Данный материал был опубликован на сайте The Tahrir Institute for Middle East Policy. Его автором является известный специалист по сирийской войне Хасан Хасан.

Почти точно через год после того, как Россия пошла на военную интервенцию ради спасения режима Асада, турецкие танки въехали в сирийский приграничный город Джараблус с тем, чтобы помочь мятежникам выбить ISIS из этого важного бастиона. Операция является частью новой турецкой политики в северной Сирии – самой сложной в политическом и военном отношении части страны.

Независимо от немедленных целей турецкой кампании, это развитие демонстрирует новое состояние, возникшее на севере страны. Отвод YPG из Манбидж несет с собой горький символизм для курдов. Речь идет о городе взятом в ходе второй по своей значимости для курдов битвы – после Кобани. Сражение при Кобани окончательно оформило союз курдов и США – к вящему неудовольствию турок.

Идея прямой турецкой интервенции впервые всплыла в в июле 2015, когда Анкара начала запускать пробные шары о создании зоны безопасности в Сирии – от Кобани на запада до Азаз и пригородов Алеппо. Эта зона, рассматриваемая курдами в качестве их исторической родины, умышленно предотвращала создание жизнеспособного курдского автономного региона в Сирии. Напряженность в отношениях между Анкарой и Вашингтоном достигла высшей точки. С точки зрения турок, опора на YPG – курдскую милицию, созданную Курдской Рабочей Партией, которую и Турция, и Америка считают террористической организацией привела к тому, что террористы YPG воюют против террористов ISIS.

Турция и США, союзники по НАТО достигли компромисса после того, как американцы в июле 2015 заявили, что не будут поддерживать операции YPG к западу от Евфрата. В результате военные операции в указанном регионе фактически прекратились – а Турция временно отказалась от интервенции – даже после того, как мобилизовала мятежников на войну против ISIS. В качестве подготовительного шага к созданию указанной зоны безопасности Джабхат ан-Нусра, подающая теперь себя как Джабхат аль-Фатех, эвакуировалась из региона – чтобы освободить место для про-турецких милиций.

В октябре США создали альянс Сирийские Демократические Силы – с целью успокоить Анкару и продемонстрировать готовность курдов сотрудничать с другими этническими группами – в тот момент, когда начались серьезные бои с Исламским Государством за преимущественно арабские города и районы в восточной и северо-восточной Сирии. Но после начала российской интервенции YPG перестала соблюдать условия американо-турецкой сделки – и перенесла военные действия на западный берег Евфрата.

Курды сотрудничали с русскими и с сирийским правительством в боях против сирийских мятежников, в том числе тех групп, которые существовали на деньги США. Этот эпизод продемонстрировал банкротство американской политики в Сирии суть которой, с точки зрения турок, выражается следующей фразой: союзник США, рассматриваемый в качестве террористической организации союзником США по НАТО, воюет против других союзников США, поддерживаемых союзником США по НАТО.

Турецкая интервенция началась после серии интригующих дипломатических маневров в последние недели. 9 августа Эрдоган встретился с Путиным в Санкт-Петербурге. 19 августа в Анкаре побывал министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф.

Тогда же произошло наиболее серьезное столкновение сирийского режима с YPG – в Хассаке. Следует отметить весьма мягкую реакцию и Тегерана и Москвы на начавшуюся турецкую интервенцию. Даже если тактически успехи курдов служат интересам Ирана и Асада, в долгосрочной перспективе экспансионистские планы курдов угрожают и Тегерану. Кроме того, предложение Москвы об альянсе было два месяца назад отвергнуто YPG – в пользу казавшегося более перспективным союза с американцами.

Очевидная дипломатическая поддержка делает турецкую интервенцию еще более релевантной, чем кажется на первый взгляд. Изменение позиции американцев не является чем-то тривиальным и само-собой разумеющимся. Американцы всего две недели назад продолжали настаивать на том, что мятежники, в союзе с YPG должны воевать против ISIS. Именно на этом гооворил специальный посланник по Сирии Майкл Ратни на встрече с лидерами сирийской оппозиции. Оппозиция отвергла союз с YPG.

Но все изменилось к моменту визита Джо Байдена в Анкару. За Турцией стояли Россия и Иран. США не только одобрили интервенцию в Сирии, но и пообещали оказать давление на YPG и потребовать от курдов отойти за Евфрат. Это резко контрастирует с тем, что происходило относительно недавно – например, с визитом американского посланника в коалиции против ISIS Бретта МакГурка к курдам. МакГурк сфотографировался с одним из лидеров PKK Полатом Каном, и получил от него сувенир – щит. Турция восприняла это как провокацию.

В случае, если Турции удастся сформулировать долгосрочную стратегию на севере, базирующуюся на подрыве влияния и ISIS и YPG, разгул беззакония в этой части Сирии может существенно снизится. С учетом того, что Россия берет на себя все более активную роль в Алеппо, две страны могут попытаться выработать рабочую формулу для разрешения конфликта в этом районе – при том, что американцы не проявляют никакого аппетита к тому, чтобы заняться этой проблемой.

Турция также продемонстрировала, что она может быстро мобилизовать силы мятежников – и это то, что американцам не удается сделать уже два года. Более активное участие мятежников может помочь в очистке от ISIS Алеппо, и даже во взятии террористической столицы – Ракки.

Турецкая интервенция также демонстрирует, что сирийская инсургенция может быть направлена ее зарубежными спонсорами в конструктивное русло, несмотря на попытки джихадистов поглотить все мятежные фракции. Несколько мятежных группировок, находившихся в процессе переговоров о слиянии с Джбхат аль-Фатех. переметнулись на сторону турок – под прикрытием США – и теперь должны начать войну с ISIS.

Возглавленная Турцией кампания также демонстрирует, что YPG не является единственной заслуживающей внимания силой воюющей против Исламского Государства. Опора на YPG и планы “федеративного устройства” в северной Сирии не могли заменить реальной политики. Местное население – живущее под ISIS или под мятежниками, в любом случае воспринимало YPG как сообщников режима – в особенности после того, как курды предотвратили захват мятежниками правительственных баз в 2012 году.

В целом, турецкая интервенция открывает новые возможности. Она может помочь направить энергию мятежников на борьбу с Исламским Государством в Алеппо и восточной Сирии. Она может также открыть совершенно новую часть в истории региона, поскольку и Россия, и Турция впервые вместе участвуют в событиях на местах.

Журналист кувейтской газеты Al-Rai Элияджа Магниер, близкий к “Хизбалле” и сирийскому режиму, опубликовал статью “Путин и Эрдоган договорились об ограниченной дорожной карте в Сирии. Проигравшие: Нусра и курды”.

В ходе встречи в Санкт-Петербурге 9 августа и последующих обменов визитами высокопоставленных военных представителей Россия и Турция договорились о роли турецких сил в Сирии. Оговорены специфические параметры, удовлетворяющие интересы обеих сторон, а также ограничители действий и гарантии.

Обе стороны согласились на том, что американский план для Сирии, а именно создание курдского “государства”, известного как Роджава, должен быть сорван. Турция, на протяжении всех пяти лет сирийского конфликта, требовала создать бесполетную зону, 110 км длиной и 40 км в глубину, вдоль своей границы. Эти требования были проигнорированы.

Но теперь Турция сочла, что находится в позиции сильного. Турки косвенно обвиняют США в поддержке путча, который чуть не стоил жизни президенту Эрдогану – указывая на то, что американцы не выдают Фетхуллана Гюллена, который якобы готовил переворот.

Переговоры Путина с Эрдоганом положили конец состоянию враждебности, существовавшему в отношениях между двумя странами после того, как турки сбили российский Су-24 в ноябре прошлого года.

Русские признали необходимость турецкой интервенции, направленной на то, чтобы остановить экспансию курдской милиции YPG, взявшей Манбидж, стоявшей у ворот Джараблуса и пробивавшейся в Азазу и Африн.

Анкара, со своей стороны, обязалась воевать с ISIS у своих границ. Русские приняли турецкую интервенцию после того, как курды проявили открытую враждебность к сирийскому правительству в Дамаске – атаковав сирийскую армию в Хассаке, при поддержке США. Это было воспринято в качестве явного намерения инициировать раздел Сирии. Россия выступает против нового курдского государства, которым будут управлять американцы – там, где была только что создана российская база на Средиземном море.

Россия также понимает, что США не имеют особого желания давить на своих союзников в Сирии с тем, чтобы те порвали отношения с Джабхат ан-Нусрой, теперь переименованной в Джбахат аль-Фатех. Турция, со своей стороны, выразила готовность надавить на множество своих сирийских союзников с тем, чтобы те соблюдали дистанцию от Нусры, в первую очередь, в северном Алеппо. Все эти группы получают поддержку в области логистики, финансов, военное снабжение, лекарства и перевязочные материалы, свободный доступ к разведывательной информации исключительно через Турцию.

Группы мятежников откликнулись на требование турок. Они покинули фронт в Алеппо и присоединились к турецкой армии. Другие выразили свое недовольство в связи с “бесполезностью дальнейших боевых действий в Алеппо”. Нур эд-Дин аз-Зинки, Файлак аш-Шам, Фиркат Хамза, Сутан Мурад, Истакем Кама Умерт покинули фронт Алеппо и отказались от слияния с Джубхат аль-Фатех (Нусра). Руководство самой большой группы мятежников. Ахрар аш-Шам. раскололось – из-за противоречий по данному вопросу.

Более того, турки продемонстрировали свю способность изменить давно провозглашенную политику. Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил: “Сирийский президент Башар Асад может быть партнером в переходный период”.

Турция согласилась избежать любого контакта или конфликта с сирийской армией, в первую очередь, в провинции Алеппо.Это оставляет Нусру фактически один на один с сирийской армией и русскими в Рамуссех, военных колледжах, и всех тех местах, где на протяжении последних недель развернулись ожесточенные бои. Нусру поддерживают лишь мелкие отряды джихадистов.

Москва проинформировала Дамаск о турецких планах – несмотря на возмущенные заявления российского МИДа, сделанные для сохранения лица. Турция воспользовалась своим правом, закрепленным в соглашениях Аднана от 1999 года – преследовать курдов PKK. Кроме того, турки атаковали ISIS в северной Сирии – том месте, где ни Дамаск, ни его союзники атаковать не могли.

Россия дала понять туркам, что не потерпит никаких нарушений достигнутых договоренностей, и любая атака турок против сирийской армии повлечет удар возмездия российской авиации.

Россия порекомендовала Дамаску не делать много шума, не поднимать вопрос о турецкой интервенции на Совет Безопасности, указав на то, что турки защищают свои национальные интересы и выступают за единство Сирии. Сирийцам также сказали, что турецкие действия предотвратят создание американского плацдарма в Сирии.

Вопрос о том, кто раздавит голову террористического халифата в Ракке остается открытым. Сирийцы в Дамаске заявили: “Правительство не желает терять ни одного человека ради Ракки. Если американские прокси, курды или даже турки хотят стучать в ворота Ракки – мы это только приветствуем. Алеппо, центральная Сирия куда важнее для нас, чем Ракка, в которой умирающий халифат намерен устроить свое последнее шоу”.

Кувейтское издание публикует интересные подробности на тему ввода войск Турции в Сирию.

1. Россия договорилась с Асадом, что тот не будет предпринимать каких-либо действий по линии ООН связанных с протестами против ввода турецких войск на территорию Сирии, потому что действия Турции де-факто в иинтересах Асада.

2. Турция в свою очередь предупреждена, что существуют определенные "красные линии" (в частности, враждебные действия против САА), при пересечение которых турецкие войска могут оказаться под ударами российской авиации.

3. Сама операция преследует прежде всего цель купирования попыток создания курдского государства (провокация курдов в Хасаке была последней каплей), а борьба с Халифатом тут вторична, хотя и желательна.

4. Между Россией и Турцией существует соглашение о недопущении раздела Сирии и обе страны не заинтересованы в существовании курдского государства управляемого США.

5. Разочарование России по поводу политики США в Сирии облегчило для России и Турции поиск компромисса по северной Сирии.

6. Протурецкие боевики будут постепенно выводиться в северные районы страны и соответственно выводиться из под влияния "Ан-Нусры", которая называется главным проигравшим от российско-турецких соглашений, наряду с курдами.

7. Турция объективно вынуждена действовать открыто, потому что непрямая поддержка боевиков в конечном итоге позволила за 5 лет войны удержать только провинцию Идлиб и кусок северной Латакии.

8. Сирийская армия не планирует задействовать серьезные контингенты войск против Ракки, предоставляя сомнительное удовольствие штурма этого города другим.

9. Халифат в свою очередь продолжит выводить войска из северной Сирии, поэтому стоит ждать новой наступательной активности "черных" в районе Кувейриса и в центральных районах страны.

10. Окончательное решение о судьбе Халифата будет принято после выборов в США, когда будут определены планы и сроки их реализации по военному уничтожению Халифата.

http://colonelcassad.livejournal.com/2929017.html

Путин и Эрдоган поделили Сирию

Турция и большая игра в северной Сирии