«Мы не можем позволить странам вроде Китая писать правила глобальной экономики. Мы должны писать эти правила». Такими словами президент США Барак Обама объявил о заключении крупнейшего торгового соглашения – так называемого соглашения о Транс-Тихоокеанском торговом партнерстве (ТТП). Действительно ли Соединенные Штаты получат от этого договора заявленные колоссальные выгоды?

Президент США Барак Обама подтвердил в понедельник заключение 12-стороннего соглашения о Транс-Тихоокеанском торговом партнерстве, в рамках которого будет создана зона свободной торговли в АТР. Правила мировой торговли будет писать Америка, а не кто-то другой, например Китай, заявил Обама.

«Мы требуем от администрации распространить текст немедленно и призываем законодателей быть очень осторожными в оценках ТТП»

«Когда более 95% наших потенциальных клиентов живут за пределами наших границ, мы не можем позволить странам вроде Китая писать правила глобальной экономики. Мы должны писать эти правила, открывая новые рынки для американской продукции и устанавливая высокие стандарты для защиты работников и сохранения окружающей среды. Соглашение, достигнутое сегодня в Атланте, обеспечит это», – заявил Обама.Как бы в подтверждение своих слов о том, что новый документ «поможет простым американцам идти вперед», Обама указал, что ТТП устраняет в других странах свыше 18 тыс. налогов на товары из США. Он заверил, что соглашение будет защищать рабочие места в США и окружающую среду «больше, чем какое-либо другое соглашение в истории».

Надо сказать, детали соглашения до сих пор держатся в секрете, за что, вполне естественно, его критикуют. Крупнейшее в США объединение профсоюзов AFL-CIP еще раз в понедельник потребовало от администрации немедленно распространить текст договора. «Мы разочарованы тем, что наши переговорщики поторопились заключить ТТП в Атланте, учитывая все обеспокоенности, которые поднимались заинтересованными лицами в США и членами Конгресса», – заявил руководитель профсоюзного объединения Ричард Трамка. «Мы требуем от администрации распространить текст немедленно и призываем законодателей быть очень осторожными в оценках ТТП», – добавил он.

Обама в ответ на обвинения в келейности соглашения пообещал наконец приоткрыть завесу тайны над текстом соглашения ТТП и вынести его на публичное обсуждение. Однако не сейчас.

«Когда участники переговоров завершат работу над текстом партнерства, Конгресс и американский народ получат несколько месяцев на то, чтобы прочесть каждое слово, прежде чем я подпишу его», – сказал Обама.

США пока не готовы опубликовать текст соглашения о Транс-Тихоокеанском партнерстве, это будет сделано после завершения «технической работы», заявил в свою очередь торговый представитель США в ранге министра Майкл Фроман. По его словам, утверждение соглашения о ТТП в американском Конгрессе произойдет уже в 2016 году. На рассмотрение полного текста соглашения законодателям дадут всего 90 дней перед голосованием о его одобрении.

Хитрость Белого дома здесь не только в ограничении времени на изучение документа, но и в том, что этим летом Обама уже добился от парламентариев особых торговых полномочий (fast track). Так и не увидев соглашения ТТП, парламентариям пришлось отдать все решения по нему единолично в руки президента. Суть fast track в том, что теперь Конгресс может только одобрять или отклонять заключенные администрацией президента США международные торговые соглашения, но не имеет права вносить правки. До этого момента Конгресс лишь дважды предоставлял Белому дому полномочия fast track: в 1975–1994 и в 2002–2007 годах.

Интересно, что в апреле, представляя в Конгрессе законопроект об особых полномочиях, Обама говорил абсолютно те же слова, что и сегодня: что законы мировой экономики должны писать США, а не Китай, что это крайне выгодно американским экспортерам и простым американцам. Тогда он добавлял: «Наш экспорт поддерживает более 11 миллионов рабочих мест, и мы знаем, что компании-экспортеры платят более высокую зарплату, чем остальные. Сегодня у нас есть возможность открыть еще больше новых рынков для товаров и услуг, которые опираются на три слова, вызывающих чувство гордости: «сделано в Америке».

США, говоря о преимуществах ТТП, всегда основываются на исследовании перспектив тихоокеанского партнерства, которое в свое время провели эксперты исследовательского института East-West Centre Питер Петри, Майкл Пламмер и Фан Жай. Они предсказывают, что новая организация увеличит ВВП 12 стран-участников на 285 млрд долларов, или на 0,9%, к 2025 году. Это партнерство сделает страны богаче на 77 млрд долларов.

Этими цифрами и оперировали все время США, скрывая саму суть договора. Участники соглашения – это США, Канада, Мексика в Северной Америке, Перу и Чили в Южной, Япония, Малайзия, Бруней, Сингапур и Вьетнам в Азии, а также Австралия и Новая Зеландия. На них приходится 40% мировой экономики и треть мировой торговли. Кроме того, 13-м членом хочет стать Южная Корея, которая заявила о своем желании присоединиться к торговому блоку ТТП, передает агентство «Рёнхап». Ратификация процедур может завершиться в 2017–2018 годах.

Однако есть много несогласных с такой оценкой роста ВВП для членов ТТП. В частности, эксперты канадского института C.D. Howe Institute Дэн Кьюрик и Джинглианг Ксао считают, что ВВП 12 стран увеличится, но куда более скромно – лишь на 74 млрд долларов, или всего на 0,21% выше базового прогноза. Более того, произойдет это не к 2025 году, как в предыдущем исследовании, а только к 2035 году, то есть через двадцать лет. Другие экономисты и вовсе не видят экономического эффекта от партнерства. В исследовании Asian Development Bank Institute экономист Инио Чанг предсказывает, что ВВП Америки никак не изменится от присоединения к ТТП.

Американский миллиардер – а теперь и кандидат в президенты США – Дональд Трамп весной назвал «провалом» подписание договора о Транс-Тихоокеанском партнерстве. Он уверен, что это соглашение навредит американским компаниям. По его словам, «это инструмент, с помощью которого все эти страны разорят нас». Он заявил, что не верил в перспективность этого проекта из-за того, что большинство стран ТТП не уважают Соединенные Штаты. «Наши власти некомпетентны. Они дети», – сказал Трамп об администрации Обамы.

Между тем американский президент своими заявлениями доказывает другую точку зрения на ТТП. Обама не скрывает имперских амбиций США. С помощью этого соглашения США и Япония как более сильные экономики завоюют новые развивающиеся рынки. В то, что ТТП является способом развития экономики стран Азиатско-Тихоокеанского региона, многие не верят.

В качестве доказательства приводится Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA), результатом которого стало появление низкооплачиваемых рабочих мест и урезание зарплат в развивающихся экономиках. Особенно сильно могут пострадать Малайзия, Перу и Вьетнам как самые слабые экономики в этом объединении. Есть большие риски, что нынешнее состояние их экономик не позволит им успешно вписаться в новый союз.

То, что ТТП будет отвечать в первую очередь интересам США, а во вторую очередь интересам Японии, косвенно подтверждает заявление самого Барака Обамы. Именно он из 12 стран сделал заявление о создании партнерства, все остальные страны сделали свои заявления в совместном от 12 стран пресс-релизе. Япония же подтвердила слухи о достигнутых принципиальных договоренностях до официальной речи Обамы.

Многие видят в этом договоре намерение США не дать Китаю возможности дальше расти экономически, в том числе собрав вокруг себя все страны АТР, кроме КНР. Так, например, считает бывший премьер-министр Малайзии Махатхира Мохамада.

Бывший посол РФ в Токио, заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Александр Панов также считает Китай одной из сторон, которая может пострадать от появления ТТП. «Китай создает свою зону свободной торговли. Таким образом, появляются два экономических и торговых партнерства, которые будут конкурировать», – полагает специалист. «Сегодняшнее сообщение – это своего рода первый шаг к расколу региона на экономические блоки», – считает Панов.

Первый замглавы комитета Госдумы по экономической политике Михаил Емельянов расценивает заключение такого соглашения как «еще один шаг к обострению соперничества Соединенных Штатов и Китая в Тихоокеанском регионе». Китай, например, уже запустил проект «Нового Шелкового пути» как альтернативу в ответ на ТТП.

Очевидно, что ресурсы Америки будут «сильно поглощены в борьбе с Китаем», считает он. На его взгляд, в целом новая торговая зона вряд ли сможет успешно функционировать без Китая, поэтому перспективы ТТП, по его словам, очень туманны.

За долгое время переговоров по ТТП в прессу в прошлом году просочилось несколько положений документа, которые касаются охраны окружающей среды и интеллектуальной собственности. Эксперты оценили, что новые правила по якобы защите окружающей среды сформулированы в интересах крупных энергетических корпораций, которые смогут бурить там, где раньше по экологическим причинам делать этого не могли.

В итоге вместо защиты окружающей среды новые правила могут быть чреваты экологическими катастрофами. А раздел об интеллектуальной собственности создан в интересах американских фармацевтических компаний, считает канадское отделение международной организации «Врачи без границ».

Согласно положению документа, фармкомпании получают на более длительное время монопольное право на фирменные торговые наименования лекарств. «Это даст им возможность дольше поддерживать высокие цены на эти препараты, а также остановить или существенно отсрочить появление на рынке значительно более дешевых дженериков, играющих жизненно важную роль для мирового здравоохранения», – считают «Врачи без границ».

Есть мнение, что США не ограничиваются исключительно экономическими целями при создании ТТП. Во-первых, Северная Америка уже всегда предоставляет какие-либо торговые преференции другим странам вкупе с решением своих геополитических и военных задач. Нельзя исключать этот подтекст и при создании Транс-Тихоокеанского сотрудничества. Тем более практически все члены нового союза так или иначе являются союзниками США во внешней политике.

Что касается России, то она всегда негативно воспринимала проект ТТП. Министр иностранных дел России Сергей Лавров ранее говорил, что создание Вашингтоном этого партнерства волей или неволей может стать причиной обесценивания универсальных принципов Всемирной торговой организации.

Сейчас заключение соглашения по Транс-Тихоокеанскому торговому партнерству вряд ли серьезно отразится на российских интересах, но в будущем могут возникнуть ограничения, способные повлиять на российскую торговлю, не исключает Михаил Емельянов.

Инициатива Китая запустить проект «Нового Шелкового пути» гораздо ближе Москве, чем Транс-Тихоокеанское партнерство, считает завотделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, эксперт РСМД Александр Воронцов. «С китайской инициативой мы гораздо ближе связаны и готовы сотрудничать. И даже уже решения приняты о сопряжении нашего Евразийского (экономического) союза и наших усилий в рамках стратегического разворота на Восток с этой китайской инициативой», – говорит Воронцов. Он также считает, что Транс-Тихоокеанское партнерство не угрожает интересам РФ в АТР. Впрочем, если от этого американского проекта пострадает Китай, то РФ как его партнер также может получить убытки.

http://vz.ru/economy/2015/10/5/770595.html