События, разворачивающиеся сегодня в глобальном информационном пространстве с новой силой демонстрируют место и роль технологий форматирования сознания мировой общественности в арсенале инструментов заокеанских стратегов, используемых с целью реализации внешнеполитических задач США. Информационная война и санкционное давление на Россию вследствие её последовательной линии на защиту своих жизненно важных интересов, своего народа, языка и русского культурного пространства в целом, ярко подтверждают известный тезис американских политологов о том, что тенденции в развитии международных отношений будут только усиливать значение "мягкой силы" в общем властном балансе государств, прежде всего США, сочетающих военные и невоенные силовые компоненты в своей международной деятельности.

При этом на фоне развернутой на Западе масштабной антироссийской кампании невозможно абстрагироваться от анализа инструментов из арсенала западных политтехнологических приемов, которые обнажают суть многоуровневого мягкосилового воздействия на Россию, одной из основных целей которого является подмена культурных кодов, уничтожение ценностного фундамента, рассеивание потенциала для сопротивления, поскольку Россия остается главным оплотом противодействия проектам глобальной политической инженерии. Именно цивилизационное перекодирование с целью создания послушной "биомассы", подчинения и управления лежит в основе применения таких технологий т.н. "мягкой силы" в ее негативном понимании. По сути тысячелетиями базовые условия противоборства и выживания государств/империй не меняются, изменяются лишь инструменты и методы решения задач.

Цветные революции

В полном размере: Цветные революции

Согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, "усиление глобальной конкуренции и накопление кризисного потенциала ведут к рискам подчас деструктивного и противоправного использования "мягкой силы":в целях оказания политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние дела, дестабилизации там обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием:"[1].

СМИ, действующие в авангарде этих психоинформационных атак, являются основными каналами трансляции "молекулярной агрессии" (выражаясь терминологией неомарксиста А.Грамши) в культурные ядра суверенных государств, манипулируя общественным сознанием и программируя модели поведения масс, о чем в свое время подробно писал Г.Шиллер[2].

Важным на этом фоне условием для анализа сути происходящих процессов является понимание их движущих сил, формирующих новую, в корне отличную от предыдущих, систему мировой политики, где классические иерархические модели взаимоотношений между политическими акторами начинают уступать место сетевым структурам.

Согласно инновационным подходам к анализу мировой политики и экономики, продвигаемым в частности А.И.Фурсовым и Е.Г.Пономаревой, современные западные глобальные акторы - не государства, а устойчивые сетевые структуры. С точки зрения анализа ключевых решений, принимавшихся США во второй половине ХХ в., продиктованных, прежде всего, финансовыми и экономическими (сырьевыми) устремлениями англо-американского капитала, имеются основания рассматривать США не как национальное государство, а в качестве кластера - зоны деятельности ТНК и финансово-информационных структур.

Социальная инженерия

Научное обоснование социальной инженерии впервые дал австрийский ученый К.Поппер, который в своих трудах "Нищета историцизма" и "Открытое общество" рассматривал данное направление "как совокупность подходов прикладной социологии, направленных на рациональное изменение социальных систем на основе фундаментальных знаний об обществе и предсказании возможных результатов преобразований"[3].

Наибольшее развитие социальная инженерия получила в послевоенные годы в США и Великобритании, прежде всего в контексте обеспечения реализации проектов американских и британских спецслужб, в рамках которых новое научное направление в социологии начало приобретать масштабный прикладной характер.

Целью социальной инженерии в данном контексте стала разработка технологий манипуляции общественным сознанием (при клишировании информации в обществе возникает возможность управлять и формировать политические, общественные и культурные тренды в глобальном масштабе).

Поддержка таких инициатив осуществлялась Тавистокским институтом человеческих отношений, Стэнфордским исследовательским институтом (в частности, Стэнфордским центром передовых исследований в области бихевиоральных наук), Институтом социальных отношений, Исследовательским центром групповой динамики Массачусетского технологического института, а также самым широким спектром исследовательских организаций, "фабрик мысли", фондов, и НПО, специализирующихся на социальной инженерии и прикладной социальной психиатрии.

Особое внимание исследователей приковано к проектам Тавистокского института, созданного в 1946 г. при финансовой поддержке Фонда Рокфеллера. Превратившись в крупнейшего производителя технологий в области социальной инженерии, группового и организационного поведения, Институт получил всеобщее признание благодаря проектам культурно-информационного моделирования и формирования общества, прежде всего посредством воздействия на молодежную среду (через использование СМИ, преимущественно телевидения, как информационного оружия). По распространенной версии, такими методами создавались масскультурные идолы, искусственно рождались новые субкультуры, фабриковалась ментальная среда новых поколений.

В известном труде "Столетие войны. Англо-американская нефтяная политика и новый мировой порядок"[4], американский исследователь У.Ф. Энгдаль отдаёт должное Тавистокскому институту, выделяя заслуги его сотрудника доктора психологии Фредерика Эмери, предложившего использовать СМИ в качестве инструмента для дестабилизации национальных государств. В своих исследованиях Ф. Эмери обратил внимание на удивительное поведение толпы во время рок-концертов, которые тогда были редкостью. Эмери был убежден, что таким поведением можно манипулировать в целях национальной обороны, и написал об этом работу под названием "Следующие 30 лет: принципы, методы, ожидания". В ней он ввел в оборот специальный термин "подростковый рой", которым можно эффективно управлять, как роем насекомых, чтобы разрушить государство за короткий срок. Эмери пришел к выводу, что подобное роение (стадность) неразрывно связано с "мятежной истерией". Ученый установил, что демократическое лидерство (основанное на сетевой модели), предполагающее использование "полуавтономных" мультидисциплинарных команд специалистов, позволяет получить лучшие, в сравнении со структурами, основанными на разделении труда и иерархических методах управления, результаты. Другими словами, Эмери разработал концепцию, в рамках которой социальные сети (хотя тогда они существовали только в умах теоретиков) могут эффективно участвовать в смене политических режимов. Впервые идеи Эмери были "опробованы оперативниками разведки США и НАТО при успешной дестабилизации Франции Ш. де Голля во время студенческих протестов в мае 1968 года"[5].

В течение второй половины ХХ в. В лабораториях Тавистока и Стэндфорда внедрялись проекты, связанные с влиянием СМИ на массовое сознание, использованием психотропных и наркотических средств как способа управления социумом, а также проводились эксперименты по изучению влияния массовой культуры на сознание человека, примитивизацией человеческих отношений с целью моделирования управленческих решений по форматированию общественного сознания (при этом Тавистокский институт являлся ресурсом британских вооруженных сил, отвечающим за психологические войны и "промывание мозгов").

При исследовании методов воздействия на массовое сознание на примере реакции немецкого и японского населения на воздушные бомбардировки, эксперты упомянутых социоинженерных центров сделали вывод, что создание искусственных кризисов и стрессовых ситуаций является эффективным способом манипуляции общественным сознанием, а СМИ - эффективный канал реализации[6].

Подобные Тавистоку "фабрики мысли" стали академическими оплотами неомарксистов, результатом деятельности которых (в т.ч. с точки зрения американского консерватора П.Дж.Бьюкенена) является социокультурная картина сегодняшней Америки (итоги сексуальной революции, изобретения и стремительного роста использования средств контрацепции с середины 1960-х гг., деградации морали отношений между полами, разрешения и стремительного роста числа абортов, культивации феминизма и политкорректности, возведенной в ипостась неприкосновенной ценности и т.д.).

Кроме того, исследователи выявляют прямую зависимость между внедрением в массовое молодежное сознание новой музыкальной (субкультурной) моды и искусственной, управляемой параллельно идущей наркотизации молодежной среды: Тавистокский институт и ЦРУ проводили опыты с использованием психотропных и наркотических веществ с целью овладения волей человека. В 1950-е гг. в ЦРУ был инициирован проект "МК-ультра", целью которого стало изучение влияния психотропных веществ на психику человека и способность контролировать общественное сознание.

Итогом целенаправленной наркотизации становится введение законодательных норм, не предусматривающих преследования за употребление определенных видов наркотиков. Сегодня "легкие наркотики" легализованы в ряде стран. К примеру, в Нидерландах, Чехии, Бельгии, Аргентине и отдельных штатах США хранение и употребление марихуаны разрешены официально.

В Мексике с августа 2009 г. законодательно разрешены хранение и транспортировка 2 граммов опия, 50 миллиграммов героина, 5 граммов марихуаны, 500 миллиграммов кокаина, 40 милиграммов метамфитаминов и 0,015 миллиграммов ЛСД. Уголовному преследованию будут подвергаться только те лица, у которых обнаружены наркотики, превышающие установленные нормы[7].

Изложенные примеры иллюстрируют реальность, актуальность и высокую эффективность сопровождающих наши будни акцентированных технологий, ориентированных на переформатирование и перекодирование ментальных сред и культурно-цивилизационных особенностей обществ. Результатом воплощения такого рода шагов становится "толерантное" в самом худшем понимании этого слова, слабое, лишенное исторической памяти и цивилизационных корней управляемое извне, состоящее из "матричных ячеек" общество "биороботов".

Технологии в действии

Инструментами реализации глобальных политтехнологий, обеспечивающих в т.ч. давление на Россию, в условиях современных международных реалий стали весьма одиозные и неприемлемые для здравомыслящего человека - носителя традиционной ментальности проекты, по сути являющиеся элементами технологии расчеловечивания, культурно-цивилизационного перекодирования, где явное отклонение выдается за норму с главной целью - управление обществами и глобальным мироустройством. Развивая "прозрения" Бьюкенена можно констатировать успешно реализуемую в США и странах Евросоюза технологию под условным названием "власть меньшинств", диктующих обществу новые "ценности", модели и стандарты поведения.

Одним из академических концептуальных обоснований такой политики можно считать либеральную концепцию канадского политического философа Чарльза Тейлора, который в своём эссе "Политика признания"[8] первым затронул вопрос о политике признания, понимая под этим не только "официальное признание существования того или иного меньшинства в рамках государства, но и признание прав этого меньшинства, влекущее справедливое и равноправное его включение в социальную, культурную и политическую жизнь страны, т.е. полноценное гражданство". С его точки зрения, "потребность в признании - жизненно необходима, поскольку представляет собой один из аспектов развития современного субъекта, включающий не только требования равенства, но и гарантии самовыражения". Лишь "взаимное уважение групп субъектов дает основу их моральным требованиям взаимного признания прав друг друга на культурную самобытность". Иными словами, "требования равенства предшествуют и являются основой обеспечения права на свободу культурного самовыражения"[9].

Среди наиболее ярких проектов по культурно-цивилизационному перекодированию Запада и использованию этого инструмента для внешнеполитического давления на Россию можно привести ряд актуальных примеров.

Активная легализация и узаконивание однополых браков, усыновление детей однополыми парами, возводимое в ипостась естественной формы человеческого бытия и используемое в качестве одного из средств давления на Россию.

В этом контексте в декабре 2011 г. Барак Обама объявил о том, что одной из приоритетных задач внешнеполитического курса Вашингтон становится борьба за права сексуальных меньшинств за рубежом[10], однако в восьми штатах самих США (Алабаме, Аризоне, Луизиане, Миссисипи, Оклахоме, Южной Каролине, Техасе и Юте) пропаганда гомосексуализма запрещена на официальном уровне и преследуется по закону. Это очередная яркая иллюстрация двойных стандартов во внешней политике Соединенных Штатов.

Легализация однополых браков стала отдельным вектором внутренней и внешней политики США и стран Евросоюза. Именно поэтому российский закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних вызвал шквал критики на Западе, где он автоматически получил трактовку через призму "нарушения прав человека", обретя форму оружия внешнеполитического давления.

Не менее "знаковым" и одиозным событием стало выступление в ООН австрийского певца-трансвестита Томаса Нойвирта (Кончита Вурст) и его встреча с Генсекретарем организации Пан Ги Муном.

Практически синхронные, как по команде, получившие в СМИ название "каминг аутов" (англ. сoming out) публичные признания главы американской корпорации "Эппл" ("Apple") Тима Кука и министра иностранных дел Латвии Э.Ринкевича в нетрадиционной сексуальной ориентации.

Вписывается в европейские реалии и современное сексуальное воспитание в детских садах и школах, когда с раннего возраста детям внушают мысль о норме однополых браков и способности таких пар вырастить и воспитать ребенка с традиционными морально-ценностными ориентациями. Причем сексуальное воспитание является официальной частью образовательной политики ряда стран Европы и США, а занятия по данному предмету должны посещаться в обязательном порядке. В частности, в Германии за отказ школьников от их посещения предусматривается уголовная ответственность для родителей.

Пропаганда субкультур и движений, подобных Сhildfree, цель которых - навязывание населению идеи нецелесообразности рождения детей по причине обременения лишней ответственностью и лишения себя возможности получать удовольствие от жизни также становится атрибутом создания "параллельной реальности" международного масштаба.

Ювенальная юстиция - система правосудия в отношении несовершеннолетних граждан, в которой элементом реализации рассматриваемых в данной статье технологий становится давление на родителей, насильственное изъятие детей из семьи без видимых оснований, разрушение традиционных семейных ценностей.

Следующим шагом на пути построения западного "прогрессивного" общества грозит стать педофилия и инцест, о чем современные неолибералы в Европе говорят всерьез. Так, депутат шведского парламента Моника Грённ предлагает легализовать инцест, а в Дании признать инцест "гендерной нормой" требует политик Пернилле Шкиппер[11].

На этом фоне контроль над репродуктивной функцией населения и содействие сокращению рождаемости вполне логично вписываются в избранный алгоритм решения задач по переформатированию глобального мироустройства. Неоднократно со стороны видных государственных деятелей, представителей крупного бизнеса CША звучали высказывания по поводу необходимости сокращения численности населения. Так, к примеру, основатель Майкрософт Билл Гейтс говорил, что "в мире сегодня 6,8 миллиарда человек. Численность населения стремительно приближается к 9 миллиардам. Если мы сейчас действительно хорошо поработаем над новыми вакцинами, медико-санитарной помощью, помощью в области репродуктивного здоровья, возможно, мы сможем понизить его процентов на 10 - 15"[12].

Джон Пи. Холдрен советник по науке президента США Барака Обамы пошел еще дальше, заявив, что "было бы легче осуществить программу по стерилизации женщин после рождения ими второго или третьего ребёнка, несмотря на относительно большую сложность операции по сравнению с вазэктомией, чем пытаться стерилизовать мужчин. Разработка капсулы продолжительной стерилизации, которую можно было бы вшить под кожу и удалить, когда беременность желательна, открывает дополнительные возможности для принудительного регулирования рождаемости. Капсулу вшивали бы в период половой зрелости и изымали бы по официальному разрешению для ограниченного числа рождений детей"[14].

Упомянутые примеры проектов, формирующих альтернативную реальность, когда отклонение выдается за норму, вполне вписываются в логику реализации стратегии США по переформатированию глобального мироустройства в качестве ее отдельного самостоятельного вектора.

"Окна" Овертона

Концептуальной квинтэссенцией и систематизацией подходов социальных инженеров к легализации запретного явилась разработка американского социолога, вице-президента Макинского центра публичной политики Джозефа Овертона, чью теорию посмертно назвали "Окнами Овертона". Он описал реально работающую технологию, которую в российских СМИ подробно анализировали Н.Стариков[14] и Н.Михалков[15].

В качестве иллюстративного примера использована тема каннибализма. На первом этапе осуществления задачи эта идея отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Первое движение Окна Овертона - перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального: "если есть свобода слова, то почему бы не поговорить о каннибализме"?

В этой связи необходимо привлечь авторитетных ученых, к мнению которых прислушиваются в обществе. Проводятся симпозиумы по теме, обсуждается история предмета, вводится в научный оборот и появляется факт авторитетного высказывания о каннибализме (дискуссия о людоедстве в рамках "научной респектабельности").

Окно Овертона двинулось - произошел пересмотр позиций и переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному. Результат первого шага - неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы созданы "градации серого"[16].

Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного. На этой стадии продолжается цитирование "учёных". Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название. Каннибализм превращается в более благозвучный термин "антропофилия".

Параллельно создается легитимирующий прецендент (исторический, мифологический, реальный или выдуманный) как "доказательство" того, что "антропофилия" может быть узаконена.

Затем появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального. Это третий этап. В массовом сознании искусственно создаются условия борьбы вокруг этой проблемы.

Окно Овертона двигается далее. Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её продукцией массовой культуры, увязывая с образами исторических личностей и современных "раскрученных" в СМИ деятелей. "Антропофилия" массово проникает в новостные, аналитические программы и ток-шоу. Тема автономно самовоспроизводится в СМИ, шоу-бизнесе и политике.

Затем наступает пятый этап движения Окна возможностей Овертона - перевод темы из категории популярного в сферу политики: готовится законодательная база, лоббистские группы консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают публично высказываться о возможности законодательного закрепления такого явления. В общественное сознание вводят новую норму - "запрещение поедания людей запрещено"[17]. Либеральный концепт - толерантность как запрет на табу и губительные для общества отклонения становится догмой. Общество сломлено. Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования.

Описанную Овертоном технологию проще всего реализовать в подготовленном, толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, в котором размыты фундаментальные ценности, отсутствует пассионарность и иммунитет против культурной агрессии в "ядро цивилизации".

***

Представляется очевидным, что каждое исследование в сфере международных отношений и внешней политики должно, в конечном счёте, основываться на извлечении ценных уроков и, следовательно, формировании стратегии практического использования результатов работы для принятия оперативных, эффективных, но вместе с тем сбалансированных решений в современной внешней политике России.

Рассмотренные в статье технологии - компоненты в т.ч. развернутой на Западе масштабной антироссийской кампании формируют более обширную платформу для исследования арсенала политтехнологических приемов, которые обнажают суть многоуровневого мягкосилового воздействия на Россию, одной из основных целей которого является подмена культурных кодов. Именно цивилизационное перекодирование с целью управления лежит в основе применения таких технологий. Задача представленного материала - в очередной раз "сигнализировать" о возможных последствиях недооценки степени влияния и значимости этого не вполне осязаемого компонента внешней политики США. Нельзя игнорировать инструменты уничтожения ценностного фундамента, рассеивания потенциала для сопротивления угрозе. На этом фоне Россия остается главным оплотом противодействия проектам глобальной социальной инженерии.

Для адекватного ответа на стоящие перед Россией вызовы представляется необходимым ускоренное формирование и практическое применение системных потенциалов "мягкой силы" во внешней политике России, в т.ч. посредством подготовки концепции "мягкой силы" Российской Федерации; стратегии обеспечения национальной культурной безопасности Российской Федерации, стратегии информационной безопасности России в условиях информационных и психологических войн, технологий противодействия сетевым формам терроризма и сетевым (твиттерным) механизмам конфликтной мобилизации, исследование зарубежных политтехнологий, реализуемых (планируемых) по периметру границ России и разработка предложений по противодействию "цветным революциям" в Российской Федерации и на пространстве СНГ.

При реализации такой работы необходимо учитывать контекст новых реалий мироустройства, проводя тщательный анализ актуальных инновационных механизмов реализации "мягкой силы" (сетецентричный принцип, социальные сети и блогосфера, в т.ч. как двигатель революций, информационные и кибервойны, ненасильственное сопротивление, правозащитные концепции т.д.), формируя системное и интегральное видение как "лицевой стороны", так и "изнанки" глобальных процессов современности.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. 1. Концепция внешней политики Российской Федерации Министерство иностранных дел Российской Федерации [Электронный ресурс]. - Режим доступа http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F (дата обращения 15.11.2014).
  2. 2. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М.: Мысль, 1980. - 62 с.
  3. 3. Поппер К. Открытое общество и его враги: В 2-х т. / Пер. с англ. под ред. В. Н. Садовского. - М.: Феникс, Культурная инициатива, 1992. - 176 с.
  4. 4. Эстулин Д. Секреты Бильдербергского клуба. - М.: Поппури, 2009. - 19 с.
  5. 5. Engdahl F. A Century of War: Anglo-American Oil Politics and the New World Order. - London: Pluto, 2004. Р. 274.
  6. 6. Эстулин Д., Тавистокский институт; пер. с англ. П.Самсонов.- Минск: Попурри, 2014. - 19 - 20 c.
  7. 7. Страны, в которых легализованы наркотики. Справка, // Риа Новости. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ria.ru/spravka/20110603/383694171.html (дата обращения 15.11.2014).
  8. 8. Taylor C. The Politics of Recognition // Amy Gutmann (ed.) Multiculturalism and "The Politics of Recognition". - N. J.: Princeton University Press, 1992. P. 75 -106.
  9. 9. Ibid.
  10. 10. У США новая цель внешней политики - борьба за права секс-меньшинств // Новые Известия. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.newizv.ru/lenta/2011-12-07/155882-u-ssha-novaja-cel-vneshnej-politiki-borba-za-prava-seks-menshinstv.html/ (дата обращения 15.11.2014).
  11. 11. Инцест - новая сексуальная ориентация // Информационное агентство AfterShock. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://aftershock.su/?q=node/29859 (дата обращения 15.11.2014).
  12. 12. Вампиры и мораль. Фантастика говорите // Bad News. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://badnews.org.ru/news/vampiry_i_moral_fantastika_govorite/2010-07-09-2070 (дата обращения 15.11.2014).
  13. 13. Ibid.
  14. 14. Стариков Н. Технология уничтожения. Окно Овертона. // Блог Николая Старикова. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://nstarikov.ru/blog/36349 (дата обращения 15.11.2014).
  15. 15. Михалков Н. Каннибализм, людоедство как норма // Бесогон ТВ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.youtube.com/watch?v=BlIiy4QfQIk (дата обращения 15.11.2014).
  16. 16. Стариков Н. Технология уничтожения. Окно Овертона. // Блог Николая Старикова. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://nstarikov.ru/blog/36349 (дата обращения 15.11.2014).
  17. 17. Ibid.

Источник: http://vk.cc/3dCMFy