Недавно в СМИ был опубликован ранее засекреченный протокол встречи Гельмута Коля и Маргарет Тэтчер в Бонне. На этой встрече, которая состоялась 28 октября 1982 года, федеральный канцлер озвучил свой план по сокращению в течение четырех лет количества турок в Германии наполовину. Об этом, а также о том, как поменялось с тех пор отношение немцев к иммигрантам, — в комментарии доцента кафедры сравнительной политологии и доцента кафедры политики ЕС Натальи Большовой.

Публикация документа не вызвала серьезного резонанса в Германии, как, например, выход в печать в 2010 году антииммигрантской книги Тило Саррацина «Германия самоликвидируется». Очевидно, потому, что с тех пор прошло уже много лет, план канцлера так и не был реализован, а сегодняшнее положение вещей в вопросах мигрантов сильно отличается от ситуации того времени.

Некоторые немецкие либеральные политики (Томас Опперман (СДПГ), например) дали критическую оценку идеям Коля в отношении турецких мигрантов первого поколения. В его поддержку высказался лишь Тило Саррацин, что само по себе вполне предсказуемо. Саррацин, в частности, подчеркнул, что проблема культурной несовместимости и «неинтегрируемости» турецких иммигрантов в немецкое общество, о котором Коль говорил Тэтчер, сохраняется до сих пор и, несмотря на это, продолжает замалчиваться немецкими властями.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Турецкая община, напротив, очень сдержанно отреагировала на данный документ. Ее председатель Кеннан Колат, в частности, отметил, что сегодня немецкие политики уже не могут позволить себе такие высказывания и что в этом и заключается прогресс по сравнению с тем, что было 30 лет назад. Как бы в оправдание Коля и в доказательство своих слов Колат привел тот факт, что в 2000 году один из сыновей бывшего канцлера Петер Коль женился на турчанке, что свадьба отмечалась в Стамбуле.

Германия - мигранты по странам происхождения

Германия - мигранты по странам происхождения

Несмотря на историю тридцатилетней давности, представляется интересным разобраться в причинах, побудивших Коля к разработке подобного плана. Кроме того, было бы полезно сравнить прошлую ситуацию с сегодняшним днем в Германии.

С начала 1960-х по 1973 год турецкая миграция в Германию носила в основном трудовой характер и осуществлялась в соответствии с договором о наборе рабочей силы для немецкого рынка труда, подписанным ФРГ и Турцией в 1961 году. В то время это соглашение было одинаково выгодно для обеих стран, поскольку в его основе был прагматичный расчет. ФРГ нуждалась в дополнительных рабочих руках для развития экономики, а Турция — в рабочих местах для снижения высокой внутренней безработицы.

При рассмотрении заявок предпочтение отдавалось турецким претендентам с хорошим физическим здоровьем, а не специалистам с дипломом о высшем образовании, квалификацией, опытом работы и знанием немецкого языка. Немецкое государство было заинтересовано во временной дешевой рабочей силе, а не квалифицированных кадрах. Приглашая турецких граждан на малоквалифицированные низкооплачиваемые работы, которые немцы отказывались выполнять, власти не рассматривали всерьез перспективу оседания гастарбайтеров в стране, и, соответственно, не заботились об их интеграции. Для первого поколения турецких мигрантов не были предусмотрены даже курсы немецкого языка. В этих условиях выглядело вполне логичным то, что турки, пытаясь выжить в чужой стране, самоизолировались от немецкого общества.

Германия - мечети

В полном размере: Германия - мечети

Как известно, изначальный расчет федерального правительства на добровольное возвращение турецких рабочих домой к своим семьям после окончания контрактов не оправдался. Несмотря на отсутствие государственной поддержки и программ по интеграции, они не только остались в Германии, но еще и привезли свои семьи, воспользовавшись правом на воссоединение семьи по Закону о миграции 1965 года.

Если в 1973 году в Германии проживало 900 тыс. турецких мигрантов, то в 1982 году их количество насчитывало уже 1,5 млн человек. По мнению Коля, такое число невозможно было ассимилировать, учитывая культурные особенности турок (язык, религия, традиции) то, из-за чего турки плохо интегрируются в немецкое общество.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

Проблема турецких мигрантов обострялась каждый раз, как только в стране ухудшалась ситуация в экономике и на рынке труда. Антитурецкие настроения в Германии особенно возрастали во время глобальных нефтяных кризисов (1973 и 1982 годы), которые негативно влияли на Германию. Коренное население становилось все менее терпимым и толерантным к инокультурным иммигрантам, воспринимая их как лишний балласт для социальной системы. В этих условиях неудивительно то, что именно в 1982 году Коль, только что избранный канцлер Германии, считал необходимым сократить их количество наполовину в самые короткие сроки. В то время его позиция отражала мнение большинства населения.

В целях стимулирования возвращения турок на родину в 1983 году в Германии был принят Закон о поощрении готовности иностранцев вернуться на родину. В качестве отступных им предлагалось денежное вознаграждение в размере 10500 дойчмарок и выплаты пенсионных накоплений. Однако инициатива имела очень скромные результаты — только 100 тыс. турок воспользовались этой возможностью вернуться домой.

По мере того, как экономика восстанавливалась и требовались рабочие руки для обеспечения ее роста, социальная ситуация стабилизировалась, отношение немецкого общества к турецкому населению менялось в лучшую сторону. В 1993 году Коль сам кардинально поменял свою прежнюю позицию и начал активно выступать за то, чтобы третье поколение иностранцев, в том числе турок, родившихся в Германии, могло получить немецкий паспорт.

Постепенно немецкие партии увидели в бывших гастарбайтерах и их детях, родившихся в Германии, перспективный электорат, численность которого увеличивалась быстрыми темпами, и стали активнее привлекать молодых турок в свои партийные ряды, уделять больше внимания программам интеграции иммигрантов. В 1996 году в журнале «Шпигель» вышла статья под заголовком «Партии открыли для себя новый кадровый резерв…». В 2010 году впервые во всей Германии на пост министра по социальным вопросам (в Нижней Саксонии) была назначена турчанка по происхождению и мусульманка по вероисповеданию. Причем Айгуль Озкан представляет консервативную партию ХДС.

Примечательно, что уполномоченная по правам миграции, беженцев и интеграции ФРГ Мария Бемер в своем поздравлении мусульман Германии с началом месяца Рамадан, опубликованном на официальной странице ведомства 8 августа 2013 года, призвала всех немцев-немусульман отметить этот праздник вместе с их друзьями и коллегами-мусульманами для укрепления взаимопонимания и сплоченности в обществе.

По официальным данным, сегодня 19,5% населения Германии — это граждане мигрантского происхождения. Турецкая группа является самой многочисленной и динамично развивающейся (около 3 млн чел., 18,5% от общего числа мигрантов). Она значительно превосходит другие общины и группы выходцев из мигрантской среды — например, поляков (9,2%), русских (7,7%), казахов (5,8%). Каждый пятый гражданин Германии сегодня имеет мигрантские корни.

Таким образом, можно говорить о том, что за прошедшие 52 года (с момента подписания договора между Германией и Турцией) в Германии произошли значительные сдвиги в общественном мнении и в политике государства в отношении иммигрантов.

Однако несмотря свою значительную долю в составе населения Германии и интеграционную поддержку государства, выходцы из мигрантских семей пока слабо представлены в политике страны. В Бундестаге из 620 депутатов заседает только 20 депутатов мигрантского происхождения — всего 3%. На предстоящие в сентябре 2013 года парламентские выборы в Германии от всех партий выдвинуто всего 89 кандидата мигрантского происхождения. Если смотреть по партиям, то получается следующая картна: 23 кандидата представлены от Партии зеленых, 20 — от СДПГ, 20 — от Левых, 10 — от СвДП, 17 — от Партии пиратов, 8 — от ХДС, ни одного кандидата — от ХСС (Бавария).

При этом по оценкам исследования, проведенного немецкой медиа-службой «Интеграция», только 20 из 89 претендентов имеют реальные шансы пройти в Бундестаг. Это означает, что доля депутатов-иммигрантов в Бундестаге нового созыва вряд ли превысит 3%.

http://www.mgimo.ru/news/experts/document240923.phtml