Вдруг выяснилось, что Турция не является дружественным Россией государством. Еще недавно она позиционировалась как наш стратегический партнер. В установление тесного сотрудничества с Анкарой виделся наш хитрый ответ недоброжелателям с Запада. Хотите блокировать российский газ в Украине, хорошо, мы перенаправим его через Турцию. По предложению В. В. Путина предполагаемый маршрут транспортировки газа в Европу был назван «турецкий поток». Говорилось об особой «химии» в личных отношениях президентов двух стран. И вот химическая реакция привела к взрыву.

Удивляет во всех этих событиях, прежде всего, устойчивое игнорирование уроков истории. Читали ли российские ответственные лица, обучаясь в школе, школьные исторические учебники? Возникает подозрение, что нет. С чего это было решено, что Турция — дружественное государство. Понятие исторический враг в отношениях России с внешним миром могло бы быть адресовано, прежде всего, Турции. Об этом свидетельствует 12 (!) русско-турецких войн. Турция могла стать нашим противником и во Второй мировой войне. Анкара только ждала известий о падении Сталинграда, чтобы открыть боевые действия. С территории Турции активно поддерживалась и продолжает поддерживаться террористическая оппозиция на Северном Кавказе.

Нам ударили в спину… Но зачем было подставлять спину очевидному врагу? Теперь наши бомбардировщики будут находиться под прикрытием истребителей… Но почему такого прикрытия не было раньше? Мы возмущены подлостью расстрела катапультировавшегося летчика, осквернением трупа… Но разве не точно так поступали турки с военнопленными во всех русско-турецких войнах? Российское руководство негодует отказом турок извиняться за содеянное…

Но что там жизнь одного летчика. Турки упорно вот уже сто лет отказываются признать, то что вырезали в 1915 году полтора миллиона армян, и даже видят в организации этой резни свою правоту. Все говорят сегодня об особой омерзительности позиции Турции, прикрывающей свое политическое хулиганство членством в НАТО. Но точно так действовала Турция и прежде, прикрываемая Францией и Англией.

ДОСТОЕВСКИЙ О ТУРКАХ: ВЫРВАТЬ ОРУЖИЕ У УБИЙЦЫ

Так что такое Турция? Если это наш противник, то противника следует для начала парадигмально идентифицировать.

В мировой истории и актуальной политической практике известен особый тип государств — криминальное государство. Турция — не единственное государство такого рода, но принципиально важное в раскладе сил регионального и мирового криминала. Это государство — всей своей историей, попирающая гуманистическую традицию человечества. Возникшая в результате уничтожения христианской византийской цивилизации, оно уже в самом своем генезисе было антигуманистичным. В его основании лежал акт цивилизационного убийства. Комплекс же преступления, как известно, заставляет преступника осуществлять его все снова и снова.

Обратимся к великому русскому писателю-гуманисту — Федору Михайловичу. На страницах «Дневника писателя» он много и об Османской империи, и о турецкой нации. Вот один из такого рода фрагментов: «Я уже передавал однажды, что в Москве, в одном из приютов, где наблюдают маленьких болгарских детей сироток, привезенных к нам в Россию после тамошнего разгрома, есть одна больная девочка, лет 10, которая видела (и не может забыть), как турки, при ней, содрали кожу с ее живого отца.

Ну, так в этом же приюте есть и другая больная болгарка, тоже лет десяти, и мне об ней недавно рассказали. У ней странная болезнь: постепенный, всё больший и больший упадок сил и беспрерывный позыв ко сну. Она всё спит, но сон нисколько ее не укрепляет, а даже напротив. Болезнь очень серьезная. Теперь эта девочка, может быть, уже умерла. У ней тоже одно воспоминание, которого она не может выносить. Турки взяли ее маленького брата, ребенка двух-трех лет, сначала выкололи ему иголкой глаза, а потом посадили на кол. Ребеночек страшно и долго кричал, пока умер, факт этот совершенно верный. Ну, вот этого и не может забыть девочка, все это они сделали при ней, на ее глазах».

Слеза ребенка… В турецком случае — не только потоки слез детей разных наций, но и потоки крови. Достоевский был потрясен турецкими зверствами. И за эти зверства, полагал он, турки, турецкая нация должны понести наказания. Отсутствие этого наказания будет само по себе преступлением, оправданием убийства и пособничеством убийцам.

«У нас и теперь, — комментирует писатель происходящее на Балканах, — ведется война с этими кровопийцами, и мы слышим только о самых гуманных фактах со стороны русских. Смело можно сказать, что немногие из европейских армий поступили бы с таким неприятелем так, как поступает теперь наша. Недавно только, в двух или трех из наших газет, была проведена мысль, что не полезнее ли бы было, и именно для уменьшения зверств, ввести репрессалии с отъявленно-уличенными в зверствах и мучительствах турками? Они убивают пленных и раненых после неслыханных истязаний, вроде отрезывания носов и других членов.

У них объявились специалисты истребления грудных младенцев, мастера, которые, схватив грудного ребенка за обе ножки, разрывают его сразу пополам на потеху и хохот своих товарищей башибузуков. Эта изолгавшаяся и исподлившаяся нация отпирается от зверств, совершенных ею. Министры султана уверяют, что не может быть умерщвления пленных, ибо „Коран запрещает это“… С этой подлой нацией нельзя бы, кажется, поступать по-человечески, но мы поступаем по-человечески.

Осмелюсь выразить даже мое личное мнение, что к репрессалиям против турок, уличенных в убийстве пленных и раненых, лучше бы не прибегать. Вряд ли это уменьшило бы их жестокости. Говорят, они и теперь, когда их берут в плен, смотрят испуганно и недоверчиво, твердо убежденные, что им сейчас станут отрезать головы. Пусть уже лучше великодушное и человеколюбивое ведение этой войны русскими не омрачится репрессалиями. Но выкалывать глаза младенцам нельзя допускать, а для того, чтобы пресечь навсегда злодейство, надо освободить угнетенных накрепко, а у тиранов вырвать оружие раз навсегда. Не беспокойтесь, когда их обезоружат, они будут делать и продавать халаты и мыло… Но чтобы вырвать из рук их оружие, надо вырвать его в бою».

Достоевский категоричен в своих характеристиках. Но эта категоричность следует из нравственного императива — «выкалывать глаза младенцам нельзя допускать». Вырвать же у серийного убийцы оружие нельзя иначе, чем как в бою.

КРОВАВЫЕ ТРАДИЦИИ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ

А то, что убийства носят серийный характер, свидетельствует вся история Турции. Хронология реализуемой турками геноцидной практики оказывается исторически воспроизводимой. Это не эксцендентный культурный сбой, произошедший в XX веке с немецким народом. За что, кстати говоря, немцы ответили по полной. У турок резок другие народы было в порядке вещей. Резня греков, резня болгар, резня сербов, резня армян, резня ассирийцев, резня киприотов, резня курдов. Резали всех, резали всегда. И не стоило ли международному сообществу сделать своевременно выводы. Если есть некое государство, на территории которого воспроизводится практика геноцида, то это государство как преступник должно быть ликвидировано. Именно по этой логике, напомню, была осуществлена в 1945 году союзными войсками оккупация Германии.

Да что говорить о других народов, если в традициях Османской империи вступающий на престол султан должен был умертвить всех своих братьев. Прецеденты братоубийства в борьбе за престол существовали и у других народов. Но везде это трактовалось как тягчайший грех. Святополк Окаянный был проклят на Руси как братоубийца, а убиенные им Борис и Глеб стали первыми русскими святыми. В Османской империи братоубийство в семье султана являлось легитимным и предписываемым обычаями правилом.

Ввел этот обычай еще в XV веке султан Мехмед II завоеватель Константинополя. Он отдал приказ умертвить своего шестимесячного братика. После Мехмеда фактически каждый из турецких султанов обагрял руки в крови своих братьев. Пять братьев были задушены по приказу султана Мурада III. Самый младший из них был еще грудничком. Его вырвали из рук матери, покончившей впоследствии с собой. Мехмед III умертвил уже 19 младших братьев. Всего за время существования Османской империи было убито в соответствии с кровавой традицией 78 принцев. Ни одно государство мира ни чего подобного в таких масштабах не знала.

И уж понятно, что другие народы шли под нож турок без всякой рефлексии со стороны убийц.

ГЕНОЦИД ГРЕКОВ

В 1822 году мир был потрясен сообщением о «хиосской резне». Это не был стихийный погром. Резня санкционировалась властями. Геноцид был узаконен. Но нашлось и множество добровольцев, пожелавших поработать мясниками. По приказу турецкого паши, подлежали тотальному уничтожению все младенцы до трех лет, мальчики мужчины свыше 12 лет, женщины — старше сорока лет. Библейская история об истреблении младенцев царем Иродом меркнет в сравнении с турецкой практикой геноцида. После учиненной турками резни, на острове Хиос осталось всего 1,5% от ранее проживавшего населения. Численность населения не восстановлена до сегодняшнего времени. Картина Эжена Делакруа «Резня на острове Хиос» феноменологически точно воспроизводила произошедшее.

Хиосский геноцид не являлся единственной резней греков. Трижды устраивалась резня в городе Смирне, дважды резня на Кипре, резня в Фессалониках, резня на острове Кос, резня и полное уничтожение население города Кидонониес и острова Самотраки. Была обезглавлена греческая элита, проживавшая в Константинополе, повешен патриарх и другие иериархи. Через два года после резни на острове Хиос учиняется Псарская резня. Султан соскоблил ногтем точку на карте, обозначаемую остров Псара, что означало стереть его и физически.

В 1850 г. резне в Османской империи подверглись ассирийцы. Прошло десять лет — и жертвами резни стали сирийские и ливанские христиане — марониты.

ГЕНОЦИД ЮЖНЫХ СЛАВЯН

В 70-е годы XIX века угроза турецкого геноцида нависла над южнославянскими народами. И вновь просвещенный мир содрогается от турецкой жестокости. На этот раз в фокусе всеобщего внимания оказывается Батакская резня — геноцид болгар. Европейцы впервые узнали о произошедшем из репортажей американского корреспондента Януария Мак-Гахана. Вот его свидетельства о расправах турок над девушками-славянками: «…Мы натянули поводья, закричав от ужаса. Пряма перед нами возвышалась груда черепов, которые лежали вперемешку с другими частями человеческих тел… На всех телах были только женские рубахи. Они все были женщинами или девушками. Я насчитал свыше 100 голов, без учета тех, которые лежали внутри груды. Все они были отсечены от тел, все тела были без голов. Каждую из этих женщин обезглавили. Процедура была следующей: турки хватали женщин, раздевали их до рубах, отбирали все ценности и украшения, после чего многие из них насиловали женщину, а последний в очереди ее обезглавливал».

А вот уже свидетельства американского журналиста о расправе турок над детьми: «… Городок лежал на расстоянии 100 ярдов от нас. Не уцелела ни одна крыша, ни одна стена. По другую сторону дороги лежали детские тела с ужасающими следами от ударов ятаганами на их маленьких головках. Количество убитых детей более чем огромно… Мы подъехали к церкви. Сначала мы не заметили ничего особенного. Но разносившееся зловоние было настолько сильным, что мы едва смогли посмотреть вокруг. И тут — то, что мы посчитали камнями и мусором под копытами наших лошадей, в действительности оказалось огромной кучей человеческих трупов, присыпанных тонким слоем земли. Весь церковный двор был покрыт ими, высотой от 3 до 4 футов. Из этой чудовищной гробницы проступали головы, ладони, кисти, ноги, ступни и руки. Маленькие кудрявы головки виднелись тут и там, маленькие детские ручки, протянутые так, словно они молили о помощи…».

Зверства турок осуждали Чарльз Дарвин, Оскар Уайльд, Виктор Гюго, Джузеппе Гарибальди. Но ни одна западная держава не посчитала целесообразным вмешаться во внутренние дела Османской империи.

Вступилась за приговоренных к геноциду южных славян только Российская империя. И вот, когда полный разгром Турции был уже почти свершившимся фактом — русские войска стояли у стен Стамбула, западные державы сочли целесообразным вмешаться. Но грозили они войной не Османской империи, а России. Преступное государство было спасено. И прямая ответственность за развернутый турками последующий геноцидный террор лежит всецело на турецких спасителях — странах Запада.

ГЕНОЦИД АРМЯН

Существует расхожее представление, что геноцид армян явился ответом турок на пророссийскую позицию армянского населения во время Первой мировой войны — мол, сами виноваты. Конечно, армяне симпатизировали России и конечно, это явилось катализатором погромов. Но геноцид армян начался задолго до 1915 года и Первой мировой войны. Массовые убийства армян — до 300 тысяч жертв прокатились по Турции еще в 1894–1895 годах. Они были названы Хамидийской резней, по имени султана Абдул-Гамида II.

Потом массовые истребления армян в Турции повторятся в 1909 году — Киликийская резня. Помимо слепой ксенофобии, была в турецком геноциде и прагматическая компонента. Имущественно убиенных захватывалось турецкой элитой. На этих экспроприациях и была взращена элита буржуазной Турции. Погромы были для нее тривиальным способом обогащения. Вот они исторические истоки криминального государства — от геноцида тогда до поддержки джихадистов сегодня.

Начатая в 1915 году новая волна геноцида армян продолжалась до 1923 года. Уже закончилась мировая война, а истребление армянского населения продолжалось еще пять лет, пока оно не было, наконец, сведено в Турции к нулевой точке. Именно по отношению к массовым истреблениям армян и было впервые применено, как известно, понятие геноцид. Чаще всего называется цифра в 1,5 миллионов человек — жертв геноцида. По другим оценкам — 2,5 миллионов человек.

И надо иметь ввиду, что это не жертвы газовых камер — машинного убийства, как это будет у германских нацистов. Резня в большинстве случаев велась вручную. То есть находился «мясник», вспарывающий живот своей жертве. Находилось десятки, сотни тысяч палачей. Наступят 1930-е годы, и Гитлер будет рассуждать о допустимости истребления евреев, ввиду того, что миру не будет до этого дела, как не было дела до истребления армян.

Одним из наиболее одиозных проявлений человеконенавистничества германского нацизма были медицинские опыты над людьми, относимыми к низшим антропологическим типам. Но ведь практика медицинских опытов над людьми уже применяли турки во время Первой мировой войны. Армяне и представители других нетолерантых режиму этносы являлись живым материалом для опытов. Признаны факты убийства армянских детей в медицинских целях перегретым паром и целевым отравлением ядами. Опытами руководил профессор Хамди Суат, считающимся основоположником турецкой бактериологии, позиционируемый в Турции в качестве выдающегося национального ученого.

Армяне в те годы были не единственными жертвами турецкого геноцида. Одновременно в Турции проводилось массовое истребление ассирийцев, понтийских греков.

ГЕНОЦИД — СЕГОДНЯ

Геноцидная практика была продолжена и после Второй мировой войны, хотя, казалось бы, после Нюрнберга ничего подобного не могло более состояться. Но осужден на Нюрнбергском процессе был лишь определенный феномен нацизма и фашизма. По отношению к турецкому нацизму обвинения не были применены. Более того, в 1952 году Турция была принята в НАТО, что вновь развязало ей руки. Уже через три года в Стамбуле организуется очередной погром еще оставшихся греков. В 1974 году турецкие войска вторгаются на Кипр. Это вторжение сопровождалось погромами и депортацией греков-киприотов из северной, заселенной турками части острова.

Развертывается начавшийся еще до войны геноцид курдов. «Армяне — на завтрак, курды — на ужин», — говорят в Турции. И повторение сценария 1915 года — только теперь уже в отношении курдов — реалии сегодняшнего дня.

Большинство курдов — мусульмане-сунниты. Факт геноцида по отношению к ним показывает, что турецкая геноцидная практика имеет не религиозную, а именно племенную, нацистскую основу. Ислам, таким образом, здесь не причем. Во время геноцида в отношении армянского населения в Турции, армяне бежали и нашли приют не только в христианских странах — России и Франции, но и мусульманских — Иране, Ливане, Сирии. Сегодня армяне, потомки тех, кто когда-то бежал из Западной Армении в Сирию, оказываются вновь под угрозой расправы направляемых из Турции убийц.

Что же до христианских народов в Турции проект геноцида в отношении был в двадцатом столетии успешно реализован. По данным приводимым «Нью-Йорк Таймс» христианское население в стране сократилось с 4,5 миллионов человек до 150 тысяч. Но, как оказалось, точка на этом не поставлена. За христианскими народами оказываются в очереди мусульманские. Турки в Турции составляют на настоящее время не более 50% население. Многие из этих пятидесяти процентов — отуреченные представители других этносов (крипто-армяне, крипто-греки и другие). В многоэтничности Турции при существующем на уровне идеологии этническом национализме турок страна запрограммирована на новые волны геноцида.

КОНСТИТУЦИЯ ТУРЦИИ

Чтобы убедиться, в чем состоит идеология Турции, достаточно открыть ее конституцию. Национализм в ней официально закреплен в качестве государственной идеологии. Турецкая конституция — единственная в мире, которая провозглашает идеологию национализма. И это не кемалистское историческое наследие. Современная версия Конституции Турции была принята уже в 1982 году. Идея возможность скорректировать кемалистсмкий национализм, турецкие власти на такую коррекцию не пошли. Никто даже ничего не пытается скрыть. Турция — единственное государство, публично заявляющее приверженность национализму.

Характерно, что при изложении принципа равенства соответствующая статья турецкой конституции не упоминает равенство, вне зависимости от национальной принадлежности. Казалось бы, это типичная для мировых конституций формулировка. Но в турецком случае она используется в усеченном виде. Учитывая, турецкий контекст, представляется, что это не случайно.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГИМН ТУРЦИИ

Какое содержание вкладывается в понятие турецкий национализм, еще более определенно раскрывается при обращении к государственному гимну Турции. Это — определенно гимн войны, и ни как аллегории, а прямого физического действия. Кто же номинированный турецкий враг? На это дают вполне четкий ответ следующие строчки турецкого гимна:

«Не бойся воя — монстр Европы лют,

Но не задушит волю вой химеры.

И туп его гнилой последний зуб,

И щит в груди есть — истинная вера.

Не пустим братья, монстра на порог,

И грудью отразим напор бесчестья».

Турция, как известно, давно и безуспешно пытается войти в ЕС. Но Европа, в словах турецкого гимна, есть монстр и химера. Ее могущество мнимое — «туп гнилой последний зуб». Задача, стоящая перед турками — «не пустить монстра на порог».

Гимн — это не пустые слова. На основе гимна всегда и везде осуществляется позиционирование нации. Через разучивание гимна молодежью реализуется ее гражданская цивилизация. И что же учит турецкая молодежь? В ее сознание сызмальства вдалбливается представление о цивилизационной враждебности Европы. И в свете этого вхождение Турции в ЕС приобретает уже совсем другую тональность. Войти в Европу, не интегрируясь с ней, а завоевывая ее. И не так ли, собственно, и действуют в европейских странах турецкие мигранты?

Европа в последнее время неединожды содрогнулась от обрушившихся на нее террористических актов. Шахиды-смертники предстали как модифицированный образ зла антигуманистического религиозного экстремизма. Но обратимся к тексту государственного гимна Турции. Слово шахид в нем используется дважды. И его использование вполне определенно — как борца с «монстром Европы», проливающим в этой борьбе свою кровь. Россия, в турецких представлениях, это тоже Европа и указанные характеристики относятся также и к ней.

ТУРЦИЯ — КРИМИНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО

Неудивительно, что с таким ментальным багажом, с такой историей именно Турция оказалась в настоящее важнейшим мировым перекрестием криминальных транзитов. За счет их, а не за счет российского туризма, или экспорта томатов в Российскую Федерацию, выстраиваются механизмы ее государственного жизнеобеспечения и процветания элит. То что через Турцию идет нелегальная торговля нефтью было известно всегда. И началась эта практика задолго до возникновения ИГИЛ. Таким же образом через посредничество Турции нелегально торговали нефтью находившиеся под санкциями Ирак и Иран.

Еще большее значение для турецкой элиты имеет прохождение через Турцию других товаропотоков, о которых, сосредоточившись на теме торговли нефтью, почти ничего не говорят. Речь идет о наркотрафике. Через Турцию проложена главная артерия доставки наркотиков из Азии в Европу (так называемый «афганский героиновый маршрут»). И эта компонента обогащения турецкой элиты возникла достаточно давно.

Турция традиционно, еще с османских времен, крупнейший мировой актор работорговли. Эта функция сохраняется и сегодня. Согласно данным Управления ООН по наркотикам и преступности, Турция занимает по торговле людьми первое место в мире.

Существует особый черный бренд Турции как страны с широкой инфраструктурой сексуальной работорговли. Турция — единственная страна мусульманского мира и вообще единственная страна в Азии, где легализована проституция.

Определение Турции как «тыловой базы» международного терроризма, также следовало сделать давно. Турецкий фактор в терроризме был уже вполне очевиден в 1990-е годы во время войн в Боснии и Герцеговине, Чечне и Косово.

ИЗЛЕЧИТЬСЯ ОТ ТУРЕЦКОЙ СКВЕРНЫ

Россия в постсоветский период оказалась поражена очень опасной болезнью, которую можно определить как «турецкая скверна». История как-то вдруг была забыта и Турция открылась как площадка быстрого спекулятивного обогащения и дешевого, но заграничного отдыха. Именно в Турцию, прежде всего, направились еще во времена перестройки тысячи «челноков» — оптовых торговцев, скупающих товары массового потребления на турецких рынках и перепродающих их с баснословной ценовой накруткой. Турция стала своеобразной челночной Меккой. Фактор хлынувшей через открывшиеся шлюзы спекуляции в крушении советской экономики еще предстоит оценить. Но, безусловно, развитие спекуляции в России имело турецкий контекст.

Одна из позорнейших страниц в постсоветских реалиях существования России — это турецкие бордели. Девушки из России и Украины стали их новым лицом. Имя Наташка стало нарицательным обозначением славянской проститутки в Турции.

Туризм в Турции по формуле «все включено», это то, что Лев Николаевич Гумилев, определил бы понятием обскурация (состояние окончательной потери пассионарности, упадка и разложения). Народ-имперостроитель стал перерождаться в гедониста. И пляжный турецкий туризм выступает здесь важнейшим индикатором.

Скверна заключается еще и в том, что в поисках гешефта российская элита упорно налаживала мосты с турками, прекрасно зная о турецких корнях терроризма, о направляемой из Турции пантюрксистской и панисламистской пропаганде. На все неудобные, мешающие бизнесу обстоятельству предпочитали закрывать глаза. Но это означает, что развивая бизнес с турками, мы сами инвестировали антироссийские силы.

Избавление России от турецкой скверны — это путь оздоровления. Важно при этом самим не уподобиться туркам, самой России не превратится в подобие Турции или Османской империи. Обращение к истории в этой связи — кто есть наш друг, кто враг — принципиально необходимо.

НЮРНБЕРГ НАД ТУРЕЦКИМ НАЦИОНАЛИЗМОМ

Вопрос стратегически должен стоять не об извинениях со стороны Турции, и ни о компенсациях. Армяне за сто лет не извинений, ни репараций с Турции не получили. И это урок. Вопрос должен стоять об осуждении турецкого национализма как человеконенавистнической идеологии и практики, соответственно о констатации преступного характера государства Турции.

Еще в XIX веке о Турции говорили как о «больном человеке Европы». Считается, что первым применил это определение к Оманской империи Николай I. В действительности, характеристика Турции как «больного человека Европы» использовалась и раньше. Политики XIX века, в соответствии с гуманистической традицией, смотрели на турецкие зверства как проявление внутренней болезни. И действительно, не будучи больным, те преступления, которые совершала Турция совершить, кажется, невозможно.

Если же человек болен, и вследствие своей болезни он совершает преступления, то этого человека надо лечить принудительно.

Могут возразить, что ссылка на Николая I в. данном случае неуместна. Но тогда можно обратиться к словам французского премьер-министра Жоржа Клемансо. Его-то уж точно нельзя заподозрить в пророссийской ангажированности. Во время Парижской мирной конференции 1919 года, решавшей, что само по себе важно в контексте рассматриваемой темы проблемы послевоенного мироустройства, Клемансо дал следующую оценку сущности Турции: «Не найти ни одного случая ни в Европе, ни в Азии или Африке, чтоб установление турецкого господства над какой-то страной не привело бы к снижению материального благосостояния и упадку культуры; нет также ни одного случая, чтоб избавление от турецкого господства не привело бы к экономическому росту и подъему культуры. Будь то страна христианская или магометанская, куда бы ни приходили турки-завоеватели, они повсюду несли разрушения. Они ни разу не оказались способны мирно развивать то, что они завоевали оружием».

Осуждение турецкого национализма могло в те годы стать реальностью, но не стало. В 1919—1920 гг. работал военный трибунал, рассматривавшей обвинения партии «Единение и Прогресс» в массовых убийствах армян и греков. Но результаты его оказались ничтожны — из находящихся на скамье подсудимых были признаны виновными и приговорены только трое из многих тысяч преступников. Но и это решение оказалось скоро перечеркнуто. После победы в Турции кемализма казненные по решению трибунала были объявлены «национальными мучениками. Именами казненных преступников называются улицы и школы. Для их семей были установлены денежные премии. Турецкие власти демонстративно отвергли в отношении себя любые обвинения.

Сегодня следует организовать кампанию по осуждению турецкого национализма как одной модификацией нацизма в мире. Для того, чтобы мир стал более гуманным и совершенным, надо первоначально идентифицировать и осудить мировое зло. Неидентифицированное и непресеченное зло будет раз за разом восстанавливать свои силы и обрушивать. Осуждение же зла предполагает появление конвенционального института по типу Нюрнбергского суда над нацизмом.

http://vbagdasaryan.ru/turetskaya-skverna/