В последние две недели временное соглашение, направленное на сохранение Греции в еврозоне было достигнуто в Брюсселе,  договор о прекращении огня заключен в Минске, и переговоры в Женеве продвинули вперед возможное соглашение о ядерной программе Ирана. Отряды дипломатов предотвратили один геополитический кризис за другим. И тем не менее было бы преждевременно, даже опрометчиво, решить, что линии разлома, ограничивающие эти темы, сколько-нибудь устойчивы. Понимание того, насколько неразрывно эти кризисы связаны – это первая ступень к возможности предугадать, где и когда следующий взрыв скорее всего произойдет.

Германия и кризис Еврозоны

Германия опять стала жертвой своей собственной мощи. Как самый большой кредитор Европы, она имеет значительное политическое влияние на наций-должников, таких как Греция, чьи средства к существованию зависят от того, пожелает ли канцлер Анжела Меркель подписать еще один спасительный чек. Не следует забывать, что Германия экспортирует эквивалент половины своего ВНП, и большая часть этого экспорта потребляется в Европе. Поэтому структуры, которые Германия использует для защиты своих экспортных рынков – это те же самые структуры, с которыми Германии приходится бороться, чтобы защитить свое национальное богатство.

Многие оценили недавнее соглашение в Брюсселе как победу Берлина над Афинами, так как министры финансов стран Еврозоны, включая Португалию, Испанию и Францию, поддержали Германию, не позволив Греции обойти ее долговые обязательства. Но Меркель не готова поставить неограниченное количество денег немецких налогоплательщиков на неубедительные обещания греков уменьшить расходы и навязать структурные реформы населению, которое, по крайней мере, пока, все еще рассматривает правящую партию Сириза как спасительницу от режима экономии.

Через четыре месяца Греция и Германия снова окажутся в ссоре, и Греция с большой вероятностью все еще не будет до такой степени экономной, чтобы Берлин смог убедить своих собственных евроскептиков, что он обладает достаточным весом и доверием, чтобы привить немецкую бережливость всей Европе.  Чем больше времени Германия выигрывает, чем более гибкими становятся переговорные позиции Германии и Греции, тем более серьезно как торговцы и бизнесмены, так  и политики должны будут рассматривать угрозу так называемого  Grexit (выхода Греции из еврозоны), первого в цепи событий, способных взорвать еврозону.

Роль кризиса на Украине

Чтобы провести Германию через углубляющийся кризис еврозоны, Меркель нуждается в спокойствии на ее восточном фронте. Поэтому неудивительно, что она была готова пережить многие бессонные ночи и непрекращающиеся поездки, чтобы подписать следующее Минское соглашение с Россией. Соглашение было дефектным с самого начала, потому что старательно не замечало продолжающиеся попытки поддерживаемых Россией сепаратистов сгладить линию разделения, приведя Дебальцевский карман в их зону контроля.

После нескольких дней возни, немцы (снова используя свою позицию кредитора – на сей раз, против Украины) спокойно подтолкнули президента Украины Петра Порошенко в признанию реалий на поле боя и к заключению соглашения о прекращении огня.  Но даже если Германия с одной стороны и Россия с другой смогут установить относительное спокойствие в восточной Украине, это в конечном счете мало что изменит в нарастающем противостоянии между Соединенными Штатами и Россией.

Связь между Украиной и Ираном

Вопреки распространенному мнению на Западе, президент России Владимир Путин не руководствуется сумасшедшими территориальными амбициями. Он смотрит на карту, как его предшественники делали веками, и пытается решить задачу защиты подбрюшья России от пограничного государства, попавшего под крыло гораздо более мощной военной силы Запада. Как Соединенные Штаты напоминали Москве несколько раз в течение последних нескольких дней, Белый Дом оставляет за собой возможность поставить оружие Украине. Советники придут вместе с тяжелым вооружением, а там вслед за советниками и солдаты.

С того места, где он находится, Путин уже сейчас видит НАТО распространяющимся за пределы своих границ, чтобы найти и подготовить союзников вдоль российской границы.  Даже когда кратковременные соглашения достигаются по Украине, ничто не препятствует США все глубже проникать в регион. Именно это допущение будет руководить действиями России в ближайшие месяцы, когда Путин будет рассматривать свои военные возможности, которые включают установление наземного прохода в Крым (действие, которое, тем не менее, оставляет границу России с Украиной открытой), более существенное продвижение на запад до Днепра и пробные действия в Прибалтике с целью проверить решимость НАТО.

Соединенные Штаты не могут позволить себе роскошь отбросить какую-то из этих возможностей, поэтому они должны соответственно готовиться. Но чтобы иметь возможность сконцентрироваться на Евразийском театре, сначала необходимо  разобраться с Ближним Востоком, начиная с Ирана. Итак, мы прибываем в Женеву, где Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретились снова 22го февраля, чтобы обсудить последние детали ядерного соглашения до 31го марта, когда президент США Барак Обама должен показать достаточный прогресс в переговорах, чтобы удержать Конгресс от ведения дополнительных санкций против Ирана.

Чтобы Соединенные Штаты могли реально рассматривать сценарий, при котором армия США сталкивается с вооруженными силами России в Европе, они должны иметь возможность быстро перебросить войска, проведшие последнюю дюжину лет в тушении пожаров, зажженных возникающими повсюду джихадистскими эмиратами, и в приготовлении к потенциальным конфликтам в Персидском заливе.  Чтобы уменьшить свою нагрузку на Ближнем Востоке, Соединенные Штаты будут привлекать региональные  силы с законными, но зачастую противоположными интересами для того, чтобы они взяли на себя часть задач.

Взаимопонимание между США и Ираном простирается намного дальше согласия по поводу того, сколько урана позволяется Ирану обогатить и хранить, а также в какой степени Иран получит ослабление санкций в обмен на ограничение своей ядерной программы. Оно очертит границы региональной сферы влияния Ирана и откроет возможности для Вашингтона и Тегерана по сотрудничеству в областях, где их интересы совпадают. Мы уже можем наблюдать такое сотрудничество в действии в Ираке и Сирии, где угроза Исламского государства заставила Соединенные Штаты и Иран координировать усилия, чтобы ограничить амбиции джихадистов.

Хотя Соединенные Штаты будут по понятным причинам сохранять осторожность в своих публичных заявлениях, пытаясь умерить беспокойство Израиля,  государственные чиновники США, как говорят, во время недавних встреч со своими ливанскими коллегами в частных беседах высказывались о роли Хезболлы в борьбе с терроризмом. На поверхности это может выглядеть как незначительная подробность, но Иран рассматривает сближение с Соединенными Штатами как возможность добиться признания Хезболлы в качестве законного политического игрока.

Сближение США и Ирана не будет осуществлено к маю, июню или любому другому сроку, установленному Вашингтоном в этом году. Общие соглашения по ядерной программе и ослаблению санкций будет необходимо воплощать в жизнь поэтапно, что растянет переговоры до 2016 года, когда Конгресс сможет позволить, чтобы срок по основному положению по санкциям против Ирана истек, после нескольких месяцев наблюдения за соблюдением этих соглашений Ираном, и после того, как в Иране пройдут парламентские выборы.

Препятствия могут возникнуть на этом пути, такие как смерть Иранского Верховного владыки аятоллы Хаменеи, но они не изменят установленного курса Белого Дома на нормализацию отношений с Ираном. Независимо от того, какая партия владеет Белым Домом, Соединенные Штаты будут оценивать разрастающийся Евразийский конфликт как намного более серьезную проблему, чем разрешение конфликта с Ираном. В то время как соглашение о ядерной программе устанавливает рамки для взаимопонимания США и Ирана, Вашингтон будет полагаться на региональные силы, такие как Турция и Саудовская Аравия, для ограничения влияния Ирана, поощряя региональное соперничество, которое со временем поможет создать относительное равновесие сил в регионе.

Возвращаясь назад

Германия нуждается в соглашении с Россией, чтобы сосредоточиться на разрешении кризиса еврозоны; Россия нуждается в соглашении с Соединенными Штатами, чтобы ограничить вторжение США в сферы российского влияния; и Соединенные Штаты нуждаются в соглашении с Ираном, чтобы снова сконцентрировать свое внимание на России.  Ни один конфликт не является обособленным от другого, хотя каждый может развиваться на своей шкале.  Германия и Россия могут найти способ разрешить свои проблемы, и то же могут сделать Иран и Соединенные Штаты. С другой стороны, длительного кризиса Еврозоны избежать нельзя,   также как и глубокого недоверия России к Соединенным Штатам во всем, что касается их намерений по отношению к российской периферии.

Обе проблемы приводят Соединенные Штаты назад в Евразию. Отчаявшаяся Германия заставит Соединенные Штаты выйти за пределы границ НАТО, чтобы окружить Россию. Будьте уверены, Россия – даже в условиях сурового экономического стресса – найдет способ ответить.

http://vk.cc/3zgxfi