Истекли десятые сутки переговоров Белоруссии с Международным валютным фондом: они начались в Минске 9 ноября и должны были закончиться 19 ноября 2015 года. По словам министра экономики Белоруссии Владимира Зиновского, все это время стороны вели напряженную и интенсивную работу по 14–16 часов в сутки. Однако закрытый формат встречи не дает никакой информации о достигнутом результате.

Даже сумму возможного кредита министр называет достаточно обтекаемо — речь идет «о миллиардах долларов» на три года. Это порождает большое количество различных версий происходящего. Особый интерес представляют слова заместителя главы правления Нацбанка РБ Дмитрия Калечица о высокой вероятности «принятия программы МВФ, поддержанной кредитом, уже в этом году». Интрига заключается в том, что МВФ еще никогда в своей истории не выделял деньги быстро. Обычной практикой всегда являлось неторопливое согласование предварительных условий, потом, спустя оговоренное время, проверка выполнения этих условий, и только потом — деньги.

Как нашла коса на камень

Дело в том, что формально МВФ позиционирует себя как строго благотворительная международная финансовая организация. Процент за кредиты она, конечно, берет, но его размер по сравнению с рынком коммерческих заимствований невелик, а суммы таковы, что позволяют попавшим в затруднительное положение правительствам успешно решать финансовые проблемы. Это в теории. На практике же согласование кредитных программ всегда сопряжено с выставлением заемщику различного ряда условий, иногда очень странных, которые он обязан выполнить прежде, чем получит деньги. Условия выглядят как чисто экономические, но всегда имеют далеко идущие политические и социальные последствия.

Собственно, на этом фонд заемщиков и ловит. Дешевизна его кредитной ставки оплачивается фактической ликвидацией государства. Как экономически — через введение диктатуры частного рынка (широкая приватизация, устранение контроля над ценами, отмена ограничений на куплю-продажу земли и т.п.), так и в базовых институтах общества. От России в 1990-х годах, например, потребовали перейти на Болонскую систему образования, вместо образованных людей готовящую лишь «грамотных потребителей».

Кроме того, помощь МВФ приходит не сама по себе. Обычной практикой является привлечение с его помощью многочисленных частных инвесторов. Например, вместе с 4,5 млрд долларов, предоставленных фондом в 1990-е годы, в Россию пришло около 80 млрд частных иностранных инвестиций. Исполнение рекомендаций МВФ вело к принятию многочисленных программ по либерализации экономики и приватизации госсобственности, которую как раз и скупали эти самые частные инвесторы. Что в результате осталось от советской экономики к началу 2000 года — помнят все. Россия тут совсем не уникальный случай. Более чем двум десяткам стран, подсевшим на дешевую помощь МВФ, программы «спасения» их экономик стоили от 10 до 25% ВВП.

Обычно рекомендации МВФ сводятся к нескольким основным пунктам:

- провести полную либерализацию во всех сегментах валютного рынка и унифицировать обменный курс национальной валюты;

- ограничить финансирование госпрограмм;

- выйти на бездефицитный бюджет, в том числе за счет сокращения бюджетных социальных расходов;

- отказаться от повышения заработной платы.

Несложно увидеть, что выполнение этих рекомендаций привело бы к серьезным последствиям — сначала экономическим, а потом и социально-политическим. Не удивительно, что правительство страны к ним не прислушалось: в памяти еще были свежи последствия предыдущей программы МВФ, которую выполнили успешно, а в результате в 2009 году пришлось девальвировать белорусский рубль на 25%.

Закредитовались

МВФ активизировал свои контакты с Белоруссией не просто так. Вот уже несколько лет в стране наблюдаются экономические сложности. По итогам 2015 года Европейский банк реконструкции и развития прогнозирует падение белорусской экономики на 1,5%. Причем еще в минувшем сентябре речь шла о росте на 0,5%, а уже в октябре 2015-го — однозначный, как удар гильотины, вердикт: спад. В качестве причин называют усугубляющийся внешнеторговый дисбаланс, риски ликвидности, низкий уровень золотовалютных резервов, структурные ограничения внутреннего экономического роста и высокий объем обязательств правительства страны по погашению внешнего госдолга.

Последнее особенно существенно. В 2015 году Белоруссии необходимо выплатить по внешним долгам порядка 4 млрд долларов, из которых 3 млрд составляет основной долг и 1 млрд — процентные платежи по нему и другим долгам страны. Все это последствия сомнительной стратегии белорусского правительства по обеспечению внутренней социальной стабильности за счет внешних заимствований. Как следствие — только в 2009–2011 годах внешний госдолг страны увеличился в 3,2 раза и достиг 11,8 млрд долларов. С этого же года начались выплаты по ранее полученным кредитам, составившие примерно 1,63 млрд долларов в год. На протяжении 2013–2014 годов Белоруссии пришлось выплатить почти 6 млрд долларов, что для небольшой страны оказалось крайне сложной задачей.

Формально деньги на обслуживание текущих долговых обязательств в стране есть. Золотовалютные резервы (ЗВР) Белоруссии, рассчитанные по национальным стандартам, по итогу октября 2015 года составляют 5,159 млрд долларов. Правда, МВФ, считающий запасы по собственной методике, оценивает белорусские ЗВР заметно ниже — в 4,666 млрд.

Классический тупик

Таким образом, Белоруссия сегодня оказалась в классическом тупике. Расплатиться по текущим долгам этого года ей собственных резервов хватит, но в этом случае уже в 2016-м придется столкнуться с дефолтом или крупномасштабными социально-политическими проблемами. Остро требуются деньги, как минимум 3 млрд долларов, причем не позднее июня 2016 года. Но чтобы их получить, требуется согласиться с условиями МВФ, реализация которых также означает ликвидацию белорусской государственности и скатывание экономики до прибалтийского уровня. Только без субсидий ЕС.

Есть, наконец, третий вариант — перестать уже заигрывать со всем, что движется, и прочно, открыто войти в русло российской экономики, которая и без того является главным спонсором белорусской. И в экономическом, и в историческом смысле это выглядит естественным, единственно верным выбором.

http://alex-leshy.livejournal.com/655296.html