Этот текстик по ссылке так полюбился пропагандистам, что пиарится годами. Его пиарят пропорошенковские и пропутинские агитаторы с такой настойчивостью, что ясно - ребята жрут из одного корыта.

http://voprosik.net/upravlenie-po-texnologii-krysinogo-korolya/

Поговорим поэтому о логике создания крысиного короля и остальных крысах. Да, берут крыс, сажают в клетку и не кормят. Крысы начинают драться, убивать друг друга, выживает сильнейший. Дальше есть моменты, на которые сознательно не обращают внимания. Создается нескольких циклов убийств - выжила одна крыса, к ней подсадили новых, крепких и сытых, так повторяется раз пять. При этом канибализмом занимаются не одна, самая крепкая, а все крысы. Не обязательно самая сильная крыса выявляется в первой группе. Она может оказаться во второй или третьей. Тогда количество циклов взаимного поедания увеличивают. При этом крысы проявляют свою крысиную нравственность - съели одно, насытились и ждут, авось, на свободу выпустят. Проголодаются, снова дерутся, снова убивают одного, насыщаются и ждут. На свободу выходит самая сильная крыса, которая, кстати, вполне удовлетворится иным видом питания, подобно большинству людоедов в блокадном Ленинграде - начался подвоз продуктов, людоедство стало исчезать.

Но в крысиной истории важно нечто иное - крысу голодом прежде всего учат не жрать крыс, а драться насмерть. На свободу выходил отморозок, который в ответ на попытку любой крысы искусать его до полусмерти, чтобы сделать своим рабом, получал смертельный укус. Тут надо прежде всего понять крысиные "нравственные" идеалы, чтобы понять последствия. Нравственность крыс состоит в том, что сильные заставляют слабых идти впереди себя в самых опасных местах, жрать приманку, чтобы проверить, отравлена ли она. Для человека это равнозначно праву командира гнать впереди себя бойцов на минное поле. Для нашего общества это нормально, наверно, именно поэтому байка про крыс, спасающих не собственные шкуры, а некие нравственные идеалы, столь популярна у нас в ЖЖ.

Крысы заставляют слабых добывать еду для сильных. Проводились специальные опыты, еда ставилась за водной преградой. Раз за разом крысы делились на группы доминантных - одни заставляли других добывать себе пищу и переплывать преграду, другие, боясь быть искусанными, плавали за едой для сильных, была также средняя по авторитетности группа, которая имела право самой приплыть за едой и самой есть, но не имела права гнать других за едой. Причем, нравственность крыс столь устойчива, что никакие комбинации с крысами ничего не меняли. Если собрать слабых, выделится группа, которые вчера под страхом наказания служили другим, а сегодня погнали более слабых через воду за едой, если собрать сильных, они тоже разделяться на господ и слуг.

В сексуальной жизни крысы тоже отличаются особой крысиной нравственностью - самые сильные присваивают себе право трахать всех самок, затем идет группа, которые имеют право не делиться едой, но не имеют право на самок, это резерв, из которого берется пополнение в случае количественной нехватки доминантных или низших крыс, далее идет низшая масса, которая обязана добывать сильным еду и есть в последнюю очередь, а прав на самок в принципе не имеет, более того, крысиная низшая масса даже не имеет право на жизнь, вспомним истории с отравленными приманками. Крысиные самки, конечно, с пониманием и удовольствием принимают данные правила игры.

Вот в такое прекрасное общество попадает крысиный король, то есть крыса с инстинктами убийства в обмен на силовой вызов, мол, покусаем друг друга и выясним, кто здесь раб, а кто господин, кто будет пищать и просить о пощаде, а кто командовать и помыкать. Это всё равно, что сунуть матерого уголовника с правом на убийство в теплую команду дедов и салаг, где деды измываются над салагами, как хотят. Полезли к такому деды - он их прирезал. А тем обратиться некуда, нет командира части, который отправит отморозка под суд и в штрафбат. Крысиный король ходит, забирает еду у всех и не смотрит на ранг.

Представьте себе крыс в клетке. Сперва съели самых слабых и субординации не нарушили, ели совместно, всё нормально, деды съели салаг за то, что те им еды не достали, а дальше деды начали есть дедов, выжил сильнейший, для которого все только салаги. Ясно, что одной крысы также мало, чтобы трахнуть всех самок, а самки в замешательстве. Самкам хочется трахаться, а они не понимают, имеют ли они ныне право трахаться с дедами, ведь деды такие сильные, слабых давят, всякое право на свободу из души вытряхивают, или их за это накажут. А наказание у крысиного короля жесткое, деды просто покусают самку, а этот как куснет, так убьет. Для того и проходит крыса долгие испытания голодом, чтобы самок тоже кусал насмерть.

Вот тут возникает вопрос - могут ли крысы собраться и убить крысиного короля? Теоретически кажется, что могут, ведь убивают крысы соседних крыс из других компаний за нарушение территории. Всё ясно - перед ними чужак, иные нравы, убей и точка. Но тут оказывается, что нравственность крыс не позволяет решать данную задачу. Ведь схватка несет гарантированную смерть, а рисковать жизнью обязаны слабые. Их гонят вперед более сильные страхом перед своими укусами. У них нет никаких шансов на победу в схватке. Более того, как только крысиный король убьет нескольких салаг, он спровоцирует драку между остальными крысами. Ведь у дедов возникнет нехватка салаг, чтобы добывать им пищу. Надо драться, чтобы кого-то из своих опустить до уровня салаги. Да и самки гибнут. Ведь инстинкт крысиных самок требует перед спариванием проверить крысиного короля на доминантность - имеет ли он право их трахать и кусать за неподчинение. Ответ на вызов прост - смертельный укус. В итоге насилие, сплачивающее крыс, превращается в насилие, которое не делит крыс на господ и рабов, а, напротив, разрушает всю схему отношений.

В итоге крысы бегут с корабля, причем первыми бегут самые сильные, доминантные самцы и самки. Сливки общества оказываются главными трусами, неспособными выдержать необходимость драться. В ином сообществе животных, где у сильных есть инстинкт самопожертвования, некого бескорыстия в бою, такое невозможно. Но крысы на то и крысы, что там инстинкта самопожертвования нет, есть только инстинкт насилия сильного над слабым. И этот нравственный идеал в данной ситуации можно спасти только бегством.

Тем не менее, данный метод борьбы с крысами используется не слишком часто. Какое-то время крысиный король держит всех крыс в страхе, корабль свободен от остальных крыс. Его можно подкармливать, он не рассматривает людей как конкурентов, ведь они его подкармливают, а не бросают вызов. Но потом срабатывает сексуальный инстинкт. Крысиный король находит себе самочку. Предельная сексуальная озабоченность перебарывает в нем инстинкт убийства. В ответ на попытки покомандовать им крысиный король начинает не убивать, а только слегка кусать свою подружку, ставя её на место. Ещё немного времени, появляются крысята, среди них возникает субординация, всё возвращается на круги своя. Крысиные ценности берут вверх.

http://kosarex.livejournal.com/1672845.html