Туркестанское восстание и современность

Президент Киргизии подписал указ об учреждении нового праздника, который придётся на 7 и 8 ноября, названных в республике Днями истории и памяти предков. Речь идёт об увековечивании памяти восстания народов Средней Азии против Российской империи, случившееся в 1916 году — киргизы как раз были самим активными участниками того восстания.

Указ президента о новом празднике уже породил сильное недовольство у части российской элиты. В частности, вице-спикер Государственной Думы, член фракции ЛДПР Игорь Лебедев выступил с резкой оценкой этого праздника, назвав его «плевком в лицо России» — потому что то восстание носило откровенно русофобский характер. Впрочем, в Киргизии ловко парировали слова вице-спикера, намекнув, что новый праздник во многом стал вынужденным шагом.

Дело в том, что народ в республике привык к выходным праздничным дням в начале ноября. Здесь празднования Октябрьской революции, на государственном уровне проходило вплоть до самого последнего времени. Между тем, память об Октябрьской революции у нового поколения жителей Киргизии стала уже вымываться. Да и сама Россия официально отказалась от 7-го ноября в пользу Дня народного единства. Поэтому и Киргизия переформатировала ноябрьские праздники со своим национальным уклоном. При этом власти республики категорически отрицают русофобский характер новых празднований.

Киргизия - русское население

Киргизия - русское население

«Утверждение депутата Госдумы о том, что «киргизы сделали национальным праздником день восстания Киргизии против России», свидетельствует о полном непонимании им контекста событий, – говорится в заявлении киргизской администрации президента. — События 1916 года совершенно справедливо трактуются в нашей стране как причина позитивного восприятия Октябрьской революции. Потому что реально смена власти в тогдашней России дала шанс не только киргизам, но и другим народам, жившим под колониальным гнётом, сохраниться и обрести в течение ХХ века собственную национальную государственность… События 1916 года – национальная трагедия, и даты ни для одного кыргызстанца праздником никогда не были и не станут».

То есть, для Киргизии, по словам администрации президента, это даже не праздник — а памятная и трагическая дата… Что ж, посмотрим, так ли это будет на самом деле. А пока предлагаем вашему вниманию два материала о восстании 1916 года, опубликованных в прошлом году, к столетию самого трагического события. Это обстоятельная статья известного и уважаемого историка Андрея Ганина (она строго основана на исторических документах) и публикация Ивана Прошкина, где говорится об исторических уроках и о современном восприятии части киргизского общества событий столетней давности. Честно скажем — это восприятие в стране, являющейся союзницей России, нас, россиян, сегодня не может не тревожить...

УРОКИ ТУРКЕСТАНСКОГО ВОССТАНИЯ

Прошло ровно сто лет с начала восстания 1916 года в Туркестане. Революции 1917 года заслонили собой эту трагическую страницу прошлого, но раны, нанесённые восстанием, не зажили до сих пор. Историки разных стран ломают копья на предмет того, что это было — национально-освободительное движение против гнета Российской империи, стихийный всплеск национализма и дикости или же попытка местной родовой аристократии удержать власть. А некоторые политики Центрально-Азиатского региона пытаются спекулировать на крови 1916 года, выставляя счета современной России.

туркестан история

Основные битвы и осады завоевания Туркестана в таблице:
https://goo.gl/d2v4Gv

Забытый резерв империи

К лету 1916 г. Россия уже два года участвовала в тяжелейшей Первой мировой войне, ставшей проверкой на прочность для всей империи Романовых. В обстановке полного напряжения сил и ресурсов страны и разгорелось восстание в Туркестане.

Коренное население региона пользовалось рядом привилегий: было освобождено от призыва, не гибло на фронтах и не гнило в окопах, а занималось хозяйственной деятельностью. После присоединения Средней Азии Россия принесла в этот отсталый регион железные дороги, оросительные каналы, медицинское обслуживание, которое резко сократило смертность, почту, телеграф, промышленность. Новшества вели к постепенной утрате власти и авторитета местной родовой аристократией, которая этого не хотела.

Ресурсы воюющей империи были не безграничны, и на втором году войны власти обратили внимание на не задействованное в обороне страны многомиллионное инородческое население. 25 июня 1916 г. император Николай II подписал Высочайшее повеление о привлечении мужского инородческого населения империи от 19 до 43 лет для оборонительных работ на фронте. Речь шла о трудовой мобилизации на рытьё окопов с выплатой жалованья (рубль в сутки) и казенным содержанием. Предполагалось призвать 8% мужского туземного населения. Но ответом стал опасный в военное время, а равно и бессмысленный мятеж в Туркестане (Средняя Азия) и Степном крае (Казахстан), отвлекший значительные силы на своё подавление.

В Семиречье, на границе с Китаем, в июле 1916 г. распространились нелепые слухи о том, что

«русские хотят отобрать самый здоровый элемент мусульман, послать на театр военных действий на работы впереди русских солдат, где русские и германские войска их перебьют, и таким образом будет достигнута задуманная русскими цель уничтожения мусульманства».

Степь заволновалась, а молодёжь призывного возраста начала собираться в банды дезертиров.

Мятеж дезертиров

10 июля несколько тысяч киргизов постановили не подчиняться приказу. Постепенно туземное население перешло к активному протесту, что выражалось в нападениях толп местных жителей на русских. В Семиречье, которое активно осваивали русские переселенцы, наиболее выраженной была ненависть к ним в связи с земельным вопросом. Незадолго до событий, в 1915 г., было проведено разоружение русских переселенцев и в действующую армию отправлено 7500 берданок. Переселенцы оказались беззащитными, а войск в регионе было мало.

17 июля Туркестанский военный округ был переведен на военное положение, туркестанским генерал-губернатором 22 июля назначен крупный военный деятель и администратор, блестящий знаток края генерал-адъютант А.Н. Куропаткин — ветеран присоединения Туркестана к России. В регион были направлены правительственные войска с санкцией на любые меры, вплоть до уничтожения сопротивлявшихся аулов.

День ото дня донесения становились тревожнее. Повстанцы перерезали телеграфное сообщение Семиречья с Ташкентом, начали блокировать воинские команды и нападать на них. Участились случаи нападений на русское гражданское население: были убиты несколько переселенческих топографов, киргизы разгромили почтовые станции, некоторые русские селения оказались в окружении и подвергались разгрому, причем имелись убитые, раненые и захваченные. Восставшие угоняли домашний скот. 9 августа киргизы напали на село Григорьевка, которое было сожжено и разграблено, а жители вынуждены бежать.

Киргизы были вооружены разнообразным оружием, в том числе устаревшим (кремневые и фитильные ружья, берданки), самодельным (пики, топоры, насаженные на длинные палки) и захваченным у одиночных русских солдат. 6-7 августа повстанцы захватили слабо охранявшийся транспорт, перевозивший 170 берданок и 40 000 патронов. Погибли 3 солдата. Факт захвата крупной партии оружия явился мощным стимулом к активизации борьбы против русских. Часть оружия поставляли китайцы. Манапы (родовая знать) получали часть денег с продажи оружия — восстание приносило им прибыль.

Борцы с женщинами, детьми и интеллигентами

К 10-11 августа повстанцы перерезали телеграфную связь с Пишпеком, Пржевальском, Верным и Ташкентом, стали терроризировать русское население: грабили и громили дворы, убивали и захватывали жителей, насиловали женщин. В ответ русское население сформировало охранные дружины.

11 августа дунгане перебили большинство крестьян села Иваницкого. Перебито было население деревни Кольцовка, уцелевшие бежали в Пржевальск. 12 августа от рук киргизов погибли два офицера и группа казаков. Тела офицера и семи казаков были обезображены.

«Смерть их [-] весьма тёмное дело, так как по доходившим до меня слухам, они с несколькими нижними чинами были брошены своими частями на произвол судьбы», 

— отметил в своем докладе заведующий разыскным пунктом в Верном и Семиреченской области.

Восстание настолько разрослось, что начались настоящие боевые действия. Наблюдалась организованность и координация действий между восставшими скопищами. Около 10 августа начальник Пишпекского уезда подполковник Рымшевич с воинской командой оказался осаждён в станице Самсоновской и провел в осаде несколько суток, к 12 августа их освободил высланный из Верного конный отряд. Правительственные войска восстановили телеграфное сообщение Пишпек — Токмак. В районе последнего произошел настоящий бой восставших с конной командой из 42 человек. Мятежники потеряли до 200 человек, правительственные войска — одного казака.

Убийства и истязания одиночных русских продолжались. Были разграблены почтовые станции по правому берегу реки Нарын, убит пристав и его конвой, разгромлены населенные пункты Белоцарское и Столыпинское. Положение русских жителей усугублялось отсутствием в регионе русского мужского населения, мобилизованного на фронт. Первоначально киргизы уничтожали только сопротивлявшихся, однако вскоре стали уничтожать русских вообще. Свое выступление они воспринимали как священную войну против «кяфиров» (неверных). По мусульманской традиции убитые попадали в рай.

Был разорён Иссык-Кульский монастырь. Среди убитых — семь монахов и послушников. Священник И. Роик был уведен в горы и убит за несогласие принять ислам, его жена и дочь изнасилованы. Дикая расправа произошла 13 августа с 9 до 11 часов утра с беззащитными учащимися Пржевальской сельскохозяйственной школы, подвергшейся нападению кочевников.

«Кроме служащих школы там собрались жители села Высокого; большинство из них было перебито самым жестоким образом, а часть молодых женщин и девушек уведена в плен».

Были убиты управляющий школой, учителя, эконом и четыре ученика. Как сообщал свидетель И.А. Поцелуев,

«мне рассказывали несколько случаев очевидцы, что дунгане девочек-подростков разрывали на две части, наступив на одну ногу, за другую тянут кверху, пока жертва не разделится на две половины».

В отчёте о состоянии Туркестанской епархии за 1916 г. приведено свидетельство настоятеля Покровского прихода Е. Малаховского, который отмечал, что 14 августа по дороге в Пржевальск

«на пути стало попадаться много изуродованных убитых трупов русских людей, как взрослых, так и детей. Целую книгу можно написать о зверствах киргиз. Времена Батыя, пожалуй, уступят... Достаточно того, что на дороге попадались трупики 10-ти летних изнасилованных девочек с вытянутыми и вырезанными внутренностями. Детей разбивали о камни, разрывали, насаживали на пики и вертели. Более взрослых клали в ряды и топтали лошадьми. Если вообще страшна смерть, то подобная смерть ещё страшнее. Жутко становилось при виде всего этого».

Современник вспоминал:

«На лужайке в Самсоновке, внутри маленькой ограды расположены могилы русских, убитых во время восстания, среди них одна могила молодой и красивой девушки и студента, с таким же именем, как у меня. Они находились в ботанической экспедиции в горах, когда появился киргизский отряд. Спутники этих молодых людей торопили их садиться верхом и скакать как можно быстрее, но девушка оказалась слишком медлительной, собирая свои вещи и коллекции. Молодой студент, как галантный джентльмен, отказался бросить её, и они оба были убиты мятежниками».

В сельских районах киргизы истребляли русскоязычную интеллигенцию. Больше всего страдали простые люди, в особенности те, от кого туземцы видели только добро — врачи, учителя. В селе Иваницком был убит пржевальский участковый врач Левин, вырезана партия инженера Васильева, учителя и члены их семей. Начальник туркестанского управления земледелия и государственных имуществ телеграфировал министру 18 августа 1916 г.:

 «Получены сведения [о] гибели технической партии железной дороги или нашего министерства численностью сорок человек. [По] всем данным число жертв весьма значительно». 

Перед убийством своих жертв киргизами практиковались различные истязания — отрубание русским мужчинам половых органов, женщинам — грудей; отрезание ушей, выкалывание глаз.

Русское население опасалось выезжать из городов. Сельские жители бросали полевые работы и бежали в города. Киргизы же травили скотом их посевы и покосы. Отряд войскового старшины Бычкова между Верным и Пржевальском

«видел много жертв мятежа... Врач верненской городской больницы, лечившийся на Иссык-Куле, убит со старшей дочерью, также убита жена зубного врача Благер с сыном. Станции все разорены».

Всего, по данным переселенческой организации, в районе озера Иссык-Куль из столыпинских переселенцев убиты 1803 человека, пропали без вести 1212 человек. Больше других пострадали селения по южному берегу озера. 10 августа восставшими была уничтожена гидрометеорологическая станция на реке Джумгаль, служащие частью убиты, частью пленены.

Город Пржевальск, ожидавший со дня на день нападения, 11 августа был жителями забаррикадирован. Телеграфная связь с внешним миром оказалась прервана. Лишь в середине августа в город прибыл отряд правительственных войск и угроза была отведена. Однако вокруг города даже в начале сентября ещё происходили убийства одиночных русских.

Империя наносит ответный удар

Генерал А.Н. Куропаткин писал военному министру Д.С. Шуваеву 18 августа 1916 г. о местном населении:

«За период в 40 лет мы не приблизили к себе сердца этих простых, но ещё первобытных людей».

Куропаткин отрицательно относился к призыву на тыловые работы, но отменить решение императора было невозможно, оставалось только подавить восстание. 3 сентября 1916 г. Куропаткин записал в дневнике:

«В Семир[еченской] области киргизское население трёх южных уездов восстало. Приходится направлять туда значительные силы и просил присылки двух казачьих полков, что и исполнено.

Многие русские селения разгромлены, много жертв, разорение их полное. Особого вооруженного сопротивления ещё не было оказано. Решительные действия начнутся на днях. Двинул войска как со стороны Ташкента, так и со стороны Ферганы. Постоянного числа войск в крае оставлено не было.

Пришлось послать часть дружин ополчения, часть рот запасных батальонов. Войска мало сплоченные, недостаточно дисциплинированные... Озлобление между русским и киргизским населением растет. Киргизы допускали огромные жестокости. Русские не оставались в долгу... В общем, выставка рабочих явилась толчком, а недовольство киргиз русским режимом росло давно».

Постепенно власти начали брать ситуацию под контроль.

Испуганное и возмущённое русское население ответило насилием на насилие. Помимо организации дружин самоохраны доведенные до отчаяния жители устроили в Пржевальске киргизский погром, в котором в основном участвовали женщины. 12 августа в тюрьме Пржевальска при попытке побега были расстреляны заключенные-киргизы. Погибли около 80 человек. По донесениям с мест, в

«Беловодском участке русское население крайне озлоблено, вышло из повиновения пристава, уничтожает киргиз». 

В районе Беловодска 12 августа местная городская дружина захватила киргизов, которые убили шестерых крестьян-беженцев, изнасиловали женщин и выкололи детям глаза. Всего задержали 338 человек, 138 из которых отправили в пишпекскую тюрьму, но во время перевода в тюрьму при попытке побега они были убиты дружинниками. В селе Беловодское, где киргизами было убито много жителей, женщины уведены в плен, а дети замучены, в ночь на 13 августа местные русские крестьяне в ответ перебили 517 арестованных киргизов — участников восстания (по другим данным, это были китайцы-опийщики).

«За отсутствием оружия били палками и камнями, кололи вилами, потрошили серпами и косами»,

— сообщалось в одном из документов. Мародёрство проявлялось с обеих сторон. По мнению А.Н. Куропаткина,

«надо тяжко наказать киргиз, но сурово прекратить и самосуд русских, иначе правильная жизнь не восстановится».

Несмотря на численное превосходство в десятки, а иногда и сотни раз, киргизы не выдерживали столкновения с регулярными войсками. Под ударами правительственных войск часть киргизов ушла в горы и сдалась, другие бежали в Китай, везя с собой награбленное и русских пленников. Всего в Семиречье погибли не менее 2 325 русских жителей, пропали без вести 1 384. Потери киргизов точно неизвестны. По некоторым данным, погибли порядка 4 000 представителей коренного населения и еще около 12 000 погибли при бегстве в Китай, в том числе утонувшими и погибшими от огня китайских пограничников. До 164 000 человек бежали в Китай, часть вернулась, к маю 1917 г. там оставались около 70 000 беженцев.

За границей киргизы оказались в крайне тяжёлом положении перед угрозой голода и эпидемий. Они распродавали имущество и даже продавали детей. Основная масса русских пленников была киргизами убита, не делалось исключений ни для женщин, ни для детей. Русскому консульству в Кашгаре удалось спасти только 65 женщин.

Итоги восстания

16 октября Куропаткин провел совещание, на котором было принято решение о выселении 80 000 киргизов из Пишпекского и Пржевальского уездов, в которых более всего пострадало русское население и образовании Нарынского уезда. Решение было обусловлено замыслом выселить туземцев с территорий, на которых пролилась русская кровь. Пржевальский уезд намечалось заселить исключительно русским населением. Впрочем, эта мера в связи с революцией осуществлена не была. Весной 1917 г. киргизы стали возвращаться на прежние места жительства, чем вызвали недовольство и опасения русского населения.

17 октября Куропаткин телеграфировал в департамент полиции, что в Семиреченской области

«сопротивление мятежных киргиз можно признать сломленным... Принятыми семиреченским военным губернатором энергичными мерами удалось отстоять при относительно малых жертвах население Пишпекского и Верненского уездов и сдержать от восстания население уездов Копальского и Лепсинского. Защитить своевременно русское население Пржевальского уезда не было сил, и население этого уезда сильно пострадало. Зверски убито [в] этом уезде русских до двух тысяч, в подавляющем большинстве мужчин, уведено [в] плен и без вести пропало около одной тысячи, преимущественно женщин. Сожжено 1300 усадеб, разграблено около 1000 усадеб. Город Пржевальск отстояли, и он уцелел».

Экономическое благосостояние русского населения оказалось подорвано, уничтожено 15 000 десятин пашни. В одном только Токмакском районе сожжено 600 домов, 356 заимок, уничтожено 12 000 десятин посевов, общая сумма убытков составила около 500 000 руб. Общая сумма заявленного русским населением материального ущерба составила 30 995 424 руб.

Властями предпринимались меры по материальной и продовольственной помощи оказавшимся в бедственном положении на территории Китая киргизам. Временное правительство, продолжая в этом вопросе линию императорского правительства (выделявшего на эти нужды кредит в 50 000 руб.), осуществляло материальную помощь пострадавшим. Для поддержки возвращавшихся из Китая киргизов ассигновалось 5 миллионов руб., для помощи пострадавшему русскому населению Семиречья — 6 150 000 руб.

Кровь, пролитая в Семиречье летом 1916 г., не забылась. Весной 1917 г. в Пржевальском уезде ощущалась напряженность в связи с возвращением киргизов и предложениями властей примириться с ними. В докладной записке депутатов уезда главе Временного правительства отмечалось:

«Не может население простить киргизам выкалывание глаз, вырезывание языков, убийство невинных людей, насилование женщин, девушек и даже девочек. Не может оно простить киргиз — виновников полного своего разорения... Примирение необходимо, так как жизнь даже сейчас в Пржевальском уезде нестерпима и ужасна. Ни один киргиз не смеет показаться без охраны в населённых русскими местах, но и горе русскому крестьянину, заехавшему далеко в лес. Недавно еще, 11 марта сего года, киргизы убили 3 солдат, уехавших в горы на разведку. Русские бьют единичных киргиз почти ежедневно. Это обстоятельство, очевидно, неизвестно правительству, но это ужасный факт».

К февралю 1917 г. на тыловые работы отправились примерно 123 000 человек. Было утверждено 32 смертных приговора в отношении руководителей восстания. В марте Временное правительство приостановило отправку на тыловые работы, а в мае всех отправленных постановили вернуть по домам.

В 1917—1920 гг. в регионе развернулась кровопролитная Гражданская война. Определяющим фактором стало этно-конфессиональное и сословное противостояние. Бывшие переселенцы в основном поддержали красных; казаки и киргизы выступили на стороне белых. Уроки 1916 г. не должны быть забыты сегодня, тем более что трагические события того времени продолжают сохранять свою тревожную актуальность.

ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА В СРЕДНЕЙ АЗИИ: НЕНАВИСТЬ К РОССИИ СКВОЗЬ ВЕКА

Трагедию столетней давности вновь используют националисты Киргизии, чтобы ослабить союз двух стран. Сегодня, 25 июня исполняется ровно сто лет со дня приказа российского императора Николая Второго о мобилизации населения Средней Азии на прифронтовые работы.

Указ вызвал серьёзное недовольство местных жителей, что в скором времени вылилось в множество открытых бунтов по всему региону не только против чиновников из царской администрации, но и против проживавших там русских поселенцев. С приближением столетнего юбилея издания указа и начала восстания эта тематика начала всё больше политизироваться, а некоторые националистические силы в республиках Средней Азии прямо выступили с требованием компенсации у России.

Особенно активно эта истерия раскручивается в Киргизии, земли которой 100 лет назад стали территорией наибольшей активности восставших и настоящим полем боя с царскими войсками. Согласно императорскому указу, мобилизации подлежали порядка 450 тысяч мужчин в возрасте от 19 до 43 лет. Их планировалось направить на рытьё окопов и траншей, а также заняв некоторыми другими несложными тыловыми работами. Стоит при этом отметить, что в Российской империи коренные нерусские народы призыву в армию не подлежали — её им заменял специальный денежный налог. Посему новость об отправке в район ведения боевых действий большинство местных жителей встретили с недоумением.

К сожалению, местная царская администрация не удосужилась толком объяснить не только целей и смысла идущей войны с Германией и Австро-Венгрией, но и необходимость отправки в европейскую часть страны 400 тысяч местных жителей. Многие местные думали, что их отправляют не на тыловые работы, а непосредственно на фронт в состав боевых частей. Началось открытое неповиновение чиновникам, состоявшим из русских.

Полноценное восстание разразилось через полторы недели – 4 июля 1916 года со столкновений между царскими войсками и местными ополченцами в таджикском городе Ходжент. После этого бунт распространился по всей огромной территории региона — от туркменских степей и Каспийского моря до гор Памира и Тянь-Шаня. Николай Второй распорядился направить для усмирения бунтовщиков 30-тысячный хорошо вооруженный корпус.

Не имея возможности противостоять регулярным армейским частям, восставшие вымещали свою злобу на местном русском населении, которого к тому времени в Средней Азии было уже около трёх миллионов человек, что составляло примерно пятую часть населения всего региона. Селились здесь как казаки, так и крестьяне из центральных областей России, которые получили свободу передвижения после отмены крепостного права в 1861 году. Численность русских в Средней Азии стала быстро расти, что вызывало неудовольствие у местной племенной знати, которая считала, что переселенцы захватывают у них плодородные земли, а местная русская администрация им в этом потворствует.

Неудивительно, что с самого начала восстание в Средней Азии, в особенности в Киргизии, приобрело отчетливые антирусские черты. Киргизы нападали на хутора, убивали переселенцев и их семьи, расправлялись с казаками, несшими по мере возможностей охранную службу на огромных просторах региона. Каждое селение превращалось в крепость, между домами ставили телеги и отбивались как могли. Зачастую отряд из нескольких десятков человек, вооружённый стрелковым оружием, мог обратить в бегство сотни конных всадников бунтовщиков.

Стоит отметить, что восстание также активно поддерживалось турецкой агентурой, которая распространяла слухи о якобы поражениях России в боях против Османской империи и скором приходе турок в Среднюю Азию для помощи восставших. На этом фоне некоторые религиозные деятели в Киргизии и Узбекистане выступили со следующим заявлением:

«Мусульмане! Царствующий над нами Халиф Ислама – Турецкий Султан ведет войну с Россией и другими ей союзными государствами. Каждый мусульманин должен сочувствовать этой священной войне Султана и обязан немедленно жертвовать на её нужды и во благо войны всего мусульманства. А тот, кто не в состоянии жертвовать, тот должен сам встать в ряды сражающихся против неверных. Настало время освобождения от власти гяуров-русских...».

Появились также сообщения о тайных поставках Турцией и стоящей за её спиной Германией оружия и боеприпасов для бунтовщиков. Как бы то ни было, но к концу 1916 году восстание по большей части было уже подавлено. Уже после усмирения бунта были подсчитаны потери среди русских переселенцев. Оказалось, что по всей Средней Азии количество только убитых составило 3 тысячи человек, в основном среди них были женщины и дети. Были разрушены или сожжены дотла 30 поселений, которые не смогли отбиться от нападений бунтовщиков. По большей части потери русских поселенцев пришлись на земли нынешней Киргизии, которая особенно активно осваивалась русскими после присоединения этого региона в середине 19 века. Потери среди бунтовщиков также были велики.

Так, среди киргизов оказалось несколько десятков тысяч убитых, а порядка 100 тысяч человек ушли через горные перевалы в Китай. При этом исход киргизов в Поднебесную получил в дальнейшем в местной историографии название «Уркун», что в переводе на русский означает паническое бегство.

***

В современной Киргизии, народ которой принимал наиболее активное участие в восстании, события тех лет трактуются сегодня как национальное бедствие. При этом стоит сказать, что некоторые общественные силы в республике, входящей в состав ЕврАзЭс, пытаются обвинить Россию в сознательном геноциде киргизского народа.

Речь идёт, прежде всего, о националистах, которые активно используют тематику событий 1916 года для разжигания антирусских настроений в Киргизии, пытаясь выставить Россию в неблагоприятном свете агрессора, убийцы и оккупанта перед народом республики. Причём тенденция эта возникла не вчера. Подобная оценка нашей страны и её народа в истории киргизов дала о себе знать уже в конце 1980-х годов на общей волне нарастания националистических настроений в союзных республиках.

Так, киргизское издание «Жаны Агым» опубликовало в конце декабря 2015 года материал под названием «Пусть Путин попросит прощения у киргизов», русский перевод которой был размещен на сайте Gezitter.org. В статье авторы потребовали у руководства Российской Федерации признать факт геноцида киргизского народа и на официальном уровне попросить прощения за события 100-летней давности.

«В июле в Бишкеке состоится международная конференция. Наше желание – русский президент Владимир Путин или председатель русской Думы Сергей Нарышкин должны приехать к кыргызскому народу и попросить прощения», 

– говорится в тексте статьи. При этом весьма примечателен тот факт, что в цитате употребляется слово «русский», а не «российский», что прямо говорит о намерении авторов сего опуса перевести конфликт именно в национальную плоскость, вызвав у киргизов устойчивое отвращение к русским, которые, кстати, до сих пор в достаточно большом количестве проживают на территории Киргизии.

Кроме того, в Киргизии продолжает процветать национализм, который строится именно на ненависти к России, очернении совместного прошлого и отрицания любого совместного будущего двух стран. Одним из наиболее ярких выразителей этой идеологии является лидер движения «Жоомарт» Нурлан Мотуев. Националист прямо называет события 1916 года геноцидом киргизов, опять-таки делая упор на национальный характер русско-киргизских противоречий, игнорируя многие другие причины восстания. Вместе со своими соратниками он потребовал от Москвы крупную денежную компенсацию за «невинно принесенных в жертву (убиенных) предков».

«Наши враги – это русские, и я специально затеял тяжбу к России, требуя с них 100 млрд долларов за резню кыргызов. Вначале меня не поняли, но в этом году очень много организаций поддержали меня. А через 3 года, ох, как жарко будет… Меня не остановит ни тюрьма, ни запреты. И всё это ради довольства Аллаха! Или победа, или Рай!»

– написал Мотуев на своей странице в Facebook. Всё это очень напоминает соответствующие требования, которые предъявили к России республики Прибалтики. Только там с ними выступили дорвавшиеся до власти националисты. В Киргизии же с такими требованиями выступают только набирающие свою силу националистические движения.

При этом эксперты отмечают, что националистические настроения пользуются всё большей популярностью среди сельского электората, который крайне восприимчив к подобного рода риторике и, вдобавок ко всему прочему, не знает русского языка. В отличие от городских киргизов, которые активно используют русский язык в деловом и бытовом общении, а также смотрят российские каналы и читают российские газеты, киргизы сельские — именно та среда, которая показала себя питательной почвой для пропаганды идей построенного на ненависти к России киргизского национализма. При этом порой идеи националистические смешиваются с пропагандой идей исламизма.

Так, по данным правоохранительных органов республики, на стороне запрещённой в России радикальной организации «Исламское государство» (ИГ) воюют более 350 граждан Киргизии. К сожалению, власти Киргизии довольно вяло реагируют на угрозу «национализации» республики. А порой и сами являются проводниками этого процесса, делая весьма двусмысленные заявления. Так, в марте 2016 году премьер-министр республики Темир Сариев, комментируя приближение 100-летнего юбилея киргизского восстания, заявил, что бунт был ни чем иным как кульминацией национально-освободительного движения киргизов за свободу и справедливость.

«Несмотря на то, что киргизский народ прошел через череду испытаний, дух нации не был сломлен. Самое главное – мы смогли извлечь уроки из трагических событий истории, сохранить о них память и сделать всёвозможное для обретения независимости и свободы»,

 сказал он.

С подобными заявлениями выступил и президент Киргизии Алмазбек Атанбаев, подписавший указ «О 100-летии трагических событий 1916 года». Риторика указа также выдержана в русле восприятия событий 1916 года как национально-освободительной борьбы киргизов против России. Кроме этого, в одном из пунктов указа говорится о необходимости увековечивания памяти жертв киргизского народа в ходе событий 1916 года посредством установки памятника в Бишкеке. И это при том, что на озере Иссык-Куль уже стоит подобный монумент. Хочется также отметить, что об увековечивании памяти русских, несколько тысяч которых погибло из-за действий киргизских бунтовщиков в указе президента, увы, не говорится ни слова.

***

Таким образом, тема бунта 1916 года обрела ярко выраженную националистическую окраску и стремительно политизировалась за постсоветское время. Очевидно, что Россию так или иначе будут винить в тех событиях, возможно, попытаясь на этой волне выбить у Москвы какие-либо преференции или сделать её более сговорчивой в процессе обсуждения вопросов двухстороннего сотрудничества, в том числе в рамках ЕврАзЭс.

Бишкек – стратегический партнёр Москвы, и необходимость укрепления отношений между двумя странами сейчас очевидна. Тем более что на усиление влияния в маленькой Киргизии сейчас претендуют как с востока (Китай), так и с запада (Турция). Последняя под руководством президента Реджепа Эрдогана, как и 100 лет назад, вынашивает пантюркистские планы, желая объединить под своей властью все тюркские народы. Поэтому очевидно, что, так или иначе, Турция и стоящий за её спиной Запад могут воспользоваться 100-летним юбилеем трагедии 1916 года в собственных пропагандистских целях. Задача России – этого не допустить. Потому Кремлю стоит утроить ту «малую силу», которую она не в должной мере использует в своем влиянии на Среднюю Азию. Иначе быть беде.

http://bit.ly/2BtlFuL

http://bit.ly/2Bs9QoS

http://bit.ly/2EuR2ru

Опубликовано 16 Фев 2018 в 12:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.