Можно говорить о трех основных фигурах, выдвигающих стратегические программы модернизации экономики: Кудрин, Глазьев, Титов.

Могу с прискорбием сообщить, что, на мой взгляд, все три программы тупиковые и основаны на критическом непонимании экономики, что проявляется прежде всего в их имитационном, по отношению к Западу характере. Разница только в том, что из западного опыта берется за основу имитации. Программа Кудрина полностью основана на монетаристско-институциональном теоретическом подходе, который в реальности существует на Западе исключительно в интеллектуальном пространстве университетских профессоров и нигде на практике не применяется. Одновременно, эта программа является продуктом осмысления поздне-советского, хрушевского и пост-хрущевского, опыта опережающего роста денежных доходов по сравнению с ростом производства товаров потребления при фиксированных "социальных ценах", приведшего к пресловутой "экономике дефицита.

Ключевая идея программы Кудрина состоит в том, что единственным дефицитным товаром в экономике должны быть деньги, ибо, в условиях фиксированных цен избыток денег приводит к "дефицитизации всей страны", а в условиях свободных цен, в соответствие с уравнением Фишера - к инфляции, убивающей экономический рост. Видимым результатом такой политики должно стать снижение инфляции до уровня, не убивающего промышленный рост. Западные страны придерживаются такой монетарной политики, чтобы годовая инфляция не превышала 3% - величина сегодня недоступная для российской экономики в силу социальных причин: снижение инфляции вызывает рост безработицы, так как неэффективные производства в условиях серьезных финансовых ограничений не могут получить доступ к деньгам.

Вторая часть идеологии Кудрина (и вообще либеральной части экономистов) состоит в следовании идее "Laissez-faire", то есть в идее, что "невидимая рука рынка" сама приведет предложение в соответствие со спросом и, следовательно, расставит самостоятельно расставит все приоритеты без участия государства, влияние которого на экономику, поэтому, должно быть сведено к минимуму и быть ограничено двумя функциями: установлением правил игры, обеспечивающих свободу сделок и равенство сторон, а также наблюдением (и принуждением, если необходимо) к соблюдению договоров. Все это выражается в концепции государства -"ночного сторожа".

Однако, подобный "фатализм" совершенно не учитывает двух факторов, которые я отмечал в предыдущей заметке: во-первых, наличия множественных равновесных состояний экономики, эквивалентных с точки зрения рынка, но совершенно не эквивалентных с точки зрения общественного интереса (хорошо известно, что действую в духе laissez-faire, оптимизируя "личное потребление" стадо коров вытаптывает поле так, что вымирает или как минимум колоссально сокращает свою численность), а во-вторых, динамики процессов, которая вообще выпадает из поля зрения либеральных начетчиков.

Между тем, в современных условиях, характерное время достижения рынком равновесного состояния много больше характерного времени генерации инноваций, качественно меняющих и структуру и предпочтений, и предложения.

Программы Титова и Глазьева, апеллируют к иному образу: к "низкому коэффициенту монетизации" экономики в России по сравнению с ведущими западными странами, увы, асболютно не понимая смысла этого коэффициента и полагая, что смягчение денежной политики ("вон, на Западе деньги с вертолетов разбрасывают!") позволит довести уровень монетизации российской экономики до западных стандартов. Эта (бредовая, основанная на невежестве!) идея бродит в мозгах советско-российских экономистов еще со времен академика-секретаря отделения экономики Львова.

Причина непонимания в том, что гуманитарии, увы, не владеют элементарными понятиями теории размерности величин и полагают коэффициент монетизации безразмерной величиной, тогда как эта величина на деле имеет размерность времени в минус первой степени (то есть частоты) и характеризует число обращений денежной массы имеющейся в стране за период, в течение которого подсчитывается ВВП - обычно год.

Поскольку по традиционному невежеству гуманитарных экономистов они измеряют ВВП в "валютных единицах": долларах, рублях, тугриках, - а не в "валютных единицах в единицу времени": долларах в год, рублях в год, тугриках в год (поскольку ВВП меряется не "вообще", а за единицу времени) выводы делаются Глазьевы и Титовым абсолютно ошибочными. И опять, критическая ошибка товарищей из это группы предлагателей - в непонимании динамического характера экономики, но уже в другом ключе: в разнице характерного времени получения материальной отдачи от инвестиций и времени времени выходя денег на потребительский рынок, которое в разы короче.

В результате более ими менее долгосрочные инвестиции приводят к практически мгновенному увеличению денежной массы на руках у населения (это строители инфраструктуры, производители соответствующего оборудования и материалов , и т.д), которая немедленно оказывается на потребительском рынке здесь и сейчас и потому абсолютно эквивалента с точки зрения баланса спроса и предложения прямой эмиссии.

Просто отдача от создаваемых производств, способная насытить рынок приходит много позже, чем выход соответствующей оплаты труда на потребительский рынок. И тут срабатывает структурная проблема, качественно отличающая российскую экономику от западных. А именно: западная экономика - это экономика избыточного производства. Это значит, что она постоянно находится под угрозой перепроизводства и дефляции. Поэтому в экономике такого типа повышение платежеспособного спроса благотворно: производство уже есть и может быстро, почти мгновенно, встретить эмитированные деньги товарами.

Потому возможны и долгосрочные медленно окупающиеся, а то и вообще не окупающиеся инфраструктурные проекты - зарплаты "дорожных рабочих" будут немедленно встречены товарами. В России ситуация противоположна. Товары, способные встретить зарплаты "дорожных рабочих", число которых по планам Глазьева и Титова должно резко увеличиться, в России ни кто произвести "сходу" в нужных количествах не может. А это - инфляция.

Иными словами, товарищи не понимают: стакан российской экономики мал. И много денег в него не вольешь: потечет через край.

Но это - не все проблемы Титовско- Глазьевского. О части этих проблем я уже писал годы тому назад. Вот, казалось бы, с учетом сказанного, первое, что надо делать - это насыщать рынок потребительских товаров... Но, есть одно "но": в современном мире потребительские товары производятся в странах дешевого труда. Это значит, что России придется конкурировать по зарплате с такими странами - ибо технологии универсальны. Но зарплаты в этих странах иной раз в разы ниже, чем в России... Значит, эта стратегия, даже если будет осуществлена и, скажем, рынок потребительских товаров будет покрыт за счет валютного импорта, это надолго заморозит жизненный уровень россиян на уровне уровня стран третьего мира. Неутешительно.

Это экономическая ловушка, к которой Россия сегодня находится и выход из нее нетривиален и не может быть достигнут ни на начетнически-либеральном пути Кудрина, ни, тем более, следуя неявно-инфляционным идеям Титова/Глазьева.

Я, пожалуй, осмелюсь утверждать, что современная математическая экономика за редкими исключениями основана на абсолютно ложных основаниях. Так например, такое базовое понятие, как рыночное равновесие. (См, например, здесь). Проблема состоит в том, что практически все рыночные модели исходят из ложного представления о единственности такого равновесия. Отсюда разговоры о "невидимой руке рынке", о предельной полезности, и т.д.

1. На деле, нет никаких оснований считать, что рыночное равновесие единственно. На деле, число равновесных состояний может быть ОГРОМНЫМ, эти равновесные состояния могут быть разделены барьерами различной высоты, точки которых соответствуют именно неравновесным состояния, преодоление которых возможно вследствие рыночных флюктуаций. В этом случае делать какие-то выводы из временного нахождения системы в состоянии равновесия нет ни малейших оснований: под влиянием случайных факторов система может мигрировать по равновесным состояния и время нахождения в том или ином состоянии будет определяться интенсивностью флюктуаций - например, работой спекулянтов.

В частности, наличие множественных равновесных состояний качественно меняет роль государства, которое может директивно или институционально удерживать рынок в благоприятном для него равновесном состоянии. Особенно важно то, что среди равновесных состояний вполне могут быть состояния разрушительные для общества. Соответственно, качественно иное значение обретают неравновесные состояния.

2. Современная математическая экономика, опять же основанная на представлении о равновесном рынке является внутренне несогласованной: с одной стороны, известно, что на равновесном рынке прибыль предприятий строго равна НУЛЮ. С другой - на микроуровне полагается, что предприятие извлекает прибыль, находясь в равновесии с рынком. Такое рассмотрение имеет смысл только если рынки труда и средств производства - внешние по отношению к предприятию, - НЕРАВНОВЕСНЫ.

3. Современная математическая экономика в основном существует "вне времени". То есть, по факту, она статична. Лишь в относительно ничтожном количестве работ делаются попытки рассмотрения динамических моделей, но и эти модели исходят из представления о "простоте" системы, отсутствии множества равновесных состояний, и т.д.

4. Ровно то же относится к теории предпочтений, в рамах которой предпочтения рассматриваются в качестве заданных и определенных. В условиях случайных предпочтений основные теоремы, типа теоремы о диктаторе, обретают условный, можно сказать, абстрактный смысл, интересный с математической точки зрения, но имеющий минимальное отношение к той реальности, которую они, казалось, бы призваны описывать.

5. Финансовая математика в этом отношении более адекватна, хотя и содержательно проще, так как он исходно ориентируется на анализ временных рядов без претензии на "объяснительную мощь".

6. Будущая экономика будет, полагаю, подобна термодинамике в физике, способной описывать "экономические машины", работающие на искусственно удерживаемой разности равновесных состояний, статистической физике, в явном виде, учитывающей роль рыночных флюктуаций и т.д.

http://sl-lopatnikov.livejournal.com/1461116.html

http://sl-lopatnikov.livejournal.com/1460713.html