Уже более месяца прошло с момента вступления Дональда Трампа в должность президента США, а причины его прихода к власти и дальнейшие политические планы остаются загадкой. Не исключено, что правление Трампа, чья фамилия переводится как «козырь», является частью сложной игры, призванной подготовить человечество к глобализации по другому сценарию.

США как инструмент глобалистов

Приход в Белый дом «большого Дональда» похож на сюжет голливудского фильма о бесстрашном герое-одиночке, который бросил вызов сильным мира сего. Но как порой ни хотелось бы верить в сказку, нужно признать: большая политика в США – не более чем «фабрика звёзд», на которой «зажигают» лишь заранее раскрученные шоумены. Драматичными же выборы-2016 получилась только потому, что в рядах «продюсеров» произошёл раскол: разные элитные группы по-разному видят будущее миропорядка.

Победа Трампа означает чувствительное поражение той части западного истеблишмента, которая делала ставку на продолжение либеральной глобализации. В чём же заключался этот проект? И почему его носители внезапно проиграли в своей главной цитадели – Америке?

В массовом сознании между понятиями «глобализация» и «американизация» принято ставить знак равенства. Считается, что Вашингтон в своём стремлении к гегемонии навязывает другим странам свою модель развития и тем самым приводит их к общему знаменателю.

При этом лишь единицы замечают, что Америка сама является жертвой глобализма. Ведь под вывеской «США» скрывается наднациональная сеть олигархов и бюрократов, которая пытается переустроить мир по своему сценарию, и часто в ущерб интересам самих Штатов.

Так, в экономике они активно продвигают финансовый капитализм и единый глобальный рынок, в который к началу XXI века удалось «вписать» почти все страны – от Германии с её станками до Афганистана с его героином. Но центральную роль на этом рынке играют транснациональные корпорации. Ведя бизнес по всему миру, они не ассоциируют себя ни с одним государством, даже с США, откуда они вывезли в Азию тысячи предприятий.

Ядром же глобальной экономики является Федеральная резервная система (ФРС) – формально американский Центробанк, который под маркой «независимости» подчиняется воротилам с нью-йоркской улицы Уолл-стрит. Это «финансовое сердце» снабжает экономический организм кровью – печатает доллар, который не привязан к золоту, но является монополистом в международной торговле. Но как обеспечить иностранные государства необходимым количеством «зелени», чтобы они торговали друг с другом именно в американской валюте? Либеральные глобалисты решили эту проблему просто – США начали покупать у других стран больше, чем продавать. В итоге доллары быстро разлетались по всему миру, промышленные предприятия выводились в Азию, а Штаты десятилетиями жили с отрицательным торговым балансом.

В политическом плане либеральная глобализация предполагает строительство однополярного мира во главе с США. Формально Штаты находятся на вершине властной вертикали – именно они командуют вассалами, эксплуатируют колонии и карают бунтовщиков «гуманитарными бомбами». В реальности же однополярный мир опутан сетью наднациональных институтов (МВФ, Всемирный банк, ВТО) и альянсов (НАТО), которые держат в узде элиты всех государств, включая саму Америку.

Наконец, в культурном плане проект глобализации по-американски означает всемирное распространение либеральных ценностей в их соблазнительной постмодернистской упаковке. Эти ценности провозглашаются «прогрессивными» и «универсальными» – то есть обязательными для всех народов. И на их внедрение работает целая «индустрия охмурения» – ведущие западные СМИ, Голливуд, поп-музыка, мода и так далее.

Казалось бы, победа «либерального проекта» – лишь вопрос времени. Однако примерно в 1990-е годы человечество перешло красную черту, после которой продолжение глобализации по-американски грозило западным элитам потерей контроля над мировыми процессами.

Во-первых, экономическая модель, созданная Штатами, оказалась не настолько эффективной, как её расписывали улыбчивые «гарвардские мальчики». Ведь финансовый капитализм способен существовать только за счёт экспансии – ему постоянно нужно захватывать новые рынки, чтобы сбывать товары. Одна беда – после распада СССР рынок стал глобальным, расширяться ему больше некуда, а земная продукция инопланетян, увы, не интересует. Решить эту проблему западные элиты попытались за счёт раскручивания потребительской гонки, неограниченной штамповки зелёных фантиков и раздачи дешёвых кредитов. Но это привело лишь к тому, что финансовый сектор ушёл в отрыв от реальной экономики, а долговая пирамида выросла до небес.

Другой изъян глобализации по-американски заключается в том, что сумасшедшая гонка потребления приводит к быстрому исчерпанию природных ресурсов и загрязнению окружающей среды. Человечество вплотную подошло к экологической катастрофе, которая не пощадит никого, в том числе мировой истеблишмент.

В-третьих, элиты многих государств не желали соглашаться со своим местом на «однополярном корабле», оказавшись не на капитанском мостике, а в трюме, среди крыс. Это вызвало «бунт боцманов» во главе с Россией.

В-четвёртых, разделение человечества на богатый «золотой миллиард» и нищий «третий мир» выглядит слишком непривлекательно. Большинство населения планеты никогда не примет миропорядок, который позволяет одному обнаглевшему «ковбою» получать от «индейцев» реальные ценности в обмен на стеклянные бусы и постоянно устраивать стрельбу в салуне.

Кстати, о стрельбе в салуне. Призрачный шанс спасти проект либеральной глобализации давал военный пожар в Евразии, который позволил бы спалить конкурентов и под шумок больших потрясений перезагрузить долларовую пирамиду.

Однако наполеоновские (или гитлеровские?) планы заокеанских ястребов сорвал российский «пожарный», вовремя локализовав очаги возгорания на Украине и Ближнем Востоке.

В лучших традициях дзюдо

В связи с тяжелейшим планетарным кризисом в западной элите выделились силы, которые видят выход из тупика в строительстве многополярного мира. В политическом плане их проект предполагает коллективное лидерство ведущих региональных держав. В экономике – наличие нескольких валютных зон, причём каждая валюта должна быть привязана к золоту. А в области культуры – диалог цивилизаций, то есть мирное сосуществование разных систем ценностей, традиций и мировоззрений.

Интересно, что при строительстве многополярного мира на роль «архитекторов» выдвинулись старожилы западного Олимпа – Британия, Ватикан и изоляционисты США. Хотя каждый из этих игроков преследует свои интересы. Так, Лондон с его гигантским золотым запасом рассчитывает стать куратором многополярного мира – занять нишу посредника между валютными зонами, играя на разнице в обменных курсах. Цель Ватикана – получить роль модератора в грядущем диалоге цивилизаций. А американские изоляционисты мечтают снять с США бремя глобального гегемона и сосредоточиться на ремонте своего «корабля», чтобы, усилившись, через несколько десятилетий снова выйти в большое плавание.

Но как осуществить смену миропорядка относительно плавно? Для решения этой задачи «многополярной» коалиции требовалось главное – привести к власти в США своего человека. Так началась операция «Дональд Трамп», проходившая в традициях восточных единоборств: опытный «дзюдоист» направлял превосходящую энергию соперника против него самого, а затем ловко укладывал его на татами.

Переломным моментом стал референдум в Великобритании, когда Лондон нанёс сокрушительный удар по ЕС как инструменту однополярного контроля над Европой. Затем основные битвы развернулись в США, где победа госпожи Клинтон считалась неизбежной, как восход солнца. Однако буквально за неделю до выборов американские изоляционисты руками ФБР возобновили уголовное дело против Хиллари. Параллельно «английский гроссмейстер» сделал ход с помощью австралийца Джулиана Ассанжа (жителя британской колонии) – на сайте WikiLeaks появился компромат о нежных чувствах демократического кандидата к экстремистам с Ближнего Востока.

Наконец, своё веское слово сказал Ватикан. Информация о подготовке «католической весны», в ходе которой люди Клинтон планировали превратить церковь в рассадник леволиберальных идей (вплоть до легализации ЛГБТ), побудили Святой престол открыто призвать верующих: «Не голосуйте за антихриста в юбке!»

В итоге в настроениях американцев в самый последний момент произошёл перелом – и Трамп неожиданно победил на выборах.

Но о чём свидетельствуют первые шаги 45-го президента? Судя по всему, он пока лавирует, ведя борьбу с либеральными глобалистами внутри США, но при этом уже готовится к наступлению новой – многополярной – реальности.

Во-первых, Трамп активно способствует диалогу цивилизаций. «Мы не будем никому навязывать свой образ жизни, пусть он лучше сияет ярко, служа примером другим», - заявил он в своей инаугурационной речи. А затем с сайта Белого дома внезапно исчез раздел о поддержке ЛГБТ. Это свидетельствует о том, что Америка больше не станет лезть со своим уставом в чужой монастырь, разрешив каждой стране молиться своим богам.

Во-вторых, Трамп прозрачно намекает на грядущий уход США с позиции мирового гегемона, что неизбежно приведёт к появлению «концерта держав». «Мы будем стремиться к дружбе со всеми народами, признавая за каждым из них право ставить на первое место свои собственные интересы», - сказал он во время инаугурации, не проронив ни слова о глобальной ответственности Америки и её международных союзах. При этом в интервью европейским СМИ он похвалил Британию за выход из ЕС и назвал НАТО «устаревшей организацией». Но красноречивее всего о намерениях Трампа свидетельствуют его указы о строительстве стены на границе с Мексикой и о приостановлении программ по приёму беженцев из мусульманских стран. Тем самым он нанёс удар по такой священной корове либеральных глобалистов, как массовая миграция.

В-третьих, своими действиями Трамп всячески приближает день падения долларовой системы и наступления экономической многополярности. Так, выход из Транстихоокеанского партнёрства означает, что США больше не собираются тянуть лямку финансовой гегемонии. А возвращение производств на родину является ничем иным, как отказом от управления миром через доллар. Ведь Штаты отказываются от схемы, при которой они покупают больше, чем продают.

Впрочем, главная интрига состоит в том, как Трамп намерен разбирать «долговую пирамиду». Не исключено, что президент в один прекрасный момент устроит аудит ФРС или… объявит об отказе от выплат по внешнему долгу. Поскольку ведущие мировые державы являются держателями американских долговых бумаг (трежерис), этот шаг породит мощнейший кризисный ураган. Стремясь обрести спасительный якорь, Штаты начнут печатать «правильные» доллары, обеспеченные золотым запасом. О введение «золотой» валюты тут же объявят КНР, Россия, Индия и другие державы. После этого доллар перестанет быть международной резервной валютой, а многополярный мир станет свершившимся фактом.

Многополярный мир – дымовая завеса глобализации

На первый взгляд, грядущие перемены должны вызывать оптимизм – на наших глазах сбывается мечта о более справедливом мироустройстве. Но не стоит торопиться кричать «Ура!» и бросать в воздух чепчики.

Хвалёная многополярная эра может оказаться лишь короткой (15 – 25 лет) передышкой, призванной подготовить человечество к новому этапу глобализации. Неким историческим «трамплином» для последующего прыжка в «дивный новый мир». Причём эта «консервативная пауза», возможно, нужна наднациональным элитам для решения ряда задач.

Во-первых, распад мировой долларовой системы на региональные валютные зоны позволит разобрать долговую пирамиду, а возвращение к золотому стандарту – вырезать «спекулятивную опухоль» и оздоровить экономический организм. Когда же придёт время, «кубики» разных региональных объединений легко выстроятся в общий мировой рынок. Но это уже будет другая экономика, лишённая финансовой ненасытности «волков с Уолл-стрит».

Во-вторых, закрытие «спекулятивного казино» позволит перейти к сверхиндустриализации и новому технологическому укладу. Нас ждёт эра когнитивных, нано-, и биотехнологий, повальной роботизации и искусственного интеллекта, что позволит сделать контроль над населением более эффективным.

В-третьих, западные элиты планируют ликвидировать кричащий разрыв между богатым «золотым миллиардом» и нищим «третьим миром». Алеет заря коммунизма? Не ждите, товарищи! Скорее американцев приучат к жизни на уровне Африки, чем наоборот. Не секрет, что зажиточный средний класс в ЕС и США возник во многом благодаря кредитной накачке. И стоит только лопнуть «финансовым пузырям», как доходы обычных граждан обрушатся в ту же минуту. Причём трагедию среднего класса наверняка усугубит массовая безработица – новая промышленная революции поставит к станкам роботов, а не людей.

В-четвёртых, западный истеблишмент попытается нащупать выход из экологического тупика. Вот только благими «зелёными» намерениями, похоже, вымощена дорога в социальный ад. Наднациональные элиты неспроста ведут на убой средний класс – они полагают, что без радикального сокращения потребления невозможно остановить экологическую катастрофу и исчерпание ресурсов. А кто особенно привык жить на широкую ногу? Америка и Европа. Именно поэтому жителей Запада в первую очередь ждёт изгнание из «потребительского рая».

В-пятых, многополярность позволит провести нужные политические изменения. Поскольку население и элиты большинства стран мира никогда не примут откровенный диктат Запада, для них нужно создать иллюзию равноправия. Так, над планетой зазвучит «концерт держав», который внесёт в международную симфонию демократические нотки. Однако место за дирижёрским пунктом наверняка займёт западный «маэстро», и тогда мы услышим знакомые мотивы о необходимости объединения усилий перед лицом планетарных вызовов. На этой гуманистической волне западная верхушка будет «вписывать» региональные элиты в новый глобальный проект, суля им почётные места за столом мировых управляющих. И когда придёт время, «стёклышки» региональных союзов сложатся в нужную геополитическую «мозаику».

В-шестых, многополярный мир позволит изменить мировую культуру. Поскольку либеральное блюдо, подаваемое под острым постмодернистским соусом, вызвало несварение у большинства народов, то меню решено разнообразить. Грядущий «диалог цивилизаций» наверняка станет временем интенсивного культурного обмена.

При этом большое внимание будет уделено общению между религиозными лидерами – карта, на которую делает ставку Ватикан. Цель Святого престола – собрать под своим крылом христианские, а затем и другие конфессии. Так, шаг за шагом может появиться единая мировая религия, призванная внедрить некое «глобальное сознание».

В-седьмых, консервативная фаза призвана опорочить традиционные ценности. Какую философию исповедует Трамп? Он называет себя защитником христиан, американским патриотом, не жалует всевозможные меньшинства и ставит под сомнение модные климатические теории. Если во время его правления в мире поднимется «экономический ураган», начнутся социальные катаклизмы и запылают пожары войн и революций, то «прогрессивная общественность» окончательно поставит вне закона «мракобесное мировоззрение» и «национальный эгоизм».

Таким образом, многополярный мир рискует стать дымовой завесой, призванной закамуфлировать переход к новому этапу глобализации. А Америка? «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить».

Так, радуясь падению одного «глобального Вавилона», миллионы людей могут не заметить, как на его обломках начнётся строительство новой «вавилонской башни».

Впрочем, описанный выше сценарий – один из многих вариантов развития событий, и он отнюдь не предопределён. Выбор в пользу многополярного мира означает, что наднациональные элиты сильно рискуют. Ведь новая эпоха обещает стать временем хаоса, а значит, и небывалого социального творчества, когда даже один нестандартный шаг способен повлиять на мировую историю.

Тем не менее западные элиты, похоже, приняли стратегическое решение. И сейчас задача Трампа – совершить плановый демонтаж однополярного мира, увести Америку в самоизоляцию и дать добро на становление «концерта держав» и нескольких валютных зон. Видимо, об условиях грядущей перестройки он и будет вести переговоры с лидерами ведущих стран планеты, среди которых не последнее место занимает и Россия.

«Великая геополитическая революция», «конец миропорядка ХХ века», «закат Америки и Запада»… Такие прогнозы в связи с приходом в Белый дом 45-го президента делают все – от государственных деятелей до сетевых аналитиков. Пока Дональд Трамп отчаянно лавирует, сочетая преемственность и новаторство на международной арене. С одной стороны, новый хозяин Белого дома уже успел совершить ряд выпадов против Китая и повергнуть в глубочайшую депрессию нынешних лидеров ЕС. С другой стороны, он продолжает размахивать «военной дубинкой» перед носом Ирана и КНДР и присягать на верность союзникам в Европе и Азии. С чем же связаны столь противоречивые действия? И какую сделку он может предложить крупнейшим мировым державам?

Разъединённые Штаты… Украины

При анализе новой стратегии США неизбежно возникает вопрос: ради чего Америка готовится променять роль глобального гегемона на скромное положение региональной державы? Краткий ответ звучит так: признавая поражение в нынешнем раунде Большой Игры, «изоляционистское» крыло американской элиты планирует выиграть в будущем. Для обстоятельного же ответа необходимо разобраться в причинах сегодняшнего кризиса внутри США.

По мнению петербургского историка и футуролога Сергея Переслегина, в американской истории можно чётко проследить большие восьмидесятилетние циклы. Примерно раз в 80 лет Соединённые Штаты кардинально меняют свою внутреннюю структуру, а для этого им требуется… гражданская война.

«Каждый такой опыт позволяет стране приобрести новое качество и разрубить узел старых противоречий, - полагает эксперт. - Скажем, Война за независимость 1775–1783 годов одновременно являлась и гражданской войной, поскольку за сохранение тесных связей с Британией выступала часть американской элиты. Эта встряска помогла Америке заложить фундамент ускоренного построения капитализма. Ещё через восемьдесят лет, в 1861–1865 годах, произошла Гражданская война между Севером и Югом, после которой северные промышленники создали самую сильную индустриальную державу на планете».

По мнению Переслегина, в предпоследний раз США оказались на исторической развилке в 1930-е годы. Однако президент Рузвельт вывел Америку из Великой депрессии путём не гражданской, а мировой войны. Не меняя своей внутренней структуры, Штаты начали продвигать свой проект глобализации и сбрасывать собственные противоречия вовне. Однако отказ от внутренней перестройки обернулся неустойчивостью американского проекта – только распад СССР позволил Америке продлить агонию своей модели.

Однако в 2010-е годы – то есть через 80 лет после Великой депрессии – американская элита вновь оказалась перед дилеммой Рузвельта: или гражданская, или мировая война. И, судя по приходу Дональда Трампа, заокеанская верхушка выбрала первый вариант.

Оно и понятно – успешный ремонт в собственном доме может привести к тому, что именно Америка с её научными козырями первой прорвётся в будущее и станет лидером следующего технологического уклада. А это, в свою очередь, позволит ей стать «передовиком» уже в условиях многополярного мира.

Но для начала американская элита собирается провести Штаты через горнило внутренних потрясений, чтобы разрубить узел текущих противоречий, избавиться от общества изнеженных потребителей и создать условия для индустриального рывка. Приход Дональда Трампа указывает на высокую вероятность такого сценария. Да, нового президента считают своим парнем жители «одноэтажной Америки». Однако либеральная «Америка многоэтажная» - «креативный класс» и всевозможные меньшинства – видит в нём едва ли не узурпатора. Причём сам Трамп своими первыми решениями (например, по ограничению миграции и строительству «мексиканской» стены) только расширяет пропасть этого ментального раскола.

Впрочем, о раскачке «американской лодки» по украинскому сценарию свидетельствуют и другие тенденции.

«Майданный синдром». Из-за протестного урагана, обрушившегося на Штаты, американские мегаполисы стали неотличимы от Киева образца 2014 года – только ещё баррикады не строят и покрышки не жгут!

В выходные дни в различных городах Америки прошли очередные массовые демонстрации сторонников и противников Трампа, причём в Калифорнии дело впервые дошло до уличной драки между «майданом» и «антимайданом».

О возвращении «оранжевой революции» на историческую родину говорит одна пикантная деталь – протесты в США финансирует Фонд Сороса.

· Делегитимизация результатов выборов. Истерия вокруг российских хакеров, эпопея с пересчётом голосов и муссирование темы о том, что Клинтон поддержало на 2 миллиона человек больше, чем её соперника, объективно работают на усиление вражды между сторонниками и противниками Трампа.

· Популярность радикальных идеологий. Капиталистические Штаты всерьёз увлеклись социализмом, что показал огромный успех «красного» сенатора Берни Сандерса среди молодёжи. Впрочем, не меньшим спросом пользуются и крайне правые идеи – мощная волна, на гребне которой и всплыл Трамп. К чему склонна приводить идеологическая поляризация – особенно ярко показала история ХХ века.

· Противодействие части элиты. Влиятельные конгрессмены, леволиберальная пресса и звёзды Голливуда не прекращают борьбу против «сексиста и фашиста», всерьёз обсуждая сценарий свержения главы государства. Дело уже дошло до того, что американские суды отменяют указ президента о приостановлении приёма беженцев.

· Подъём сепаратизма. В либеральной Калифорнии ширится движение Calexit за выход из состава США. На этом фоне местные власти высказались за превращение своего штата в убежище для мигрантов, после чего Трамп пригрозил лишить их финансирования. Впрочем, если бы к власти пришла Клинтон, то в роли «Новороссии» наверняка выступил бы Техас как оплот американских «ватников».

Большой Торг

Разумеется, уход в самоизоляцию и ставка на внутренние потрясения – это очень серьёзный риск. Едва ли элита американская элита пойдёт на такой шаг, не подготовив необходимую почву для организованного отступления на всех «международных фронтах». И, видимо, одна из целей Трампа как кризисного менеджера как раз и состоит в том, чтобы договориться с внешними игроками об условиях почётной отставки США с поста глобального гегемона. Не зря же нью-йоркский застройщик имеет в деловых кругах репутацию жёсткого, хотя и конструктивного переговорщика.

Похоже, Трамп намерен предложить мировым державам Большую Сделку, которая в общем виде будет выглядеть следующим образом: Америка благословляет рождение многополярного мира, а взамен ей помогают занять в нём достойное место. В конце концов, в общих же интересах – плавно реформировать глобальную экономику и аккуратно разобрать по кирпичикам «долговую пирамиду». Ведь в противном случае ситуация может сорваться в неуправляемый штопор, что сулит разрушительным ураганом не только Америке, но и Китаю, России, Японии и другим кредиторам Вашингтона.

Что же может предложить на переговорах реалист Трамп? Похоже, главная «морковка» – это признание за каждым крупным игроком права на собственную валютную зону и геополитическую сферу влияния. Но в ответ участник сделки (а каждый накопил американских облигаций на миллиарды долларов!) должен простить Штатам их гигантские долги – то есть фактически помочь главному банкроту благополучно пережить дефолт, оздоровить экономику и заложить основу для индустриального рывка.

Впрочем, помимо этого – ключевого – требования Трамп наверняка выдвинет и целый ряд дополнительных условий. Во-первых, он ждёт от партнёров помощи в борьбе с агентами прежней глобалистской элиты, коих остаётся немало в истеблишменте всех государств мира, включая либеральную Европу и якобы коммунистический Китай. Во-вторых, хозяин Белого дома, как опытный делец, надеется сократить издержки на содержание союзников и различные международные авантюры – Штаты спешат погрузиться в свои домашние хлопоты. В-третьих, Трамп рассчитывает добиться от других игроков посильного вклада в проект «Сделай Америку снова великой!» – инвестициями, технологиями и так далее.

На наших глазах лидеры всех стран планеты стремительно вовлекаются в водоворот Большого Торга, от которого зависит, какое место они займут в будущем многополярном мире. Ставки растут, и поэтому в «глобальном казино» царит нервное возбуждение.

Да, Америка отказывается от бремени гегемона, но она надеется как можно дороже продать миру своё стратегическое отступление. Если нужно, Трамп готов даже идти на отчаянный блеф – угрожать войнами, бряцать оружием и сыпать обвинениями в адрес непослушных партнёров по «геополитическому покеру». Побочная цель такого шоу – спутать карты прежним «ястребиным» элитам Запада («Видите, я свой в доску!») и пустить их по ложному следу. Ведь избавиться от этой публики по щелчку пальца не получится даже у такого тёртого калача, как Дональд Трамп.

Впрочем, американскую воинственность не стоит переоценивать, хотя нельзя и полностью исключать новых милитаристских авантюр с участием Вашингтона. Но основная цель Америки – заложить основу будущего миропорядка в рамках Большой Сделки, которую досрочно окрестили звучным термином «Ялта 2.0». И именно эта сверхзадача будет определять множество более мелких сделок между Вашингтоном и ведущими мировыми столицами.

США поднимают ставки в торге с Китаем, Ираном и ЕС

На Ближнем Востоке Вашингтон явно желает сбросить с себя издержки на поддержание «управляемого хаоса» и примкнуть к побеждающей стороне в «сирийской партии». Ведь дело дошло до скандала – Россия, Турция и Иран мирят сирийцев в Астане без участия американцев! Именно поэтому Штаты требуют выделить им зону влияния в Сирии и торопятся показательно разгромить «Халифат» в союзе с Москвой.

Правда, эта политика может привести к неоднозначным последствиям. Не секрет, что запрещённое в РФ Исламское государство – это гигантский айсберг, у которого есть зримая надводная вершина (захваченные территории в Сирии и Ираке) и подводная глыба (экстремистская сеть по всему миру). Стоит только «армейской кувалдой» уничтожить видимую часть «Халифата» на Ближнем Востоке – как он развяжет тотальную террористическую войну, в том числе в Европе. А это может спровоцировать полномасштабный «конфликт цивилизаций».

Довольно любопытная интрига закручивается и на иранском направлении. Дело уже дошло до битья посуды: США устами Трампа назвали Иран «террористическим государством номер один», пообещали разорвать «ядерную сделку» и расширили санкции против Исламской республики. Выходит, президент сдался на милость «ястребам»? Не всё так просто. Трамп отлично понимает: после ухода Америки образовавшийся ближневосточный вакуум начнёт в первую очередь заполнять Иран. Поэтому задача Вашингтона – вписать Тегеран в многополярный мир на приемлемых для США условиях, а ради этой цели он готов отчаянно блефовать, вплоть до размахивания военной дубинкой.

Не менее интересная игра намечается и в Европе. Не секрет, что после смены власти в США именно ЕС остаётся главным форпостом либерал-глобалистских элит, которые намерены мешать Трампу в реформировании миропорядка. Поэтому перед Вашингтоном стоит задача – с помощью поднимающейся «правой волны» привести к власти в Старом Свете своих союзников. Вот только получится ли?

Если во Франции и Голландии евроскептики – Марин Ле Пен и «Партия свободы» Герта Вильдерса – вполне могут победить на ближайших выборах, то Германия после осенних выборов в бундестаг рискует закрепиться в роли «надежды свободного мира» и оплота глобализма.

Эта ситуация поразительным образом напоминает конец 1980-х годов, когда глава ГДР Эрих Хонеккер до последнего момента сопротивлялся подувшим из СССР «перестроечным ветрам»...

Правда, на руку Вашингтону может сыграть усиление «конфликта цивилизаций», когда активизация террористического подполья бросит европейцев в объятия националистов. В этом случае США добьются своей главной цели по смене европейских элит и дезинтеграции ЕС. Ведь в свете ухода Америки в самоизоляцию Трамп меньше всего заинтересованы в сильной и сплочённой Европе. Для него как опытного бизнесмена Старый Свет – это набор «непрофильных активов», из которых прибалтийские и украинские к тому же обладают высокой степенью токсичности.

Впрочем, главное внимание США в ближайшие месяцы будет приковано не к Западу, а к Востоку. Эксперты дружно предрекают американо-китайскую схватку за геополитическое лидерство в XXI веке. Провокационный разговор Трампа с президентом Тайваня, обещание разобраться с военной активностью Пекина в Южно-Китайском море, обвинение в поддержке «сумасшедшего северокорейского маньяка», критика политики дешёвого юаня и протекционистских мер против американских товаров... Отношения между двумя гигантами испортились сразу же после американских выборов. Дело уже дошло до того, что китайские власти заговорили о высокой вероятности военного столкновения между США и КНР.

На Дальнем Востоке лихо закручивается маховик большой войны? Едва ли. Судить о реальной ситуации лучше не по громким словам, а по конкретным делам Трампа – например, по его решению вывести Штаты из Транстихоокеанского партнёрства. Не секрет, что эта удавка создавалась не в последнюю очередь для удушения «красного дракона». Однако разрыв её означает, что Америка фактически признаёт за Китаем право на свою валютную зону и геополитическое лидерство в Юго-Восточной Азии. Вот только в обмен Поднебесная должна согласиться с возвращением американских предприятий в США и отказаться от нынешней модели глобализации, хотя именно она превратила её в «мастерскую XXI века» - за счёт западных технологий, инвестиций и гигантских рынков сбыта.

Судя по всему, руководство Китая тоже готовится к смене геополитических ветров. Отныне всё внимание Пекина приковано к проекту «Новый шёлковый путь» – сети сухопутных маршрутов, по которым китайские товары хлынут в Европу. Символично, что буквально за пару дней до инаугурации Трампа произошло историческое событие – во время Давосского форума в Лондон прибыл первый грузовой поезд из КНР (пройдя, кстати, часть пути по российскому Транссибу). То есть Поднебесная начинает активно выстраивать новую модель глобализации в рамках Большой Евразии, которая подразумевает активное сотрудничество между региональными союзами.

Впрочем, переговоры между лидерами США и КНР при любом раскладе обещают стать одними из самых трудных в рамках Большой Сделки, поскольку и Вашингтон, и Пекин хотели бы «вписать» Китай в новую реальность на своих условиях.

Предчувствие сложного торга заставляет Трампа уже сейчас поднимать ставки в этой игре, что и объясняет его противоречивую линию поведения по отношению к «красному дракону». С одной стороны, в ходе последних переговоров с председателем КНР Си Цзиньпином Дональд Трамп фактически присягнул на верность политике «одного Китая» (неприятный сюрприз для части тайваньских элит!). С другой стороны, Вашингтон направил в Южно-Китайское море авианосную ударную группу, на что крайне нервно отреагировали в Пекине.

Но не менее сложными обещают стать и переговоры между лидерами России и США, поскольку от нашей страны во многом зависит формат будущего многополярного мира.

Трам-пам-пам! Эта музыка ещё недавно звучала в России бравурным маршем, звеня медью в эфире вечерних ток-шоу. Кажется, только у нас «за старину Дональда» болели, как за любимую команду, а его победу на президентских выборах отмечали, как общенародный праздник. Однако после инаугурации 45-го президента из-за океана вновь подули ледяные ветра. Разговоры о приостановлении переговоров по антитеррористической сделке между Москвой и Вашингтоном, жёсткие заявления новой администрации по Крыму и Украине, назначение ястребов-русофобов на высшие посты – всё это явно противоречит дружелюбной риторике Трампа во время избирательной кампании. Получается, медовый месяц между Россией и США закончился, так и не успев начаться? Или глава Белого дома сознательно повышает ставки перед началом переговоров?

 Противоречивые сигналы

«Друг Путина в Белом доме!», «Российский посол руководит администрацией Трампа!», «Русские хакеры назначают лидеров свободного Запада!»… Такие заголовки уже несколько месяцев мелькают в ведущих американских СМИ. «Российский фактор» впервые со времён распада СССР стал центральной темой во время и после американских выборов. Даже советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн ушёл в отставку под давлением прессы, обвинившей его в самом страшном из политических грехов – общении с российским послом Сергеем Кисляком.

Откуда же столь живой интерес к России? Дело, конечно, не в том, что «отсталая страна-бензоколонка с разорванной в клочья экономикой» вдруг научилась назначать президентов в цитадели демократии. Просто на последних американских выборах решалась судьба миропорядка, а Россия в 2010-е стала символом глобальных перемен.

Разумеется, произошло это не в одночасье. Уже с начала XXI века наша страна активно выступала с критикой однополярного мира во главе с США. При этом Москва превратилась в политического модератора коалиции БРИКС, начала вместе с Китаем создавать параллельную финансовую систему, свергая доллар с его пьедестала, и продвигала проект Большой Евразии, оттесняя США в Западное полушарие. А во время «арабской весны» и «украинского кризиса» именно Россия приняла на себя главный удар ястребов-глобалистов, сорвав их планы по разжиганию крупного мирового пожара.

Выбор западной элитой Дональда Трампа, а не Хиллари Клинтон означает, что евроатлантическая верхушка признала новые реалии. И, похоже, в рамках перехода к многополярности она возлагают большие надежды на нашу страну.

Во всяком случае, при раскрутке «большого Дональда» западные «продюсеры» явно ориентировались в том числе и на запросы российской аудитории. Надежда традиционной Америки, гроза леволиберального бомонда, противник глобализации, да и просто яркий, живой человек, так не похожий на безликих пигмеев в политическом истеблишменте Запада… Всё это вкупе с реверансами в адрес Владимира Путина, обещаниями снять санкции и подумать о признании Крыма частью РФ обеспечило Трампу внушительный российский «фан-клуб».

Однако после вступления в должность «старину Дональда» словно подменили.

Во-первых, из-за океана вновь стали доносится грозные заявления. Согласно источникам в Белом доме, Трамп решил отложить переговоры с РФ по созданию антитеррористической коалиции в Сирии. После этого он обозвал Обаму «слабаком» в своём «Твиттере» за то, что при нём Россия «становилась всё сильнее и сильнее, перехватила Крым и нарастила количество ракет». Желание повысить свою блогерскую популярность? Судя по заявлению пресс-секретаря Белого дома Шона Спайсера, не только. Представитель президента подчеркнул, что «пока Россия не уйдёт из Крыма», вопрос снятия или частичного смягчения санкций обсуждаться не будет.

В этом же ключе высказался и госсекретарь Рекс Тиллерсон, бывший топ-менеджер нефтяного гиганта Exxon Mobil, получивший в 2013 году орден Дружбы из рук Владимира Путина. Во время встречи с украинским министром иностранных дел Павлом Климкиным он заверил посланца Киева: «Соединённые Штаты и впредь будут поддерживать Украину, а санкции США против РФ останутся в силе до полного выполнения Минских договоренностей, прекращения агрессии и деоккупации Донбасса и Крыма».

Во-вторых, администрация Трампа постепенно укомплектовывается традиционными республиканскими кадрами. Так, советником по национальной безопасности вместо уже упомянутого Майкла Флинна стал генерал Герберт Маккастер – известный ястреб-русофоб из окружения «сбитого вьетнамского лётчика» Джона Маккейна. А пост старшего директора по вопросам Европы и России достался политологу и бывшей разведчице Фионе Хилл, известной своими критическими высказываниями в адрес «агрессивного Кремля». Наконец, американским послом в Москве, по данным СМИ, утверждён Джон Хантсман, который, участвуя в президентской кампании 2012 года, критиковал Обаму за политику «перезагрузки».

В-третьих, США и НАТО продолжают стягивать войска в Прибалтике и Польше.

Что же происходит? Почему риторическая «милость» вдруг сменилась на риторический «гнев»? Отчасти это связано с отчаянным сопротивлением прежних либерал-глобалистских элит, которые с помощью своих ставленников в президентской администрации пытаются связать руки Дональду Трампу. Но главная причина, похоже, состоится в другом.

Готовясь к торгу с российским руководством, президент США в своей излюбленной манере активно повышает ставки, чтобы сорвать как можно более солидный куш. Вот только что бы он хотел получить от России в рамках Большой Сделки?

Согласно наиболее распространённой версии, в обмен на снятие санкций Штаты наверняка потребуют от Москвы серьёзных геополитических уступок. Во-первых, Вашингтон может предложить РФ таскать для него каштаны из «сирийского огня» – под красивые слова о совместной борьбе с терроризмом. Во-вторых, Штаты явно хотят склонить Москву к отказу от поддержки Ирана, который новый глава Белого дома уже назвал «террористическим государством номер один». В-третьих, США попробуют убедить Россию сдать на металлолом свой ядерный щит – согласно утечкам, Трамп высказал Путину свои претензии к договору СНВ-3 и раскритиковал РФ за нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Но самое главное – Вашингтон может предложить Москве роль «союзника» в грядущем противостоянии с Китаем.

Вероятен ли такой сценарий? Почему бы и нет. Главным международным куратором Трампа является престарелый стратег Генри Киссинджер, который в свою бытность госсекретарём уже успешно вбивал клин между Москвой и Пекином. Тогда, в начале 1970-х Штаты соблазнили китайцев участием в американском проекте глобализации, включили КНР в антисоветскую ось и запустили процессы, которые привели в итоге к распаду СССР. Почему бы не повторить этот трюк сегодня, только используя уже Россию против Китая? Столкнуть лбами своих соперников и довольно потирать руки в стороне – таков фирменный стиль англосаксов!

Впрочем, при всей логичности этого сценария рискнём предположить, что он не является основным для Трампа и Киссинджера. Эта комбинация настолько очевидна, что её легко могут просчитать даже «диванные геополитики». Скорее всего, подобные теории являются всего лишь дымовой завесой, призванной закамуфлировать реальную стратегию в отношении России. Но если так, то в чём она может заключаться?

Америка позволит России реставрировать СССР?

Не исключено, что грядущие договорённости между Москвой и Вашингтоном в рамках «Ялты 2.0» будут внешне выглядеть как исполнение самых заветных мечтаний русских патриотов. В обмен на прощение американского долга, перезагрузку мировой финансовой системы и совместную борьбу с либеральными глобалистами в Европе и других регионах США преподнесут России такой щедрый подарок, от которого прямо-таки будет дух захватывать. Во-первых, они признают за нашей страной право на собственную валютную зону в рамках Евразийского союза, что неизбежно превратит Москву в финансовый «магнит» для соседей. А во-вторых, США благословят Россию на «собирание русских земель» и восстановление своей сферы влияния, в которую при желании могут попасть даже некоторые страны Восточной Европы.

При всей фантастичности такого сценария на его вероятность указывает целый ряд важнейших символических событий. Так, победа Трампа на выборах в США удивительным образом совпала с приходом к власти в Молдавии и Болгарии пророссийских президентов – Игоря Додона и Румена Радева.

Едва ли эти события можно считать цепочкой случайностей. Похоже, Москве прозрачно намекают: «Это только начало. Если вы сделаете правильный выбор, то на столе вскоре появятся и более вкусные пироги».

Другой важный симптом – это постепенная смена позиции Вашингтона по «украинскому вопросу». Да, представители новой администрации позволяют себе жёсткие высказывания в адрес РФ. Однако во время переговоров с Петром Порошенко мистер Трамп призвал все стороны конфликта к миру и не проронил ни слова осуждения в адрес Москвы, что не осталось незамеченным в Киеве и европейских столицах. В украинском руководстве царит форменная истерика – обострения ситуации на Донбассе не дало того пропагандистского эффекта на Западе, на которое рассчитывали киевские провокаторы.

В общем, Трамп накануне исторических переговоров с руководством РФ выставляет на торги Украину и ряд других территорий в Евразии. С одной стороны, он держит перед глазами Москвы «пряник» – право на валютную зону и создание «СССР-2». А с другой стороны, не выпускает из рук «кнут» – продолжает обвинять Москву в «оккупации Украины» и стягивает войска НАТО в Прибалтику и Польшу.

Но что больше всего ждут от Москвы в свете готовящейся сделки? Неужели только помощи в избавлении от долгового бремени? Рискнём предположить, что помимо очевидных материальных уступок западная элита потребует у России… её душу. Нашей стране предложат пойти по пути отказа от духовного суверенитета, смены идентичности населения РФ и отказа от вековых ценностей Российской цивилизации в обмен на встраивание в будущий многополярный мир и участие в новом проекте глобализации.

Скорее всего, победившее крыло западного истеблишмента сделает российской элите заманчивое предложение. Звучать оно может примерно таким образом: «Господа! Мы гарантируем вам более высокое место за круглым столом мирового совета директоров, чем то, которое досталось советской номенклатуре после распада СССР.

Но взамен вы должны ассоциировать себя не с Россией и её духовными ценностями, а с глобальным миром и планетарным мировоззрением. Вы должны плавно и незаметно менять сознание и культурный код вашего народа – так, чтобы через некоторое время он легко принял новую реальность.

Поймите, мы не планируем раскалывать РФ на десятки республик, хотя и не желаем её дальнейшего усиления. Нам важно, чтобы нынешняя Россия вместе с дополнительными территориями надёжно и необратимо влилась в новый глобальный порядок».

По сути, тот же Киссинджер прозрачно намекает на то, как будет выглядеть новая российская стратегия наднациональных элит. «Россию невозможно привести в международную систему путем преобразования, – заявил он вскоре после победы Трампа авторитетному журналу The Atlantic. – Это уникальное и сложное общество. Вопрос России должен решаться исключением военных вариантов, но так, чтобы она сохраняла своё историческое достоинство». Что, как не возвращение Украины и других территорий гарантирует РФ сохранение этого самого достоинства?

Многополярный мир – конкурс «исторических проектов»

Но согласится ли российская элита с условиями Большой Сделки? Конечно, в ход закулисных переговоров нас никто не посвятит, но мы сможем судить об их итогах по ряду вторичных признаков. Ведь любая стратегия рано или поздно проявляет себя в экономической, политической, научной или образовательной сфере. При этом в нашей стране есть институт, который мгновенно реагирует на любые эпохальные перемены. Это – Русская православная церковь. И в этой связи очень многое будет зависеть от того, пойдут ли её высшие иерархи на унию с Ватиканом.

Пока делать однозначные выводы сложно, хотя в ряду рубежных событий прошлого года – наряду с победой Трампа и «брекситом» – особое место занимает гаванская встреча Патриарха Московского и Папы Римского, активно работающего над формированием единой мировой религии. Продолжится ли в будущем это сближение – вот главный вопрос. Если экуменические контакты пойдут на спад, значит, российская элита сделала выбор в пользу суверенитета России. Но если Ватикан ускорит слияние и поглощение православной церкви под разговоры о «христианском единстве», «необходимости дать ответ на секулярный вызов» или «защите христиан Ближнего Востока», значит, решение принято в пользу вхождения в чужой глобальный проект.

Не секрет, что православие является духовным стержнем русской культуры и основой духовного суверенитета России. Стоит его потерять – как наша страна автоматически лишится суверенитета в политике и экономике. Похоже, именно на это и делает ставку наднациональная сеть олигархов и бюрократов. Генри Киссинджер неспроста говорил о невозможности привести Россию на Запад путём преобразований – любые либеральные реформы окажутся лишь рябью на поверхности социума. Но если нырнуть в духовную глубину и совершить незаметную подмену идентичности – как Российскую цивилизацию можно будет легко встроить в «дивный новый мир».

Не исключено, что «российский фактор» стал одной из причин, которые побудили западную элиту поставить президентом США Дональда Трампа, называющего себя «защитником христиан». Причём в этом смысле он – не герой-одиночка. Ключевые посты в его администрации занимают фигуры, напрямую связанные со Святым престолом. Среди них – старший советник и ревностный католик Стивен Бэннон, который ещё в 2014 году огласил в Ватикане стратегию захвата власти в Америке правыми традиционалистами. Особая роль отведена и главе президентской администрации Райнсу Прибусу, прихожанину греческой православный церкви Константинопольского патриархата (дружественного Святому престолу).

И, наконец, вишенка на торте: сам Киссинджер уже десять лет возглавляет группу советников по вопросам внешней политики Ватикана. Причём последний свой визит в Россию престарелый стратег совершил в феврале прошлого года – в преддверии знаменитой встречи Папы и Патриарха и начала праймериз в США.

Так какое же решение примет российская элита? Будем надеяться, что она сделает выбор в пользу духовной самобытности народов Российской цивилизации. Тем более что грядущая геополитическая реальность открывает новые перспективы и без союза с «наднациональным спрутом». Ведь что такое многополярный мир? Это период хаоса, кризиса, всеобщей неопределённости – время, когда любой смелый шаг и акт исторического творчества в состоянии изменить судьбу каждого. К тому же нельзя полностью исключать сценарий, при котором Москва и Вашингтон всё-таки договорятся через головы западных глобалистов.

Впрочем, наступление новой эпохи при любых раскладах несёт России серьёзнейшие вызовы. Ведь в какой-то степени приход к власти в США Хиллари Клинтон означал бы для Москвы более комфортную реальность. Да, победа невменяемой фурии и надежды «партии войны» поставила бы человечество на грань ядерного конфликта, а РФ – перед необходимостью тушить военные пожары по всему периметру своей государственной границы. Однако Россия уже научилась жить в условиях конфликта с Западом – в этой ситуации общество можно легко сплотить на волне военного патриотизма.

С приходом же Трампа мы оказываемся в ситуации, когда фактор внешней угрозы перестаёт играть решающую роль. В итоге мы оказываемся наедине со своими внутренними проблемами. А это значит, что России придётся искать идею, способную объединять не против кого-то, а во имя чего-то. Тем более что духовный климат грядущей эпохи будет явно способствовать таким поискам. Ведь многополярный мир – это время конкуренции «исторических проектов», призванных указать человечеству выход из глобального кризиса и придать его жизни новый спасительный Смысл. И кто предложит принципиально иную модель развития, тот и станет лидером в XXI веке.

Победит ли Россия в грядущем соревновании? Всё зависит от её готовности к историческому творчеству и каждодневному созидательному труду. Нам придётся всерьёз бороться с коррупцией, менять экономическую модель, возрождать промышленность, поднимать уровень культуры, вкладываться в науку и намечать точки инновационного прорыва. Причём конкуренция здесь обещает быть самой суровой. Ведь та же Америка с её статусом «мировой лаборатории» уходит в самоизоляцию в первую очередь для того, чтобы провести новую индустриализацию и первой всплыть на гребне следующей «технологической волны».

К счастью, Россия не раз в своей истории проявляла способностью к нестандартным ходам и историческому творчеству. Это оставляет надежду на то, что именно она предложит себе и другим народам новую модель развития и привлекательный «образ будущего».

Такой шанс, безусловно, есть. Главное – суметь им воспользоваться.

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=429718

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=430440

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=431077