Насколько успешной будет политика Турции в отношении Африки в ближайшие годы? Ответ на этот вопрос станет показателем продвижения Анкары к своей стратегической цели – превращению в державу глобального масштаба. В этом контексте важная роль отводится «завоеванию» африканского континента, которое активно осуществляет Турция, не отставая на этом пути от таких государств, как Китай, Бразилия и Индия.

Последним достижением Анкары стало проведение в конце ноября 2014 г. второго турецко-африканского саммита, в рамках которого Турция выступила партнером целого континента. Стороны утвердили Совместный план действий на период до 2019 г. и констатировали выход своих отношений на уровень стратегического партнерства.

Китай - Африка

Соперничество стран за Африку

Успехи Турции в Африке действительно впечатляют. Пока в фокусе внимания мирового сообщества находилась турецкая внешняя политика на Ближнем Востоке, Анкара «продвинулась вглубь» африканского континента по всем направлениям, наращивая связи в политике, экономике и социально-культурной сфере.

Турция стремительно расширяет свое дипломатическое присутствие на африканском континенте. За последние пять лет в странах Африки появилось 27 новых турецких посольств (таким образом, их общее количество достигло 39). В свою очередь число диппредставительств африканских государств в Анкаре увеличилось с 16 до 30. Активизировался обмен визитами на высшем уровне.

Объем торговли Турции с африканскими странами за десять лет увеличился с 5,5 до 20 млрд. долларов. Турецкие инвестиции в Африке достигают 6 млрд. долларов. Подписаны десятки межгосударственных соглашений о торгово-экономическом сотрудничестве и создании Деловых советов. Форсированными темпами развивается авиасообщение между Турцией и Африкой. В настоящее время компания «Турецкие авиалинии» совершает уже 46 прямых рейсов в различные города 28 стран Африки.

Не остается без внимания Анкары и гуманитарная составляющая отношений с африканским континентом. Турецкое агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА) открыло представительства в 11 государствах Африки с целью оказания безвозмездной помощи беднейшим странам. Сотни африканских студентов уже получили высшее образование или продолжают обучаться в Турции за счет принимающей стороны.

Все это позволяет турецкому руководству считать Африку успешным и перспективным направлением своей внешней политики.

Вместе с тем, в последнее время стали обнаруживать себя «подводные камни» турецко-африканских отношений, свидетельствуя о том, что «покорение» Африки – не такая простая задача даже для турецкой пассионарности и политической воли.

Потенциально «слабым звеном» турецко-африканских отношений служит тот факт, что «локомотивом» сотрудничества выступает политика, а не экономика. Турецкие предприниматели опасаются сложностей, затрат и рисков организации бизнеса в слаборазвитых африканских государствах. В этой связи руководство Турции вынуждено стимулировать активность турецких компаний в Африке, курируя организацию специальных программ по развитию связей между турецкими и африканскими деловыми кругами.

Вызывает вопросы судьба турецких школ, значительная часть которых открыта в африканских странах предпринимателями из общины Фетхуллаха Гюлена – создателя влиятельного «джемаата» в Турции и сети учебных заведений по всему миру. Частные турецкие школы в Африке рассчитаны не столько на турецкую диаспору, сколько на местных жителей, и выполняют задачу «культурного проникновения» Турции на африканский континент. В настоящее время в 34 странах Африки открыто 60 турецких школ, деятельность которых отвечает стратегическим интересам Анкары.

Однако в отношениях между турецким правительством и проживающим в США Ф. Гюленом разгорелся острый конфликт, который сопровождается гонениями на учебные заведения «джемаата» в Турции. В этой ситуации Анкара оказывается перед непростым выбором: решать нелегкую задачу по переподчинению себе «школьной империи» Гюлена в Африке или оставить мощное «культурное оружие» в руках своего идейного противника.

Неприятное событие ожидало Турцию в октябре 2014 г. Несмотря на все достижения своей «африканской политики» Анкара не смогла заручиться поддержкой Африки в борьбе за место непостоянного члена СБ ООН на период 2015–2016 гг. А ведь именно голоса подавляющего большинства африканских государств, отданные за кандидатуру Турции, стали решающим фактором, позволившим Анкаре войти в состав СБ ООН в 2009 г. Не помогли даже попытки Анкары выступать в качестве «голоса Африки» на международных площадках (включая ООН и G-20) и продвигать «решения проблем Африки, предложенные самими африканцами».

Население Африки

Карта размещения основных языковых групп в Африке

Неудачу Турции связывают с разочарованием, которое вызвала у ряда африканских стран политика Анкары на сирийском направлении. Речь идет о поддержке Турцией вооруженной оппозиции действующему президенту Б. Асаду, которая многими воспринимается как прямое вмешательство во внутренние дела стран региона.

Турция выступает активным участником «битвы за африканский континент», которая начинает разворачиваться на фоне ожиданий предстоящего роста значения этой «периферии» современного мира. Официальные лица Турции даже называют ее «Афро-Евразийской страной». Анкара заявляет о наличии четырех уровней сотрудничества с Африкой: двустороннего, регионального, континентального и глобального. Однако очевидно, что региональные и глобальные факторы также способны вмешиваться в ход развития турецко-африканских отношений, ставя Анкару перед непростыми дилеммами.

http://ru.journal-neo.org/2014/12/17/rus-turtsiya-i-ee-afrikanskaya-dilemma/