«ИГИЛ угрожает нашему образу жизни и безопасности... У нас есть военные планы против них на ближайшие дни. Посмотрим».

– министр иностранных дел Турции Феридун Синирлиоглу.

Полная победа на выборах 1 ноября в Турции сняла последние препятствия на пути президента Реджепа Тайипа Эрдогана к войне. Этот удивительный итог выборов, которые были широко объявлены «несправедливыми и испорченными страхом и насилием иностранными наблюдателями», дали партии Эрдогана AKP 49% голосов, что восстанавливает однопартийное правление в Анкаре. Вскоре после объявления результатов выборов премьер-министр Ахмет Давутоглу призвал турецкие политические партии исправить существующую конституцию, чтобы дать президенту Эрдогану практически неограниченную исполнительную власть.

По сообщению турецкой Today’s Zaman, Давутоглу сказал: «Я призываю все партии, вошедшие в парламент, сформировать новую гражданскую национальную коалицию... Давайте вместе работать на Турцию, в которой конфликтов, напряженности и поляризации не будет, и все будут мирно приветствовать друг друга».

Иными словами, голосование используется для саботажа демократии и установления высшей власти одного президента. Менее чем через 24 часа после того, как Эрдоган восстановил однопартийный контроль над правительством, он повторил призыв Давутоглу к расширению президентской власти с помощью национального референдума.

«Такой вопрос, как президентская система нельзя решать без народа», – сказал Эрдоган репортёрам на пресс-конференции. «Если механизм требует референдума, то мы проведём референдум... Исполнительная власть президента не представляет проблемы для личного будущего нашего президента. Он уже вошёл в историю. Главная мотивация – сделать систему в Турции максимально эффективной».

Итак, по Эрдогану, диктаторская власть президента уже установлена и референдум – просто формальность.

Очевидно, Эрдоган хочет использовать референдум для укрепления власти, установить правление одного человека и уничтожить представительное правительство в Турции. Он убежденный исламист, желающий отменить демократию и создать исламский режим, который будет распространяться за пределы нынешних границ Турции, на Ирак и Сирию. Вот почему он – столь преисполненный энтузиазма сторонник джихадистских групп, воюющих в Сирии.

Важнее другое: Эрдоган намерен использовать свою уверенную победу, чтобы убедить высшее военное командование в том, что у него есть народный мандат для его внешней политики, политики, которая накопила тысячи турецких солдат, бронетехники и танков на сирийской границе для возможного вторжения. До сих пор военные сопротивлялись Эрдогану по этому вопросу, но теперь, когда начальник Генерального штаба генерал Недждет Озел был заменён на более сговорчивого командующего Сухопутными войсками ВС Турции генерала Хулуси Акара, план вторгнуться в Сирию и обеспечить себе так называемую «зону безопасности» вдоль сирийской стороны границы с Турцией, становится гораздо более вероятным.

План аннексии суверенной сирийской территории и использования её для нападений на правительство президента Сирии Башара аль-Асада появился ещё в 2012 году. Однако в 2015 году стратегия была расширена аналитиком Brookings Майклом И. O’Хэнлоном в статье под заголовком «Демонтаж Сирии: новая стратегия самой безнадёжной войны Америки». Вот отрывок:

«... единственным реальным способом продвижения мог быть план, по которому, по сути, происходит демонтаж Сирии... международное сообщество должно создать очаги более жизнеспособной безопасности и управления в Сирии... Такая идея помогла бы умеренным элементам установить надёжные зоны безопасности внутри Сирии, как только он смогли бы это сделать. Американцы, как и саудовцы, и турки, и британцы, и иорданцы, и другие арабские силы действовали бы в поддержку этого не только с воздуха, но и на земле, с помощью сил специального назначения... Западные силы в целом остались бы на более безопасных позициях – в зонах безопасности, но не на переднем крае – по меньшей мере до тех пор, пока надёжность такой обороны и местных союзных сил не обеспечила бы практичность их развёртывания и действий на более передовых позициях.

Создание таких убежищ обеспечило бы зоны безопасности, которые никогда бы снова на столкнулись с перспективой правления любого Асада... Промежуточной целью могла бы быть конфедеративная Сирия с несколькими весьма автономными зонами... Конфедерация с большой вероятностью потребовала бы поддержку международных миротворческих сил... чтобы это зоны стали защищёнными и управляемыми... и для подготовки и снаряжения ещё большего количества рекрутов так, чтобы эти зоны могли быть стабилизированы и постепенно расширены». (Deconstructing Syria: A new strategy for America’s most hopeless war, Michael E. O’Hanlon, Brookings Institute)

Это основной черновой план администрации Обамы по свержению Асада и сведения Сирии до уровня неуправляемого несостоявшегося государства, возглавляемого полевыми командирами, мятежными боевиками и исламскими экстремистами. Госсекретарь США Джон Керри подтвердил наши худшие подозрения относительно этого зловещего плана в своей речи, произнесенной в «Фонде Карнеги за международный мир» всего лишь на прошлой неделе. Вот часть сказанного:

«В северной Сирии коалиция и партнёры изгнали Даеш (ИГИЛ) с территории более 17 000 кв. километров, мы обезопасили турецко-сирийскую границу к востоку от Евфрата. Это почти 85% турецкой границы и президент поручил проводить дальнейшие действия по обеспечению безопасности остальной части...

Кроме того, мы усиливаем воздушную кампанию, чтобы содействовать выталкиванию Даеш, которая когда-то доминировала на сирийско-турецкой границе, с оставшихся 70 миль, которые она контролирует». (Госсекретарь Джон Керри о будущей политике США на Ближнем Востоке, Фонд Карнеги)

Повторим: «Это около 85% турецкой границы и президент поручил провести дальнейшие действия по обеспечению безопасности остальной части».

Почему же Обама «поручает проведение дальнейших действий по обеспечению безопасности остальной части»?

Да потому, что никто в Вашингтоне не верит, что поддерживаемые США джихадисты нанесут поражение совместным силам возглавляемой Россией коалиции, которая постепенно уничтожает боевиков-террористов по всей Сирии. Итак, теперь Обама переходит к «плану Б», созданию убежища для террористов на сирийской стороне сирийско-турецкой границы, где США с партнёрами смогут продолжить вооружать, тренировать и направлять своих маньяков-джихадистов снова в Сирию всякий раз, когда они захотят так сделать. Без сомнения, силы специального назначения Обамы будут использованы, чтобы контролировать операцию и гарантировать, что всё пойдёт по плану.

Конечно, остаётся вопрос относительно роли курдских ополченцев в этой стратегии. Недавно США перебросили по воздуху грузы оружия и амуниции партии «Демократический союз» (PYD) в надежде, что те помогут США обезопасить последний отрезок границы к западу от Евфрата, сохранив открытыми жизненно важные пути поставок для джихадистов, организовывая тихую гавань на сирийской территории. Эрдоган яростно против любой операции, которая создаст примыкающее курдское государство на сирийской стороне границы.

И как теперь разрешится ситуация? Будет Обама держаться за курдов или снова будет вместе с Эрдоганом в обмен на турецкие наземные войска?

Никто пока не знает, но, безусловно, альянс Турции с США был бы более грозным, чем США с курдами. Судя по длинной истории выбора Вашингтоном самого выгодного решения, чтобы достичь своих политических целей, мы ожидаем, что Обама выберет Анкару.

Стоит заметить, что турецкий парламент уже «одобрил возможное развёртывание турецких наземных сил в Сирии и открыл дорогу для базирования иностранных войск в Турции» ещё в октябре 2014 года. Под предлогом «борьбы с терроризмом» в качестве оправдания вторжения, Эрдоган сказал: «Мы открыты и готовы к любому сотрудничеству... Однако Турция – не та страна, чтобы позволить использовать себя для временных решений... Немедленное смещение администрации в Дамаске, территориальная целостность Сирии и установление администрации, в которую войдут все, будет оставаться нашим приоритетом».

Иными словами, Эрдоган не предоставит наземных войск до тех пор, пока США не скажут, что они привержены смене режима.

Эрдоган был самым сильным сторонником «зон безопасности», эта идея потребовала бы, чтобы американские самолёты патрулировали небеса над северной Сирией и небольшого количества наземных войск. Сам план во многом усиливает вероятность неожиданного столкновения с российскими самолётами, что может привести к прямой конфронтации двух соперников, обладающих ядерным оружием.

А теперь взгляните на статью, появившуюся в британской Telegraph в июне 2015 года, которая явно преждевременна в предположениях. Статья озаглавлена «Турция планирует вторгнуться в Сирию»:

 «Президент Реджеп Тайип Эрдоган одобрил изменение правил участия, согласованных с турецким парламентом, чтобы позволить армии нанести удар по Исламскому государству Ирака и Леванта (ИГИЛ), а также по режиму Асада – судя по местным газетам. Цель – в установлении буферной зоны для беженцев и против ИГИЛ...

Турция призывает к созданию буферной зоны под защитой международных сил на севере Сирии после того, как сотни тысяч беженцев двинулись через границу из-за гражданской войны...

Турецкие СМИ сообщили о новых приказах, данных военным, подготовиться направить силы численностью 18 000 человек через границу... войска захватят территорию протяженностью 60 миль и глубиной 20, в том числе пограничные переходы Джараблас, который сейчас в руках ИГИЛ, и Аазаз, ныне контролируемый Свободной сирийской армией... (Turkey ‘planning to invade Syria, Telegraph)

Читатели отметят потрясающее сходство плана Эрдогана и стратегии  Brookings. По-видимому, Вашингтон и Анкара разделяют взгляды на то, как убить Сирию после предполагаемого вторжения. То есть, было бы удивительно, если бы Эрдоган и Обама не смогли сгладить свои разногласия и разработать способ достичь своих целей.

Эрдоган приложил значительные усилия, чтобы снять препятствия, мешающие начать вторжение в Сирию. Он получил «зелёный свет» в парламенте на развёртывание армии, если почувствует, что существует угроза национальной безопасности. Он эффективно «интернационализировал» конфликт, позволив американским, британским и французским самолётам вылетать из Инджерлика (что избавит Эрдогана и его приспешников от будущих обвинений в ответственности за военные преступления). И, наконец, выборы дали Эрдогану мандат, который был ему нужен, чтобы убедить военных в том, что его внешняя политика полностью поддерживается турецким народом. Итак, теперь он всё подготовил, единственный вопрос – он на самом деле начнёт вторжение или нет?

В среду министр иностранных дел Турции Феридун Синирлиоглу подтвердил, что Эрдоган планирует вторгнуться в Сирию под предлогом «борьбы с терроризмом». Вот отрывок из статьи в Daily Sabah:

 «Турция планирует начать военную операцию против ИГИЛ в ближайшем будущем, сказал в среду министр иностранных дел Турции Феридун Синирлиоглу на конференции о будущем Ближнего Востока, которая проводилась в Эрбиле, курдском регионе северного Ирака.

«Даеш (ИГИЛ) угрожает нашему стилю жизни и безопасности [...] У нас есть планы военных действий против них в ближайшие дни. Увидите. Мы должны вместе встать против этой опасности», – сказал он...

«Мы будем продолжать наши усилия по уничтожению всех террористических организаций. Мы будем действовать ответственно, чтобы курдский регион и Ирак добились успехов в борьбе с террором. Это ясное послание Ираку и курдскому региону о блестящем будущем», – сказал он». (Turkey in plans to launch military operation against ISIS, foreign minister says, Daily Sabah)

Естественно, ничто из этого не имеет ничего общего с борьбой против терроризма. Эрдоган – лучший друг террористов, он позволяет им спокойно ходить через границу туда и сюда. Заявиление Синирлиоглу означает лишь, что Турция в итоге готова захватить 60 миль территории, как упомянуто в статье Telegraph. И мы не знаем, какова будет реакция Белого Дома на это заявление Синирлиоглу, но мы точно знаем, что Обама планирует встречу с Эрдоганом в Анкаре менее чем через две недели. К тому моменту администрация решит, держаться ли за курдов или поставить на Эрдогана. В любом случае будет попытка создать зону безопасности, с которой Вашингтон мог бы продолжать вести свою войну с Асадом. Это уж наверняка.

Такое развитие событий предполагает, что Путину придётся действовать быстро, если он хочет запечатать границу и сорвать план Эрдогана. Президент России, возможно, будет вынужден развернуть российские силы специального назначения и бронетанковые дивизии на севере, чтобы охладить авантюризм США – Турции и воспрепятствовать тому, что война превратится в трясину.

Это та ситуация, когда преимущество может в самом деле очень и очень окупиться.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1244-turtsiya-idjot-na-vojnu.html