Тоталитарный национализм в Европе 20 века

А есть и другой случай - когда привычное принимают за правило. Например, многие свято уверены, что национализм - это обязательно сверхрадикальные лозунги, чеканный марш бесконечных колонн штурмовиков со знаменами, речи фюрера, а если перейти от частностей к сути - это военизированная партия, отрицание демократии, парламентской системы и экономического либерализма, диктатура с монополизацией государством контроля над всеми сторонами жизни и экономики (термин "тоталитарное государство", кстати, появился в фашистской Италии, в официальной прессе которой упоминался как положительная характеристика).

На самом деле, нетрудно заметить, что подобные партии и явления в политической жизни имели место в достаточно локальное время и место - в Европе между двумя мировыми войнами, т.е. грубо в период 1919-1945 гг. До этого такого не было. Были клерикально-монархические партии. Были либерально-националистические. Были партии и организации, содержание которых составляло целиком противодействие какому-то этническому меньшинству ("Британская братская лига" в Восточном Лондоне в начале ХХ века, ряд антисемитских партий в Германии конца XIX века и т.д.). Но тоталитарных партий не было, хотя в Европе национализм насчитывает длительную историю развития на протяжении всего XIX и начала ХХ века.

Настоящие отцы Евросоюза
в статье

Евросоюз придуман при Гитлере
Так же в статье
Европейская идея - фашистский интернационал

По сути, тоталитарный, военизированный характер этих партий был целиком порождением Первой мировой войны, оказавшей на европейское общество поистине шоковое воздействие (к тому времени Европа уже сто лет - после разгрома Наполеона - не знала больших и тем более долговременных войн). Так, в экономическом и политическом плане их характер был целиком "списан" с управления западными государствами в период войны. Например, очень хороший разбор по Британии (где в 30-е гг. появится "Британский союз фашистов" Освальда Мосли):

"Война оказала серьезное воздействие на все сферы общественной жизни Британии и вызвала немало изменений в характере и методах управления страной. Военное время требовало быстрых и энергичных действий, что привело к значительному перераспределению полномочий в пользу исполнительной власти. В 1914 г. был принят «Акт о защите государства», который давал всю полноту власти правительству. По словам известного английского историка А. Дж. П. Тэйлора, Ллойд Джордж, ставший в 1916 г. премьер-министром, имел диктаторские полномочия. Возглавляемый им военный кабинет, состоявший из 5 человек, назначавшихся премьером, фактически единолично принимал решения по всем важнейшим вопросам управления страной, а также имел право законодательной инициативы...

Одновременно с усилением позиций исполнительной власти заметно снизилась роль парламента в системе государственного управления. Многие важнейшие проблемы, в том числе выделение займов союзникам, вопросы рекрутирования и военного снабжения принимались без участия общественности и парламентской санкции. Кроме этого, с целью консолидации сил общества фактически прекратила свою деятельность партийная оппозиция в парламенте, а немало членов палаты общин не участвовало в работе парламента, т. к. многие добровольно вступили в действующую армию. Все эти факторы, а также введение в стране цензуры, существование завесы секретности и, как следствие, неинформированность не только рядовых граждан, но и членов парламента, заметно снизили роль и значение представительного органа в политической структуре.

Корпорации на службе Третьего Рейха

Военные годы характеризовались активным вмешательством государства в экономику страны. В августе 1914 г. был принят закон, который давал правительству право на реквизиции и ограниченный контроль над промышленным производством. Уайтхолл сосредоточил у себя почти все сырьевое снабжение промышленности и, таким образом, имел в своем распоряжении важнейшие рычаги управления экономикой. Государство превратилось почти в монопольного импортера, контролировало большую часть продовольствия, а также уровень заработной платы и цен; в отраслях, связанных с производством вооружений, были запрещены забастовки и локауты.

К концу войны государственный контроль в различных формах охватил ведущие отрасли экономики страны. Ряд законов военного времени позволял правитепьству принуждать промышленников выполнять государственные заказы и даже частично вторгаться в права собственности, разрешая распределять необрабатываемые земли под огороды без согласия владельцев земли. Немаловажным явлением в жизни общества в годы войны было также приостановление действия закона о неприкосновенности личности, что явилось весьма чувствительным для сознания англичан решением, учитывая то значение, которое придавалось в британском обществе правам и свободам его граждан. Можно утверждать, что в годы войны реальная власть и влияние государства на экономику и в целом на общество приняли невиданные до того в Британии масштабы...

Война способствовала определенной консолидации британского общества, одним из проявлений чего стало значительное снижение уровня трудовых конфликтов в стране. Заметное сплочение в годы войны различных слоев населения Британии было не просто следствием внешней угрозы, а в немалой степени явилось результатом целенаправленных, координировавшихся государством усилий по оказанию разностороннего воздействия на умы и настроения британского народа. Одним из наиболее эффективных средств по овладению сознанием населения и мобилизации усилий британцев для отпора врагу явилась широкомасштабная и интенсивная национально-патриотическая пропаганда. Она была поставлена в 1914-1918 гг. на качественно новый уровень благодаря использованию всех современных средств массовой информации и пропаганды.

Неолиберальная экономика в Германии при Гитлере

Следует отметить, что в английской прессе в это время получили определенное распространение джингоистские, шовинистические воззрения, порой появлялись утверждения о национальном превосходстве британцев над другими народами. Немало периодических изданий стремилось не только укрепить моральный дух граждан страны, но и разжечь антигерманские настроения в обществе, что порой принимало форму антинемецкой истерии. Подобная практика была обусловлена тотальным характером первого глобального конфликта, ведением войны во всех сферах и направлениях и в том числе в области пропаганды и информации. Постоянное и целенаправленное культивирование в средствах массовой информации образа конкретного врага в комплексе с проведением интенсивной национально-патриотической пропаганды проявило себя в годы войны как одно из наиболее эффективных средств сплочения различных слоев населения, интеграции масс в общество и направление их энергии в конкретное, заданное властью русло.

В период войны и в первые годы после установления мира, когда происходило формирование взглядов Мосли, большое влияние на него оказала деятельность Ллойд Джорджа на посту премьер-министра. Касаясь своих политических симпатий в 1918 г., Мосли в одной из статей отмечал, что он восхищался Ллойд Джорджем и считал себя его последователем. «Ни один человек ни ранее, ни впоследствии, - писал в 1929 г. Освальд Мосли, - не захватывал так воображения молодой Британии... Мы чувствовали необходимость построить новый и более благородный мир на пепелище старого». В выходивших позднее изданиях биографического характера, написанных или самим Мосли, или под его непосредственным влиянием и контролем, неизменно упоминалось немалое воздействие деятельности Ллойд Джорджа в годы войны на будущего вождя британских фашистов...

Обладая ярким даром красноречии, Ллойд Джордж в публичных выступлениях активно эксплуатировал тему «единой нации», подчеркивал, что он является «лидером всего народа», а не только верхов, представлял себя «человеком из народа. Стремясь оказывать воздействие на самые широкие слои населения Британии, Ллойд Джордж, один из немногих высших должностных лиц страны, непосредственно общался со многими простыми британцами, посещая производственные предприятия в тылу и солдат на передовой. В речах Ллойд Джорджа помимо высказываний, имевших целью поддержать моральный дух британцев, нередко звучали популистские обещания и социальная демагогия, что питало получившие определенное распространение среди масс надежды и ожидания лучшего устройства мира после войны. Наиболее ярко этот стиль общения нашел свое проявление в ходе первых послевоенных выборов в 1918 г., когда премьер-министр, в частности, выступал с обещаниями уничтожить трущобы, повысить жизненный уровень, провести решительные социальные реформы, выделить всем желающим землю и «сделать страну достойной своих героев»...

Британские корни германского нацизма

Характерно, что это комплексное воздействие на население страны привлекло внимание далеко за пределами Британии. Речи Ллойд Джорджа, переведенные на немецкий язык, произвели большое впечатление на ефрейтора кайзеровской армии Адольфа Шикльгрубера - будущего вождя национал-социалистов. Даже по про шествии целого ряда лет после окончания Первой мировой войны будущий германский фюрер Адольф Гитлер не забыл эти выступления, что нашло отражение в его книге «Моя борьба». На ее страницах А. Гитлер характеризовал Ллойд Джорджа как «великого английского демагога», подчеркивал его «изумительное воздействие на психологию массы», его «понимание души народа

» и, как следствие, «огромное влияние на английскую толпу». Как показала последующая деятельность Гитлера в роли главы нацистской партии и немецкого государства, он постоянно использовал приемы и методы, апробированные Ллойд Джорджем в ходе войны".Прокопов А. Ю. Фашисты Британии. Союз Освальда Мосли: идеологии и политика. СПб.: Алетейя, 2001. С. 25-32.

Отсюда идет общественный идеал тоталитарных националистов межвоенной Европы (да и не только националистов - и левые, и даже либералы, как можно прочесть в книге того же Прокопова, тогда бредили диктатурой, отменой демократического строя и тоталитарным контролем государства за всем, что возможно). Добавим к этому, что 5-летняя война мобилизовала на фронт большую часть мужского населения европейских стран, и вернувшиеся домой фронтовики при контрреволюционных создании организаций вносили в них военизированный образец (форма, марши, единоначалие) и агрессивный дух.

Так в Италии появляется "фашизм" (давший название подобным течениям в Европе), в Германии - НСДАП с СА (и еще целый ряд похожих партий, не забудем и про "Стальной шлем"), во Франции - "Огненные кресты" (и еще ряд похожих партий), Британии - "Британский союз фашистов", в Венгрии - "Скрещенные стрелы" и т.д. Своего пика они достигли в 30-е гг.: НСДАП приходит к власти в Германии в 1933-1934 гг., в Австрии местные национал-социалисты 25 июля 1934 г. устраивают неудачный вооруженный путч, ранее аналогичная и куда более массовая попытка фашистского путча проходит 6 февраля 1934 г. в Париже, в 1934 г. Мосли готовится к "маршу на Лондон", "Скрещенные стрелы" в 1939 г. набирают в Венгрии значительный результат на выборах и т.д.

Но все это целиком укладывается в небольшой период 1919-1945 гг. в Европе, ни до, ни позже подобные партии и организации в ней не играли заметной роли. В России и прочих странах Восточной Европы начала 90-х гг., правда, в условиях полного дефицита информации по истории и определенной специфики местных условий (распад государства, несимпатичность демократической системы огромному числу граждан) произошел своеобразный римейк всего этого, но   также не достигший уровня 30-х гг.

Как факт, подобное течение правой (и националистической) мысли и практики имело место быть, но отнюдь не является неким обязательным шаблоном для национализма. В плане хронологии европейский национал-либерализм начала ХХ века даже более "олдскульнее" европейского фашизма 20-х и 30-х гг.

http://age-of-freedom.livejournal.com/1227.html

Опубликовано 13 Янв 2018 в 10:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.