Инерция мирной жизни, присущая массам, равно как и их желание до последнего верить в наилучшее и не замечать то, что не вписывается в их привычную картину мира, приводят к тому, что в то время как на дальних рубежах вовсю полыхают войны, обыватель считает, что живёт в мирную эпоху.

И если против России ведут финансово-экономическую войну, а Новороссия свыше года как живёт под обстрелами, то это не означает, что новых конфликтов не будет и война против России ограничится тремя анонсированными фронтами.

Война уже идёт. И пока мир наблюдает за хрониками из Донбасса, наиболее важные события протекают вдали от границ России — на территории Ближнего и Среднего Востока. Однако, как показывает стремительность расширения украинской войны — около 1000 км за год, перетекание боевых действий из одного региона в другой более чем возможно.

Потому задача данного текста — показать читателю, что война в Йемене, орды ИГ в Ираке и исламисты в Средней Азии — лишь элементы плана подготавливаемой для Евразии кровавой бани, плана, который упрямо продолжает воплощаться в жизнь.

От «арабской весны» к большой войне

Насколько я могу судить, изначальный замысел всего действа, названного «арабской весной», состоял в сносе светских режимов в странах Северной Африки и Ближнего Востока. Собственно, крушение светских режимов на территории Среднего Востока началось с агрессии США против Ирака в 2003-м. Так как движущей силой революций выступил альянс США и Катара с Саудовской Аравией, то цели у стран несколько отличались.

Саудиты хотели упрочнить своё влияние в суннитском мире, Катар желал стать более могущественным субъектом, отодвинув на задний план Эр-Рияд, потому активно поддерживал братьев-мусульман. Однако, так или иначе, суннитские монархии хотели добиться:

1.     Прихода к власти подконтрольных им исламистов различных мастей в странах победившей революции.

2.     Трансформации светских обществ в религиозные через радикализацию масс.

3.     Упрочнения своего политического и экономического влияния в странах победившей арабской весны.

4.     Интеграции арабского мира в Арабский Халифат под управлением суннитских монархий Персидского залива.

5.     Катар параллельно пытался решить свои энергетические задачи — протянуть через Сирию газопровод в ЕС, однако Дамаск, как союзник Ирана, всячески противился.

Интересы США, полагаю, были куда прозаичнее: им нужна была хаотизация региона и подготовка его к большой войне. Сложно сказать, добивались ли такой цели американские элиты в целом или же замысел реализовывали определённые элитарные группировки США, а далее в дело вступила логика развития событий. При этом необходимый компонент успеха в деле переформатирования региона — абсолютная подконтрольность созданных государств, которые должны подчиняться Вашингтону, а не его аравийским союзникам.

Однако параллельно началу арабской весны из тюрем ещё оккупированного Ирака вышли на свободу бывшие функционеры Саддамовской партии Баас и офицеры вооружённых сил Ирака времён Хусейна. Они в дальнейшем стали костяком Исламского государства, объединив вокруг себя разномастных исламистов, сгладив существующие между ними противоречия и обеспечив системе устойчивость.

Именно заинтересованностью США в расширении ареала войны в Среднем Востоке и можно объяснить «ошибочные» сбросы оружия над позициями исламистов близ Кобани, бестолковые бомбардировки и просто не особо скрываемые поставки оружия и денег исламистам из ИГ.

Когда планы не стыкуются с реальностью

Контрреволюция в Египте и удержавшаяся на плаву Сирия сломали, как мне видится, план США по созданию огромной дуги нестабильности от Центральной Африки через Северную Африку на Ближний и Средний Восток, а далее на Центральную Азию (страны Средней Азии — Казахстан и иные постсоветские республики, и регион АфПака с Синьцзян-Уйгурским АР Китая).

Данная территория должна была стать неким транзитным коридором для исламистов, которые могли бы без каких-либо проблем перемещаться по странам в нужную для новой войны точку. Потому погрязшая в гражданской войне Ливия, которая утратила способность останавливать беженцев из Африки у себя на территории, — как инструмент ослабления Европы хороша, но явно недостаточна.

Впрочем, США предпочитают противника додавливать, а не пересматривать свои планы, потому сорвавшийся процесс реализации задуманного пришлось воплощать, применяя тяжёлую артиллерию и авианалёты.

Программа минимум Вашингтона, по всей видимости, выглядела в уничтожении Ирана как оплота шиизма с целью последующего раздела его нефтяных месторождений, а задача-максимум — хаотизация Центральной Азии и розжиг новой мировой войны. Сам центральноазиатский регион по праву можно назвать евразийскими Балканами:

1.     Границы между Афганистаном и Пакистаном в так называемой зоне племён практически нет. Сами племена вооружены до зубов, а стрелять из АК могут даже маленькие дети.

2.     Граница между Таджикистаном и Киргизией окончательно не размечена ни на картах, ни на местности. Пограничные конфликты и перестрелки давно уже стали привычным делом.

3.     Между Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном тлеет конфликт на почве неравномерного распределения стока горных рек.

4.     Таджикистан, Киргизия и Узбекистан не могут поделить сердце субрегиона — Ферганскую долину.

5.     Таджикистан слабо контролирует Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО), которая граничит как Афганистаном, так и с населённой мусульманами частью Китая — Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Сама же ГБАО — центр контрабанды, в том числе наркотиков.

6.     Граница Таджикистана и Афганистана чрезвычайно протяжённая — порядка 1300 км по горам, а защитить её Душанбе надлежащим образом не способен.

7.     В каждой из республик крайне низкий уровень жизни и исламистское подполье различной силы.

Сам регион примечателен тем, что граничит с Китаем, Индией и Россией — тремя геополитическими противниками США. Потому хаотизация Центральной Азии и превращение её в поле боя — удар по всем трём странам одновременно. Для России этот удар может стать и вовсе катастрофическим. Заветной мечтой Третьего Рейха был огромный фронт против СССР от Европы до Дальнего Востока через Среднюю Азию. Сейчас же европейская часть фронта уже полыхает, а среднеазиатская готовится к поджогу. Закавказье удаётся удержать от сваливания в очередную армяно-азербайджанскую войну.

Как жертвы защищаются

Естественно, Пекин, Москва, Нью-Дели и Тегеран понимают, что им готовят США и аравийские монархии, потому предпринимают меры по стабилизации Центральной Азии и взаимной поддержке друг друга. В ЦА выстроена весьма интересная система безопасности:

1.     Казахстан — союзник России и страна-основатель Евразийского союза.

2.     Киргизия присоединилась к ЕАЭС и на её территории расположена авиабаза Кант.

3.     В Таджикистане расквартирована 201 база ВС РФ.

4.     Туркменистан, декларирующий нейтралитет, похоже, делегирует свою оборону США и различным частным военным корпорациям, которые, как судачит оппозиционная пресса, уже охраняют определённые участки туркмено-афганской границы.

5.     Узбекистан, вышедший из состава ОДКБ, обороняет себя сам, так как у Ташкента плохие отношения с Таджикистаном и Киргизией, которые дружат с Россией, и узбеки не желают интегрироваться в Евразийский союз. Параллельно Узбекистан получает от США военную помощь в части систем обеспечения безопасности границ и подготовки силовиков.

6.     Киргизия, Казахстан, Таджикистан, Россия и Белоруссия — члены ОДКБ, однако между ОДКБ и Туркменистаном и Узбекистаном нет никаких контактов.

И в сердце Центральной Азии находится подконтрольный США Афганистан, в котором на опорных базах сидит американо-натовский контингент, реальные функции которого сводятся к:

1.     Надзору за официальным Кабулом.

2.     Удержанию под контролем наркоторговли и надлежащему распределению наркодолларов. Примечательно, что если ИГ в Ираке получает прибыль от торговли нефтью (преимущественно через Турцию), то ИГ в Афганистане выходит на самообеспечение за счёт опийного мака и героина, подминая под себя его производство.

3.     Обеспечению и охране (непротиводействие) процесса трансформации талибов и воинов халифата.

4.     Удержанию Афганистана как плацдарма вблизи границ Ирана, Индии, России и Китая.

Армейский компонент обороны Киргизии и Таджикистана — забота России, которая как усиливает свои контингенты в данных странах, так и готовит их вооружённые силы. Спецслужбам данных ведомств оказывается совместная с Китаем помощь, как в индивидуальном порядке, так и через ШОС.

Экономический компонент преимущественно тянет на себе Китай. Поднебесная стала первым инвестором в экономику Таджикистана, а Киргизию ставят на ноги Казахстан и Россия. Пакистан после скандалов с обстрелами зоны племён американскими беспилотниками и якобы убийством Усамы бен Ладена сменил США, как покровителя, на Китай, который сходу же подарил эскадрилью истребителей, а теперь готов влить в экономику республики 46 млрд долл. При этом Исламабаду приходится бороться со своими же «детьми» — талибами, часть которых не просто отбилась от рук, но и перешла на сторону врага из ИГ.

Иран воюет в Ираке, а Россия помогает ВС Ирака техникой (те самые позволившие переломить ситуацию в борьбе с ИГ штурмовики Су-25, экстренно поставленные Багдаду, который до сих пор не получил оплаченные самолёты из США). Египет стал буфером, который отделяет бывшую «Аль-Каиду» в странах исламского Магриба и бывший «Боко Харам» (не так давно присягнувший ИГ, впрочем, как и «Аль-Марабитун») от стран Ближнего Востока.

Однако наиболее интересным выглядит противостояние между Ираном и Саудовской Аравией.

Охотник рискует стать жертвой: гибридная ирано-саудовская война

США, с интересами которых в целом совпадают цели Эр-Рияда, несмотря на разногласия по многим вопросам, решили уничтожить Иран достаточно простым и привычным способом: сначала ослабить его санкциями, а затем прямо или косвенно втянуть в военные конфликты в соседних странах.

Санкции работают, однако быстрого эффекта не дали; Иран хоть и потерял часть доходов от экспорта нефти, но не распался, вместо этого приспособившись к жизни в новых условиях.

У созданного Саудовской Аравией, Катаром и США «Исламского государства» цель весьма проста — уничтожение конкурентов аравийских монархий и Вашингтона как минимум на территории Ближнего и Среднего Востока. Конкурент там, собственно, один — Иран. Турки ИГ используют как орудие для ослабления курдов и возвращения себе влияния над утраченными в ходе распада Османской империи землями.

Потому ареал деятельности ИГ — Сирия, Ливан и Ирак. Сирия — союзник Тегерана, в Ливане сильны позиции шиитской Хезболлы, а Ирак расколот между курдами, суннитами и шиитами, непосредственно граничит с Ираном и как независимое государство существует лишь на бумаге.

Войны в данных странах ослабляют Тегеран и вынуждают его вмешиваться в конфликты, расходуя ресурсы на военную поддержку союзников, отправку им военспецов и инструкторов, а также размещение у себя беженцев.

Пока в Ираке воет КСИР Исламской республики, а также инструкторы, вооружённые силы ИРИ прямо в конфликте не участвуют, хотя попытки втянуть их предпринимались, но успехом не увенчались. В частности, к коалиции, бомбящей ИГ, приглашали присоединиться Иран, но Тегеран отказался, а боевики ИГ были предупреждены о недопустимости приближения к границам ИРИ ближе, чем на 40 км. Впрочем, дела у Ирана с соседями обстоят скверно:

1.     Граница с Афганистаном перерыта на всём своём протяжении рвом и перетянута колючей проволокой. Так персы защищаются от наркотрафика и прочих неприятностей.

2.     Граница с Пакистаном также неспокойна — там регулярно фиксируются перестрелки с террористами и гибнут персидские пограничники.

3.     Территория Ирака стала полем боя.

4.     Южные рубежи подконтрольны американскому 5-му флоту и ВС аравийских монархий.

5.     Границы с Арменией, Азербайджаном и Туркменистаном пока спокойны.

Однако в отношениях даже со спокойными соседями у Ирана вскоре могут возникнуть проблемы. Туркменистан сильно привязался к китайскому энергетическому рынку, поставляя туда газ. Поднебесная же через СА (в частности Узбекистан и Таджикистан) тянет ветки газопровода к туркменским месторождениям. Вашингтону данные поставки невыгодны, так как позволяют Китаю диверсифицировать поставщиков энергоносителей. Также недоволен туркменским газом Катар, который поставляет СПГ в Китай по морю газовозами. Катар контролирует часть группировок талибов в Афганистане и спонсирует ИГ, потому при необходимости часть талибов может легко превратиться в исламистов из ИГ и сделает то, что им прикажут — отрежут от Туркменистана газовое месторождение Галкыныш. Собственно, катарские талибы уже перерождаются в подразделения ИГ буквально в 60 км от Кабула.

Учитывая слабость туркменских пограничников, их крайне низкий боевой дух (они неоднократно убегали вглубь страны от талибов из провинции Фарьяб) и наличие в приграничных с Туркменистаном порядка 5 тыс. бойцов «Талибана», то не стоит исключать похода смешанного исламистского контингента в Туркменистан. При реализации такого расклада следующая жертва исламистов — Узбекистан. Афгано-узбекский участок границы Ташкент прикрыл отлично, но охранять ещё и границу с Туркменией протяжённостью 1621 км будет чрезвычайно накладно.

Пока же Ашхабад пытается обезопасить себя и снизить свою зависимость от Китая, договорившись с США, которые окажут туркменам помощь в охране афганской границы. Потому будущее Туркменистана зависит от США, которые, проникнув в Туркменистан, укрепят свои позиции в Каспийском регионе.

Если США решат обрушить Туркменистан (а им это вполне под силу), то север Ирана также станет прифронтовой зоной. Если же ещё и критическая масса талибов переродится в воинов ИГ, то риски дестабилизации АфПака многократно возрастут, а Иран окажется практически в полном окружении.

Не понимать данных тенденций и угроз в Тегеране не могут, потому Иран решил перейти в атаку в Йемене.

Война в Йемене

Если Аль Сауды ослабляют Тегеран приграничными войнами, то совершенно логичным является иранский удар по Эр-Рияду путём втягивания его в приграничный йеменский конфликт. Потому теперь Эр-Рияд сам вынужден тратить массу денег хотя бы на заморозку конфликта в Йемене.

Саудитам Йемен нужен для выхода в Индийский океан и контроля над потоками контрабанды, оружия и наркотиков, идущими из Африки, а также для удержания под контролем шиитов, проживающих в нефтеносных провинциях королевства. Йемен нужен Ирану для ослабления саудитов. Американцам данная земля нужна была для контроля всех.

Активизация боевых действий в Йемене привела к обрушению системы безопасности в Аравии, которая выстраивалась Саудами и Вашингтоном долгие годы, утрате оружия совокупной стоимостью в полмиллиарда долларов, списков агентуры и резидентуры в республике, а президент-марионетка, присланный из Эр-Рияда, стал никем.

В итоге Аль Саудам пришлось бомбить Йемен, а дабы пилотам было не так страшно, их стали стимулировать к полётам, обещая выдать каждому по автомобилю Bentley, параллельно перекупая племенных вождей и арендуя бойцов различных группировок.

Впрочем, без проведения сухопутной операции шансы саудитов восстановить привычный порядок вещей в Йемене крайне мал, а попытки решить проблему путём проведения сухопутной операции и вовсе могут завершиться для королевства катастрофически — втягивание приграничных территорий в йеменский водоворот по образцу 2009 года и восстанием саудовских шиитов.

Пока же из Йемена на территорию королевства прилетают мины, а «ополченцы из йеменских племён бакил и хамдан захватили 11 мая три базы саудовской армии в пограничном районе Джизан и обратили в бегство саудовские войска». Стало быть, перспективы в противостоянии для Эр-Рияда скверные.

Учитывая тот факт, что Иран куда жизнеспособнее детища Аль Саудов, един в религиозном плане (даже порядка 85% иранских азербайджанцев — шииты), объединён общей идеей, в отличие от Саудовской Аравии, где в нефтеносных провинциях проживает большое шиитское меньшинство, а всем правит культ нефтедолларов, — то шансы Тегерана выжить в войне куда больше, чем у Эр-Рияда.

А пока в Йемене воцарилось невнятное перемирие, туда плывёт иранское судно с гуманитарной помощью. Иран заявил, что атака на данное судно будет означать объявление войны, а «США и Саудовская Аравия должны знать, что иранская сдержанность имеет предел».

Что дальше?

Очевидно, что США от своих планов не отступают, предпочитая додавливать своих врагов. Понятно, что США при любых переговорах обманут, так как недоговороспособны. Ясно, что развязывание новой мировой войны в интересах США хотя бы потому, что позволит уничтожить или же ослабить своих геополитических конкурентов и обнулить свой государственный долг.

Стало быть:

Во-первых. Никакого союза между Ираном и США быть не может. Максимум чего желает добиться Иран, так это снятия санкций, возврата 100-миллиардных долларовых накоплений (что маловероятно), но никак не дружбы с США, которые не помогут ничего предложить Тегерану ни в финансах, ни в технологиях, ни в энергетике и рынках. Собственно, исламская республика приспособилась жить в условиях изоляции, а персидский капитал проводит неспешную экспансию даже в столь неблагоприятных условиях. Примечательно и заявление МИД Ирана о том, что удача в переговорах по ядерной программе не будет означать сближения Тегерана с Вашингтоном, равно как и реплика о симуляциях США в деле борьбы с ИГ.

Во-вторых. Для России с Китаем что Сирия с Ираком, что Иран являются элементами системы безопасности России на южных рубежах. И пока сирийцы с шиитами воюют против исламистов, Россия укрепляет свои южные границы, накачивая союзников деньгами, техникой, помогая им стать сильнее и укрепить свои экономики.

В-третьих. Клуб ШОС будет расширяться, а взаимодействие между странами объединения — расти. Параллельно будет происходить сглаживание противоречий между Китаем и Индией, доказательством чему служит успешный визит премьера Индии Нарендры Моди в родную провинцию Си Цзиньпина и подписание контрактов на сумму свыше 22 млрд долл.

В-четвёртых. Экспансия китайского капитала продолжится, равно как и попытки замедлить рост экономического могущества Чжунго.

В-пятых. Россия и Китай будут чем дальше, тем активнее предпринимать меры по укреплению своих союзников и партнёров в регионе, сохраняя контуры существующего миропорядка в регионах.

Данным процессам США будут всячески противостоять, потому тенденции, похоже, следующие:

1.     Попытки дестабилизации в среднеазиатских республиках продолжатся. Следующая жертва хаотизации — Киргизия.

2.     Талибан продолжит превращение в силовое крыло ИГ, Афганистан — неспешно становиться вилайетом ИГ, а общая обстановка в стране будет лишь деградировать.

3.     Россию попытаются втянуть в конфликты на Украине, вероятны провокации в Приднестровье и Прибалтике. Существует риск дестабилизации на Северном Кавказе. При провале мер по стабилизации Средней Азии регион погрузится в кровавую войну.

4.     Иран в ближайшие несколько лет будет подобен осаждённой крепости, которая сможет уцелеть, только отбросив противника от своих границ, а заодно уничтожив Саудовскую Аравию.

5.     Метастазы ближневосточного конфликта рискуют проникнуть в Индию и страны Закавказья.

6.     США продолжат поджигать Евросоюз на Балканах, реализуя идею «Великой Албании».

Пожалуй, единственный способ избавиться от США как слабеющего мирового гегемона — выдержать их последний натиск и не дать им развязать новую кровавую войну. В противном случае, выгодополучателями из Третьей мировой выйдут её организаторы, а о Евразийском союзе, новом Шёлковом пути и российско-китайском союзе можно будет забыть.

Источник: http://www.odnako.org/blogs/voyna-kotoruyu-mi-ne-zamechaem-kak-razgoraetsya-tretya-mirovaya/