Трамп и либеральные элиты

Либеральные элиты, несущие существенную ответственность за смерть нашей демократии, называют себя спасителями республики. И, несмотря на свою коррупцию, соучастие в неолиберализме и имперских преступлениях, они убеждены в своём моральном праве объявить крестовый поход против Дональда Трампа. Это просто шоу. Они критикуют «ложь» Трампа, правительственные распоряжения и винят Россию и ФБР в назначении Трампа на пост президента, одновременно оправдывая свою провальную неолиберальную политику.

Где было их моральное возмущение, когда органы госбезопасности отобрали у нас право на неприкосновенность частной жизни, когда преступники с Уолл-Стрит получили государственные пособия, когда нас лишили гражданских свобод, когда 2,3 млн. американцев запихали в тюрьмы, когда культивировался расизм против цветных? Почему они не возмущались, когда деньги стали выше голосов, а государственные чиновники и корпоративные лоббисты построили систему легального взяточничества?

Почему они не критиковали абсурдное положение, когда корпорации, банки и хедж-фонды управляют государством? Почему они пресмыкаются перед неполноценными элитами, преследуют критиков корпоративного государства и игнорируют страдания бедного и рабочего классов? Где были их моральные принципы, когда США начали совершать военные преступления на Ближнем Востоке, а наша милитаризированная полиция расстреливала людей на наших улицах? Всё, что делают либеральные элиты – аморально. Они поглощены тщеславием, замаскированным под благочестие. Это просто карнавал.

Либеральный класс, от Голливуда и Демократической партии до New York Times и CNN, отказывается признавать, что он продал демократию корпорациям, соучаствует в уничтожении нашей свободы, разрушает социальные программы, уничтожает рабочие места с помощью сделок NAFTA и TPP, бесконечно сокращает зарплаты, дискредитирует прессу и строит самую большую в мире тюремную систему.

«Правду трудно найти. Правду трудно узнать. Правда важнее всего остального», - говорится в рекламном ролике New York Times. Но эта газета умалчивает, что именно в New York Times чрезвычайно трудно найти правду о реальной жизни американцев и о всей преступной деятельности империи. Новостные агентства от New York Times до развлекательных каналов, маскирующихся под новостные программы, сделали невидимыми большинство людей и их проблемы. Либеральные институты, особенно пресса, служат, как говорил писатель Мэтт Тайбби «защитниками» неолиберальной и имперской ортодоксии.

Работа защитников ортодоксии заключается в замазывании суровой реальности и жестокостей неолиберализма и империи слоем любезностей и развлечений. Они прославляют несуществующую демократию и несуществующие американские ценности. Элиты, которые живут в привилегированных анклавах Нью-Йорка, Вашингтона и Сан-Франциско, ругают разъяренное население. Они требуют, чтобы рабы успокоились, проявили терпение и доверились доброму старому правящему классу США. Афроамериканцы за несколько веков привыкли к такому обращению.

Поскольку система работает в интересах элит, а элиты сотрудничают только с другими элитами, они напуганы восстаниями в разрушенных городах в центре страны и неправильно их понимают. Они думают, что могут загнать этот гнев обратно в клетку. Они продолжают пропагандировать абсурдную деиндустриализацию и неолиберализм в качестве «культуры предпринимательства» и «этики плюрализма», как говорил Томас Фридман. Эта пропаганда похожа на занудные псалмы. Она не больше связана с реальностью, чем трамповские обещания «сделать Америку снова великой».

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США
в статье
Опыт идеологической работы в США

Я зашёл в нью-йоркский Гарвардский клуб в середине ночи выборов. Богатые представители элиты стояли с разинутыми ртами, смотря на телевизионные экраны в обшитом дубовыми панелями баре, с соломенными про-клинтоновскими шляпами на головах. Они не могли вымолвить ни слова. Они были шокированы. Система, в которую они вложили огромные деньги, чтобы никто, не входящий в их республиканско-демократический круг, не смог стать президентом, рухнула по непонятным причинам.

Тайбби во время нашего разговора в Нью-Йорке сказал, что политической властью в нашем корпоративном государстве управляет «трехсторонняя система». «Вы должны получить одобрение прессы, спонсорского класса и одной из двух политических партий», - сказал автор книги «Безумно клоунский президент: Кто остался после цирка 2016 года». - «Это клуб избранных. Это как членская система. Они все должны одобрить и благословить кандидата. Трамп, каким-то образом, смог обойти все три этих барьера. И он сделал это так, что вся эта тройка выглядела виновной. Он публично обвинил прессу в фальсификации реальности. Считаю, что это был блестящий мастерский ход, который никто не смог предугадать. Но это не было бы возможно, если бы в течение нескольких десятилетий СМИ сами не разрушили доверие к себе».

«Это своего рода стокгольмский синдром», - сказал он о прессе. - «Репортёры, кандидаты и помощники кандидатов кучкуются вместе. Они каждый день варятся в одном и том же соку. Через некоторое время они подсознательно думают одинаково. Они живут в одних кварталах. Они пьют на одних вечеринках. И это происходит в течение нескольких лет. В конце концов, они становятся полностью одинаковыми. Это полное извращение истинного предназначения прессы. Журналисты, как предполагается, должны смотреть со стороны, не связывая себя с описываемыми людьми. Но сейчас это один клуб. Журналисты развращены близостью к власти».

Сначала СМИ, особенно телевизионные, не могли понять Трампа. Его показывали в 23 раза чаще, чем Берни Сандерса, который говорил о табу – о неравенстве и корпоративной коррупции. Трамп вложил в свою рекламу большие деньги. 2016 год стал самым прибыльным для CNN. Затем, встревоженная популярностью Трампа, пресса решила задавить его. СМИ запустили свою машину демонизации. Но она не сработала. Они снова и снова повторяли одно и то же. Но их усилия пропадали втуне.

«Когда неугодный кандидат делает ошибку (например, в 2004 году так провалился Говард Дин, который постоянно срывался на крик), то СМИ по 100 раз в день прогоняют этот эпизод в эфире», - говорит Тайбби. - «Проблема в том, что Дин шёл поперёк течения. Он был плохим парнем, потому что был против войны. Он получил пожертвования не от спонсорского класса. Он делал ошибки. Свиное журналистское стадо инстинктивно было настроено против него. О нём говорили только негативное. Кандидат волновался и постоянно оправдывался. Он пропадал на долгое время. А затем он сошёл с дистанции. Это отработанный сценарий. Но он не сработал для Трампа».

Пресса и Демократическая партия – придатки общества потребления. Это не новостные и не политические институты. Они занимаются рекламой. Они создают политических деятелей, которых рекламируют как поп-звёзд, чтобы мы испытывали к ним хорошие чувства. Эти сфабрикованные эмоции – продукт тёмного ремесла индустрии связей с общественностью – определяют наши предпочтения на выборах. Проблемы и политика не имеют значения. Это торговля и развлечение. Трамп – специалист высшего класса по саморекламе.

«Если вы проработали в этой среде достаточно долго, вы подсознательно становитесь агентом спущенной сверху коммерческой стратегии», - сказал Тайбби о СМИ в корпоративно-политическом цирке. - «То, что мы называем правыми и либеральными СМИ этой страны – на самом деле просто две разные стратегии одной и той же нигилистической одуряющей сенсационности. Идеальная новость для CNN: ребёнок упал в колодец, идеальная история для Fox: исламский террорист или чёрный протестующий бросил ребёнка в колодец. Обе новости предлагают одну и ту же услугу. Просто у Fox точка зрения чуть извращённее».

Телевизионные псевдо-новости вытесняют реальность. Они показывают, как поп-звезда становится президентом. 60 млн. человек думают, что сфабрикованный образ Трампа – реально успешный магнат. Наше восприятие правды определяется картинкой на экране. Если по телевизору этого не показывают, значит этого нет в реальности. Новостная передача – это божье откровение.

Корпоративное государство контролирует большую часть телевизионного наполнения: что СМИ должны постоянно обсуждать, о чём должны умалчивать и какие ужасные вещи они должны обелять. Это информационная тирания. Трамп - столь же легковерный, как и обычный телезритель - иллюстрация нашей культурной и политической смерти. Он не более настоящий, чем Хиллари Клинтон. Но на экране он выглядит более настоящим, потому что глубоко сроднился со средой, которая управляет нашим мышлением. Он – извращённый дух нации, погрязшей в электронных галлюцинациях.

«Люди думают, Трамп - не «обычный человек», но он именно обычный. Он так же верит СМИ, как и простые люди. Они верит тому, что прочитает в интернете или увидит по телевидению, пусть и неявно. Этим он близок к простым людям. Он думает так же, как и они. У него те же самые привычки, что и у них. Классический пример – история с так называемыми 3 миллионами незаконных избирателей. Он прочитал об этом, вероятно, на сайте Infowars. Он даже не пытался разобраться, насколько это верно. В этом смысле, он – идеальный потребитель. Именно поэтому он опасен».

«Буш – детская забава, по сравнению с сегодняшним днём», - говорит Тайбби. - «Буш – кукла. Он был марионеткой в руках правых капиталистических элит. Трамп – совсем другое дело. Трамп – самостоятельная фигура. За ним никто не стоит. Но его предвыборная кампания не имеет отношения к его реальному правлению. Предвыборная кампания – просто шоу. Причины, по которым кандидат становится президентом, более и менее произвольны. Тут важна коммерческая ценность кандидата. Кандидат не может быть неинтересным, потому что СМИ нужны деньги. Они подсознательно повторяют то, что делает и говорит Трамп, потому что это увеличивает их рейтинги».

Популярность Трампа росла, и росла ещё сильнее, когда его ругал истеблишмент. Это должно было бы насторожить любого здравомыслящего противника, но наши либеральные элиты слишком невежественны. Они ничего не поняли. Они думали, что если покажут Хиллари Клинтон, обнимающуюся с Биллом Клинтоном, Бараком Обамой и голливудскими знаменитостями, то обыватели в очередной раз проголосуют за нужного кандидата. Они думали, что страна снова подчинится им.

Либеральный класс, обнимающийся с неолиберальными и военными преступниками, виновен в создании экономических и политических структур, которые разрушили нашу демократию и привели к власти Трампа. Мультикультурализм, по словам Корнела Уэста – ничего кроме одобрения президента, который является «чёрным талисманом для Уолл-Стрит», который предал бесправных и наделил правящие элиты фальшивым прогрессивизмом, фальшивым гуманизмом и фальшивой открытостью.

Клинтоны, Байдены и прочие начальники Демократической партии построили самую огромную тюремную систему, положили конец эпохи процветания, начали зарубежные войны и приняли соглашение NAFTA. Они виновны в разрушении жизни сотен тысяч рабочих семей и в резне на Ближнем Востоке. Несмотря на это, они называют себя защитниками прав человека, расовой и экономической справедливости. Они появляются в телевизоре, чтобы продемонстрировать своё поддельное сострадание. Но в ходе предвыборной кампании 2016 года все поняли, что всё это ложь.

Настоящий популизм, которому привержен Берни Сандерс, может вернуть утерянную власть Демократической партии. Контроль над Уолл-Стрит, общественное финансирование предвыборных кампаний, прощение студенческих долгов, всеобщее здравоохранение, помощь жертвам ипотеки, прекращение зарубежных войн, создание рабочих мест, восстановление разваленной инфраструктуры, демонтаж тюремной системы, верховенство закона в наших городах, бесплатное образование и программы социальной помощи – всё это неизбежно приведёт к победе на выборах.

Но Демократическая партия неспособна на это. Она не может запретить корпоративное финансирование кандидатов. Партийные элиты знают, что они исчезнут сразу, как только иссякнут корпоративные деньги. Партийная верхушка, под давлением Обамы и Клинтон, поставила главой Демократического национального комитета Тома Переса, а не Кита Эллисона, которого главный спонсор партии – Хаим Сабан – называет «антисемитом» за критику израильского правительства. Они повторяют те же самые идиотские лозунги и пытаются использовать ту же самую демонизацию своих врагов. Они потеряли контроль над Конгрессом и правительством, у них только 16 губернаторов и большинство только в трети законодательных собраний штатов, но они неспособны увидеть альтернативу неолиберализму и империализму. Они лишены разума. У них осталось только ханжество. Они будут продолжать деградировать и способствовать усилению американского фашизма.

В конце XIX века Фёдор Достоевский критиковал морально обанкротившийся либеральный класс России. Русские либералы говорили о ценностях, которые были им чужды. Их идеалы радикально расходились с их делами. Они были переполнены отравленным самолюбованием. В «Записках из подполья» Достоевский разоблачил неудачников-мечтателей из либерального класса, которые проповедовали добро, но жили в моральной грязи. Эти либералы осуждали социальную и культурную развращённость, которую сами создали. Они открыто презирали необразованных, бедных и рабочих людей, считая их ниже себя по статусу. В конце концов, они свалились в моральный нигилизм, дав дорогу опасным демагогам, убийцам и дуракам.

«Я не только злым, но даже и ничем не сумел сделаться: ни злым, ни добрым, ни подлецом, ни честным, ни героем, ни насекомым. Теперь же доживаю в своем углу, дразня себя злобным и ни к чему не служащим утешением, что умный человек и не может серьезно чем-нибудь сделаться, а делается чем-нибудь только дурак. Да-с, умный человек девятнадцатого столетия должен и нравственно обязан быть существом по преимуществу бесхарактерным; человек же с характером, деятель, - существом по преимуществу ограниченным», - писал главный герой «Записок из подполья» Достоевского.

http://antizoomby.livejournal.com/522435.html

Опубликовано 04 Апр 2017 в 10:00. Рубрика: Масс-медиа. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.