Вторжение немецких войск во Францию и ее оккупация во время Второй мировой войны является очень болезненным историческим моментом для Республики в XX столетии. 14 июня 1940 года Париж пал. В то время как «правая» военная и политическая элита во главе с генералом Филиппом Петеном сотрудничала с гитлеровской оккупационной армией и устанавливала фашистское правительство в Виши, французский генерал Шарль де Голль бежал в Лондон и по радио объявил населению страны, что он представитель легитимного правительства Республики. Де Голль настаивал на том, что война против оккупантов должна и будет продолжаться. Для сбора разведданных на территории Франции, осуществления взаимодействия с местными силами сопротивления и проведения диверсионных операций на захваченной врагом территории генерал де Голль в Лондоне создал французскую секретную службу BCRA (Bureau Centralde Renseignementatd'Action). Агенты BCRA десантировались на территорию Франции и проводили секретные миссии ценой очень больших потерь. Можно сказать, что по характеру выполнения задач, уровню подготовки, а также по составу вооружения и техники BCRA, которая была упразднена до окончания войны, являлась предшественником французской секретной армии, и многие члены секретных полувоенных подразделений холодной войны в прошлом были агентами BCRA. После проводимой с помощью Соединенных Штатов Америки операции высадки в Нормандии 6 июня 1944 года и освобождения Франции генерал де Голль с триумфом вернулся в Париж и стал премьер-министром. Генерал Петен, сотрудничавший с Гитлером, был приговорен к смерти, затем помилован и получил пожизненный тюремный срок.

С окончанием Второй мировой войны родилась Четвертая французская республика (1945–1958), характеризующаяся крайне нестабильной политической и военной ситуацией, в которой разные партии боролись за сферы влияния (1). Слева находилась Коммунистическая партия Франции (КПФ), которая во многом благодаря своей ведущей роли в сопротивлении фашистским коллаборационистам Виши была очень популярна среди населения и захватила власть в послевоенном правительстве. «КПФ добилась огромного престижа и какого-то морального превосходства за то, что возглавила сопротивление… Ее патриотизм был бесспорным» (2). Справа находились коллаборационисты Виши, внедрившиеся во французскую военную и бизнес-элиту, которые с негодованием отказывались видеть будущую Францию под коммунистическим контролем — не важно, будет ли это достигнуто путем коммунистического переворота или посредством победы коммунистов из КПФ в демократических выборах. Немаловажно то, что Соединенные Штаты, так же как и Великобритания, были против власти КПФ, которую они считали зависимой от решений, принимаемых в Москве. Таким образом, ситуация была подобна положению дел в Италии, секретная война продолжилась во Франции и после 1945 года по линии КПФ и коммунистических тред-юнионов с одной стороны и против ЦРУ и французского политического, военного и полицейского аппарата — с другой.

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

«Начать с того, что они [ЦРУ] хотят остановить приход левых к власти, и еще больше хотят, чтобы Коммунистическая партия не вошла в правительство. Для ЦРУ, очевидно, это сверхприоритет, как и для всех стран Атлантического альянса», — позже высказал комментарии к вопросу о секретной холодной войне во Франции бывший агент ЦРУ Филипп Эйджи (3). Нигде в Европе, за исключением Италии, коммунисты не были так сильны в послевоенный период, как во Франции. Вашингтон опасался, что Москва сможет призвать КПФ к захвату власти во Франции путем государственного переворота. Но Сталин, лидер Советского Союза, не поощрял КПФ следовать такой стратегии; и хотя молодые и полные энергии французские коммунисты предвкушали участие в чем-то более интересном, старое формировавшееся руководство КПФ не планировало захватывать власть силой. КПФ правильно поняли, что для них это приведет к образованию политического гетто, а то и вовсе они будут раздавлены американской армией, которая после освобождения Европы все еще базировалась во Франции. КПФ больше выиграла бы от победы в демократических выборах.

Премьер-министр де Голль включил двоих коммунистов в свой новый кабинет министров, и в то же самое время в ноябре 1944 года ему удалось убедить сильную Армию сопротивления коммунистов Франции сдать оружие в обмен на обещание честных демократических выборов. Муниципальные выборы весной 1945 года принесли убедительную победу КПФ, которая оказалась сильнейшей, набрав 30 % голосов. Два других участника выборов — вновь созданная партия MRP (Mouvement Républicain Populaire) и французские социалисты — получили 2-е и 3-е место по числу голосов на выборах, с 15 % и 11 % соответственно. На национальных выборах 21 октября 1945 года все прошло по тому же шаблону, когда КПФ триумфально получила 26 % голосов и 160 мест в Учредительном собрании, тогда как социалисты «пришли» вторыми с 24 % голосов и 142 местами; MRP получила третье место с 23,6 %. Вместе две левые партии получили подавляющее большинство голосов.

Несмотря на явную победу КПФ на выборах и на свое обещание, премьер-министр де Голль отказался предоставить КПФ ключевые посты в Кабинете министров. КПФ выразила сильный протест, когда ей дали назначения на четыре второстепенных поста, включая министерства экономики, вооружения, промышленного производства и труда. Генеральный секретарь от КПФ Морис Терез был назначен государственным министром. Состоялась драматическая развязка: коммунисты использовали свою власть в парламенте, строго осудив французскую войну для восстановления контроля над вьетнамскими колониями. Парламентарий от коммунистов Дженет Вермеерш, критикуя сложившуюся ситуацию, заявил, что в горящих вьетнамских деревнях французы «творили те же зверства», что нацисты совершали во Франции несколькими годами ранее. Замечание ввергло французский парламент в смятение, его президент настаивал: «Мадам, крайне вежливо повторяю вам, что… это неприемлемо: вы оскорбили и Национальную ассамблею, и страну». Так как Вермеерш настаивала на своих словах, президент Ассамблеи в ужасе произнес: «Мадам, я никогда не верил, что женщина способна так ненавидеть». На что Вермеерш ответила: «Да, я ненавижу. Ненавижу, когда думаю о миллионах рабочих, которых вы эксплуатируете. Да, я ненавижу большинство этой Ассамблеи!» (4).

Англоязычная версия с Youtube:

Консервативные члены французского общества были сильно обеспокоены радикализмом КПФ и шокированы, когда партия, протестуя против несправедливого назначения в органы исполнительной власти, предложила два законопроекта, один из которых ограничивал полномочия исполнительной власти, а другой сокращал военный бюджет на 20 %. Когда оба законопроекта прошли через парламент, в котором преобладали коммунисты, 20 января 1946 года де Голль резко ушел в отставку. Но борьба за власть во Франции продолжалась, когда КПФ предложили разделить исполнительную власть министерств между коммунистами и социалистами, поскольку в действительности ничто другое не могло так отразить волю французского народа, как высказанное адекватным образом на выборах. Французские социалисты возразили. Они ясно понимали, что Франция, как и Италия в это же время, имела ограничения в своем суверенитете, поскольку США не предоставит левому французскому режиму экономическую помощь согласно плану Маршалла, а в помощи Франция нуждалась.

Позиция Белого Дома в Вашингтоне все чаще противоречила демократической воле, выраженной на выборах; так, на всеобщих выборах в парламент Франции 10 ноября 1946 года КПФ снова заняла лидирующую позицию, взяв почти 29 % голосов — их самый высокий процент — в то время как MRP и социалисты слегка ухудшили свои прошлые показатели. Привлекательность для народа и сила коммунизма во Франции не стала меньше. В Западной Европе — если брать критерии размера и влияния — только Коммунистическая партия Италии была по этим критериям равна КПФ. В Швейцарии Коммунистическая партия была вне закона, Британская коммунистическая партия была крайне мала и находилась в подчиненном положении по отношению к сильной британской партии лейбористов; и только в Бельгии сравнительно влиятельные коммунисты занимали незначительные посты в министерстве. В составе КПФ было около миллиона членов. Партийная ежедневная газета L'Humanite вместе с ее вечерней «коллегой» Ce Soir была наиболее широко читаемой во Франции; КПФ также контролировала крупнейшие во Франции молодежные организации (включая Uniondes Jeunesses Républicaines), а также крупнейшие профсоюзы (в том числе Confederation Generaledu Travail, CGT).

Посол Соединенных Штатов во Франции Джефферсон Кэффери, убежденный антикоммунист, каждую неделю отсылал тревожные сообщения в Белый Дом для президента США Трумэна. Вашингтон и американские спецслужбы были убеждены, что КПФ должна быть атакована и уничтожена в тайной войне. Генерал Хойт Ванденберг, директор CIG (предшественника ЦРУ), 26 ноября 1946 года в меморандуме предупредил Трумэна, что КПФ благодаря своей силе сможет захватить власть в любое время: «Рассчитывая на возможность того, что французское правительство могло быть сформировано без участия коммунистов, посол Кэффери утверждает, что… коммунисты сейчас имеют достаточно силы и влияния, чтобы захватить власть во Франции в любой момент времени». Ванденберг подчеркнул, что по информации разведки США, КПФ не собирается использовать свою силу для захвата власти путем организации государственного переворота. «Невозможность для коммунистов захватить власть в этих обстоятельствах, — продолжил Ванденберг, — объясняется а) переоценкой своих сил и уверенностью в том, что они придут к власти законным путем; б) это бы противоречило нынешней политики Кремля» (5).

По инициативе американских и британских Сил специального назначения (SAS) во Франции была создана секретная армия под кодовым названием «Голубой план» (Blue Plan), чьей задачей было тайно предотвратить приход к власти КПФ. Иными словами, «Голубой план» был направлен на то, чтобы не дать Франции «покраснеть». Виктор Вежнес, один из солдат французской секретной армии Blue Plan, вспоминал, что в те послевоенные годы Великобритания поощряла антикоммунистические действия. «В то время я жил в Сете, в доме командира Бенета, офицера DGER, ранее активно участвовавшего в миссиях в Индии. За время моего пребывания в его доме прошло бесчисленное число встреч». SAS, специализировавшиеся на секретных военных операциях, связались с новой созданной во Франции секретной службой Direction Generaledes Etudeset Recherches (DGER) и стороны пришли к соглашению о создании секретных подразделений в Северной Франции по ту сторону Ла-Манша, в Бретани. «Однажды, — вспоминал Вежнес, — после того, как нас посетил лейтенант Эрл Джеллико из SAS, Бенет сказал мне: «Мы создаем секретную армию в районе Бретани» (6).

Подразделения секретной армии вскоре распространились по всей Франции. В это были вовлечены множество агентов и офицеров DGER. Следует отметить, что DGER под руководством директора Андре Деваврина включала в себя также членов коммунистического сопротивления. Агенты-консерваторы и прежде всего Соединенные Штаты считали, что присутствие коммунистов в DGER представляло угрозу безопасности. Это относилось в первую очередь к сверхсекретным операциям против французских коммунистов, таким как Blue Plan. Поэтому DGER была закрыта в 1946 году и заменена новой непоколебимой антикоммунистической военной спецслужбой SDECE под руководством Анри Алексиса Рибьера. После замены DGER на SDECE коммунисты проиграли важную битву в секретной войне во Франции, так как SDECE стала более опасным противником. Поскольку SDECE сместилась вправо, в нее набрали рекрутов из подготовленных антикоммунистов, участвовавших в Гражданской войне в Греции. «Англо-американцы были в тесном контакте с заговорщиками, прежде всего с Эрлом Джеллико, который только что вернулся из Греции, где он осуществлял антикоммунистическую деятельность» (7).

Так как Франция страдала от инициируемых коммунистами больших по масштабам забастовок, которые парализовали всю страну, агенты Blue Plan тайно получали деньги от богатых промышленников для спонсирования антикоммунистической секретной войны. «Я познакомился с братьями Пежо, когда посещал их офисы, — вспоминал агент Вежнес свои тайные контакты с представителями автомобильной индустрии. — Мы обсуждали, что должно быть сделано на случай оккупации и повсеместных забастовок. На протяжении двух месяцев мы работали над планом действий. Мы были разделены на две секции. У нас были машины, гаражи и отели» (8). Когда прошла массовая забастовка на автомобильном заводе «Рено», поддерживаемая КПФ и профсоюзом CGT (Всеобщая конфедерация труда Франции — ВКТ), напряженность во Франции возросла. Премьер-министр от социалистов Пол Рамадье приказал заморозить выплату зарплат вопреки просьбам рабочих, требующих увеличения зарплат. Это была прямая конфронтация. Коммунисты проголосовали против идеи Рамадье по замораживанию заработной платы, в то время как социалисты попросили Рамадье не уходить в отставку, после чего 4 мая 1947 года последовал неожиданный маневр премьер-министра, когда он, используя свои полномочия, лишил министров от коммунистической партии места в своем кабинете. Министры были очень удивлены, но приняли удар стойко, полагая, что все временно. Однако коммунисты более 30 лет не могли вернуться в зал заседаний исполнительной власти. Только позже выяснилось, что в тихий переворот был вовлечен Вашингтон. «Генерал Реверс, начальник штаба во Франции, позже сообщил, что американское правительство попросило Рамадье подвинуть коммунистических министров». В частности, «социалисты обсуждали этот вопрос заранее с послом Кэффери», который объяснил французским социалистам, что американская экономическая помощь не будет оказана, пока коммунисты остаются в исполнительной власти (9).

Через месяц после того, как коммунисты были лишены мест в правительстве, французские социалисты атаковали военных, поддерживающих правые силы и ЦРУ, а также разоблачили секретную армию Blue Plan. 30 июня 1947 года французский социалист министр внутренних дел Эдуард Депре объявил недоумевающей общественности, что во Франции за спиной политиков была создана секретная правая армия, имевшая задачу дестабилизировать французское правительство. «К концу 1946 года мы узнали о существовании сети сопротивления, состоящей из бойцов из числа ультраправых, коллаборационистов Виши и монархистов, — объяснил Депре. — У них есть секретный план атаки, называемый Blue Plan, который должен был вступить в действие то ли к концу июля, то ли к 6 августа [1947]» (10).

В соответствии с далеко идущими обвинениями французского министра внутренних дел, ЦРУ и МИ-6 совместно с французскими правыми военизированными группировками планировали провести государственный переворот во Франции летом 1947 года. После подобных откровений последовали аресты. В числе арестованных заговорщиков был граф Эдме де Вулпиан. Его замок «Лес» недалеко от города Ламбаль на севере Франции использовался в качестве штаб-квартиры для окончательной подготовки переворота. Представитель группы расследования Анж Антонини нашел «тяжелое оружие, боевую форму и планы операции» в замке. Из плана стало ясно, что в качестве основного компонента тайной войны заговорщики Blue Plan намеревались использовать нагнетание и без того напряженной ситуации во Франции, осуществляя теракты, обвиняя во всем левых и таким образом создавая подходящие условия для государственного переворота; подобная «стратегия дестабилизации» также использовалась во время секретных войн в Греции, Италии и Турции. «Планировалось даже осуществить покушение на де Голля для увеличения общественного возмущения», — вспоминает французский эксперт секретной службы Фалигот (11).

Признавая, что в послевоенный период во Франции велась тайная война, другие источники категорически отрицают утверждение о том, что заговорщики бы действительно устроили переворот в 1947 году. «Когда министр внутренних дел Депре раскрыл всем правду о досье Blue Plan, он намеревался нанести удар по правым после того, как он уже нанес удар по левым, — утверждал Люк Роберт, сам вовлеченный в заговор, ссылаясь на вытеснение коммунистов из системы исполнительной власти в предыдущем месяце. — Более того, это было попыткой ослабления французской армии, которая сама полезла в политику» (12). Удивительно, но расследованием роли SDECE в заговоре занимался сам ее директор Анри Рибьер. Он пришел к выводу, что ЦРУ и МИ-6 виновны в данной ситуации, так как это они продвигали план BluePlan, хотя они якобы не предусматривали совершение государственного переворота. «Вооружение, которое находили по всей стране, частями оплачивалось Лондоном или Вашингтоном. Но предусматривалось, что это оружие будет использоваться для противостояния коммунистам, а не для осуществления переворота», — заключили следователи (13).

По предположению посла США Кэффери, который контролировал секретную войну против коммунистов во Франции, ЦРУ после переворота, вытеснившего коммунистов в конце 1947 года из исполнительной власти страны, наметило себе цель в виде сильного коммунистического профсоюза CGT, основу силы компартии Франции. Американский генерал Ванденберг в своем меморандуме к президенту Трумэну правильно подчеркнул, что возможности коммунистов по «экономическому давлению через CGT или по применению силы, как предположил посол Кэффери, существенны, так как являются гарантией против исключения их из состава правительства» (14). ЦРУ удалось создать раскол в CGT, где преобладал и коммунисты, отделив умеренный профсоюз «Рабочая сила» (Force Ouvriere), которую в начале 1950-х годов поддерживала более чем миллионом долларов в год (15). Секретная операция значительно ослабила КПФ.

Последняя по счету, но не по значительности секретная война ЦРУ во времена Четвертой республики была нацелена на французскую полицию. После того как принадлежащие к компартии министры были выведены из французского правительства, вся администрация была очищена от коммунистов, а антикоммунисты активно продвигались в полиции. Среди них был и комиссар Жан Дидэ, который во время Второй мировой войны тесно сотрудничал с Управлением стратегических служб (OSS), а в тот момент активно продвигался на пост командующего тайной французской военизированной полицией, действующей под началом министра внутренних дел Жюля Мока. Посольство Соединенных Штатов было довольно достигнутым прогрессом и в начале 1949 года телеграфировало в Госдепартамент США в Вашингтоне: «для того чтобы бороться с угрозой коммунизма, Франция организовала ячейки умеренных, но эффективных полицейских… Италия также создает подобные антикоммунистические отряды под контролем министра внутренних дел Марио Шельба, используя командиров бывшей фашистской полиции» (16).

Вместе с другими командующими антикоммунистической полиции, принимавшими участие в ведении тайной войны в Западной Европе, Дидэ регулярно принимал участие во встречах в рамках антикоммунистического движения «Мир и свобода» (Paixet Liberte), которое представляло собой большую структуру ЦРУ под руководством французского антикоммуниста Жана-Поля Давида (17). Американский историк Кристофер Симпсон подсчитал, что части для осуществления тайных боевых действий — такие как «Мир и свобода» — финансировались ЦРУ во время секретных войн против коммунистов суммой «более миллиарда долларов ежегодно» (18). Имея филиалы в ряде европейских стран, «Мир и свобода» проводило операции ЦРУ по психологической войне в Западной Европе и распространению антикоммунистической пропаганды, печатая постеры, спонсируя радио программы, публикуя печатные материалы и организовывая демонстрации. Под руководством Эдгардо Соньо в Италии работал филиал «Мир и свобода» ЦРУ под названием Расее Liberta [название аналогично французскому и переводится с итальянского так же: «Мир и свобода». — прим. пер.] со штаб-квартирой в Милане. В 1995 году расследование итальянского Сената по делу «Гладио» и секретным военным действиям обнаружило, что итальянский филиал «Мира и свободы» действовал по прямому указанию НАТО. И якобы министр иностранных дел Франции Жорж Бидо предложил Североатлантическому Совету НАТО в 1953 году, чтобы итальянское отделение «Мира и свободы» возглавило реорганизацию спецслужбы НАТО и работало в качестве центра и инициатора по координации международных действий против Коминформа (Информационного бюро коммунистических и рабочих партий Европы) (19). Ирвин Уолл в своей истории о влиянии Соединенных Штатов на послевоенную Францию пришел к выводу, что наряду с «Рабочей силой» движение «Мир и свобода» являлось основной причиной того, что ЦРУ способствовало созданию массовых некоммунистических организаций во Франции в 1950-х годах» (20).

Когда в 1947 году Blue Plan был разоблачен, и проект закрыли, секретная война против коммунистов не закончилась. Напротив, премьер-министр от французских социалистов Пол Рамадье видел, что его руководители в военной секретной службе не были подвинуты после скандала. Когда гроза миновала, он в конце 1947 года отдал приказ Анри Рибьеру, главе SDECE, и Пьеру Фуркаду, заместителю директора SDECE, создать новую антикоммунистическую секретную армию под кодовым названием «Роза ветров» (Rosedes Vents), которое символизировало остроконечный символ НАТО. Кодовое название было выбрано удачно, так как когда в 1949 году было создано НАТО со штаб-квартирой в Париже, SDECE координировала антикоммунистическую секретную войну совместно с НАТО (21). Солдаты секретной армии понимали, что в своем обычном морском контексте роза ветров — это рисунок под магнитной стрелкой компаса, в соответствии с которым устанавливается курс и принимаются поправки, если корабль отклонился от курса.

Поскольку секретное сотрудничество с США активизировалось, в апреле 1951 года французская SDECE открыла филиал в Вашингтоне (22). В соответствии со всеобъемлющим планированием ЦРУ и НАТО по поводу антикоммунистических военных действий в Западной Европе секретное подразделение «Роза ветров» внутри SDECE получило задачу отслеживать и бороться с коммунистическими диверсионными элементами в Четвертой французской республике. Кроме того, она должна была проводить эвакуацию, подготавливать и обеспечивать наличие подходящей базы на время покидания страны. Секретная армия «Роза ветров» была обучена проводить диверсии, боевые и разведывательные операции по сбору информации в условиях вражеской оккупации. Франция была поделена на несколько географических зон для секретных подразделений, которые должны были оставаться в тылу оккупационных войск. Каждая зона находилась под наблюдением офицера SDECE. Эмигрантские базы для французского правительства находились в Марокко (Северная Африка), и SDECE переслала часть своих архивов на микрофильмах в Дакар, Сенегал (23).

Возможно, наиболее знаменитым членом французской секретной антикоммунистической армии «Розы ветров» был Франсуа Гроссувр, в 1981 году ставший советником по секретным операциям для президента от Социалистической партии Франсуа Миттерана. Во время Второй мировой войны Гроссувр вступил в фашистские поддерживаемые режимом Виши ряды милиции; позже, однако, утверждалось, что он проник в эти ряды в интересах сопротивления. После войны военные спецслужбы завербовали его в секретную армию «Розы ветров». Агент SDECE Луи Мушон, который сам завербовал множество солдат для сети секретных армий, вспоминал, как был нанят Гроссувр: «Ответственное лицо нашей организации в Лионе, Гилберт Юнион, который во время войны выполнял наши миссии для BCRA, был любителем быстрой езды и погиб на дороге. Для его замены в 1950 году SDECE завербовала Франсуа Гроссувра». Мушон пояснил, что Гроссувр был выбран не только благодаря своему военному опыту, но и за свои связи: «Его бизнес, сахарная компания A. Bergeret Cie, открывала широкие возможности для организации фронта. У него действительно были отличные знакомства и связи» (24).

В качестве советника по особым вопросам президента Миттерана Гроссувр обладал влиянием на ведение французских секретных военных действий в начале 1980-х годов, но в 1985 году был освобожден от своих основных обязанностей, поскольку его шпионский стиль стал невыносимым для степенных коллег Миттерана. Однако его личные отношения с Миттераном остались хорошими, и когда в конце 1990-х годов после разоблачения «Гладио» по всей Европе президенту Миттерану пришлось прикрыть французскую сеть «Гладио», «первым человеком, с кем он проконсультировался, был «серый кардинал» Франсуа Гроссувр» (25). Ко времени смерти Гроссувра его участие в секретных войнах уже не было тайной. «Он был завербован во французскую разведку и помогал в организации «Гладио», поддерживаемого американцами плана по созданию вооруженного движения сопротивления вторжению России на территорию Западной Европы», — отметил в некрологе британский «Экономист» после того, как 76-летний Гроссувр застрелился в Елисейском дворце 7 апреля 1994 года (26).

Отставной офицер ЦРУ Эдвард Барнс во время Четвертой французской республики служил офицером связи во французской секретной армии «Роза ветров» и покинул страну в 1956 году. После разоблачения существования секретных армий в 1990 году он вспомнил, что не только Вашингтон, но и многие французы были сильно обеспокоены фактом возможного прихода к власти и преобладания в правительстве Коммунистической партии. «Вероятно, было много французских граждан, которые хотели быть готовы на случай, если что-нибудь подобное произойдет» (27). По мнению Барнса, сопротивление советской оккупации было главной целью французской армии «Гладио», в то время как проведение антикоммунистической политической деятельности во Франции «было делом второстепенным». Барнс считал, что французская программа секретной армии состояла из «нескольких десятков» людей, частным образом завербованных ЦРУ, каждый из которых должен был построить свою собственную сеть рекрутов. По аналогии с другими странами в «Гладио» во Франции каждый «гладиатор» набирал и тренировал 10 человек; из этого Барнс заключил, что французская сеть «Гладио» насчитывала порядка 500 солдат.

Точное число участников этой тайной войны крайне сложно определить. Парижская газета Intelligence Newsletter сообщила после разоблачения тайной армии ЦРУ, что «директор французской разведки предложил передать в распоряжение ЦРУ около десяти тысяч обученных и вооруженных «патриотов», находящихся вне компетенции французских вооруженных сил», обученных для ведения тайной войны «в случае прихода к власти коммунистического правительства». Барнс считал, что ЦРУ «не имеет сведений о том, сколько людей может появиться «из ниоткуда». Подсчитать их просто невозможно. Те, кого я встречал, были фермерами, городскими жителями, торговцами». Многим не приходилось проходить долгую подготовку, так как они были ветеранами войны и во время Второй мировой войны служили в частях BCRA, выполняющих секретные операции в тылу врага (28).

Для того чтобы гарантировать солдатам секретной армии материальную независимость, ЦРУ совместно со SDECE создало секретные оружейные склады «Гладио» по всей стране. «В самых удаленных местах было спрятано все что угодно, практически все, что может понадобиться человеку», включая оружие, взрывчатые вещества, золотые монеты, велосипеды; радиооборудование и системы кодирования были в приоритете. Чтобы держать существование сетей в секрете, строго соблюдался принцип доступа небольшого количества людей к информации и только по служебной необходимости. В этой связи Барнс подчеркнул, что он мог встречаться только с десятью людьми из числа рекрутов ЦРУ «из опасения скомпрометировать себя и скомпрометировать их. Ты не мог просто подойти и сказать: «Закопай это, Джо». Все что угодно могло пойти насмарку. Некоторые из этих ребят могли и не закопать оборудование там, где сказали, что закопали» (29).

Итальянское Министерство обороны знало, что SDECE вместе с ЦРУ запустила создание секретной армии против коммунистов. Генерал Умберто Брокколи в октябре 1951 года написал министру обороны Маррасу, что секретные армии существуют в Нидерландах, Бельгии, Норвегии, Дании, а также что «Франция уже организовала подобные армии в Германии и Австрии, а также на своей территории вплотную к Пиренеям» (30). На какой территории французская секретная армия действовала в Австрии и Германии, оккупированных после их поражения во Второй мировой войне, остается неизвестным, но по некоторым оценкам секретные операции были ограничены соответствующими секторами, контролируемыми французскими войсками, до тех пор пока союзные войска будут выведены из этих двух стран. Премьер-министр Италии Джулио Андреотти в октябре 1990 года в своем отчете «Параллельный SID [информационная служба министерства обороны] — дело «Гладио» подтвердил, что секретные антикоммунистические армии были постоянно на связи с НАТО и уточнил, что «сети сопротивления были организованы Великобританией во Франции, Нидерландах, Бельгии и, вероятно, также в Дании и Норвегии. Французы взяли территории Германии и Австрии под свой контроль, а также контролировали свою собственную территорию до Пиренеев» (31).

Меморандум под грифом «совершенно секретно» американского Объединенного комитета начальников штабов от 14 мая 1952 года, озаглавленный как «Операция «Размагничивание», подробно показывал, каким образом «политические, военизированные и психологические операции» должны быть использованы в соответствии с директивой для того, «чтобы уменьшить влияние коммунистической партии в Италии», а также «чтобы уменьшить влияние коммунистической партии во Франции» (32). «Конечная цель плана состоит в том, чтобы уменьшить силу коммунистических партий, подорвать их материальную базу, их влияние на итальянское и французское правительства, в особенности на профсоюзы, — упоминалось в секретной бумаге Пентагона, — чтобы насколько возможно уменьшить опасность того, что коммунизм наберется сил в Италии и Франции, и сократить угрозу интересам США в этих двух странах». Секретные армии ЦРУ управляемые SDECE, инструктировались и обучались в рамках стратегического контекста, так как в соответствии с данным документом «ограничение силы коммунистов Италии и Франции является первоочередной задачей. Эта цель должна быть достигнута любым способом». Война должна была оставаться в секрете, и «итальянское и французское правительство не могли знать о плане «Размагничивания», поскольку этот план вмешивался в их национальный суверенитет» (33).

Обучение солдат секретной армии «Роза ветров» проходило в разных частях Франции и за рубежом в тесном сотрудничестве с французскими силами специального назначения. На высшей ступени стояли высококвалифицированные французские специалисты парашютно-десантного полка для проведения специальных операций — а именно 11-го ударного парашютного полка (короткое название — 11-й ударный), которые принимали в операциях непосредственное участие. Взаимоотношения с секретной армией были близкими, в ряде случаев сотрудники 11-го ударного служили одновременно в секретной армии «Роза ветров». Как британская SAS проводила секретные операции и диверсии для МИ-6, так и французский 11-й ударный после Второй мировой войны был железным кулаком для SDECE. По словам французского автора «Гладио» Броззу-Джентиле, «инструкторы французской секретной армии все были членами SDECE, или были к ней близки» (34). Во время скандала с «Гладио» 1990 года французская пресса выяснила, что «гладиаторы» Франции проходили подготовку по применению оружия, обращению с взрывчатыми веществами и использованию радиопередатчиков в Центре подготовки парашютистов резерва (CERP) 11-го ударного в Серкоте, недалеко от Орлеана к югу от Парижа; в учебном центре 11-го ударного в Форт-Монлуи в Пиренеях, рядом с франко-испанской границей, а также в учебном центре 11-го ударного в Кальви на северном побережье французского Средиземноморья, о. Корсика, недалеко от итальянских штаб-квартир «Гладио» на острове Сардиния (35).

В качестве ведущей военной части в области проведения секретных операций и диверсий 11-й ударный действовал прежде всего в Индокитае и Африке, так как Франция после Второй мировой войны тщетно боролась за удержание своих колоний во Вьетнаме и Алжире. Как заметил автор работ по французским спецслужбам Роджер Фалигот: «Подразделение для выполнения диверсий, железное копье секретной войны в Алжире с 1954-го по 1962-й — это все парашютный батальон 11-го ударного (36). К 1954 году 300 человек из этой секретной службы прибыли в Алжир. Большинство из них имели за спиной огромный опыт секретных боевых операций, так как они прибыли из Вьетнама сразу после того, как в том же году Франция потеряла свою колонию Индокитай после битвы при Диен Биен Фу. Один из самых известных членов 11-го ударного — Ив Герен Серак, печально известный солдат секретной службы, служивший в Корее и Вьетнаме, позже вовлеченный в операции португальской секретной антикоммунистической армии. Итальянский солдат секретной армии «Гладио» и правый террорист Винченцо Винчигерра из-за тюремной решетки восхищался Гереном Сераком, его неоднозначной личностью и непревзойденной стратегией террора» (37).

Поскольку секретная война против коммунистов во Франции и против Алжирского фронта национального освобождения (ФИО) в Северной Африке усилились, опасность секретных военных действий стала очевидной, когда политики в Париже потеряли контроль над своими секретными войсками и вся страна была втянута в большой кризис, положивший конец Четвертой республике. В мае 1958 года началась настоящая серьезная борьба французской колонии Алжира за независимость. Ослабленное правительство Четвертой французской республики не знало, как реагировать, в то время как французские спецслужбы и военные были склонны оставить Алжир в качестве французской колонии. Многие из политизированных военных и членов SDECE считали политиков Четвертой республики «слабыми, потенциально или уже активно коррумпированными, которые из-за своего малодушия были склонны бежать со всех ног в Алжир» (38). Когда в Алжире первые французские заключенные были убиты Алжирским фронтом национального освобождения (ФИО), эксперты французских спецслужб и военных по ведению секретных операций начали планировать государственный переворот с целью свержения правительства в Париже и установления нового режима.

В рамках этого плана организация 11-го ударного играла центральную роль на обеих сторонах битвы. 24 мая 1958 года части 11-го ударного, базировавшиеся в Кальви на северном берегу Корсики, начали государственный переворот оккупацией острова парашютно-десантными войсками. Вскоре распространились новости, что солдаты секретной армии намереваются свергнуть избранное правительство и вернуть власть генералу в отставке Шарлю де Голлю. Так как остальные члены 11-го ударного не согласились с ведением такой антидемократической войны против Парижа, они в тот же день оставили тренировочные базы в Серкоте и собрались, чтобы защитить объекты нападения, намеченные заговорщиками-голлистами[2] и поддерживающими их вооруженными формированиями для атаки. Одной из целей сторонников де Голля был сам глава SDECE генерал Пол Гроссинг (39). Когда он узнал об этих планах, то немедленно окружил штаб-квартиру SDECE на парижском бульваре Мортье верными ему членами 11-го ударного.

Май 1958 года погрузил Францию в хаос. Роже Вибот, глава влиятельной французской разведывательной службы DST (Direction de la surve illance du territoire — Управления территориального надзора), был готов к активации секретного антикоммунистического плана «Операция «Воскрешение». План подразумевал десантирование парашютно-десантных войск, включая парашютистов 11-го ударного, которые в течение короткого времени берут под контроль жизненно важный центр Парижа: Министерство внутренних дел, штаб-квартиру полиции, коммуникационные центры вместе с телевидением и радиостанциями, электростанции и другие стратегически важные объекты столицы. «План также предусматривал заключение под стражу ряда политиков, среди которых были Франсуа Миттеран, Пьер Мендес Франс, Эдгар Фор, Жюль Мок, а также целый ряд французских коммунистов» (40).

Однако 27 мая, «за несколько часов до проведения операции «Воскрешение» Шарль де Голль заявил, что он начал «процесс, необходимый для формирования и работы республиканского правительства» (41). После чего ряд быстрых и масштабных мер положил конец Четвертой французской республике. 28 мая премьер-министр Пьер Пфлимлин ушел в отставку. Утром 29 мая президент республики Рене Коти сделал достоянием гласности тот факт, что он пригласил Шарля де Голля сформировать правительство. И только через сутки генерал предстал перед Национальной ассамблеей, потребовал возможности управления на основе чрезвычайных полномочий на протяжении шести месяцев и настоял на четырехмесячном «отпуске» для депутатов, а также на возможности вынести на рассмотрение новую конституцию. За требования де Голля было отдано 329 голосов, 224 голоса было против. «Четвертая республика предпочла самоубийство насильственной смерти от рук армии и ее служб безопасности» (42).

Многие представители армии и спецслужб, поддержавшие переворот де Голля, ожидали, что генерал поддержит политику «французского Алжира», то есть сделает все, чтобы сохранить господство Франции в Алжире. Однако, к их удивлению, де Голль при поддержке многих политиков Четвертой республики придерживался линии «Алжир для алжирцев», что в конечном счете привело к независимости Алжира в 1962 году. Солдаты секретных армий были в ярости. «Чем дальше — тем больше: президенты Пятой республики, начиная с де Голля, начали испытывать недоверие к секретным службам, считая их скорее финансовой помехой, нежели ценным вкладом» (43). Солдаты секретной армии находились в сложной ситуации: должны ли они следовать приказам де Голля и выводить войска из Алжира или должны бороться против правительства Франции. Окончательный раскол в организации 11-го ударного произошел в 1961 году, когда большинство ее членов выбрало идею «французского Алжира» и для проведения такой политики совместно с французскими офицерами, воевавшими в Алжире, основали тайную нелегальную «Секретную армейскую организацию» (CAO). CAO ставила перед собой достижение двух основных целей: во-первых, сохранить контроль Франции над колониальным Алжиром и таким образом продолжить борьбу с алжирским ФНО любыми способами, независимо от того, какие приказы идут из Парижа. Во-вторых, свергнуть Пятую республику президента де Голля и заменить ее на военное антикоммунистическое авторитарное государство.

Переворот, возглавляемый «Секретной армейской организацией», произошел 22 апреля 1961 года, когда четыре французских генерала под руководством генерала Шаля захватили власть в Алжире, стремясь сохранить единство колонии с Францией. Во все это были якобы вовлечены солдаты секретной натовской армии при поддержке ЦРУ, они присоединились к перевороту CAO. Солдаты секретной армии «поддерживали группу генералов, сопротивлявшихся, порой яростно, попыткам де Голля провести переговоры о независимости Алжира и закончить войну», — рассказывал американский писатель Джонатан Квитни в своей статье о секретных армиях в Западной Европе (44). Очевидна необходимость в проведении дополнительных расследований по участию французской секретной армии в перевороте 1961 года, поскольку это является одним из наиболее щекотливых моментов в истории секретной войны во Франции. В настоящее время данные свидетельствуют о том, что секретные армии были вовлечены в удачный переворот 1967 года в Греции и в Турции в 1980 году, а также в провалившийся переворот 1961 года против французского правительства.

ЦРУ и его директор Аллен Даллес совместно с военизированными членами секретных подразделений НАТО и Пентагоном в Вашингтоне якобы поддерживали переворот против де Голля. Сразу же после переворота «мелким чиновникам из Елисейского дворца» дали понять, что «заговор генералов был поддержан сильными антикоммунистическими элементами в правительстве США и военных службах», как было написано в The Washington Star. «Все это уже известно как в Париже, так и в Вашингтоне, но это никогда не получит публичного подтверждения», — говорилось в статье Клода Крифа в майском номере широко читаемого французского еженедельника L'Express в 1961 году. «В частных беседах высокопоставленные лица Франции не делают из ситуации секрета. Вот что они говорят по этому поводу: ЦРУ играло непосредственную роль в алжирском перевороте и, конечно, в значительной степени повлияло на решение бывшего генерала Шаля начать путч». Незадолго до переворота генерал Шаль занимал должность главнокомандующего силами союзников НАТО в Центральной Европе, разрабатывая тесные контакты не только с Пентагоном и американскими офицерами, но также и с секретной армией НАТО, ежедневно контактируя с американскими офицерами вооруженных сил. Криф пришел к выводу, что генерал Шаль действовал, получая приказ напрямую от ЦРУ: «Все, кто хорошо его знал, глубоко убеждены, что ЦРУ подталкивало его идти вперед» (45).

Когда была написана статья Крифа о поддерживаемом ЦРУ перевороте против де Голля, существование секретных армий НАТО во всех странах Западной Европы еще не было раскрыто. Но, фокусируясь на международной секретной войне, Криф рассказывает, что 12 апреля 1961 года, за десять дней до переворота, в Мадриде прошла тайная встреча, на которой присутствовали «агенты разных стран, включая членов ЦРУ и алжирских заговорщиков, раскрывших свои планы людям из ЦРУ». Во время этой встречи американцы якобы выражали сильное недовольство политикой де Голля, «парализующего работу НАТО и делая оборону Европы невозможной», уверяя путчистов, в том числе генерала Шаля, что если им и их последователям удастся успешно провести операцию, Вашингтон признает новое алжирское правительство в течение 48 часов (46). Де Голль, который путем бесчисленных маневров и различных стратегий пытался сделать Францию и Европу менее зависимыми от Соединенных Штатов и НАТО, был взбешен безответственностью ЦРУ. Неясно, был ли президент США Кеннеди — который как раз в этот момент контролировал переворот против кубинского лидера Фиделя Кастро и вторжение в залив Свиней, начавшееся 15 апреля 1961 года — в курсе переворота в Алжире. Но известно, что Кеннеди был в ярости, когда переворот ЦРУ на Кубе провалился, и что признание Вашингтоном алжирских генералов не было получено. В Алжире проводимый секретной армией переворот продолжался четыре дня, а затем потерпел крах. Ведущая французская ежедневная газета Le Monde критически отозвалась о ситуации: «Действия Соединенных Штатов во время последнего кризиса были не особенно удачны. Понятно, что американские агенты в большей или меньшей степени поощряли Шаля», в то время как «Кеннеди, конечно, ни о чем не догадывался» (47).

После провального путча солдаты секретной армии полностью вышли из-под контроля. Бесчинства солдат «Секретной армейской организации» скоро переросли в убийства видных государственных чиновников Алжира, стихийные убийства мусульман, налеты на банки (48). К ноябрю 1961 года солдаты CAO действовали в Алжире по своему усмотрению и неоднократно совершали убийства с целью саботировать начало мирного процесса, который должен был привести к алжирской независимости. Борьба французского аппарата военной безопасности против CAO шла очень трудно, поскольку многие участвовали в ней без энтузиазма или даже саботировали это участие: они с пониманием относились к «Секретной армейской организации» и ее политическим целям. Поскольку насилие только обострялось, CAO перенесла поле битвы в секретной войне во Францию и убила Эвьяна, мэра города к югу от Женевского озера, где проходили мирные переговоры между правительством Франции и представителями алжирского Фронта национального освобождения (ФНО). Кроме того, солдаты секретной армии наметили своей жертвой правительство Франции в Париже, и де Голль только чудом избежал смерти после попытки убийства в Пон-Сюр-Сен. Париж с лихвой отплатил за удар, когда в ноябре 1961 года шесть известных алжирских кафе, постоянными посетителями которых были члены CAO и сочувствующие им, были сметены с лица земли серией взрывов.

Наряду с Францией солдаты «Секретной армейской организации» со своих баз в Алжире проводили секретные военные операции во всех европейских странах, в том числе в Испании, Швейцарии и Германии, где спецотряды 11-го ударного были вовлечены в операции по убийству лидеров ФНО, лиц, осуществляющих финансовую помощь и поставку оружия (49). В Германии французские боевики секретных подразделений якобы сотрудничали с немецкой сетью секретных армий и немецкой спецслужбой BND. Немцы позволили 11-му ударному проводить свои операции против ФНО, используя немецкий центр подготовки десантников, находящийся в городе Альтенштадт (Бавария), как безопасную замаскированную постоянную базу. «Члены «Гладио» и многие члены BND были привлечены также для проведения других спецопераций», — замечал эксперт BND Эрик Шмидт Иэнбум. Французские убийцы активистов ФНО в Германии так и не были пойманы. «Полиция, кажется, не способна поймать членов «кочующих» группировок», — считал Иэнбум (50).

Секретная война ввергла Францию в кошмар жестокости и насилия, нарастающего с каждым разом. В разгар напряжения в Париже начальник полиции Морис Папон объявил о введении комендантского часа после того, как были убиты 11 его офицеров. ФНО, который организовал нападения, отреагировал проведением марша протеста, и около 40 тысяч алжирцев ответили на призыв участвовать в демонстрации в Париже 17 октября 1961 года. Папон, известный расист, который во время Второй мировой войны принимал участие в депортации более чем 1500 евреев в нацистские лагеря смерти, приказал своим офицерам жестоко подавить демонстрацию, в результате чего произошла кровавая бойня (51). В соответствии с показаниями Константина Мельника, в 1988 году по меньшей мере 200, а возможно и 300 человек было убито офицерами полиции, которые горели желанием отомстить за смерть своих коллег (52). Мельник был советником по безопасности в правительстве де Голля и главой всех французских спецслужб с 1959 по 1962 год. После вопроса о сети секретных подразделений, целью которых было ведение боевых действий в тылу оккупационных войск, Мельник особо остановился на неотъемлемой опасности, которую эти секретные армии представляют, сказав, что «для безопасности Франции опасна любая обученная группа людей с радиооборудованием» (53).

«Я видел, как люди лежали в лужах крови. Некоторые были избиты до смерти. Тела кидали в грузовики и бросали в Сену с Моста Согласия», — позже вспоминал резню в Париже Саад Уазен, 29-летний литейщик, поддерживающий ФНО. «Если бы я был недостаточно силен, я бы не выбрался оттуда живым», — рассказывал Уазен, бежавший с демонстрации с проломленным черепом. «Когда алжирцы вышли из автобуса у Порте де Версаль, их сразу стали бить дубинками по голове», — вспоминал бойню 1961 года французский полицейский Джозеф Гомменджинджер, бывший в ту ночь на дежурстве. «Атакующие даже угрожали мне. Они все сняли свои номера с формы. Я был в шоке. Я никогда бы не подумал, что полиция может делать подобные вещи». В дни, последовавшие за бойней, десятки тел были выловлены из Сены около Руана (54). В отсутствии официального расследования журнал выдающегося французского философа Жан-Поля Сартра назвал эпизод погромом (55).

«Секретная армейская организация», развязав войну, в которую были вовлечены солдаты тайных армии НАТО, в итоге не смогла свергнуть де Голля и предотвратить процесс становления независимости Алжира. Мирный договор и договор о независимости Алжира был подписан между ФНО и правительством де Голля в Эвьяне в марте 1962 года. «Секретная армейская организация» прекратила свое существование примерно через год после создания, объявив о прекращении деятельности 17 июня 1962 года. Только часть CAO, консервативная группировка, возглавляемая полковником Жан-Мари Бастьен-Тири, не собиралась сдаваться и устроила еще одну засаду на президента де Голля в Париже 22 августа 1962 года. Де Голль, выживший после нападения, как всегда, не слишком заботился о собственной безопасности и был сильнее возмущен, что убийцы CAO напали на него, когда он был в компании жены. Он сделал операцию по поиску убийц своим личным делом. В сентябре участвующие в покушении на него были схвачены в Париже, все приговорены к смерти, но казнен был только Бастьен-Тири (56). Большая часть организации 11-го ударного, многие из которых присоединились к CAO, поняли, что их карьера завершена. Оставшиеся части 11-го ударного были оставлены под строгим контролем сторонников де Голля.

Секретная армия ЦРУ созданная НАТО как антикоммунистическая секретная армия, которая должна была действовать в тылу противника, была во время Алжирского кризиса и последующего за ним хаоса и волны насилия якобы вовлечена во внутренние операции в условиях полного отсутствия советского военного вторжения. Опасность секретной войны тогда (так же, как и сейчас) — в отсутствии контроля за ней демократических институтов, включая парламент, а порой и правительство. Адмирал Пьер Лакост, который руководил французской военной секретной армией с 1982 по 1985 год под президентством Франсуа Миттерана, подтвердил после разоблачения сетей «Гладио» в 1990 году, что некоторые из «террористических операций» против де Голля и его алжирского мирного плана осуществлялись группами, которые включали «ограниченное число людей» из французской сети секретных армий. Тем не менее, Лакост настаивал, что алжирские операции против де Голля были единственными случаями, когда французские «Гладио» провели операции внутри Франции. Лакост подчеркнул: он верит, что чрезвычайные планы вторжения Советского Союза все же оправдывают существование программы секретных подразделений, которые должны были действовать в тылу оккупационных войск, во время его пребывания на посту главы военной спецслужбы (57).

Шарль де Голль относился к небольшому числу политиков, которые были в центре секретных военных операций во Франции. В апреле 1969 года его на посту президента мирно сменил Жорж Помпиду. Год спустя де Голль умер в своем доме в возрасте 80 лет, якобы за просмотром сентиментального сериала. Поистине, он был в центре секретных операций: де Голль руководил движением сопротивления во Франции против Гитлера во время Второй мировой войны, использовал секретные приемы ведения войны для прихода к власти, так как Четвертая республика закончилась, а во время Пятой республики стал мишенью для заговора и покушения на убийство. Задолго до публичного разоблачения секретных армий НАТО, сформированных на территории стран Западной Европы после ухода союзников, де Голль завидовал Соединенным Штатам, когда понимал, что позиция Франции слишком слаба в Западной Европе, и не доверял ЦРУ, которое он подозревал в манипуляциях и ведении тайной войны. Придя к власти, де Голль ясно дал понять, что он намеревается вести внешнюю политику с помощью своих дипломатов, а не с помощью «ни за что не отвечающих спецслужб», которым было приказано разорвать все отношения с ЦРУ (от которого они слишком сильно зависели) (58). По мнению де Голля, «французское государство было под посягательством спецслужб». Кто был в этом повинен? Естественно, ЦРУ, в это де Голль и верил (59).

После того как в 1949 году было основано НАТО, его штаб-квартиры (в том числе SHAPE — штаб ОВС НАТО в Европе) были основаны во Франции. Франция была особенно уязвима для НАТО и ЦРУ как считал де Голль, поскольку вместе с НАТО в Париже находился Комитет по планированию секретных операций (КПСО) командного центра секретной армии «Гладио». Позже, в июне 1959 года, с помощью одного итальянского документа «Силы специального назначения SIFAR и операция «Гладио» выяснилось, что «на уровне НАТО следует отметить следующую деятельность: 1) Активность парижского Комитета планирования секретных операций (КПСО), приданного штабу ОВС НАТО в Европе» (60). Более того, в Париже неоднократно проходили совещания представителей Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО Командного центра «Гладио» (ОКПСО). Когда де Голль в феврале 1966 года из-за ряда стратегических причин и личных мотивов, которым историки до сих пор пытаются найти объяснение, решил прямо бросить вызов Соединенным Штатам и потребовал либо отдать свои военные базы во Франции под французский контроль, либо ликвидировать их, то это стало большим шоком для Вашингтона. США и НАТО не реагировали на ультиматум, вследствие чего 7 марта 1966 года де Голл ь демонстративно вынес решение вывести Францию из-под военного командования НАТО, и выслал организацию НАТО вместе со всеми секретными агентами за пределы Франции. К раздражению Вашингтона и Пентагона, европейской штаб-квартире НАТО пришлось переехать в Бельгию. В Брюсселе, в Косто, к северу от города Монс, была организована новая штаб-квартира НАТО, где она и находится по сей день. Бельгийское парламентское расследование по делу «Гладио» и секретным военным действиям позже подтвердило, что «в 1968 году Комитет по планированию секретных операций переехал в Брюссель» (61). Дальнейшее расследование в Бельгии показало, что Объединенный комитет по планированию секретных операций, своеобразный мозговой центр по проведению секретных войн, уже с 23 по 24 октября 1990 провел международную встречу в Брюсселе (62).

Бельгийский автор книги о «Гладио» Ян Виллемс обратил внимание на тот факт, что когда де Голль вывел французскую армию из-под военного командования НАТО, некоторые тайные соглашения между Францией и США были отменены. «В этой связи стало ясно, что существовали секретные двусторонние протоколы по борьбе против коммунистического вторжения, подписанные НАТО с одной стороны, и каждой из стран-союзниц — с другой» (63). Де Голль денонсировал протоколы как нарушающие национальный суверенитет. Подобные секретные пункты были также выявлены и в договорах с другими странами — участницами НАТО. В Италии Джузеппе де Лутиис обнаружил, что Италия при вступлении в НАТО в 1949 году подписала не только Атлантический пакт, но и секретные протоколы, предусматривающие создание неофициальной организации, «означающий гарантию Италией исполнения внутренних соглашений с Западным блоком любыми путями, даже если избиратели будут склоняться к другой точке зрения» (64). Американский журналист Артур Роуз также в своей статье о «Гладио» заявил, что «секретные пункты в соглашении НАТО 1949 года предусматривают: перед объединением наций должна быть создана организация внутренней безопасности для борьбы с коммунизмом с помощью людей, выполняющих различные секретные операции» (65).

Удивительно, но даже после неприятного опыта во время Алжирского кризиса секретные армии не были окончательно ликвидированы, их просто реформировали. В 1998 году эксперт спецслужб Жак Бод верно заметил, что «хотя доказательств не хватает, некоторые специалисты предполагают, что активность французской сети секретных армий проходила под прикрытием Службы оказания помощи местному населению (СОПМН)» (66). После того как CAO прекратила свое существование, де Голль заметил, что сеть секретных армий «Роза ветров» якобы была ослаблена, в то время как Служба оказания помощи местному населению усиливалась. Спецподразделение СОПМН стала для де Голля своего рода императорской гвардией, островком безопасности, что показывало недоверие генерала ко всем политическим партиям, включая его собственную. Самопровозглашенная миссия СОПМН существовала, соответственно, для поддержки действий самого генерала де Голля (67). Основанная в первые послевоенные годы, Служба оказания помощи местному населению была «железной рукой» партии де Голля «Объединение французского народа» (ОФН), которая после войны безрезультатно конкурировала с сильными французскими париями коммунистов и социалистов. Будучи официально «службой порядка», в реальности СОПМН была антикоммунистической ударной бригадой «Объединения французского народа», выполняющей всю «грязную работу». Части СОПМН были заняты в тайных операциях подавления забастовок или столкновения с коммунистическими активистами, которые пытались заставить сторонников де Голля замолчать во время выступлений, швыряя в них гайки. Кроме этого подразделения СОПМН защищали политических сторонников де Голля и группы, расклеивающие голлистские политические плакаты (68).

Но ни «Объединение французского народа», ни его «железная рука» СОПМН не были успешны во время Четвертой республики, и ОФН была распущена в 1954 году. Но верные де Голлю подразделения Службы оказания помощи местному населению якобы оставались на связи и поддержали переворот, которым в 1958 году была завешена история Четвертой республики и благодаря которому де Голльснова вернулся к власти. Жак Фоккарт, директор и духовный отец СОПМН, как активный член секретной армии и сторонник де Голля якобы играл активную координирующую роль посредством военных, спецслужб и старых контактов движения Сопротивления в самом начале переворота, когда 24 мая 1958 года солдаты секретной организации 11-го ударного, базировавшиеся в Кальви, оккупировали остров (69). СОПМН и Фоккарт, по заключению эксперта по работе спецслужб Порка, помогали «играть роль акушеров для повторного рождения де Голля во власти в 1958 году» (70).

Фоккарт остался теневым и неопределенным игроком во французской секретной войне. «Пределы полномочий Фоккарта почти так же таинственны, как и вопрос, каким образом он их вообще добился» (71). Рожденный в Гваделупе, французскойколонии в Карибском море, Фоккарт был мобилизован во время начала Второй мировой войны в 1939 году, но ему удалось избежать взятия в плен во время падения Франции. Он сотрудничал с немецкой армией, но к концу войны опять перешел на другую сторону и присоединился к Франции как активист Сопротивления в Нормандии, за что был награжден американской армией медалью Свободы (72). После войны Фоккарт вошел в близкое окружение де Голля и основал Службу оказания помощи местному населению. Школа секретного ведения боевых действий в Серкоте недалеко от Орлеана «в 1950-х голах стала местом паломничества членов СОПМН» (73). В рядах службы в послевоенный период состояло около восьми тысяч «резервистов», включая активных членов, департамента SDECE и членов элитного военного спецназа 11-го ударного. Все вместе они тренировались в Серкоте, и после разоблачения «Гладио» в 1990 году обнаружилось, что этот центр был одним из мест, где тренировались французские «гладиаторы» (74).

Из-за отсутствия официального расследования в отношении французской секретной армии, для исследователей до сих пор сложно подробно изложить различия между французской секретной армией «Роза ветров» и Службой оказания помощи местному населению; явно необходимы дополнительные исследования. По неподтвержденной информации, французская СОПМН в условиях отсутствия советского вторжения участвовала в некоторых секретных антикоммунистических операциях. Но только приход к власти социалистов во главе с президентом Франсуа Миттераном в 1981 году, наконец, изменил соотношение сил и позволил провести парламентское расследование. Когда бывший глава СОПМН в Марселе, полицейский инспектор Жак Масье, был вместе с семьей зверски убит в июле 1981 года, депутаты от коммунистов в Национальной Ассамблее Франции потребовали от СОПМН расследования. После шести месяцев прослушивания свидетельских показаний парламентский комитет в декабре 1981 года подготовил объемный доклад, в котором утверждалось, что действия SDECE, СОПМН и подразделений CAO в Африке были «тесно связаны». Парламентарии обнаружили, что СОПМН финансировала сама себя мистическими путями, включая фонды SDECE и торговлю наркотиками (75).

«Типичный случай, в который «вмешались» секретные подразделения «Гладио», был во время студенческих волнений во Франции в 1968 году», — сообщило после обнаружения секретных армий издание Intelligence Newsletter (76). Парламентский комитет, созванный для расследования в отношении СОПМН, обнаружил, что Служба оказания помощи местному населению и в самом деле имела в своем составе максимум членов во время майских волнений 1968 года — число их достигло 30 тысяч. Не исключено, что члены СОПМН могли принимать участие и в ходе студенческих беспорядков 1968 года. В 1981 году в рядах службы числилось 10 тысяч человек. «Примерно от 10 до 15 % были в полиции. Оппортунисты, гангстеры и ультраправые были также представлены» (77). Комитет осудил СОПМН и охарактеризовал ее, как опасную секретную армию, которая работала как «параллельная» полиция, проникала в общественные организации, чтобы влиять на принятия решений в них, и совершала акты насилия. На основании проведенного парламентского расследования, которое осталось наиболее подробным из подобных расследований о французских секретных армиях того времени, парламентский комитет счел дальнейшее существование СОПМН «несовместимым с законами республики»; таким образом в июле 1982 года правительство Франсуа Миттерана отдало приказ о роспуске службы (78).

Правительство Миттерана, все более не уверенное в роли спецслужб в условиях современной демократии, нацелилось на французские военные спецслужбы, которые на протяжении десятилетий были сердцем французских секретных операций. В 1982 году парламентское расследование о деятельности спецслужб, проводимое депутатом Социалистической партии Жан-Мишелем Беллорги, пришло к выводу, что агенты разведки, подверженные фобиям холодной войны и зацикленные на «внутренних врагах», неоднократно нарушали закон, а спецслужба сохранила записи о «неудачах, скандалах, сомнительных операциях» (79). После этого сокрушительного вывода Миттеран поддержал требования коммунистов, которые уже долгое время совместно с группой социалистов просто просили о роспуске военной секретной службы SDECE.

В итоге все равно эти далеко идущие радикальные меры приняты не были, и SDECE не закрыли, а просто реформировали. Название было заменено на DGSE (Главное управление внешней разведки), и адмирал Пьер Лакост стал ее новым директором. Лакост продолжал контролировать секретную армию «Гладио» через Главное управление внешней разведки в тесном сотрудничестве с НАТО; после разоблачения сети, вспоминая об этом сегодня, он настаивал, что чрезвычайные планы на случай советского вторжения оправдывают программу секретных армий, которым предстояло действовать в тылу советских войск (80). После операции Satanique (секретная операция DGSE), во время которой 10 июля 1985 года было потоплено судно организации «Гринпис» «Радужный воин», экипаж которого мирно протестовал против ядерных испытаний в Тихом океане, карьера адмирала Лакоста закончилась. Он был вынужден подать в отставку после того, как следы преступления привели к DGSE, к министру обороны Шарлю Эрню и президенту Франсуа Миттерану.

В марте 1986 года на парламентских выборах во Франции победу одержали представители правых сил. В результате президенту от социалистов Миттерану прошлось управлять страной вместе со сторонником де Голля премьер-министром Жаком Шираком. Когда всей Европе в начале 1990-х стала известна правда о секретных армиях «Гладио», Ширак не особенно стремился к тому, чтобы дело касательно французской тайной армии было расследовано. Подобное расследование могло бы разрушить успешную политическую карьеру Ширака, который позже займет пост президента Франции. А в 1975 году Ширак командовал секретной армией СОПМН.

В этой связи Франция испытывала определенные трудности, когда речь заходила о секретных антикоммунистических войнах, имевших место в истории страны. Не было официального парламентского расследования. Официальные лица правительства пытались свести к минимуму ущерб, используя ложь и полуправду. Министр обороны Жан Пьер Шевенемен 12 ноября 1990 года неохотно подтвердил прессе: «Это верно, структура существовала, возникла она в начале 1950-х годов, чтобы оставалась возможность связываться с правительством, вынужденным бежать за границу в случае оккупации», после чего министр обороны необоснованно заявил, что «структура была распущена по приказу президента республики. Насколько мне известно, эта структура никогда не выполняла никакой другой роли, кроме как роль «крота» и связующую роль» (81). Днем позже в Париже Миттерану пришлось отвечать представителям прессы на довольно любопытные вопросы. «Когда я вступил в должность, — утверждал Миттеран, — практически не осталось организаций, которые бы нужно было распускать. Несколько организаций оставались, о существовании которых я узнал с некоторым удивлением, поскольку о них все забыли» (82). Премьер-министр Ширак не озвучил свою точку зрения. Зато премьер-министр Италии Джулио Андреотти не был удивлен, увидев, как французское правительство отрицает и умаляет свою роль в деле «Гладио» и вдобавок противоречит своему же заявлению о существовании сети «Гладио» по всей Западной Европе. Таким образом, Андреотти дал прессе понять, что не все было распущено много лет назад, и представители французской секретной армии также принимали участие во встречах Комитета НАТО по планированию секретных операций в Брюсселе. И что последняя подобная встреча состоялась 24 октября 1990 года. Все это вызвало значительный резонанс во Франции.

1 Первая Французская Республика была установлена после французской революции 1789 года и продолжалась с 1792 по 1799 год. Вторая Французская Республика последовала за европейскими революциями и продолжалась с 1848 по 1852 год. Третья Французская Республика началась в 1886 году и закончилась с поражением во Второй мировой войне в 1940 году.

2 Edward Rice-Maximin, Accommodation and Resistance: The French Left, Indochina and the Cold War 1944–1954 (New York: Greenwood Press, 1986), p. 12.

3 Philip Agee and Louis Wolf Louis, Dirty Work: The CIA in Western Europe (Secaucus: Lyle Stuart Inc., 1978), p. 182.

4 Quoted in Rice-Maximin, Resistance, p. 95. Выступление состоялось 28 января 1950 года.

5 Hoyt S. Vandenberg, Memorandum for the President Harry S. Truman. Central Intelligence Group, Washington, November 26,1946. Сначала информация была засекречена, сейчас ее можно найти в библиотеке Гарри Трумэна.

6 Roger Faligot and Pascal Krop, La Piscine. Les Services Secrets Français 1944–1984 (Paris: Editions du Seuil, 1985), p. 84.

7 Roger Faligot and Rémi Kaufer, Les Maitres Espions. Histoire Mondiale du Renseignement. Tome 2. De la Guerre Froide à rws jours (Paris: Editions Laffont, 1994), p. 56.

8 Faligot and Krop, Piscine, p. 85.

9 Rice-Maximin, Resistance, p. 53.

10 Faligot and Krop, Piscine, p. 85.

11 Ibid., p. 86.

12 Faligot and Kaufer, Espions, p. 56.

13 Faligot and Krop, Piscine, p. 86.

14 Hoyt S. Vandenberg, Memorandum for the President Harry S. Truman. Central Intelligence Group, Washington, November 26,1946. Сначала информация была засекречена, сейчас ее можно найти в библиотеке Гарри Трумэна.

15 Trevor Barnes, The Secret Cold War: The CIA and American Foreign Policy in Europe, 1946–1956. In: The Historical Journal, Vol. 24, No. 2,1981, p. 413.

16 Quoted in Jan de Willems, Gladio (Brussels: Editions EPO, 1991), p. 35.

17 Jean-Francois Brozzu-Gentile, L'affaire Gladio (Paris: Editions Albin Michel, 1994), p. 190.

18 Christopher Simpson, Blowback: America's Recruitment of Nazis and its Effects on the Cold War (London: Weidenfeld and Nicolson, 1988), p. 127.

19 Senato delta Repubblica. Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabiliy delle stragi: II terrorismo, le stragi ed il contesto storico politico. Redatta dal presidente della Commissione, Senatore Giovanni Pellegrino. Roma 1995, p. 36.

20 Irwin Wall, The United States and the Making of Postwar France, 1945–1954 (Cambridge: Cambridge University Press, 1991), p. 150.

21 Faligot and Krop, Piscine, p. 88. And Jacques Baud: Encyclopedic du renseignement et des services secrets (Paris: Lavauzelle, 1997), p. 546.

22 No author specified, Spotlight: Western Europe: Stay-Behind. In: French periodical Intelligence Newsletter. Le Monde du Renseignement, December 5,1990.

23 Faligot and Krop, Piscine, p. 90.

24 Ibid., their interview with Louis Mouchon. Ibid., Piscine, p. 89.

25 Faligot and Kaufer, Espions, p. 57.

26 British weekly The Economist, April 16,1994.

27 Jonathan Kwitny, The CIA's Secret Armies in Europe: An International Story. In: The Nation, April 6,1992, pp. 446 and 447.

28 Ibid.

29 Ibid.

30 Italian periodical Europeo, January 18,1991.

31 The Italian daily L'Unita published the document in Italian in a special edition on November 14,1990.

32 The document is quoted in Roberto Faenza, II malaffare. Dall' America di Kennedy all'ltalia, a Cuba, al Vietnam (Milano: Editore Arnoldo Mondadori, 1978), p. 313.

33 Faenza, Malaffare, p. 313.

34 Gentile, Gladio, p. 144.

35 French daily Le Monde, November 16,1990. And Pietro Cedomi: Service secrets, guerre froide et 'stay-behind. Part II': La mise en place des resaux. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, September/ October 1991, pp. 74–80.

36 Faligotand Krop: Piscine, p. 165.

37 French daily Le Monde, January 12,1998.

38 Douglas Porch: The French Secret Services: From the Dreyfus Affair to the Gulf War (New York: Farrar, Straus and Giroux, 1995), p. 395.

39 Porch, Secret Services, p. 395.

40 Это описание операции «Воскресение» пошло от Бернета, который предлагает его в своей книге: Roger Wybotetla bataille pur la DST. Quoted in Gentile, Gladio, p. 286.

41 Porch, Secret Service, p. 396.

42 Ibid.

43 Ibid., p. 408.

44 Jonathan Kwitny, The CIA's Secret Armies in Europe: An International Story. In: The Nation, April 6,1992, p. 446, 447.

45 William Blum, Killing Hope: US Military and CIA interventions since World War II (Maine: Common Courage Press, 1995), p. 149.

46 Ibid.

47 Ibid.

48 Porch, Secret Services, p. 398.

49 Как выясняется, например, из мемуаров бывшего командующего офицера 11-й бригады ударной бригады Эрвана Бергота: Le Dossier Rouge. Services Secrets Contre FLN (Paris: Grasset Publishers, 1976).

50 Эрих Шмидт Иэнбум в 1990 году писал о Гладио и секретных французских террористических операциях в своем неопубликованном девятистраничном эссе Die 'Graue' und die 'Rote' Hand. Geheimdienste in Altenstadt. Обе цитаты Ibid., Стр. 3 и 7 (Там же). Французские террористические операции против FLN в Германии, включают: обстрел из автомата генерального секретаря FLN Айт Ачен в Бонне 5 ноября 1958 года; убийство с близкого расстояния члена FLN Абд эль Солвалара на железнодорожной станции Саарбрюкен 19 января 1959 года; убийство Лоренцен, друга поставщика оружия Hamburger Отто Шлютера, в результате взрыва бомбы на складе Шлютера 28 сентября 1956 года. 3 июня 1957 года Шлютер сам переживает покушение, его мать была убита в этой атаке.

51 British daily Sunday Times, October 12,1997. And French daily Le Monde, October 17,1996.

52 Jean-Luc Einaudi, La Bataille de Paris (Paris: Seuil, 1991).

53 Swiss weekly Wochenzeitung, December 14,1990.

54 British daily Sunday Times, October 12,1997. And French daily Le Monde, October 17,1996.

55 Ibid.

56 Jeffrey M. Bale, Right wing Terrorists and the Extraparliamentary Left in Post World War 2 Europe: Collusion or Manipulation? In: Lobster Magazine (UK), Nr. 2, October 1989, p. 6.

57 Jonathan Kwitny, The CIA's Secret Armies in Europe: An International Story. In: The Nation, April 6,1992, p. 446 and 447.

58 Porch, Secret Services, p. 409.

59 Ibid., p. 419.

60 Stato Maggiore della Difesa. Servizio Informazioni delle Forze Armate. Ufficio R — Sezione SAD: Le forze speciali del SIFAR e I'operazione GLADIO, Roma, I Giugno 1959. The document is contained in Mario Coglitore (ed.), La Notte dei Gladiatori. Omissioni e silenze della Repubblica (Padova: Calusca Edizioni, 1992), p. 118–130.

61 Бельгийская парламентская комиссия по изучению Гладио, резюме британской периодической газеты statewatch. Январь/февраль 1992.

62 Jan de Willems, Gladio (Brussels: Editions EPO, 1991), p. 24.

63 Willems, Gladio, p. 81.

64 Quoted in Willan, op. cit., p. 27.

65 Arthur Rowse, Gladio. The Secret US War to subvert Italian Democracy. In: Covert Action Quarterly, No. 49, Summer 1994, p. 3.

66 Baud, Encyclopedic, p. 546.

67 Porch, Secret Services, p. 439.

68 Ibid., p. 438.

69 Ibid., p. 395.

70 Ibid., p. 439.

71 Ibid., p. 437.

72 Ibid., p. 438, referring to Foccart's biographer Pierre Péan.

73 Ibid., p. 439.

74 Baud, Encyclopédie, p. 546 and French daily Le Monde, November 16,1990.

75 Porch, Secret Services, p. 446. The report of the French parliamentarian commission into SAC is called: 'Rapport de la commission d'enquête sur les activités du Service d'Action Civique', Assemblée Nationale. Seconde session ordinaire de 1981–1982, No. 955, Alain Moreau, Paris 1982.

76 Intelligence Newsletter, November 21,1990.

77 Porch, Secret Service, p. 590.

78 Ibid., p. 446.

79 Ibid., p. 404.

80 Jonathan Kwitny, The CIA's Secret Armies in Europe: An International Story. In: The Nation, April 6,1992, p. 446 and 447.

81 French daily Le Monde, November 14,1990. International news agency Reuters, November 12,1990. British daily The Guardian, November 14,1990.

82 Quoted in Gentile, Gladio, p. 141. Also quoted by international news service Associated Press, November 13,1990.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t12