Принятое в конце июня 2015 года решение Верховного суда США о повсеместной легализации однополых «браков», несмотря на радостные заявления президента Барака Обамы о «торжестве свободы», в самой Америке встречено неоднозначно. Например, губернатор штата Техас Грег Эбботт выступил с резкой критикой агрессивной гей-атаки со стороны Белого дома.

В своем указе, изданном сразу после решения Верховного суда, Грег Эбботт сообщил техасцам, что, основываясь на конституции США, конституции Техаса и законе Техаса о свободе религии, служащие государственных органов могут не признавать однополые «браки», если это противоречит их религиозным убеждениям.

И тут возникает коллизия: Верховный суд своим решением о легализации однополых «браков» де-факто отменил одну из статей основного закона страны, к которому апеллирует губернатор Техаса. Более того, согласно решению Верховного суда, любой отказ легализовать однополые «браки» в любом из штатов отныне считается антиконституционным и преследуется по закону.

В итоге получается, что один из высших госорганов США единым росчерком пера отменил конституцию страны, а всех не согласных с этим считает отныне преступниками. Остается открытым вопрос: долго ли сможет существовать государство, которое даже внутреннюю политику строит на использовании двойных стандартов и игнорировании своих же основных законов? По сути сейчас в стране идет подмена понятий, а борцы за конституционные права превращаются в сепаратистов.

Для США сепаратизм, то есть стремление некоторых штатов к отделению от федерации, или союза, как более часто говорят о своей стране сами американцы, далеко не пустой звук. Это, во-первых, история, а во-вторых, реальность. Сепаратизм однажды привел эту, казалось бы, мощную и монолитную державу к настоящей гражданской войне. К той самой, которую мы знаем как Войну Севера и Юга, или войну за отмену рабства. Но приходится признать, что начало в 1861 году войны было хоть косвенно и положено желанием освобождения от рабства, именно стремление к сепаратизму стало главной ее причиной.

США образовывались как союз независимых, прежде всего от британской короны, государств, оказавшихся просто рядом на одном континенте. Каждый штат считает, что самостоятельно боролся за свободу, а потом сам же сделал сознательный выбор и вошел в союз. Те провинции, что этого выбора сделать не пожелали, ныне составляют собой государство Канада, главой которого является Ее Превосходнейшее Величество Королева Канады и всех Ее территорий, Защитница  Веры Елизавета II.

Реальность сепаратизма в настоящее время символически выражается в том, что, когда Барак Обама приезжает в какую-нибудь Южную Каролину, он, конечно, может пару раз увидеть нынешний звездно-полосатый государственный флаг США и свой президентский штандарт, однако все мероприятие наверняка будет украшено флагами проигравшей войну Конфедерации южных штатов с изображением синего Андреевского креста со звездами на красном поле. На практике каждый год в Верховном суде какой-нибудь штат со сладострастием ведет теперь уже юридический бой против федерального правительства. И побеждает то одна сторона, то другая. На том и держатся. Свои привилегии все штаты без исключения блюдут зорко и жестко.

В США существует по меньшей мере 17 официальных полноценных партий, на постоянной основе выступающих за отделение того или иного штата от союза. Они располагают мощной поддержкой со стороны населения и имеют богатых спонсоров. Периодически то в одном, то в другом штате по разным причинам зарождаются стихийные движения за отделение, что оканчивается либо подачей петиции в местный парламент, либо — частенько — походом на Вашингтон. Федеральное правительство внимательно следит за проявлениями сепаратизма, стараясь не доводить дела до открытого конфликта: память о гражданской войне еще присутствует. Как присутствует у простых американцев и память о Войне за независимость, и понимание суверенитета каждого штата.

Абсолютным же лидером в плане желания «отделаться» от США является, безусловно, Техас.

Во-первых, техасцы сами отвоевали себе независимость, но только не от Великобритании, а от Мексики, что как бы ставит их в особое положение. Во-вторых, Техас — первое и до сих пор единственное международно признанное независимое государство, напрямую принятое в состав США в качестве штата — равноправного члена союза. В-третьих, будучи в Техасе, не произносите словосочетания  «принятым в состав США». Могут и побить. В лучшем случае вам назидательно и очень жестко скажут, что Техас был аннексирован Штатами, буквально завоеван и только потом принят в состав союза. Причем происходило это дважды.

Первый раз в 1845 году, после аннексии Республики Техас. Второй раз Конгресс США вновь принял Техас в 1870 году, уже после гражданской войны. Так что техасцы имеют «собственную гордость» и очень хорошо все помнят. Так, уже в 2009 году Рик Перри, занимавший тогда пост губернатора штата, заявил об имеющемся у Техаса праве на выход из состава США, однако такое право ставится под сомнение Верховным судом. Юридически проблема заключается в том, что в конституции страны нет ни разрешения, ни запрета на отделение.

Техас может позволить себе похулиганить. Он второй в стране и по численности населения, и по территории, и по ВВП. От исхода голосования техасцев на президентских  выборах зачастую зависит, кто именно станет следующим главой государства. Очень индустриальная, наукоемкая экономика сочетается здесь с развитым сельским хозяйством. Штат до сих пор очень религиозен. Вот почему после недавнего решения Верховного суда о легализации однополых «браков» Грег Эбботт активно выступил «в защиту традиционной семьи, религиозных свобод и просто здравого смысла».

После скандального решения высшей судебной инстанции губернатор издал указ, объявив, «что все учреждения штата обязаны соблюдать первую поправку конституции США, статью 1 конституции Техаса и закон Техаса о свободе религии». Таким образом, если какой-то чиновник в силу религиозных убеждений не желает регистрировать однополый «брак», он вправе этого не делать. То же касается предпринимателей, отказывающихся обслуживать гей-свадьбы, делать голубые ленточки, шарики и тортики с целующимися голубками в образе недобрутальных техасских парней.

«Эта страна была основана людьми, которые искали место, чтобы поклоняться богу согласно велению совести и без государственного принуждения. Поэтому не случайно, что свобода вероисповедания является самой первой свободой, гарантированной конституцией США. В качестве руководителей этого штата мы обязаны обеспечить право всех техасцев жить согласно принципам своей религиозной веры. Конституция и законы Соединенных Штатов и штата Техас обеспечивают надежную защиту религиозных свобод» — первые слова губернаторского указа более чем красноречивы и точны.

Первая же статья конституции Техаса объявляет, что «никакая человеческая власть не вправе вмешиваться или выступать как контролирующий и экспертный орган в вопросах религии». Движение за права Техаса в связи с этим инициировало акцию по сбору подписей за отделение от США. И это далеко не первая попытка лишь за последние годы.

Рик Перри, бывший губернатором Техаса с 2000 по 2015 год, еще весной 2004 года говорил, что не исключает выхода штата из состава США. «У нас много сценариев, — сказал он тогда. — У нас великая страна, и у нас нет ни одной причины распускать наш союз. Но если Вашингтон продолжит совать нос в дела народа США, понятно, какой может быть итог всего этого. Техас — уникальное место, весьма независимое по своему духу».

В 2012 году, после переизбрания на второй президентский срок Барака Обамы на сайте Белого дома была размещена петиция о мирном выходе из состава государства. К ней впоследствии присоединились граждане еще по меньшей мере двух десятков штатов. Эти обращения стали первым массовым «сепаратистским» протестом после выхода из состава США в 1861 году шести штатов Юга, не голосовавших за новоизбранного президента Линкольна. Авторы петиций сослались на положения Декларации независимости и конституции страны, а также на «пренебрежение федерального правительства» экономическими вопросами и на «вопиющие нарушения прав граждан США».

В тот раз Белый дом весьма чутко отнесся к инициативе. Ее авторы очень аргументированно и мотивированно критиковали социально безответственную экономическую внутреннюю и агрессивную внешнюю политику не только Обамы, но и Конгресса, а что самое главное — Федеральной резервной системы и Министерства финансов. Доказывалось, что федеральные власти ведут страну к экономической пропасти, резкому падению уровня жизни, проводят авантюрную внешнюю политику, которая слишком дорого обходится конкретно им, техасцам. А это серьезные обвинения для американцев. Теперь же, после легализации однополых «браков» ситуация в и так неспокойном штате обострилась.

В прессе были сообщения о желании властей Техаса переместить золото, принадлежащее штату, в хранилища на своей территории, но тема слабо освещается ведущими СМИ, так что нельзя говорить о ее достоверности, тем более что получить свое золото от США не удалось даже Германии.

Положение с гей-браками считается в Техасе «юридически неопределенным». В 2005 году штат провел референдум, прямо запретивший однополые «браки». Но 26 февраля 2014 года федеральный судья штата Орландо Гарсия постановил, что запрет на однополые «браки», принятый в Техасе на референдуме, никак не связан с нуждами государственного управления и нарушает конституционные гарантии равенства для всех граждан. Однако сам судья одновременно приостановил действие своего же решения, чтобы дать возможность властям подать апелляцию.

Губернатор штата Рик Перри  заявил, что власти сразу воспользуются этим правом. Юридические бои продолжаются с переменным успехом, и чем кончится судебная коллизия, неизвестно, учитывая принятое недавно Верховным судом постановление. Скорее всего, браки легализуют, вот почему многие организации и местные парламентарии столь активно заговорили о выходе Техаса из состава США.

Аналогичные события происходят в эти дни и во многих других штатах. Чем бы дело ни кончилось сейчас, очевидно, что американская общественность не в восторге от легализации однополых «браков» и намерена бороться и дальше против сверхъестественных желаний, заметим, по-прежнему меньшинства своих сограждан. И, главное, есть политики, такие, как Грег Эбботт, у которых имеется здравый смысл, и есть множество людей, не боящихся дойти даже от отделения штата от США.

22 июня американский журнал Politico опубликовал разоблачительную статью о якобы имеющихся планах президента России Владимира Путина по отделению штата Техас от Соединенных Штатов. При этом никаких весомых доказательств автор статьи Кейси Мичел не привел. Так, поводом для подозрений стало высказывание Владимира Путина о том, что США несправедливо «отхапали» Техас у Мексики, которое потом стало популярным в России.

Припомнили и слова спикера парламента Чечни Дукувахи Абдурахманова о том, что вслед за увеличением США поставок оружия Киеву наша страна «начнет поставки новейших вооружений Мексике» и «возобновит дебаты о правовом статусе аннексированных США территорий, где сейчас находятся американские штаты Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта, Колорадо и часть Вайоминга».

В статье также рассказывается о поездке на Русский международный консервативный форум в Петербурге Натана Смита, «министра иностранных дел» Националистического движения Техаса, и американском ополченце с позывным Техас, воюющем на Донбассе. Politico обращает внимание на тот факт, что об этих персонажах пишут российские СМИ, так же как и о сепаратистских движениях в Венеции, Шотландии, Каталонии, которые опять-таки якобы поддерживает Россия с целью развалить Европейский союз.

«Техас не единственный регион, отделение которого после захвата Крыма поддерживает Россия», ― предупреждает издание. По предлагаемой версии, все это говорит о наличии у Кремля планов дезинтегрировать Соединенные Штаты Америки.

В Кремле статью проигнорировали, а эксперты советуют не обращать внимания на подобные публикации. Так, заместитель директора Института США и Канады Виктор Супян назвал предположения о том, Путин хочет отделить Техас, «нелепостью».

«Если бы мы и поддерживали техасских сепаратистов, такая была бы заварушка, а так там тишь и благодать», ― иронизирует руководитель Центра исследований внешнеполитического механизма США, Института США и Канады Сергей Самуйлов.

Предпосылки

В то же время техасские сепаратисты действительно существуют и занимают первое место по активности среди других подобных движений в США.

Исторически Техас был частью Мексиканской империи, затем 14 мая 1836 года получил независимость, хотя соглашение о ней не было ратифицировано правительством Мексики. Вскоре Техас был провозглашен республикой, получив международное признание. Территориальные претензии Мексики были прекращены после аннексии Техаса США в 1845 году и победы США в Американо-мексиканской войне.

Техас ― единственное международно признанное независимое государство, принятое в состав США в качестве штата. С этим связаны и некоторые особенные права штата, в том числе то, что в его собственности остались все земли и недра.

Сергей Самуйлов объясняет, что является основанием на право выхода Техаса из состава США, по мнению сторонников такого шага.

«До вхождения в состав Соединенных Штатов Техас несколько лет существовал как самостоятельная республика, и местные сепаратисты считают, что американцы его незаконно аннексировали без всенародного обсуждения, это решение было принято самими чиновниками. Хотя те же техасские историки уверяют, что было что-то вроде референдума. Вот такая разноголосица», ― рассказывает Самуйлов.

Виктор Супян обращает внимание на то, что в Техасе проживают многочисленные выходцы из Мексики и связи с Мексикой здесь по-прежнему очень сильны.

«Техас ― один из штатов, где доля населения с мексиканскими корнями достаточно велика. Испанский там фактически является вторым языком, как и в Калифорнии и Флориде, ― отмечает Супян. ― У многих родственники живут в Мексике, они ездят друг к другу в гости, но в то же время никаких специальных правительственных договоров между Техасом и Мексикой нет».

В то же время в экономическом плане Техас ― один из важнейших штатов страны. Это огромная территория, но важна она не только в силу размеров: в Техасе сосредоточен мощный экономический потенциал, множество полезных ископаемых, там добывают нефть, развиты сферы высоких технологий.

В 2009 году тогдашний губернатор штата Рик Перри в ходе протестов против повышения налогов со стороны Вашингтона заявил об имеющемся у Техаса праве на выход из состава США.

«Если Вашингтон продолжит совать нос в дела народа США, понятно, какой может быть итог всего этого. Техас ― уникальное место, весьма независимое по своему духу», ― подчеркнул Рик Перри.

Эти тенденции существуют до сих пор. Известно, что власти Техаса в последнее время стараются вернуть свой золотой запас, который находится под контролем Федеральной резервной системы. По словам Сергея Самуйлова, власти Техаса американскому доллару не особо доверяют и с собственным золотом чувствуют себя спокойнее.

Перспективы

Однако шансы на обретение Техасом независимости сегодня ничтожны, на что влияют как внутренние, так и внешние факторы.

«Все это не имеет абсолютно никаких перспектив, потому что Конституция США не дает права выхода отдельным штатам из состава государства. Если бывали случаи, что законодательство штатов, принимавшееся в них, противоречило федеральному законодательству, власти США делали все, чтобы привести его в соответствие с федеральным», ― рассуждает Виктор Супян. Иногда даже вводилась Национальная гвардия на территорию штатов, но никогда дело не доходило до боевых столкновений, и все улаживалось политическим путем.

«Это крайние примеры. Когда же речь идет о каких-то сепаратистских группах, которые озвучивают некие призывы и выдвигают некие требования, все это носит абсолютно маргинальный характер и не отражает расстановки сил в том или ином штате», ― уверен Супян.

По замечанию Сергея Самуйлова, Националистическое движение Техаса, преемник «Республики Техас», является небольшой сепаратистской группой и не представляет никакой угрозы для территориальной целостности США.

«Сформировано правительство Техаса в изгнании, есть у них свой законодательный орган и президент, палата представителей, но по факту это малочисленная группа, и власти она не имеет. За свои права она пытается бороться легальными, невооруженными методами. Периодически этих активистов проверяют ФБР и местная полиция, но не арестовывают, потому что опасности они не представляют», ― говорит Самуйлов.

Владимир Таболин, заведующий кафедры конституционного и международного права ГУУ, подчеркивает, что поддержка отделения Техаса станет вмешательством во внутренние дела страны и будет противоречить международным нормам и принципам международного права.

Эксперт добавляет, что есть еще один очень важный принцип ― право нации на самоопределение. Для этого нужно собирать большинство и проводить референдум. Но все подобные процедуры в разных странах должны осуществляться в соответствии с Конституцией, а не в противовес ей. Кстати, Техас ― это штат, где большинство населения в возрасте от 18 до 29 лет идентифицируют себя в первую как техасцы, и лишь во вторую ― как американцы.

В разное время выдвигались разные версии политического переустройства североамериканского континента. В 2008 году один из российских исследователей — Игорь Панарин — писал, что, по его мнению, США должны распасться на шесть частей, в результате чего Техас и другие южные штаты перейдут к Мексике, а Аляска вновь войдет в состав России. Но все это осталось лишь теорией.

Сергей Самуйлов убежден, что, хотя по Конституции отдельные штаты США и не могут проводить самостоятельную внешнюю политику, России следует развивать отношения с Техасом, в первую очередь торгово-экономические. Российской дипломатии также следует искать пути и решения, которые позволят помочь Аляске и Гавайям законными путями добиться реализации их прав и при этом избежать новых обвинений России в коварных планах.

http://rusplt.ru/world/geyataka-iz-belogo-doma-17734.html

http://rusplt.ru/world/zachem-rossii-nujen-tehas-17644.html