Для современной внешней политики Турции Балканский полуостров и Южный Кавказ являются приоритетными регионами. В основе этой политики лежит идеологии неоосманизма. Глава турецкого правительства Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Фракия, историческая и географическая область на Балканском полуострове, которая в настоящее время разделена между Турцией, Грецией и Болгарией, это «один флаг, один народ, одно государство». Эрдоган уточнил, какая часть Балкан исторически принадлежит Турции, по его мнению, это часть Македонии, Болгарии, Боснии и Герцеговины, а также Западная Фракия.

Анкара довольно успешно возвращается на Балканы, причем всё это происходит при попустительстве и даже пособничестве балканских стран. В некотором отношении это повторение уже пройденного исторического материала. В свое время Османская империя смогла захватить Балканы только из-за раздробленности и помощи балканских стран. Греки, славяне и албанцы враждовали между собой и позволили османам вмешиваться в свои дела, открыв для них Балканы.

Глава турецкого правительства также сообщил, что Турция будет продолжать инвестиции во Фракию, работать по направлениям, которые, прежде всего, связаны с изучением турецкого языка, культуры и поддержания культовых сооружений. Заявление Эрдогана вызвало гневную реакцию греческих и болгарских политиков. Сопредседатель Национального фронта спасения Болгарии Валерий Симеонов, выступая на болгарском радио «Focus», сравнил слова турецкого премьера с территориальными притязаниями гитлеровской Германии к соседним странам и назвал заявление Эрдогана «проявлением экстремизма». Внешнеполитическое ведомство Болгарии заявило, что заявление турецкого премьер-министра «не способствует развитию двустороннего диалога», направленного на решение спорных проблем.

Греческий МИД отметил, что для обеспечения добрососедских отношений между Грецией и Турцией Анкара должна уважать суверенитет и территориальную целостность всех своих соседей. Исторические и географические экскурсы, особенно для такого региона с сильной исторической нагрузкой, как Балканы, должны проводиться с осторожностью. Афины могли бы со своей стороны дать много собственных исторических данных, опровергающих турецкую идентичность Фракии, отметили в Греции.

Анкара перешла в наступление на Балканах десятилетие назад, когда её надежды на «мирное завоевание» Европы (вхождение в Евросоюз) были похоронены твердой позицией Германии, которая хочет оставаться единственным лидером ЕС. Надо также отметить такой геополитический аспект проблемы, как раздел сфер влияния на Балканах между США, ЕС, Турцией и рядом арабских стран. Балканы являются особым регионом Европы, это часть славянского и христианского мира, сохраняющего свою идентичность. Естественно, что это не устраивает хозяев западной цивилизации. Балканы пытаются раздробить и поглотить. И этот процесс развивается довольно успешно. Балканские страны стали сферой влияния западного и исламского проектов. Остатки былого российского влияния в регионе успешно выдавливаются.

В рамках концепции неоосманизма Турция пытается доминировать на Балканах, а также в арабских странах, входивших в Османскую империю, на Кавказе и в Средней Азии. Правда, арабское направление в целом провалилось. Анкара потерпела поражение в Египте, да и в Сирии турки не решились перейти к более активным действиям, ограничившись поддержкой бандформирований. Наступление неоосманизма на Балканах идёт по нескольким основным направлениям:

— политико-дипломатическому, когда активно развиваются двусторонние отношения, устанавливаются личные контакты с представителями местных элит. Особенно активизировалась политика Анкары с 2009 года, когда МИД возглавил один из поборников концепции неоосманизма Ахмет Давутоглу. Балканские страны плотно входят в график внешнеполитических визитов первых лиц Турции — премьера Р. Эрдогана, президента А. Гюля, министра иностранных дел А. Давутоглу, а также высокопоставленных политиков, депутатов и военных. Турция отменила или облегчила визовый режим с целым рядом государств балканского региона — Албанией, Македонией, Черногорией, Боснией и Герцеговиной и Хорватией.

Кроме того, Турция активно пытается включиться в разрешение конфликтных ситуаций в регионе, стать посредником. Так, Анкара успешно включилась в мирный переговорный процесс между Сербией, Хорватией и Боснией и Герцеговиной. Одновременно Анкара взяла на себя роль посредника между Евросоюзом и странами балканского региона. Турция является проводником евроинтеграции и более тесной интеграции балканских государств в структуры ЕС и НАТО. Местных политиков активно включают в различные интеграционные программы. По наиболее важным вопросам, вроде транзита грузов в Европу через Балканы, энергетического сотрудничества, совместного освоения природных ресурсов и полезных ископаемых, создаются наднациональные структуры.

Необходимо также сказать, что в будущем возможно и усиление военного аспекта балканской политики Анкары. Турция уже участвовала в общих с НАТО операциях на территории бывшей Югославии, поддерживала боснийских мусульман, косовских албанцев, стала одной из первых стран, которые признали независимость Косово. Турция активно вовлекает государства региона в военные программы Североатлантического альянса. В частности, идёт проработка общей стратегии действий в регионе. Местные вооруженные силы реорганизуются по стандартам НАТО при помощи турецких советников. Одновременно в турецких военных училищах проводятся курсы изучения сербского, хорватского и албанского языков. Особенно интенсивно развиваются военные связи с Албанией, которая в 2009 году стала членом НАТО;

— экономическому, в рамках которого развивается торгово-экономическое сотрудничество, идёт скупка недвижимости, турецкие фирмы получают подряды на строительство стратегически важных объектов в регионе. Турецкие товары быстро освоили регион, и баланс внешней торговли складывается в пользу Турции;

— культурно-религиозному, научно-образовательному. Турция финансирует религиозные движения, в том числе радикальные, строительство мечетей. Анкара выступает за «возрождение» ислама в регионе. Финансируется массовое строительство мечетей в Боснии и Герцеговине, в сербской области Рашка (Санджак), где ускоренными темпами формируется новый мусульманский анклав. В этом процессе вместе с Турцией активно работают и саудиты.

Одновременно создаются научно-аналитические, культурные организации для изучения прошлого и будущего Балкан — вроде Балканского института тюркологических исследований в Призрене. На постоянной основе организуются дискуссионные площадки для экспертного обмена мнениями. Так, ежегодно работает Международный балканский конгресс. Много внимания уделяется сотрудничеству в области науки и образования, медицины, благотворительности. Создаются общие учебники истории с Македонией, Албанией, Боснией и Герцеговиной.

Идёт создание сети совместных университетов и школ, происходит обмен студентами и научно-педагогическими кадрами. Турки финансируют создание международных школ и университетов, внедряют западные стандарты образования. Таким образом, происходит интеграция местной молодежи в западную структуру образования. Важен и тот факт, что выпускники совместных образовательных учреждений становятся проводниками турецкого влияния в регионе. Они активно сотрудничают с турецким бизнесом, что приводит к их быстрому карьерному росту. Постепенно эти люди входят в бизнес-элиту, участвуют в общественном и политическом процессе. Фактически это процесс создания «пятой колонны» в балканских странах.

Сами по себе отдельные элементы политики неоосманизма и проникновения исламского проекта на Балканах не кажутся опасными и даже являются полезными для экономики, культурно-образовательной сферы региона. Молодежь получает образование, строятся предприятия, школы, культурные и религиозные объекты, развивается инфраструктура балканских государств. Однако в целом всё это означает окончательное поражение христианства и славянства (с включением роли России) в регионе в долгосрочной перспективе. Западный и исламский проекты активно колонизируют Балканы, перестраивая их под свои нужды.

Основные партнеры Турции в регионе — Албания, Косово, Босния и Герцеговина, Македония и Румыния. Важным фактором вмешательства Турции в их дела стало наличие конфликтов с соседями: у Албании конфликт с Грецией (из-за спорных шельфовых зон), у Косово — с Сербией, у Боснии и Герцеговины — с Сербией и Хорватией, македонская государственность оспаривается Грецией и Болгарией, Румыния претендует на Молдавию, а значит, и Приднестровье (есть претензии и к Украине). К тому же эти государства имеют значительную долю мусульманского населения и районы с населением, состоящим из этнических турок.

Партнерами второго плана являются Сербия, Хорватия и Черногория. Хорватия в геополитическом отношении больше склонятся к Германии. Сербия и Черногория — исторические противники, поэтому с ними отношения противоречивые. Многие сербы и черногорцы подозрительно относятся к турецкой экспансии. Существует опасение, что Санджак (Рашка) станет новым Косово. Турция активно старается закрепиться в этих государствах.

Так, в 2011 году на юге Сербии в Санджаке был создан торгово-экономический центр с жилыми и административными кварталами, а также с зоной свободной торговли общей стоимостью в 1,6 млрд. евро (85% средств выделяла Турция, а 15% Сербия). Также в Санджаке на турецкие деньги построили автомобильную магистраль. Глава турецкого МИД Давутоглу уже открыто предлагал «посредничество в урегулировании проблем Санджака». В 2012 году сербские власти продемонстрировали курс на особые отношения с Турцией и арабскими странами.

Главные оппоненты Турции в регионе — Болгария и Греция. Это наиболее цельные государства на Балканах. В них сильны антитурецкие настроения, и нападки болгарских и греческих СМИ на Турцию не ослабевают. В 2009 году в Болгарии выступали против вступления Турции в Евросоюз. Турецко-греческие споры завязаны на принадлежности островов в Эгейском море и конфликт по проблеме Кипра, разделенного на греческую и турецкую части. Кроме того, в Греции, несмотря на несопоставимость ресурсов и потенциалов, ранее бытовала идея продолжения выдавливания Турции дальше в Азию, с восстановлением наследия Византии с центром в Константинополе. Правда, с учетом нынешнего плачевного положения экономики Греции, об этой идее практически не вспоминают.

Однако Греция и Болгария не имеют потенциала Турции, их экономики в глубоком упадке, поэтому они также постепенно прогибаются под давлением турецкой экспансии. Символом этого поражения является сообщение о строительстве первой мечети на площади примерно 600 квадратных метров в Афинах. В греческой столице официальной мечети для мусульман не было с того времени, как Греция завоевала свободу от ига османов в XIX столетии. А во время недавнего визита в Болгарию турецкого вице-премьера Бекира Боздага София дала разрешение Анкаре заботиться о «сотнях мусульманских культурных памятниках» в стране. Турция и Саудовская Аравия активно развивают в Болгарии программы религиозного образования как болгар-мусульман («помаков»), так и болгарских цыган, которые, по их мнению, также имеют мусульманские корни.

Вопрос времени, когда Балканы окончательно снова станут «турецкой вотчиной». Раздробленные, враждующие с друг другом, со слабой экономикой и деградировавшими вооруженными силами, балканские государства ничего не могут противопоставить экспансии исламского проекта, неоосманизма. Причем наступление Турции идёт при поддержке Запада. Дехристианизация и деславянизация региона полностью вписываются в планы хозяев западного мира.

Вместе с тем турецкий опыт весьма интересен для России. В условиях исторической и религиозной неприязни большинства населения Балкан, меньших финансовых и материальных ресурсов (в сравнении с Россией) турки смогли в довольно короткие сроки вернуть своё влияние в регионе, закрепить своё присутствие в политике, экономике и культуре, подчинить действия своего бизнеса и общественных, религиозных организаций единой цели. В Турции не жаловались на отсутствие любви к ним на Балканах, а действовали.

Азербайджан и Турция расширяют военное сотрудничество

Продолжает Турция укреплять свои позиции и на Южном Кавказе. 20 декабря завершился проходивший в Баку двухдневный военный диалог Азербайджан — Турция. Военный диалог двух стран проводится раз в год, начиная с 2007 года. На нём обсуждаются вопросы сотрудничества между двумя странами в военной и военно-технической областях, а также в сфере подготовки кадров. Турецкую делегацию, в которую входили представители Генштаба, Министерства национальной обороны и других структур, возглавлял глава Управления планирования и принципов Генштаба Вооруженных сил Турции, генерал-полковник Алпарслан Эрдоган.

В настоящее время военное сотрудничество между Турцией и Азербайджаном активно развивается в таких областях как военно-промышленный комплекс Азербайджана, совместное производство ракетной и космической технологий, военного экспорта, военной разведки, военного образования и совместных маневров. Турция, так же как Россия и Израиль, — один из ведущих поставщиков оружия для военного ведомства Азербайджана.

16 августа 2010 года Турция и Азербайджан заключили договор «О стратегическом сотрудничестве и взаимопомощи». По мнению ряда экспертов, военный диалог Анкары и Баку может привести к подписанию документа, подобного договору о коллективной безопасности, заключенному в 1992 году. А это приведет к серьёзному изменению баланса сил в регионе.

http://topwar.ru/37655-turciya-pretenduet-na-chast-balkan-i-planiruet-izmenit-balans-sil-na-kavkaze.html