Эр-Рияде встревожены как успехом правительственной армии в районе Алеппо, так и договоренностью о возможном перемирии между Дамаском и вооруженной оппозицией, которое может вступить в силу в ближайшие дни. При этом ни турки, ни саудиты не хотят самостоятельно залезать в Сирию – им нужно решение Вашингтона, а его нет и не предвидится.

При этом оба просителя демонстрируют свой воинственный настрой – после жестких заявлений Эрдогана о том, что Штаты должны определиться, кто их союзник, турки или курды, Анкара начала со своей территории обстрелы сирийских курдов, а также отрядов армии Асада. Саудовская Аравия перекинула несколько военных самолетов на базу в Турции, а на своей территории начала крупные военные учения (совместно с союзниками по созданной ею исламской коалиции). Все это некоторые у нас в стране расценивают как подготовку к войне – допуская, что саудиты, а особенно турки, в какой-то момент могут начать боевые действия без согласия Вашингтона.

Или же, по другой версии, США нарочно подталкивают обе страны к военному вторжению в Сирию – своим бездействием не оставляя им другой возможности. Не могут, дескать, Эрдоган и король Салман спокойно наблюдать за тем, как Асад возвращает себе контроль над Сирией – и не удержатся от прямого участия в войне. А так как в Сирии действует российская авиация, то, значит, мы на пороге российско-турецкой войны – причем в лучшем случае региональной. Так ли все страшно?

Конечно, война в Сирии теоретически несет в себе любые возможности – вплоть до войны между ядерным Израилем и Ираном или походом «халифата» на Мекку. Но все это потенциальные сценарии в случае худшего варианта развития событий. Сейчас в Сирии есть конкретная ситуация, с понятными геополитическими интересами и участием основных игроков.

После начала российской военной операции война в Сирии превратилась в войну с участием двух великих держав – США и России. Да, США в большей степени действуют с иракской стороны антихалифатовского фронта, но наносят удары и по сирийской территории. И Россия, и США делают все, чтобы избежать случайного столкновения – и по сути охваченные войной части территорий Сирии и Ирака превратились в зону ответственности Москвы и Вашингтона. При этом Москва действует в союзе с Дамаском и Тегераном – а Вашингтон выступает вместе с Багдадом. Это напоминание нужно для того, чтобы подчеркнуть – в Сирии и так очень тесно.

Да, Штаты и Россия действуют в воздухе – но на земле достаточно местных игроков, которые ориентированы на одну из сверхдержав. Если не брать таких общих врагов, как ИГИЛ и «Ан-Нусра», то есть три основных силы: курды, которым помогают и американцы, и русские, сирийская армия, которой помогают Россия и Иран, и антиасадовские повстанцы, которые рассчитывают на Америку, Турцию и Саудовскую Аравию.

Та часть повстанцев, которая действует в Западной Сирии, включая Алеппо, оказалась под ударами российской авиации – и понятно, что никакие американцы не сунутся в эту неофициальную, но фактически признаваемую ими зону российского контроля. Штатам не нужен военный конфликт с Россией в Сирии – это понятно всем. Понимают это и в Анкаре – но продолжают делать вид, что действительно рассчитывают на наземную операцию. Почему?

Турция оказалась в очень незавидном положении – война в Сирии действительно представляла угрозу ее безопасности. Сейчас уже неважно, чего изначально Анкара хотела добиться по итогам сирийского конфликта – распада Сирии или просто победы ориентированных на нее исламистов, потому что после прихода русских ситуация в Сирии стала меняться в пользу Асада. Эрдоган понял, что теперь уже надо думать не о развале Сирии, а о сохранении Турции – в том смысле, что и так главный для него курдский вопрос становился единственным.

Для Анкары недопустимо, чтобы по итогам войны сирийские курды стали сильнее и получили бы автономию – там считают, что в этом случае с этой территории начнется дестабилизация Турецкого Курдистана. К моменту начала российской операции в поддержку Дамаска сирийских курдов поддерживали американцы, благосклонно смотрели на них и в Москве – но это вовсе не означало, что Россия была настроена разыгрывать курдскую карту против Турции.

Сложнее сказать про американцев – скорее курды были нужны им в качестве противовеса суннитским исламистам из ИГИЛ, Дамаску, Тегерану, и только в последнюю очередь для сдерживания Турции. Впрочем, в Анкаре хорошо знали как карту подполковника Ральфа Петерса (представителя американской военной разведки, нарисовавшего «будущий» Ближний Восток) с огромным независимым Курдистаном, так и то, что именно американцы всячески способствовали выделению из оккупированной ими страны Иракского Курдистана. То есть доверия по курдскому вопросу к Штатам у Эрдогана, конечно же, не было.

Тем поразительней, что Эрдоган вместо того, чтобы договариваться о будущем решении курдского вопроса в Сирии с Путиным, занервничал и решился одним ударом увеличить свою капитализацию в глазах Москвы и Вашингтона авантюрой 24 ноября. Но, сбив наш Су-24, он потерял возможность разговаривать с Россией вообще о чем-либо – а Вашингтон, пусть и получивший моральное удовлетворение от российско-турецкого конфликта, не пошел ни на какие уступки Анкаре в курдском вопросе. Когда Эрдоган в этом окончательно убедился, было уже совсем поздно – сирийская армия окружала Аллепо и получала выход к турецкой границе, а Москва и Вашингтон кулуарно договаривались о будущем Сирии в Женеве. Нужно было что-то делать – но вот что?

Эрдоган начал обстреливать сирийскую территорию и призывать к военной операции – понимая, что американцы на нее не пойдут. Обстрелы позиций сирийских курдов и грозные слова о возмездии, предупреждения о готовности к военной операции и все прочее предназначены в основном для турецкого общества – ведь Эрдоган не может признать, что вся его политика в отношении сирийских курдов провалилась. Он может и дальше обстреливать курдов – хотя уже и первые обстрелы вызвали недовольство не только Москвы, но и Вашингтона – но что он может сделать кроме этого?

Турки заявляют, что они войдут в Сирию только вместе с американцами и только при получении резолюции СБ ООН – и если они вдруг изменят свое решение и пойдут на самостоятельную военную операцию, то это будет означать, что они входят вопреки желанию Вашингтона. То есть никакой геополитической поддержки со стороны США не будет – более того, военные действия против курдов будут расценены и Москвой, и Вашингтоном как удар в спину антиигиловским силам. Бросить такой вызов двух великим державам Эрдоган просто не может себе позволить.

К тому же какие военные цели может преследовать военная операция Турции? Понятно, что не столкновение с сирийской армией – Анкара ни в коем случае не хочет вооруженного конфликта с Россией, даже в виде «войны в воздухе». И точно так же не хочет сейчас турецко-российской войны в Сирии и Вашингтон – ведь даже сейчас некоторые атлантические аналитики уже договорились до того, что это Россия специально давит на Турцию, чтобы дестабилизировать НАТО. А ведь в случае реального военного столкновения русских и турок НАТО придется отказать Анкаре в военной помощи – что похоронит веру в атлантический «зонтик» не только у Турции.

Если же говорить о полномасштабном наступлении турецкой армии на формирования сирийских курдов, то оно потребуют применения серьезных военных сил и будет стоить большой крови. Даже если представить себе невозможное и допустить, что Москва и Вашингтон будут молча наблюдать за турецко-курдской битвой, подобная операция окажет огромное дестабилизирующее воздействие на внутриполитическую обстановку в самой Турции. Уже сейчас второй месяц идет «антитеррористическая операция» в Турецком Курдистане – а в случае начала полноценной войны Турции с сирийскими курдами волнения на юго-востоке могут превратиться в настоящую партизанскую войну, сочетаемую с терактами на остальной территории Турции.

Все эти риски более чем отчетливо понимают в Анкаре – поэтому на самом деле и не собираются воевать в Сирии. В недавней статье в турецкой газете Milliyet не говорится о внутриполитических препятствиях к операции – но все остальные перечислены:

«В последнее время горячо обсуждается вероятность того, что ради своих интересов в области безопасности Турция, у которой в этих условиях существенно сузилось пространство для маневра, предпримет военное вмешательство в Сирию.

Очевидно, попытка такого вмешательства при отсутствии атаки на Турцию с противоположной стороны несет большие риски. Нет ни одного элемента, необходимого для того, чтобы такая операция считалась легитимной (ни призыва Дамаска, ни резолюции ООН с одобрением). Зато высока вероятность конфликта с Россией, которая решительно выступит против турецкого вмешательства. Более того, США и НАТО не станут поддерживать одностороннее вмешательство Турции. В то же время, даже если Турции удастся обеспечить какое-либо доминирование на поле боя, превратить его в устойчивую «зону безопасности» может быть очень сложно и дорого…

Именно в таком мнении сходятся опытные турецкие дипломаты и военные эксперты».

Отсутствие реальных геополитических и внутриполитических условий для турецкой интервенции в Сирию, конечно, не означает, что ее не может быть в принципе. Всегда существует один процент вероятности любого безумства – но, в отличие от ситуации с 24 ноября, сейчас даже Эрдоган осознает все возможные последствия такой авантюры.

http://warfiles.ru/show-109069-vremya-rabotaet-protiv-turcii.html

http://warfiles.ru/show-109075-erdogan-ne-budet-igrat-tureckiy-marsh.html