Турки-месхетинцы происходят из района под названием Самцхе-Джавахети, находящегося на юге Грузии. До настоящего времени не утихают дискуссии об этнической принадлежности месхетинских турок: одни утверждают, что это этнические грузины, принявшие ислам, другие – что это турки, попавшие в Грузию в эпоху Османской империи. Однако никто не оспаривает факта их насильственного изгнания из Грузии. В июне 1989 г. община турок-месхетинцев пережила еще одно тяжелое испытание. Взрыв насилия на межэтнической почве в Ферганской долине (Узбекистан) вызвал необходимость в еще одном переселении. Турки-месхетинцы вновь были изгнаны из мест проживания и поселились в России, на Украине, в Азербайджане и Турции, а также в некоторых районах Средней Азии.

Ислам в России

Карта в полном размере: Расселение мусульман в России

Пережив две депортации за последние 60 лет, в настоящее время значительная часть месхетинских турок оказалась рассеянной по регионам Центральной и Южной России [1]. Правительством Грузии обещания по их репатриации не выполняются.

К концу 1990-х гг. в Краснодарском и Ставропольском краях, в Ростовской области сложилась напряжённая ситуация в сфере межэтнических отношений турок-месхетинцев и местного русского населения. Особенно остро эта проблема встала в Краснодарском крае. Вопрос о ситуации, сложившейся на юге России вокруг общины турок-месхетинцев, был поднят президентом России Владимиром Путиным на расширенной коллегии МВД России, состоявшейся 25 декабря 2001 г. [2,3]. В числе прочего на коллегии МВД был поставлен вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания этой общины на территории Краснодарского края [2].

В руки сотрудников правоохранительных органов в Ростовской области неоднократно попадали распространяемые в среде месхетинцев брошюры, изданные в Турции на русском и турецком языках, содержащие утверждение, что территория всего Северного Кавказа, Кубань, Дон и Астрахань - исконно турецкие земли, которые необходимо вернуть их законному владельцу. Не без участия турецких эмиссаров к 2002 г. произошли и некоторые изменения в мировоззрении месхетинской общины: увеличилось число месхетинцев, считающих, что территория Краснодарского края должна принадлежать Турции [2].

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

К ведению антироссийской пропаганды среди турок-месхетинцев прямое отношение имеет небезызвестная организация «Нурджулар» (нурсисты). Известно, что секта «Нурджулар» фактически представляет собой своеобразную спецслужбу, занимающуюся сбором информации о положении в социально-политической, экономической и других сферах в регионах проживания тюркоязычных народов. В самой Турции организация запрещена, однако турецким государством негласно приветствуется её деятельность за пределами [4].

Присутствие структурных звеньев «Нурджулар» в странах Евразии рассматривается Турцией в качестве одного из способов усиления политического и экономического влияния республики в этих государствах. Официальные представители США фактически солидарны с позицией турецкого государства, также относясь комплиментарно к «Нурджулар» [5].

Организации «Нурджулар» только в Турции принадлежит 88 фондов, 20 обществ, 128 частных школ, 218 фирм, а также 17 печатных органов, телестанция, две радиостанции, исламский («зелёный») банк и страховое общество [1]. В начале 1990-х гг. лидером организации Фетхюллахом Гюленом был создан «Асия Финанс банк» с капиталом в 125 млн. долл. для инвестиций в различные проекты на территории бывшего Советского Союза [6].

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Основная деятельность приверженцев идеологии «Нурджулар» в России состоит в вербовке как можно большего количества сторонников, прежде всего, из числа представителей мусульманского духовенства, органов власти, правоохранительных структур и бизнеса. Указанная цель достигается путем распространения идей Ф.Гюлена и его «идейного отца» турецкого теолога Саида Нурси, в форме проведения специальных уроков - «дарсанов» - на конспиративных квартирах.

Согласно сведениям ФСБ, секта «Нурджулар», действуя в России через созданные им фирмы «Серхат», «Эфляк», фонды «Торос», «Толеранс» и «Уфук» решала широкий спектр задач в интересах разведки. По заявлению (10.04.2008) секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева, организацией «Нурджулар» осуществлялся «сбор информации о происходящих на Северном Кавказе процессах», велась пантюркистская и панисламистская обработка молодых представителей тюркских народов России, в т.ч. турок-месхетинцев. Организацией на территории России «проводились пропагандистские акции, изучались кандидаты на вербовку для формирования протурецкого лобби в местных властных структурах, проникновения в правоохранительные органы и общественные объединения».

Уже на протяжении нескольких лет представители турецко-месхетинской молодёжи выезжают на учёбу в зарубежные учебные центры по каналам организации "Нурджулар" [7].

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Неблагоприятным фактором, способствующим распространению среди российских турок-месхетинцев как учения секты «Нурджулар», так и ваххабизма, идеологии «Хизб-ут-Тахрир» и других радикальных исламских течений, является географическая близость Краснодарского края и Ростовской области к территории Украины. Кубанские и ростовские месхетинцы поддерживают связи с турками-месхетинцами, проживающими в Крыму и прилегающих областях Украины. На территории этого государства при попустительстве украинских властей уже много лет действуют ячейки организации «Нурджулар», «Хизб-ут-Тахрир», «Братьев-мусульман» и других исламистских течений.

В 2004 г. в с. Марьевка Баштанского района Николаевской области Украины поселился некий гражданин Турции, въехавший на территорию этого государства с официальной целью ведения предпринимательской деятельности. Предпринимательская деятельность заключалась в скупке овощей и фруктов у местных турок-месхетинцев с целью последующей перепродажи на территории России, а также в торговле, привезенной из Турции одеждой. Параллельно с предпринимательством заграничный гость преуспел в миссионерской деятельности, благодаря чему ислам приняли несколько представителей славянской молодёжи.

Турецким миссионером был организован сбор средств с местных турок на покупку и обустройство дома, который ныне используется в качестве частной мечети. Деньги на обустройство молитвенного помещения сдавали как турки-месхетинцы, так и работающие на территории Николаевской области, приехавшие из Турции граждане этой страны. В сентябре 2006 г., при содействии указанного зарубежного гостя, дети месхетинских турок школьного возраста были направлены в одну из частных школ Одессы, где стали обучаться основам ислама, турецкому и английскому языкам. Среди «облагодетельствованных» в 2006 г. были и дети месхетинцев из соседней Ростовской области России.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Казалось бы, благородное дело - оказание помощи детям в получении бесплатного образования. Однако учебное заведение в Одессе, о котором идет речь, входит в систему образовательных учреждений Ф.Гюлена, основателя секты «Нурджулар». Подбором преподавателей для школы занимается турецкая фирма "Чагь огретим ишлетмелери". В данном образовательном учреждении проповедуются идеи «возвращения» земель черноморских областей Украины и России в состав "великого Турана". Дескать, все эти земли были у турок незаконно отняты русскими.

Преподавателями школы, которые являются нурсистами (приверженцами идеологии «Нурджулар»), государства Центральной Азии и Азербайджан рассматриваются как будущие составные части великого турецкого государства. Несмотря на то, что Украину турецкие «друзья» видят в качестве «донора» территорий для великой Турции, ученикам внушается, что украинское государство - естественный временный ситуативный союзник против России на данном историческом этапе.

Украинцы рассматриваются как народ, который испытывает «естественную» неприязнь к России, что можно использовать для борьбы с русскими. По всей видимости, сами преподаватели-нурсисты считают, что в течение жизни одного поколения им не удастся быть свидетелями воплощения мечты о «великом Туране» - в своих проповедях они указывают, что их последователям необходимо привлекать своих детей, и только тогда они добьются успеха. В качестве учебного пособия на своих уроках используют изданную на многих языках, но пока еще воображаемую карту будущего великого «тюркского мира».

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Эти же идеи детям крымских татар и месхетинских турок внушаются в турецком лицее в с.Танковое Бахчисарайского района Крыма. При создании лицея в с.Танковое был заключен договор между Министерством образования Крыма и фирмой "Чагь огретим ишлетмелери". Согласно договору, турецкая фирма присылает в данное образовательное учреждение своих представителей в качестве преподавателей и воспитателей, участвует в составлении учебного плана лицея. Любознательные депутаты крымского парламента выяснили, что за фирмой “Чагь огретим ишлетмелери” стоит организация “Нурджулар” [8].

Преподаватели турецких лицеев и их местные пособники - это агентура влияния. Настоящий турецкий разведчик вполне может действовать независимо от организации «Нурджулар» и рядиться в одежду экспедитора торговой фирмы, предпринимателя или повара в турецком ресторане, не имея при этом никаких видимых (для сторонних наблюдателей) контактов с этими образовательными учреждениями.

Известно, что в 2011 г. частым гостем в общине турок-месхетинцев г.Артёмовска Донецкой области Украины был гражданин Турции по имени Мустафа, открывший в области мебельную фабрику. Несмотря на то, что семья Мустафы проживает в Донецке, большую часть своего времени он проводит в Артемовске. Мустафа не забывает посещать и мечеть, которую турки-месхетинцы организовали в находящемся недалеко от Артёмовска русском селе Васюковка. Месхетинцы из Васюковки произведённую турецким фабрикантом мебель в качестве экспедиторов доставляют на фурах на территорию Ростовской области и Краснодарского края. Имеются сведения о том, что в Ростовской области реализацией произведенной на Украине турецкой мебели занимаются местные месхетинцы.

Возможно, что уже стало недоброй традицией проникновение эмиссаров «Нурджулар» на юг Российской Федерации через территорию соседней Украины. Именно с территории сопредельного государства в конце 1990-х гг. в Ростовскую область въехала группа граждан Турции, официально прибывших для обучения в Ростовском государственном университете. Все они были членами организации «Нурджулар». Турецкие студенты параллельно с обучением в ВУЗе вели активную преподавательскую деятельность в месхетинских общинах.

После окончания университета большинство из них стали заниматься коммерческой деятельностью, на часть доходов от которой была организована структура под названием «Российско-турецкий образовательный центр». При центре были организованы курсы турецкого языка для всех желающих. Однако на эти курсы турецкие гости старались приглашать преимущественно турок-месхетинцев, местных татар и представителей народов Дагестана, живущих в Ростовской области. Планировалось расширение деятельности образовательного центра при финансовой поддержке и под эгидой турецкого фонда «Толеранс».

Однако один из лидеров местной татарской общины, председатель Центрального духовного управления мусульман по Ростовской области Джафар Бикмаев выступил против этих планов, заявив, что к образовательной деятельности этого центра, как и к деятельности фонда «Толеранс», прямое отношение имеет организация «Нурджулар» [9].

В результате образовательная деятельность этих турецких граждан заинтересовала местные правоохранительные органы, и часть граждан Турции были высланы за пределы России, а деятельность центра была приостановлена [1,10]. По данным ФСБ, один из руководителей ликвидированного в Ростове-на-Дону «Российско-турецкого образовательного центра», депортированный из России гражданин Турции Алдырмаз Неджати, занимался сбором информации для турецких спецслужб. На конспиративных собраниях студентов, организатором которых был А.Неджати, демонстрировались видеозаписи проповедей духовного лидера "Нурджулар" Ф.Гюлена [11].

В 2003 г. в Ростове-на-Дону российскими спецслужбами был ликвидирован вновь созданный филиал «Нурджулар», который в орбиту своей деятельности пытался вовлечь местных месхетинцев. В этот раз филиал турецкой секты действовал под прикрытием магазина по продаже кожаной одежды.

В 2007 г. Управлением ФСБ России по Ставропольскому краю во взаимодействии с органами МВД была вскрыта и пресечена деятельность турецкой группировки, причастной к экстремистской деятельности «Нурджулар». К своей деятельности турецкие эмиссары пытались привлечь турок-месхетинцев на территории Ставропольского края, Кабардино-Балкарии и других регионов Юга России. Установлено, что граждане Турции занимались финансированием созданных на территории Южного федерального округа антироссийских турецких общеобразовательных центров, где проповедовали идеи «исламского единства» и создания государства «Великий Туран».

Следует указать, что за неполные 15 лет после появления в России «Нурджулар» через подведомственные структуры открыл на территории России 24 спецшколы, 1 университет, 1 университетское отделение, 3 языковых института [12].

Турецкие «просветители» из «Нурджулар» в своих спецшколах старались максимально задействовать идею общетюркского единства, максимально «отрезая» российское самосознание.

Известно, что в турецких национальных школах в Ростовской области в начале 2000-х гг. в умы юных месхетинцев вкладывались те же идеи, которые сейчас проповедуются в турецких лицеях на территории Украины: о том, что земли юга России должны быть возвращены «великой Турции», мол, эти земли русскими были у турок отняты незаконно [8,13].

После 2001 г. по причине нарушения турецкими преподавателями российского законодательства были закрыты турецкие школы (лицеи) в Дагестане, Башкирии, Татарстане и других регионах России.

Казалось бы, справедливость восторжествовала, интересы национальной безопасности российского государства соблюдены. Однако в наши дни турецкий образовательный центр под эгидой упоминавшегося выше фонда «Толеранс» вполне открыто действует в Москве. Известно, что в числе посещавших образовательные курсы «Толеранс» на Покровке были проживавшие в Москве выходцы из Средней Азии и республик Северного Кавказа.

Турецкая разведка пыталась использовать месхетинские общины в своих интересах на территории многих субъектов Южного федерального округа. По сведениям краснодарских чекистов и краснодарского краевого ГУВД, эмиссары турецких и других спецслужб в начале 2000-х гг. активно использовали месхетинские общины для сбора развединформации о военных и экономических объектах Кубани [2].

В 2000 г. ФСБ была разоблачена группа турецких разведчиков-нелегалов, заброшенных в Краснодарский край. Двоим из них помимо обычного для шпионов занятия - сбора военной и политической информации, была поставлена задача формирования подконтрольных мусульманских общин из числа месхетинцев и черкесов. Им было приказано активно втягивать людей в свой бизнес, привязывать к себе деньгами [14]. В 2002 г. на территории Краснодарского края было выловлено 8 турецких шпионов [2].

В 2008 г. правоохранительными органами была пресечена деятельность функционеров «Нурджулар», действовавших в Карачаево-Черкесии. Турецкие эмиссары в этой республике пытались наладить связи с представителями местной месхетинской общины.

В апреле 2009 г. российские СМИ сообщили о том, что в Дагестане в ходе совместной операции органов ФСБ, Управления по противодействию экстремизму МВД и ОМСН (СОБР) МВД была пресечена деятельность запрещенной организации «Нурджулар». Органами МВД в дагестанском городе Избербаш был установлен адрес, где собирались члены этой религиозной организации. Среди них оказались 9 граждан России, 7 граждан Азербайджана и координатор деятельности «Нурджулар» в России гражданин Турции Эрдемир Али Ихсан.

Установлено, что данный гражданин Турции в период пребывания на территории России в 2009 г. проводил сборы активистов этой организации в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Костроме, Ярославле, Казани и Красноярске. На этих сборах изучалась экстремистская литература, обсуждались планы деятельности организации в России. Граждане Азербайджана, входившие в избербашскую ячейку организации, совершали миссионерские «вояжи» за пределы Дагестана с целью ведения антироссийских проповедей среди турок-месхетинцев и представителей других этнических групп в соседних республиках - Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Известно, что уже в 1990-е гг. в России в местах компактного расселения турок-месхетинцев у проповедников «Нурджулар» появились конкуренты. В эти годы отмечалось появление ваххабитских эмиссаров в среде турок-месхетинцев, проживающих в российских регионах. Так, к примеру, в 1997 г. в г.Шахты Ростовской области прибыл называющий себя «имамом» проповедник, который, по словам ростовского муфтия Джафара Бикмаева, был приверженцем ваххабизма. Ваххабитский миссионер ходил с проповедями по домам, в которых живут турки-месхетинцы [15].

19 июня 2000 г. в Законодательном собрании Краснодарского края (ЗСК) прошло совещание, на котором обсуждались миграционные процессы в регионе. С докладом на эту тему выступил заместитель главы администрации края Н.Харченко, который, опираясь на данные правоохранительных органов, сообщил о том, что среди месхетинских турок действуют эмиссары ваххабитов [16].

В Ростовской области в настоящее время функционируют нелегальные мечети (среди населения области за ними закрепилось название «малые мечети»), при них действуют «мусульманские общины», в которых ведут «образовательную» деятельность нелегальные медресе. В частности, в области действует несколько «неофициальных» мечетей, прихожанами которых преимущественно являются выходцы из Дагестана и других северокавказских республик.

Такие мечети не подчиняются ни одному из духовных управлений мусульман, зарегистрированных в России, и, по существу, представляют собой автономные религиозные организации, которые нередко нигде не зарегистрированы. Во многих случаях «подпольными» и «нелегальными» эти мечети можно называть весьма условно, т.к. их прихожане ни от кого не скрывают существование этих автономных религиозных общин.

Созданные нелегально «малые мечети» используются представителями различных радикальных религиозных организаций, в т.ч. запрещенных к деятельности на территории России. Занятия в нелегальных медресе при частных мечетях проводят приверженцы исламского радикализма - салафиты/ваххабиты, хизб-ут-тахрировцы, ихванисты (члены организации «Братья-мусульмане»), «Джамаат Таблиг» (таблиговцы). В «малых мечетях» Ростовской области эти организации периодически проводят «дагваты» (призывы) для вовлечения в свою организацию новых адептов. Посещают эти подпольные медресе и представители турецко-месхетинской молодёжи [17].

В октябре 2006 г. автор данной статьи в посёлках и станицах Краснодарского края беседовал с местными турками-месхетинцами. Уже тогда представители старшего поколения данной этнической группы отмечали, что под влиянием общения с молодыми выходцами из Дагестана, которые обучаются в краснодарских ВУЗах, отдельные представители месхетинской молодёжи увлекаются идеями «чистого ислама», и упрекают представителей старшего поколения в том, что те исповедуют «неправильный ислам», «ширк» (идолопоклонство), «язычество под видом ислама».

Кроме того, представители старшего поколения турок-месхетинцев отмечали такое явление как «кавказизация» месхетинской молодёжи, когда молодые турки начинают копировать поведение и манеру речи выходцев из Дагестана. При этом представители старшего поколения данной этнической группы высказывали мнение, что менталитет и манера поведения турок-месхетинцев всегда отличались от аналогичных характеристик народностей Дагестана, и высказывали недовольство подобным «подражательным» поведением месхетинской молодёжи. По словам турок-месхетинцев, с которыми приходилось автору общаться в Краснодарском крае, для месхетинского сообщества Ставропольского края, с которым у них имеются родственные связи, также актуальна «кавказизация» молодёжи [17].

5 августа 2005 г. вице-губернатор Ростовской области Виктор Водолацкий на пресс-конференции отмечал, что в восточных районах области (Ремонтненском, Сальском и др.) отдельные проживающие там представители народностей Дагестана и объединившиеся с ними турки-месхетинцы (главным образом, молодежь) позволяли себе акты агрессии по отношению к русскому населению [8,18].

В свете вышеописанных фактов «кавказизации», представляет интерес информация о поведении в российской армии турок-месхетинцев, призванных на срочную службу по призыву. Поскольку в российской армии имеют место проявления этнической «дедовщины», турки-месхетинцы примыкают к той этнорегиональной группе солдат, которая «правит» в казарме: если в воинской части тон задают представители кавказских народов, то месхетинцы примыкают к ним, позиционируя себя также в качестве кавказцев, а если воинскую часть «держат» русские военнослужащие, то они не позиционируют себя как кавказцев, а, наоборот, подчеркивают свою российскую общегражданскую идентичность.

Отмечены случаи, когда служащие в воинских частях, расквартированных в Приволжско-Уральском военном округе, представители народов Дагестана и примыкающие к ним «кавказизированные» турки-месхетинцы открыто позиционировали себя в качестве салафитов (ваххабитов) [17].

Имеются данные о том, что в Центральной России и Сибири молодые турки-месхетинцы становятся членами интернациональных молодёжных «джамаатов». По мнению исламоведа Ахмета Ярлыкапова, на Севере России, «благодаря» наличию молодёжных «джамаатов», радикализация молодых мусульман (выходцев из южных регионов России) усиливается [19]. Среди молодёжи традиционный ислам сдает позиции под напором привнесённых из-за рубежа радикальным фундаменталистских версий ислама. Подобные «джамааты» являются основой экстремистских движений. В «джамаатах» распространены идеи радикального исламизма, поскольку многие их лидеры получали религиозное образование в Саудовской Аравии и других арабских странах.

Члены бандподполья воюют не за создание независимых национальных государств, и не за присоединение земель юга России к территории турецкого государства. Главная их цель - разрушение «безбожной империи», как они называют Россию, и создание на Северном Кавказе территории, находящейся под управлением законов шариата, и которая стала бы одной из основ для объединения всех мусульман мира во всемирный халифат. Для членов ваххабитских «джамаатов» этническая принадлежность человека не имеет значения, они знают только один народ - мусульманский, и только одну нацию - исламскую нацию граждан всемирного халифата.

То, что среди проживающих в регионах России турок-месхетинцев имеются приверженцы «радикального ислама» - факт, который уже невозможно не замечать. Пока эти люди составляют относительно незначительное количество в общей массе месхетинцев в России. Однако число приверженцев религиозного радикализма среди них с каждым годом будет увеличиваться [17].

Как указывалось выше, неблагоприятным фактором, способствующим распространению идей радикального ислама в среде турок-месхетинцев, является географическая близость Краснодарского края к Крыму. Кубанские и ростовские месхетинцы поддерживают связи с турками-месхетинцами, проживающими в Крыму и прилегающих областях Украины. Российские турки-месхетинцы приезжают на территорию Украины, как правило, по рекомендациям родственников, для получения религиозного образования. Приезжают из разных регионов России, в частности, из Ростовской области и Краснодарского края.

Во многих случаях, они подпадают под влияние Духовного управления мусульман Украины, руководство которого является сторонником хабашизма. Однако среди прибывших из России турок-месхетинцев в Донецкой, Херсонской областях и в Крыму активно ведут пропаганду адепты ваххабизма, «Хизб-ут-Тахрир» и других радикальных исламских течений. Среди приверженцев организации «Хизб-ут-Тахрир» в Крыму есть и постоянно проживающие здесь турки-месхетинцы.

Турки-месхетинцы Чаплынского района Херсонской области Украины поддерживают связи не только со своими родственниками в Краснодарском крае и Ростовской области, но и с месхетинцами, проживающими в Казахстане и Киргизии [20].

По злой иронии судьбы, именно в Ферганской долине, откуда на закате советской эпохи были изгнаны месхетинские турки, сложилось мощное исламистское движение (ваххабиты, адепты «Хизб-ут-Тахрир»), которое вовлекло в свои ряды и представителей турецко-месхетинского народа. Это исламистское движение обросло связями с исламистами Афганистана, Пакистана и Ближнего Востока. Именно из Ферганской долины проповедники «истинного ислама» шли распространять свои учения в другие районы Средней Азии, вовлекая в сети своего интернационального сообщества представителей самых разных народов, в т.ч. и турок-месхетинцев.

Целесообразно привести данные о распространённости идей исламского радикализма среди месхетинцев, проживающих в Средней Азии. По данным Н.Курбановой, в рядах движения «Хизб-ут-Тахрир» в Киргизии около 15 тыс. чел., из которых 20% составляют, наряду с кыргызами и узбеками, представители не местного населения - татары, русские, курды, чеченцы, турки-месхетинцы [21]. По данным Р.С.Саидова (2010 г.), среди членов «Хизб-ут-Тахрир» в Казахстане и Киргизии не менее 300 турок-месхетинцев [1].

В настоящее же время контакты турецких околоправительственных структур с национальными организациями тюркских народов в постсоветских странах осложнены тем, что традиционная апелляция Анкары к тюркской этнокультурной идентичности встречает противодействие со стороны радикал-исламистов (приверженцев ваххабитских и других панисламистских течений). Тем не менее, пантюркистская идеология, распространяемая приверженцами «Нурджулар» (нурсистами), имеет определённое количество приверженцев среди представителей народов, традиционно исповедующих ислам, в т.ч. среди турок-месхетинцев.

Как мы увидим дальше, ваххабитские и другие панисламистские течения в головах их приверженцев не всегда находятся в состоянии антагонизма с пантюркистскими идеями. Реальность такова, что в сознании многих адептов нетрадиционных для России течений ислама уживаются, казалось бы, совершенно несовместимые между собой учения.

В последние годы «нурсистские скандалы» регулярно вспыхивают в России, государствах Средней Азии, в Азербайджане. Ячейки «нурсистов» рассредоточены по всей России – и в Поволжье, и в Сибири, и в Дагестане, и в Калининграде. Возникает вопрос: способны ли нурсисты находить общий язык с ваххабитами, представителями «Хизб-ут-Тахрир» и других радикальных исламистских течений? Возможен ли союз (пусть даже временный) между представителями «Нурджулар» и приверженцами различных направлений исламского радикализма?

Казалось бы, на этот вопрос можно дать лишь отрицательный ответ. С начала 1990-х гг. одним из основных направлений деятельности турецких околоправительственных структур на постсоветском пространстве было противодействие деятельности саудовских ваххабитов и других своих идеологических конкурентов [1,6].

Если мы заглянем в обсуждения на ваххабитских (салафитских) интернет-форумах, то мы увидим что ваххабиты называют нурсистов сектантами, язычниками и еретиками, обвиняют их во внедрении «бидгата» (недопустимых новшеств) в религиозную практику, обвиняют нурсистов в том, что последние практикуют различные виды «идолопоклонства» («ширка») [22,23]. Одно из частых обвинений салафитов в адрес нурсистов на интернет-форумах вызвано заявлениями последних о том, что молитву и пост можно пропускать, если ты политик и занят делами, на которых можешь принести пользу «общему делу мусульман», либо занимаешь какую-либо иную должность, на которой можешь принести пользу мусульманам.

Ваххабиты не могут забыть и о проповеди Фетхюллаха Гюлена, в которой он выступил с заявлением о дозволенности девушкам снимать платок в высших учебных заведениях, если того требуют власти. Такую позицию лидер движения обосновал тем, что получение высшего образования важнее соблюдения норм шариата относительно внешнего вида. В своё время это заявление вызвало критику со стороны сторонников исламизации турецкого общества.

При прочтении обсуждений на интернет-форумах складывается впечатление, что нурсисты (которых ряд исламоведов в России считают «умеренными исламистами») и радикал-исламисты неспособны достичь «консенсуса». Однако на практике мы увидим, что на территории России и других стран СНГ нурсисты, ваххабиты, ихванисты, таблиговцы и представители «Хизб-ут-Тахрир» вполне способны находить взаимопонимание по многим вопросам.

Следует указать, что в современный период в России уживаются друг с другом представители самых разных течений радикального ислама, которые на территории других стран зачастую являются непримиримыми врагами: ваххабиты, хизб-ут-тахрировцы, ихванисты («Ихван-аль-Муслимун» - «Братья-мусульмане»), таблиговцы (организация «Таблиги джамаат»). Известно, что представители этих течений вполне уживаются друг с другом в составе молодёжных интернациональных «джамаатов», действующих на территории России (как говорилось выше, в этих «джамаатах» состоят и исследуемые нами молодые турки-месхетинцы). В Тюменской области России действуют и совместно занимаются миссионерской деятельностью ваххабиты, хизб-ут-тахрировцы и таблиговцы, фактически рука об руку.

Ещё в середине июля 1997 г. в украинском городе Ирпень состоялась конференция представителей различных радикал-исламистских организаций, где обсуждались вопросы взаимодействия с властными структурами и обретения юридического статуса на территории стран СНГ. На это мероприятие приехали как представители арабских стран (Саудовской Аравии и др.), так и эмиссары из Турции. Среди участников конференции были представители организаций «Братья-мусульмане» и «Хизб-ут-Тахрир», присутствовали и нурсисты. В мероприятии участие приняли также представители Меджлиса крымско-татарского народа и лидеры турок-месхетинцев Украины.

Следует указать, что идеологическим внешнеполитическим ориентиром членов Меджлиса крымско-татарского народа всегда являлся турецкий ислам в пантюркистской версии «Нурджулар», однако при этом лидеры крымско-татарских националистов всегда старались сохранять тёплые отношения с арабскими спонсорами-ваххабитами.

На территории Украины в подконтрольных Духовному управлению мусульман Крыма (ДУМК) медресе турецкие преподаватели из организации "Нурджулар" работают совершенно беспрепятственно. Несмотря на, казалось бы, принципиальные идеологические противоречия, в Крыму в Азовском лицее исламских наук, Красногвардейском медресе хафизов и Симферопольском медресе хафизов вместе с нурсистами спокойно уживались последователи организации "Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами" и ваххабиты. Известно, что образовательную деятельность Азовского лицея исламских наук и многих других исламских образовательных учреждений Крыма финансирует турецкий фонд «Азиз Махмуд Худаи Вакуфы».

В 2004 г. отстранение руководством ДУМК от своих должностей имамов центральных городских мечетей Белогорска, Джанкоя, Алушты, а также ряда сельских мечетей Белогорского, Джанкойского, Нижнегорского и Бахчисарайского районов Крыма было вызвано именно причастностью этих имамов к деятельности "Хизб-ут-Тахрир" и ваххабитского сообщества Крыма [24]. Все отстраненные прошли в свое время курс подготовки в Азовском лицее исламских наук, где своими знаниями с ними делились как преподаватели из «Хизб-ут-Тахрир», так и преподаватели-нурсисты. Известно, что, по крайней мере, до 2008 г. среди учащихся Азовского лицея исламских наук и Симферопольского медресе хафизов были и турки-месхетинцы, в т.ч. граждане России.

В настоящее время в одном из частных домов с.Морское на южном берегу Крыма действует частное медресе. Директором медресе является крымский татарин по имени Эдуард, который несколько лет назад принял другое имя – Абдулла. Эдуард не скрывает, что является единомышленником Фетхюллаха Гюлена и считает, что Крым должен принадлежать Турции. Один из преподавателей медресе – турок-месхетинец, про которого известно, что его семья живёт в Донецкой области. Среди преподавателей медресе присутствуют члены организации «Хизб-ут-Тахрир».

Преподаватели не скрывают от шакирдов информацию о том, что медресе существует на деньги некоего турецкого мецената, пожелавшего остаться анонимным. Известно, что в 2011 г. один из преподавателей медресе ездил в США на встречу с Гюленом. Среди шакирдов есть и турки-месхетинцы, в т.ч. - граждане России. Часть шакирдов живёт при медресе постоянно, остальная часть – приезжает из других населённых пунктов Крыма. В течение уже 3 лет во время курортного сезона часть шакирдов этого медресе привлекается на работу в организованную преподавателями на территории нескольких населённых пунктов Крыма сеть летних кафе.

Интересно, что в этих кафе туристам продают и алкогольные напитки, несмотря на запрет алкоголя в исламе. Однако в одном из кафе данной сети алкоголь не реализуется, эта организованная преподавателями медресе сезонная точка общепита считается халяльной. Данное халяльное кафе де-факто является дискуссионным клубом, в котором за чашкой чая мирно ведут диспуты нурсисты, ваххабиты и «хизбуттахрировцы».

Среди лидеров «Хизб-ут-Тахрир» в Крыму известен проживающий в посёлке Октябрьский некий Мурад М., турок-месхетинец, гражданин России, проживающий нелегально на Украине с 2003 г. [25]. Он активно занимается пропагандой создания всемирного халифата как среди местного крымско-татарского населения, так и среди приезжающих из России с целью «духовного просвещения» турок-месхетинцев.

Среди проживающих в Крыму турок-месхетинцев есть и приверженцы собственно ваххабитской идеологии. Крымские приверженцы радикального ислама поддерживают связи с членами молодёжных «джамаатов», действующих на территории Российской Федерации.

В связи с распространением радикальных исламских идеологий на территории стран СНГ ряд мусульманских теологов отмечает появление феномена известного как «крымский вариант» радикал-исламизации, когда один ребёнок в семье – ваххабит, другой – «хизбуттахрировец», а отец (глава семьи) придерживается традиционного ислама [26]. В настоящее время в семьях турок-месхетинцев на территории Ростовской области зафиксирован похожий феномен: когда один ребёнок в семье приверженец пантюркистских идей «Нурджулар», другой – ваххабит, третий – «хизбуттахрировец», а родители придерживаются традиционного ислама ханафитского мазхаба.

Нурсисты находят общий язык с представителями различных радикал-исламистских течений и на территории Казахстана. Так, в ауле Третий Интернационал Кармакшинского района Кызылординской области Казахстана в семьях турок-месхетинцев и в смешанных казахско-турецких (казахско-месхетинских) семьях наблюдается картина, схожая с «крымским вариантом» в семьях турок-месхетинцев Ростовской области: когда нурсисты в семьях спокойно сосуществуют с ваххабитами и представителями «Хизб-ут-Тахрир».

Большинство населения в этом селе составляют турки-месхетинцы. Нурсисты, ваххабиты и «хизбуттахрировцы» собираются на совместные чаепития, где мирно дискутируют на актуальные для них темы. Известно, что в 90-е гг. ХХ в. аул Третий Интернационал посещали проповедники радикальных форм ислама, из числа молодых людей, получивших образование в учебных заведениях соседнего Узбекистана. Периодически аул посещают с «визитами дружбы» приезжающие из Турции нурсисты из числа турок-месхетинцев, окончивших казахско-турецкие лицеи и переселившихся из Казахстана в «метрополию».

В последние годы в аул на «побывку» периодически приезжают бородатые гости из Тюменской области России. Местные жители (турки-месхетинцы и казахи) освоили «отхожий промысел»: выезжают на заработки в этот нефтеносный регион. Очевидно, что исламисты с разных концов бывшего Советского Союза нашли общий язык. В мусульманской умме Тюменской области доминируют представители радикальных течений ислама, и трудовых мигрантов из Средней Азии они рассматривают как свой «электорат».

На самом деле нет ничего удивительного в том, что общий язык между собой находят считающиеся «умеренными исламистами» нурсисты и представители ваххабизма, «Хизб-ут-Тахрир» и других радикал-исламистских течений. Сближает их между собой ненависть к России – «государству кафиров», ненависть к Православию – которое этими людьми расценивается именно как «русская религия», общее желание разрушить российское государство. Приверженцы разных течений нетрадиционных для народов России форм ислама легко находят общий язык между собой для достижения общей цели - уничтожения России как государства и построения всемирного халифата.

После распада СССР, какие только удивительные антироссийские альянсы мы не наблюдаем на почве общей ненависти к России, ко всему русскому. Понятно, что эта ненависть к России не является нормой для этих народов. Эта ненависть к России и к русским посеяна именно проповедниками из арабских стран, Турции и Пакистана, которые после распада СССР получили возможность невозбранно вести свою миссионерскую антироссийскую деятельность на постсоветском пространстве.

Показательно, что в той же Тюменской области невооружённым взглядом видна деятельность ваххабитов, «хизбуттахрировцев» и «таблиговцев» - фактически они «работают» не таясь. Между тем приверженцев «Нурджулар» в регионе не видно и не слышно, можно сказать - они ведут себя тише воды, ниже травы. И такая картина – практически во всех регионах России, где представлены приверженцы нетрадиционных для нашей страны течений ислама. Понятно, что вовсе не нурсисты доминируют среди приверженцев «нетрадиционного» ислама в России.

Возможно, это одна из причин, по которой адепты «Нурджулар» в России вынуждены идти на идеологические уступки своим «братьям» из числа представителей различных исламских течений. Так, нурсисты вынуждены признавать необходимость ношения хиджаба для женщин, а знаменитую проповедь Гюлена о необязательности хиджабов для девушек учащихся в ВУЗах объясняют необходимостью временной тактической уступки турецким кемалистам (сторонникам светского государства). Признают нурсисты и обязательность пятикратного намаза.

Обращённая к радикал-исламистам риторика нурсистов России очень напоминает риторику организации «Братья-мусульмане»: мол, все мы мусульмане, надо избегать разногласий и находить общий язык, чтобы строить халифат путём объединения всех правоверных. Любят нурсисты говорить и о том, как хорошо жилось всем мусульманам, когда халифами были османские султаны.

Среди значительной части мусульманской молодёжи в разных регионах России распространяются убеждения, что в условиях, «когда везде господствует несправедливость и коррупция», наилучшее решение - это ввести шариат. И приверженцы «Нурджулар» напоминают своим оппонентам о том, что Саид Нурси проповедовал установление шариатского правления. Напоминают и о том, что деятельность Ф.Гюлена в сфере исламизации турецкого общества породила недовольство турецких военных, которые традиционно являются «хранителями светскости турецкого государства».

25 мая 2007 г. правительственная «Российская газета» сообщила о том, что представители Центра общественных связей (ЦОС) ФСБ России рассказали журналистам: брошюрами Саида Нурси пользовались арестованные члены организации "Хизб-ут-Тахрир" [27]. По мнению ряда экспертов, в тот период российскими спецслужбами так и не был произведён тщательный анализ мировоззрения каждого из арестованных участников "Хизб-ут-Тахрир", с привлечением экспертов-исламоведов и мусульманских теологов.

А ведь найденные брошюры Саида Нурси указывают на возможность того, что арестованные экстремисты в своей деятельности руководствовались эклектичной (синкретической) исламистской идеологией, включающей как элементы учения Нурси, так и запрещенной партии «Хизб-ут-Тахрир». Нельзя исключать, что это был «джамаат», в котором нашли общий язык «хизбуттахрировцы» и приверженцы учения «Нурджулар».

В истории борьбы правоохранительных органов России с радикал-исламистами есть, как минимум, один случай, когда члены «боевого джамаата» были приверженцами своеобразного радикал-исламистского синкретизма. В результате проведения спецоперации силами МВД 25 ноября 2010 г. в Нурлатском районе Татарстана была уничтожена группа вооружённых радикал-исламистов в количестве 3 чел. Позднее выяснилось, что группа радикалов не ограничивалась тройкой ликвидированных. В своей деятельности члены «джамаата» руководствовались эклектичной исламистской идеологией, включающей элементы как ваххабитского учения, так и организации «Хизб-ут-Тахрир» [28].

Приверженцы «Хизб-ут-Тахрир» в крымском с.Морское, о которых рассказывалось выше (среди них были как крымские татары, так и турки-месхетинцы) с почтением относятся к идеям С.Нурси и Ф.Гюлена, а на досуге любят обсуждать привезенные из Турции книги, повествующие о великом прошлом Османской империи. Известно, что многие крымские «хизбуттахрировцы» придерживаются мнения о том, что именно «реисламизированная» Турция должна стать ядром халифата, столицей которого будет Анкара.

К сожалению, многие представители турецко-месхетинской молодёжи легко подхватывает пропагандируемые ваххабитами и «Хизб-ут-Тахрир» идеи, поскольку видят в них надежду на возрождение своего народа под зелёным знаменем ислама. При отсутствии базового религиозного образования, основанного на наследии традиционного для народов России ханафитского мазхаба, молодежь легко проникается экстремистскими идеями. В среде турок-месхетинцев это создает благоприятную почву для роста «электората» ваххабитских сообществ, «Хизб-ут-Тахрир» и других радикал-исламистских организаций.

На территории России усиления исламистских (прежде всего ваххабитских) настроений особенно следует ожидать среди тех представителей месхетинской молодёжи, которые подверглись «кавказизации», тесно общаясь с выходцами из Дагестана и других республик Северного Кавказа.

Некогда популярные среди части турок-месхетинцев пантюркистские и националистические идеи сейчас в месхетинской среде уступают приоритет панисламистским течениям [17]. Однако, как мы видим, эти панисламистские веяния не всегда находятся в прямом противоречии с пантюркистскими идеями. «Соединение» пантюркистской и панисламистских идеологий в головах приверженцев «джихада до победного конца» вряд ли породит какие-то принципиально новые угрозы для России, но мониторинг настроений в среде приверженцев нетрадиционных для России течений ислама со стороны ФСБ и Управления противодействия экстремизму МВД в любом случае должен осуществляться в режиме «нон-стоп». Со стороны спецслужб ответы на антироссийскую деятельность этих внутренних врагов российского государства всегда должны быть оперативными и жесткими.

Тот факт, что в сознании сторонников джихада против России панисламистские идеи вполне уживаются с идеологией пантюркизма, говорит о том, что в будущем нельзя исключать возникновения ситуативного альянса (скорее всего, временного) между нурсистами и приверженцами различных направлений «арабоцентричного» панисламизма. В каких именно формах осуществится этот союз сторонников джихада против России, сейчас сказать сложно, но мы не можем отрицать возможности возникновения объединения приверженцев антироссийских исламистских идеологий.

Нельзя исключать и появления новой синкретической радикал-исламисткой идеологии, в которой переплетутся «ценности» «Нурджулар», «Хизб-ут-Тахрир», ваххабитской идеологии и других нетрадиционных для России исламских течений. И мечты о халифате в головах адептов этой синкретической идеологии будут прочно ассоциироваться с Анкарой, особенно в случае, если в последней приверженцы принципов светского государства окончательно потерпят поражение.

http://journal-neo.com/?q=ru/node/15340