После поражения Германии и Италии президент США Гарри Трумэн дал приказ военно-воздушным силам США сбросить атомные бомбы на города Хиросима и Нагасаки, после чего Вторая мировая война завершилась в 1945 году капитуляцией Японии. В то время как экономика Западной Европы была в руинах, США продолжали наращивать экономическую мощь. Но несмотря на свою военную силу и экономический подъем, Белый Дом опасался того, что можно назвать неудержимым усилением влияния мирового коммунизма. После того как Соединенные Штаты и Великобритания неоднократно делали неудачные попытки вторжения в Советский Союз между 1918 и 1920 годами, военный союз с Красной армией во время Второй мировой войны служил только двум целям: поражения Гитлера и Муссолини и освобождения Европы. Сразу после окончания войны враждебность появилась снова, и бывшие товарищи по оружию стали противниками в холодной войне. Так как США обеспечивали послевоенный мир в Западной Европе и сражались с левыми в Греции, Советский Союз под руководством Сталина обеспечил безопасность на восточном фронте, откуда он дважды за XX столетие подвергался атакам во время двух мировых войн. Трумэн наблюдал за установлением коммунистических марионеточных режимов в Польше, Восточной Германии, Венгрии, Румынии и Чехословакии с большим беспокойством, так как в соответствии с доктриной ограниченных суверенитетов Сталин поставил страны Восточной Европы под контроль местных финансовых олигархов, жестких военных и советской секретной службы КГБ. Также Трумэн был убежден, что и в чисто номинально суверенных демократиях Западной Европы необходимо тайно бороться с влиянием коммунистической партии и ослаблять ее.

ЦРУ также пыталось создать секретную армию в Китае с тем, чтобы остановить продвижение коммунизма, но потерпело неудачу, поскольку в 1949 году Мао и Коммунистическая партия Китая взяли контроль в свои руки. Бывший директор ЦРУ Уильям Колби вспоминал: «Мне всегда было интересно, будет ли созданная нами сеть секретных армий работать по советским правилам. Мы знаем, что последние усилия организовать такие сети потерпели неудачи, например, в Китае в 1950 году, в Северном Вьетнаме в 1954 году». После разразившейся в 1950 году войны в Корее, где боевые действия проходили вдоль хрупкой границы, разделявшей два государства — Южную Корею, контролируемую США, и коммунистическую Северную Корею, — армия США также пыталась уменьшить влияние коммунизма в Северной Корее, но не смогла. Кроме того, попытка ЦРУ добиться контроля в ряде стран Восточной Европы путем проведения диверсионных операций и создания в них тайных армий также потерпела крах. «Нам известно, что усилия для их организации извне были остановлены диверсиями тайной полиции Польши и Албании в 1950-х годах», — вспоминал Колби усилия ЦРУ в создании антикоммунистических армий (1).

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

В странах третьего мира — в Африке, Латинской Америке и частично Азии — разновидности коммунизма и социализма стали популярным средством для более равномерного распределения богатств и получения независимости от индустриально-развитых капиталистических стран первого мира. В Иране Мосаддык поднял на социалистическую повестку дня и попытался национализировать нефтяные месторождения Ирана и разделить их между населением. После того как Индия добилась независимости от Великобритании, Африка также начала антиколониальную борьбу, возглавляемую левыми; пик борьбы пришелся на 1960 год, когда Камерун, Того, Мадагаскар, Сомали, Нигер, Нигерия, Чад, Конго, Габон, Сенегал, Мали, Кот-д'Ивуар, Мавритания и Центральноафриканская Республика провозгласили независимость. В Юго-Восточной Азии после отвода японских оккупационных войск отличительной чертой Филиппин и Вьетнама стало наличие сильного левого и коммунистического антиколониального движения, что сначала привело к французской, а затем к американской войне во Вьетнаме, которая закончилась только в 1975 году победой вьетнамских коммунистов.

В сознании поборников холодной войны из Белого Дома в 1945 году война не закончилась, а просто перешла на более тихий секретный уровень, так как секретные службы стали серьезным инструментом государственного управления. Президент США Рузвельт в конце 1944 года последовал предложению Уильяма Донована, возглавлявшего во время войны Управление стратегических служб (УСС) — американскую спецслужбу военного времени, и попытался создать секретную службу США для работы в мирное время и проведения диверсионных операций за границей против коммунистов и других выявленных врагов США. Однако Эдгар Гувер, директор секретной службы США ФБР, сильно возмущался планом Рузвельта в страхе потерять влияние ФБР на разведку и секретные операции. Поэтому Гувер организовал утечку информации из записей Донована и исполнительного распоряжения Рузвельта репортеру газеты «Чикаго Трибьюн». В результате газета за 9 февраля 1945 года пестрила заголовками: «Создание нового курса супершпионской системы» — «Ищейки будут шпионить за нами и за всем миром» — «Шпионство за своими и чужими» — «Создание супергестапо находится на рассмотрении». «Чикаго Трибьюн» сообщила, что «в высших кругах, где циркулирует проект меморандума и проект приказа, планируемое подразделение известно как «Франкфуртское гестапо» со ссылкой на судью Верховного суда Франкфуртера и ужасы тайной полиции гестапо. В статье говорится о создании новой секретной службы, разработанной для ведения тайной войны, и «осуществления диверсий… за границей… и к ней будет приписан военный и морской штат, необходимый для деятельности» (2).

Так как воспоминания людей о немецкой тайной полиции гестапо были еще живы, граждане США были встревожены, и гневные народные протесты, к изумлению директора ФБР Гувера, на корню уничтожили инициативу Донована. Однако обсуждения по поводу создания новой американской секретной службы продолжились на самом высоком уровне в условиях строжайшей секретности. После смерти Рузвельта президент Гарри Трумэн в январе 1946 года учредил президентской директивой новую Центральную группу разведки (ЦГР — CIG) как новую секретную службу США на мирное время. Отмечая это событие весьма эксцентричным масштабным приемом в Белом Доме, Трумэн представил своим гостям людей в черных плащах, черных шляпах, с черными усами и деревянными кинжалами и объявил, что первый директор ЦГР, адмирал Сидней Соерс, должен стать «директором централизованного шпионажа» (3).

Англоязычная версия с Youtube:

Центральная группа разведки оставалась слабым промежуточным агентством, и Трумэн вскоре понял, что тайная рука Белого Дома нуждается в укреплении. Поэтому в июле 1947 года был принят Закон о национальной безопасности, который предусматривал создание Центрального разведывательного управления (ЦРУ) и Совета национальной безопасности (СНБ). На этот раз «американское гестапо» не подвергалось нападкам прессы. Состоящий из самого президента, вице-президента, министра иностранных дел, министра обороны, директора ЦРУ советника по вопросам национальной безопасности, председателя объединенного комитета начальников штабов и других высокопоставленных чиновников и советников, «Совет национальной безопасности (СНБ) превратился в без преувеличения самую мощную организацию в Вашингтоне» (4). Как это периодически повторяется в истории, концентрация власти в Белом Доме и СНБ привела к злоупотреблениям. И в XXI веке СНБ остается «особым учреждением, которое в прошлом было по ту и эту сторону закона» (5).

Наиболее важным является то, что Закон о национальной безопасности обеспечил легитимное основание для осуществления диверсионной деятельности и ведения тайных войн против других стран путем предоставления ЦРУ права «выполнять также другие функции и обязанности, связанные с разведкой и влияющие на национальную безопасность, что время от времени будет контролироваться Советом национальной безопасности» (6). Здесь не предполагается никакой иронии — фраза практически полностью скопирована с высказывания Гувера 1945 года. Неясные формулировки, с одной стороны, могли дать понять, что диверсионная деятельность основывается на прочной правовой основе, а с другой стороны, помочь избежать явного противоречия с многочисленными американскими законами, включая Конституцию США и многие международные договоры (7). Заместитель директора ЦРУ Рэй Клайн правильно вынес бесславный вердикт: универсальный «резиновый пункт» конституции США. Кларк Клиффорд позже объяснил, что «мы не упоминали этого названия [тайные диверсионные операции], потому что чувствовали, что это было бы вредно для наших национальных интересов — рекламировать участие в подобной деятельности» (8).

Первой страной, на которую Белый Дом нацелил инструмент вновь созданной организации, ЦРУ была Италия. Документ, выпущенный СНБ под первым номером — СНБ 1/1 от 14 ноября 1947 года — подробно анализирует, что «итальянское правительство, идеологически склонное к западной демократии, слабо и подвергается непрерывным атакам сильной коммунистической партии». Поэтому на одном из первых совещаний СНБ, проведенном 19 декабря 1947 года, была принята Директива СНБ 4-А, предписывающая директору ЦРУ Хилленкоттеру провести широкий спектр секретных операций с целью недопущения победы коммунистов на предстоящих выборах (9). Директива СНБ 4-А была в высшей степени секретным документом, т. к. тайные операции в Западной Европе были особо деликатным вопросом для США. Существовало всего три копии, одна из которых была у Хилленкоттера «под особой охраной в офисе директора, куда даже его собственные подчиненные из тех, кто «не должен знать», не могли получить доступ». Второй экземпляр был у Джорджа Ф. Кеннана в Государственном департаменте (10). Причина «подобной секретности была ясна», как сообщается в официальных летописях ЦРУ потому что «в то время граждане страны были бы в ужасе, если бы узнали об СНБ 4-А» (11).

Операции в Италии ослабили коммунистов и имели успех. Президент Трумэн увлекся тайными операциями как инструментом государственного управления и убеждал, что влияние ЦРУ в этой области должно быть расширено за пределы Италии. Поэтому 18 июня 1948 года была принята печально известная директива СНБ 10/2, которая давала ЦРУ право проведения секретных операций во всех странах мира, а в стенах ЦРУ создавался секретный отдел под названием «Управление специальных проектов», которое позже было заменено на менее явное «Бюро политической координации» (БПК). СНБ 10/2 гласила, что «Бюро политической координации должно планировать и проводить тайные операции». Под «тайными операциями» СНБ 10/2 понимала все операции, «которые проводятся или спонсируются правительством против враждебных государств или групп или в поддержку дружественных государств или групп, но которые планируются и проводятся таким образом, что ответственность за них правительства США не является явной для посторонних глаз, и в случае раскрытия подобной операции правительство США вправе отрицать любую ответственность за них». В соответствии с СНБ 10/2 тайные операции «будут включать в себя любые секретные операции, связанные с пропагандой, экономической блокадой, активными превентивными действиями, включающими саботаж, антисаботаж, ликвидацию и меры по эвакуации; диверсии против враждебных государств, включая взаимодействие с подпольными движениями сопротивления, партизанами и освободительными группами беженцев и поддержку местных антикоммунистических формирований в находящихся под угрозой странах свободного мира». Действие директивы СНБ 10/2 также покрывает создание тайных антикоммунистических армий «Гладио» на территории Западной Европы, но однозначно не допускает проведение боевых действий с применением обычных видов оружия, так же как и разведывательных операций и операций контрразведки: «Такие операции не должны включать вооруженные конфликты признанных вооруженных сил, шпионаж, контршпионаж, секретные операции и дезинформацию в военных операциях» (12). СНБ 10/2 странным образом отходила от ценностей и принципов, которые Трумэн публично выразил в его широко обсуждаемой «Доктрине Трумэна» марта 1947 года.

В относительно короткий пятилетний период, последовавший за окончанием Второй мировой войны, в США был создан мощный разведывательный комплекс, который в основном действует вне контроля граждан США как внутри страны, так и за ее пределами. «Я и не думал, создавая ЦРУ, о том, что организация будет действовать, используя «тактику плаща и кинжала», — объяснял ослабленный Трумэн после своей отставки (13). И в 1964 году, за восемь лет до его смерти, Трумэн снова настаивал на том, что он никогда не планировал использовать ЦРУ как «международное агентство, занимающееся выполнением нестандартных видов деятельности». Но к тому времени разведывательный комплекс был далеко за пределами его контроля. «Во время своей двадцатилетней отставки Трумэн был, казалось, временами поражен размерами и мощностью разведывательного ведомства, которое он же и создал», — так сформулировал чувства президента в отставке британский историк Кристофер Эндрю (14).

Джордж Кеннан, фанатично преданный делу тайных операций и ярый антикоммунист, работающий в отделе политического планирования Госдепартамента США в администрации Трумэна, решительно продвигал принятие СНБ 10/2 и осуществление секретных операций в Италии и за ее пределами. Однако он, как и Трумэн, был осведомлен, на какой скользкий путь ступили Соединенные Штаты. «В конце концов, самая большая опасность, которая грозит нам в решении проблем советского коммунизма, — это уподобление тем, с кем мы имеем дело», — заметил Кеннан в своей знаменитой длинной телеграмме по поводу Советского Союза со ссылкой на секретное правительство, тоталитарные структуры и манипуляция иностранными правительствами (15). Тридцать лет спустя Кеннан, уже старик, признался: «Все получилось совсем не так, как я себе представлял» (16).

Для того чтобы гарантировать возможность убедительно отрицать содеянное, большинство протоколов собраний СНБ, равно как и большинство оценок и принятых решений, оставалось недоступным для исследователей. Однако после Уотергейтского кризиса парламент США критически проверил деятельность ЦРУ и СНБ и обнаружил, что «всеобщие выборы в Европе в 1948 году были основной причиной создания Бюро политической координации (БПК)». Опасность коммунизма в Западной Европе, таким образом, непосредственно повлияла на проведение тайных операций ЦРУ после Второй мировой войны. «Путем направления средств в центральные партии и развития медиаресурсов Бюро политической координации пыталось повлиять на результаты выборов, причем с большим успехом», — написали сенаторы США в своем окончательном отчете, который был опубликован в 1976 году. «Эти операции подготовили базу для проведения тайных действий на ближайшие 20 лет. К 1952 году примерно 40 различных секретных проектов были на пути в одну европейскую страну». По настойчивой просьбе Пентагона деятельность секретного отдела ЦРУ — Бюро политической координации — также включала создание секретных армий в Западной Европе: «До 1950-х годов военизированная активность Бюро политической координации БПК (также именуемая превентивными действиями) была ограничена планами и приготовлениями секретных сетей на случай войны. По запросу Объединенного комитета начальников штабов эти проекты Бюро политической координации снова сфокусировались на Западной Европе и получили предназначение поддерживать силы НАТО в случае нападения Советского Союза» (17).

Джордж Кеннан выбрал Фрэнка Визнера — юриста с Уолл-Стрит, рожденного в Миссисипи, начальника Управления стратегических служб в Стамбуле и Бухаресте во время Второй мировой войны — в качестве первого руководителя Отдела тайных операций ЦРУ БПК (18). Визнер и другие американские офицеры БПК были, как правило, «белыми [мужчинами] аристократами англо-саксонского происхождения из старых семей со старыми деньгами… и они в некоторой степени унаследовали традиционное британское отношение к цветным расам мира» (19). Визнер серьезно охранял секретность документа. «Всякий раз, когда кто-либо из БПК хотел прочитать СНБ 10/2, он должен был подписать специальный допуск. Только после этого ему вручался один из двух или трех экземпляров директивы, хранящихся в сейфе в кабинете Визнера» (20). Атмосфера нового центра тайных операций БПК была агрессивной, увлеченной, замкнутой и пренебрегающей моралью; и Визнер настоял на одной из встреч БПК с Хилленкоттером и Кеннаном 6 августа 1948 года, чтобы ему позволили использовать СНБ 10/2 в полной мере и иметь «большую свободу» в выборе «методов проведения операций». Визнер хотел проводить тайные операции без ограничений в виде кодов или «других существующих методов». Хилленкоттер и Кеннан дали свое согласие (21).

Визнер, директор БПК, стал главным архитектором построения сети секретных армий в Западной Европе. «Фрэнк Визнер из Бюро политической координации поручил своему помощнику Фрэнку Линдсею координировать сеть секретных армий в Европе», — объявила бельгийская пресса после разоблачения секретных армий «Гладио». Линдсей, как и Визнер, получал специальную подготовку агента разведки во время Второй мировой войны в Управлении стратегических служб США в Югославии и знал коммунистическую тактику из первых рук. Линдсей, как подчеркнули разоблачители бельгийской «Гладио», «послал Уильяма Колби (который руководил ЦРУ с 1973 по 1976 год) в Скандинавские страны, Томаса Карамессинеса — в Грецию, где последний мог рассчитывать на поддержку KYP, греческой секретной службы» (22).

Так как Соединенные Штаты активизировали проведение международных тайных операций, ВПК продолжало расти, и к окончанию первого года пребывания Визнера на своем посту у него было 300 подчиненных и семь заграничных резидентур, занятых в различных тайных операциях. Три года спустя, в 1951 году, численность персонала ВПК выросла до 2812 постоянных сотрудников, число заграничных резидентур составило 47, в них работали 3142 заграничных агента; бюджет за тот же самый период вырос с 4,7 миллионов долларов до 82 миллионов долларов в год (23). Даже Бедэлл Смит, который в ноябре 1950 года заменил Хилленкоттера на посту директора ЦРУ в мае 1951 года заявил, что «число тайных операций, проведенных ЦРУ значительно превысило предусматриваемое директивой СНБ 10/2» (24). Распространение тайных операций было столь значительным, что даже непримиримый Смит заинтересовался масштабами и темпами роста бюджета БПК (25).

Аллен Даллес, который заменил Смита на посту директора ЦРУ в 1953 году, был убежден, что секретные операции могут быть грозным оружием против коммунизма, и тайно продвигал интересы США за границей. Он отслеживал работу директора БПК Фрэнка Визнера и его помощника Фрэнка Линдсея, который тесно сотрудничал с Джерри Миллером, главой ЦРУ в Западной Европе. Миллер совместно с другими высокопоставленными офицерами ЦРУ вербовал агентов, которые потом переправлялись в Западную Европу с задачей расширения сетей секретных подразделений, которым предстояло действовать в тылу оккупационных войск. Среди рекрутов был и Уильям Колби, который позднее станет директором ЦРУ Как и многие другие солдаты секретной службы, Колби во время Второй мировой войны вступил в Управление стратегических служб, был десантирован на территорию оккупированной Франции для работы с движениями сопротивления. Во время войны он еще только один раз уезжал из страны: его десантировали в Норвегию для взрыва транспортных линий. В апреле 1951 года Колби сидел перед Миллером. Оба хорошо знали друг друга, поскольку Миллер во время Второй мировой войны был начальником Колби в операциях Управления стратегических служб в Норвегии. Как они оба понимали, война и не думала заканчиваться, и Миллер назначил Колби в часть Лу Шерера, в скандинавский отдел Западной Европы: «Все в порядке, Билл, поезжай, не тяни!» Миллер сказал: «Что нам нужно — так это хорошая надежная разведка и сети сопротивления, на которые мы можем рассчитывать в случае захвата страны русскими. У нас есть первоначальный план, но его нужно довести до ума и применить. Ты будешь работать с Лу Шерером, пока мы не увидим, что еще нужно сделать» (26).

Колби был проинструктирован ЦРУ на предмет поддержки создания скандинавской сети «Гладио», «Так как получалось, что одним из основных направлений работы БПК было планирование на случай вероятного советского вторжения на территорию Западной Европы. И как объяснил Миллер, в случае успешного военного продвижения советских войск по Европе БПК хотело бы, чтобы было возможным сразу активизировать хорошо вооруженные и хорошо организованные диверсионные отряды в борьбе против захватчиков», — вспоминал Колби в своих мемуарах. «В тот раз Миллер объявил, что мы планировали подготовить все необходимое к сопротивлению до оккупации, даже до вторжения. Мы готовы организовать армии и обеспечить всем необходимым уже сейчас, пока еще есть время и риск минимален», — так Колби объяснил свое видение достойно проведенной операции. «Таким образом, БПК приняло основную программу построения сетей (называемых на языке разведки «оставленные позади») на территории тех стран, которые очевидно могут стать мишенями для атаки советских войск; секретной инфраструктуры; подготовки оборудования и тренированного персонала, готового к любым видам разведывательной и военной деятельности — к саботажу, шпионажу, — когда придет время». С этой целью Миллер разослал агентов ЦРУ по всем странам Западной Европы: «задача, которая была поставлена передо мной Миллером, состояла в планировании и создании подобной сети в Скандинавии» (27). Тайные операции США в Западной Европе проводились в «строжайшей тайне», как подчеркивает Колби. «Поэтому мне было поручено ограничить доступ к информации о своих планах избранным кругом наиболее надежных людей в Вашингтоне, НАТО и в Скандинавии» (28).

Командный центр НАТО в Пентагоне, Вашингтон, был детально проинформирован о секретных армиях «Гладио» в Западной Европе, в то время как в Западной Европе SACEUR [Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе — ВГК ОВС НАТО в Европе], всегда представленный офицером США, вплотную контролировал секретную армию и командные центры — Секретный комитет планирования (СКП — CPC) и Секретный комитет НАТО (СКН — ACC). Внутренний документ Пентагона от 1957 года, ранее находившийся под грифом «секретно» и рассекреченный в 1978-м, свидетельствует о существовании Устава СКП, который определяет функции СКП внутри НАТО, SACEUR и европейских спецслужб, хотя, к сожалению, сам устав не входит в число рассекреченных документов. Документ, о котором идет речь, — это меморандум для американского Объединенного комитета начальников штабов, созданный генералом США Леоном Джонсоном, американским представителем военного комитета НАТО 3 января 1957 года. В нем генерал Джонсон дает свои комментарии на жалобы тогда еще работающего генерала SACEUR Лориса Норстада по поводу низкого качества разведки, с которой последний столкнулся во время Суэцкого кризиса 1956 года: «SACEUR выражает убежденность, что разведданные, присланные SHAPE [штабу ОВС НАТО] местными властями во время недавнего периода напряженности, не отвечали требованиям. Он заявляет, что любая повторная проверка обеспечения SHAPE разведданными должна включать вопрос увеличения и улучшения потока информации тайной разведки».

В этом контексте подразумевался вопрос представителя штаба ОВС НАТО Норстада, можно ли с помощью Комитета по планированию секретных операций (КПСО) улучшить ситуацию: «В качестве добавления штаб ОВС НАТО отмечает: в сноске «а» ничего не обеспечено; в сноске «б» устав Секретного комитета планирования ОВС НАТО, который запрещает проверку секретных операций мирного времени. Он особенно рекомендует, чтобы штаб ОВС НАТО наделил КПСО полномочиями для: а) проверки срочных требований разведки штаба ОВС НАТО в мирное время; б) изучения способов, с помощью которых национальные секретные службы могут способствовать улучшению обеспечения штаба ОВС НАТО секретными разведданными». В противоположность натовскому представителю ВГК ОВС НАТО в Европе Норстаду генерал Джонсон считал, что устав КПСО не позволяет осуществлять деятельность в такой манере. Норстад в своей служебной записке написал: «Так как нет ничего такого в сноске «б» [устав КПСО], что четко запрещает проверку Комитетом по планированию секретных операций различных действий разведки, я считаю, что это будет незаконным расширением деятельности КПСО. Это моя интерпретация ссылки «б» [устав КПСО], что Комитет по планированию секретных операций был создан исключительно с целью планирования в мирное время способов, которыми могут быть удовлетворены запросы ВГК ОВС НАТО в Европе в военное время. И мне кажется, что любым увеличением разведывательного потока в сторону штаба ОВС НАТО из любого источника должны заниматься обычные разведывательные службы». Поэтому генерал сделал заключение: «Я настаиваю на том, чтобы вы не одобряли расширение масштабов деятельности SHAPE CPC …Леон Джонсон» (29).

Как и Пентагон, американские силы специального назначения также были напрямую вовлечены в тайные войны против коммунистов в Западной Европе, так как они совместно со специальной авиадесантной службой (САС) проводили обучение членов сети секретных армий». Когда американская разведывательная служба военного времени Управление стратегических служб (OSS) была расформирована после окончания войны, американские силы специального назначения получили второе рождение в 1952 году в штаб-квартире Форт-Брэгг, штат Виржиния. Генерал Макклур создал Центр психологической войны в Форт-Брэгг, и летом 1952 года первое подразделение Сил специального назначения, иногда не вполне корректно называемое 10-я группа специального назначения, начало обучение под командованием полковника Аарона Бэнка. 10-я группа специального назначения была организована в соответствии с опытом Управления стратегических служб, полученным во время Второй мировой войны, и унаследовала миссии УСС: британские САС, диверсии и набор, вооружение и обучение рекрутов из числа гериллас для развития потенциала сопротивления в Восточной и Западной Европе (30).

Полковник Бэнк подчеркнул, что обучение группы специального назначения включало в себя «организацию движения сопротивления и операции составных воинских частей сети», так же как и «диверсионные военные действия, которые сами по себе являются комплексом мероприятий, включающих в себя не только организацию, тактику и логистическую составляющую, но и специализированные подрывные работы; коды и радиосвязь; выживание, метод Ферберна по рукопашному бою, инстинктивную стрельбу (31). Вербовочные брошюры для молодых людей, желающих примкнуть к их рядам, подчеркивали, что рекруты в идеале должны говорить на европейских языках. Также в требованиях были перечислены: «минимальный возраст — 21 год; звание — сержант или выше; прошедшие десантную подготовку или желающие обучиться прыжкам с парашютом; владение языками (европейскими) и/или опыт путешествий по Европе; отличная характеристика в личном деле и так далее. Все волонтеры должны принимать добровольное участие в парашютно-десантных операциях и действовать за линией фронта в униформе или гражданской одежде» (32).

Потерпевшая поражение Германия была первой страной, в которой были развернуты вновь созданные американские Силы специального назначения. В ноябре 1953 года 10-я группа специального назначения создала первую зарубежную базу в бывшем здании нацистов СС, построенном во время гитлеровской власти в 1937 году Флинтом Казерне в Бад-Толц, Бавария. Позднее в Панаме была устроена штаб-квартира для американских операций Сил специального назначения в Латинской Америке, а операции в Юго-Восточной Азии велись из штаб-квартиры на Окинаве, на территории побежденной Японии. После скандального разоблачения «Гладио» в 1990 году стало понятно, что «гладиаторы» проходили подготовку в лагере 10-й группы специального назначения в Бад-Толц в Германии и что европейские «гладиаторы» из нескольких стран прошли особую тренировку американских «зеленых беретов», предположительно в Форт-Брэгг, США (33).

Командир итальянской армии «Гладио» генерал Серравалле вспоминал, как в 1972 году итальянские «гладиаторы» были приглашены «зелеными беретами» в Бад-Толц (34). «Я посетил 10-ю группу специального назначения в бывших казармах СС в Бад-Толц по меньшей мере дважды. Их командиром был полковник Людвиг Фастенхаммер, истинный Рэмбо», — вспоминает итальянский командир «Гладио». «Во время летучек, когда нам объясняли различные миссии, суть которых я указал выше (действия против повстанцев, содействие местным группам сопротивления и т. д.) я неоднократно спрашивал о существовании плана боевых действий между их подразделениями и другими частями секретных армий, в особенности с «Гладио». Серравалле задумчиво размышлял: «Вам не нужно заканчивать военный колледж, чтобы заметить: если части X предназначены для поддержки в военное время на территории Y движения сопротивления, управляемого секретными частями Z, то должно быть хотя бы в зачаточном состоянии понимание и планирование между X и Z уже в мирное время», и следовательно, существование оперативных планов между американскими «зелеными беретами» и британскими САС и «Гладио» вполне ожидаемо. «Но! Напротив, этих планов не существует», — заявил Серравалле. «И в случае войны Силы специального назначения из Бад-Толц наводнят нашу страну для участия в сопротивлении и осуществлении мятежных действий. Как встретят их наши «гладиаторы»? Артиллерийским огнем — в этом я уверен, — приняв их за спецназ, специальные войска Красной армии. Партизанская война научила нас, что в случае сомнений сначала вы стреляете, и только потом идете посмотреть, кто лежит на земле» (35).

Во все времена силы специального назначения тесно сотрудничали с отделом тайных операций ЦРУ. Когда в 1952 году в Форт-Брэгг были созданы Силы специального назначения, название отдела тайных операций ЦРУ поменялось с БПК на Управление планирования (УП), и Визнер был назначен заместителем директора по планированию. Совместно с директором ЦРУ Алленом Даллесом они увеличили американские тайные операции в мировом масштабе. Даллес дал ЦРУ добро на убийства Кастро и Патриса Лумумбы, одобрил проведение экспериментов с ЛСД на ничего не подозревающих объектах, некоторые из которых в результате сбросились с небоскребов. Вместе с Визнером он организовал свержение президента Ирана Мосаддыка в 1953 году и государственный переворот, который привел к свержению социалистического президента Арбенса в Гватемале в 1954 году. А в 1956 году в отношении «левого» президента Индонезии Сукарно Визнер приказал главе своего дальневосточного отделения Алфреду Улмеру: «Самое время хорошенько надавить на Сукарно» (36). Энтузиасты тайных операций Визнер и Даллес могли, казалось, достичь чего угодно в глобальных масштабах своих военно-террористических операций, но когда секретная операция против правительства кубинского лидера Фиделя Кастро — десантирование в залив Свиней — провалилась в 1961 году, президент Кеннеди уволил Даллеса и назначил Джона Маккона на пост нового директора ЦРУ Аллен Даллес во время своего пребывания на посту директора ЦРУ был «мозгом» секретных антикоммунистических армий. Когда в 1990-е годы по всей Европе пошла волна разоблачений «Гладио», неназванный бывший сотрудник разведки объяснил, что «хотя операция «оставленных позади» официально началась в 1952 году, на самом деле этот проект существовал в течение долгого времени, фактически с того момента, как он родился в голове Аллена Даллеса» (37). Во время Второй мировой войны глава ЦРУ Аллен Даллес был командирован в Берн, в неоккупированную Швейцарию, и оттуда он уже координировал стратегии секретных операций против нацистской Германии, поддерживая контакты как с американским Управление стратегических служб (УСС), так и с британскими спецслужбами. Запуск «проекта» секретных армий в Западной Европе был его работой и его страстью. «Аллен Даллес, — особо выделялось в отчетах, направляемых в Бельгию, — видит проект [ «Гладио»] отдельно от сопротивления советскому вторжению, видит его как оружие, которым можно остановить приход коммунистов к власти в этих странах!» (38).

Так как секретные войны ЦРУ продолжались, Визнер страдал психологически, душа его не находила покоя. У Аллена Даллеса была «теория, что неприятности Визнера происходят из-за характера его работы» (39). Будучи более не в состоянии делать «грязную работу» ЦРУ в Европе, Африке, Латинской Америке и Азии, Визнер в 1958 году был снят с поста. На его место пришел Ричард Биссель, который возглавлял отдел тайных операций на протяжении последующих четырех лет до 1962 года, пока Ричард Хелмс не был назначен заместителем директора по оперативному управлению. К тому времени психологическое состояние «архитектора» «Гладио» Фрэнка Визнера серьезно ухудшилось, и в 1965 году он застрелился (40). В том же году Ричард Хелмс получил повышение и стал директором ЦРУ; на похоронах Визнера он высоко оценил его работу на стезе тайных операций, говоря: «Среди пионеров, которые несли на себе это не всегда счастливое бремя, служил родине в безвестности» (41). Сам Хелмс в 1970-х годах столкнулся с неприятной необходимостью давать свидетельские показания по поводу роли ЦРУ в перевороте против президента Сальвадора Альенде в Чили. Действующий директор ЦРУ Хелмс откровенно лгал сенаторам, отрицая, что ЦРУ пыталось не допустить выборов «левого» Альенде на пост президента Чили: «Мне пришлось бы подписывать все эти проекты. Я бы знал». Когда эта ложь вышла наружу, Хелмсу пришлось уйти в отставку с поста директора ЦРУ в феврале 1973 года; также он был оштрафован Сенатом США на сумму 2000 долларов за клятвопреступление (42).

Уильям Колби является наиболее известным агентом ЦРУ вовлеченным в операцию «Гладио», благодаря фактам, которые он указал в своих мемуарах. Но его биография также закончилась трагически. После поддержки создания сетей «Гладио» в Скандинавии сторонник холодной войны Уильям Колби в 1953 году был переведен на базу ЦРУ в Риме для борьбы с коммунизмом в Италии и расширения тайной сети «Гладио». Двигаясь от одной арены борьбы холодной войны к другой, Колби в 1959 году покинул Италию и был направлен в Сайгон и оттуда контролировал секретные операции во Вьетнаме и Лаосе. Среди них была операция «Феникс» по уничтожению вьетконговской подпольной организации и физической ликвидации ее членов. Перед лицом членов Конгресса Соединенных Штатов Колби в 1971 году признал, что более 20 000 вьетконговцев было убито, пока он руководил операцией, но отказался комментировать тот факт, что большинство из них умерли под пытками, сказав: «Я не говорю, что никто не был казнен или убит во время осуществления программы. Думаю, что это могло происходить. К сожалению» (43). В 1973 году отдел тайных операций ЦРУ был переименован в оперативное управление ЦРУ (ОУ), и Колби заменил на посту заместителя директора оперативного управления Томаса Карамессинеса. Когда Хелмс был вынужден уйти в отставку, президент Никсон в тот же год поставил Колби новым директором ЦРУ, на позицию, которую Колби занимал вплоть до своей досрочной отставки в 1976 году после Уотергейтского скандала. В 1996 году в возрасте 76 лет Колби утонул в реке в штате Мэриленд.

Во время президентства Форда Джордж Буш-старший сменил Колби на посту директора ЦРУ и таким образом контролировал из Белого Дома в Вашингтоне все секретные операции сети на территории Западной Европы. После этого во времена президента Рональда Рейгана Джордж Буш-старший был назначен на пост вице-президента и продолжал поддерживать тайные войны, в частности, жестокие бои с контрас Никарагуа. В 1990 году, когда премьер-министр Италии Андреотти раскрыл всем информацию о секретных армиях ЦРУ в Западной Европе, Джордж Буш был действующим президентом США, его заботила подготовка к войне в Ираке против Саддама Хусейна. Население США безразлично отнеслось к войне в Заливе, и пара грязных трюков понадобилась, чтобы разбудить чувство ненависти и желание отомстить. 15-летняя девочка, представленная как Наира, заливаясь слезами, дала показания на пресс-конференции Конгресса по правам человека 10 октября 1990 года: во время своей работы медсестрой-волонтером в госпитале в Кувейте она стала свидетелем жестокости иракских солдат, которые после вторжения в страну пришли прямиком в госпиталь и, вытащив новорожденных младенцев из инкубаторов, «оставили их умирать на холодном полу» (44). История с инкубаторами наделала много шума среди населения США, и президент Буш повторил слова девочки в многочисленных выступлениях, утверждая, что 312 детей погибло таким образом. Буш был так убедителен, что организация «Международная амнистия» также процитировала эту историю. Только после окончания войны выяснилось, что девушка никогда не работала в Кувейте, что она — дочь кувейтского посла в Соединенных Штатах, и этот факт был известен организаторам слушаний в Конгрессе 10 октября. «Международная амнистия» с большим сожалением взяла назад свои слова поддержки, и «Миддл Ист Уотч» в феврале 1992 года объявила, что рассказ девочки был «явной пропагандой военного времени» (45). Спустя более чем десять лет Джордж Буш-младший также пытался разбудить чувство ненависти и мести, вводя население в заблуждение заведомо ложной информацией, будто бы Ирак разрабатывает химическое, биологическое оружие и атомное оружие, и что президент Ирака Саддам Хусейн был связан с террористическими атаками 11 сентября 2001 года.

В декабре 1990 года Буш-старший не избежал острой критики со стороны Парламента Европейского Союза. В резолюции, переданной в Белый дом и администрацию, ЕС яростно осуждал организацию секретных войн со стороны Соединенных Штатов и Белого Дома. Европейский Союз ясно дал понять, что «осуждает тайное создание сетей для манипулирования сознанием и оперативных действий и требует проведения всестороннего полного расследования природы, структуры, целей и всех других аспектов этих подпол ьных организаций или отдельных групп; их незаконное вмешательство во внутренние политические дела задействованных стран; проблему терроризма в Европе и возможный сговор спецслужб государств — членов сети или отдельных стран». Помимо этого, Европейский Союз «яростно протестует против того, что некоторые американские военные из штаба объединенных вооруженных сил НАТО в Европе (SHAPE) и из НАТО принимают на себя право поощрять создание в Европе подпольной оперативно-разведывательной сети» (46).

Благодаря своему большому опыту в области секретных операций президент Буш-старший был, вероятно, хорошо осведомлен о самых секретных операциях и терроре, в который были вовлечены секретные армии, и поэтому категорически отказался выражать свою точку зрения. Не будучи уверенным в масштабах скандала, Конгресс США также воздержался от вопросов. Более того, СМИ Соединенных Штатов не делали никаких рискованных запросов. В «Вашингтон пост» в одной из немногих статей в США на эту тему под заголовком «ЦРУ организовала секретную армию в Западной Европе. Военизированные отряды, созданные для противодействия советской оккупации» был процитирован неназванный «правительственный чиновник, знакомый с операцией «Гладио». Он сказал: «Гладио» — это операция исключительно Италии. Мы не можем контролировать эту операцию никак, — и добавил: — Если есть утверждения о том, что ЦРУ было вовлечено в террористическую деятельность в Италии, — это абсолютная чепуха» (47). Как показали последующие расследования в Европе, каждое заявление этого чиновника было неправдой (48).

1 William Colby, Honorable Men: My life in the CIA (New York: Simon & Schuster, 1978), p. 100.

2 Walter Trohan in US daily The Chicago Tribune, February 9,1945.

3 Related in Christopher Andrew, For the President's Eyes Only: Secret Intelligence and the American Presidency from Washington to Bush (New York: HarperCollins, 1995), p. 164.

4 Christopher Shoemaker, The NSC staff: counselling the council (1991), p. 1.

5 John Prados, Keepers of the Keys: A history of the National Security Council from Truman to Bush (New York: William Morow, 1991), p. 567. Ранее Джон Прадос опубликовал книгу «Presidents' Secret Wars: CIA and Pentagon covert operations since World war 2 (New York: William Morrow, 1986). К этому времени секретные армии в Западной Европе еще не было обнаружено, и книга не содержит ссылок на Гладио.

6 Thomas Etzold and John Gaddis, Containment: Documents on American Policy and Strategy 1945–1950 (New York: Coumbia University Press, 1978), p. 12.

7 Philip Willan, Puppetmasters: The Political Use of Terrorism in Italy (London: Constable, 1991), p. 20.

8 Quoted in Andrew, Eyes Only, p. 171.

9 Andrew, Eyes Only, p. 171.

10 Arthur Darling, The Central Intelligence Agency: An Instrument of Government To 1950 (University Park: Pennsylvania State University Press, 1990), p. 245.

11 Darling, Agency, p. 246.

12 NSC 10/2: National Security Council Directive on Office of Special Projects, June 18, 1948. Formerly Top Secret. Contained in full in Etzold and Gaddis, Containment, p. 125. Фундаментальное значение СНБ 10/2 для секретных антикоммунистических армий в Западной Европе осознавалось почти всеми исследователями Гладио. Compare Jan de Willems (ed.), Gladio (Brussels: Editions EPO, 1991), p. 145; Jens Mecklenburg (ed.), Gladio: Die geheime Terror organisation der Nato (Berlin: Elefanten Press 1997), pp. 17 and 51; Leo Müller, Gladio — das Erbe des Kalten Krieges. Der Nato-Geheimbund und sein deutscher Värlaufer (Hamburg: Rowohlt, 1991), p. 63.

13 Quoted in Andrew, Eyes Only, p. 171. Аллен Даллес, директор ЦРУ с 1953 по 1961 год, в частной беседе напомнил Трумэну, что ответственность за выполнение греческих, турецких, итальянских или филиппинских американских секретных операций будет лежать на нем. В ЦРУ юрисконсульт Даллес написал на эту тему, что «мистер Трумэн никогда не выражал точку зрения, отличную от того, что выразил я» (Ibid.).

14 Andrew, Eyes Only, p. 198.

15 Moscow Embassy Telegram Nr. 511: 'The Long Telegram', February 22, 1946. In: Etzold and Gaddis, Containment, p. 63.

16 George Kennan as quoted in Etzold and Gaddis, Containment, p. 125.

17 United States Senate. Final Report of the Select Committee to Study Governmental Operations with respect to Intelligence activities. Book IV: Supplementary detailed staff reports on foreign and military intelligence, p. 36.

18 Harris Smith, OSS. The Secret History of America's First Central Intelligence Agency (Berkley: University of California Press, 1972), p. 240.

19 Thomas Powers, The Man Who Kept the Secrets: Richard Helms and the CIA (London: Weidenfeld and Nicolson, 1980), p. 37. По-видимому, не существует биографии Фрэнка Визнера. Лучшим опубликованным источником на него, таким образом, остается биография Пауэрса на Ричарда Хелмса. Сначала Хелмс служил под руководством Визнера в департаменте секретных операций, а в 1958-м заменил Визнера на этом поту, когда тот был повышен до директора Департамента ЦРУ по секретным операциям.

20 Powers, Helms, p. 32.

21 Darling, Agency, p. 279.

22 Pietro Cedomi, Service secrets, guerre froide et 'stay-behind. Part II': La mise en place des resaux. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action September/October 1991, p. 78.

23 Powers, Helms, p. 48. Same figures by Andrew: Eyes Only, p. 193.

24 Ludwell Montague, General Walter Bedell Smith as Director of Central Intelligence (University Park: Pennsylvania University Press, 1992), p. 209. Это, вероятнее всего, будет хорошей книгой с не такой сильной цензурой со стороны ЦРУ. В каждом втором пункте идет «[одна строка удалена], [три параграфа удалено], [семь строк удалено]» и т. д. Именно в этом контексте можно процитировать блестящего американского писателя Марка Твена, заметившего столетие назад в своем «Following the Equator» (1897): «По милости Божией в нашей стране существуют эти три несказанно важные вещи: свобода слова, свобода совести и благоразумие никогда не использовать ни одну из них».

25 Montague, Smith, p. 213.

26 Colby, Honorable Men, p. 83.

27 Ibid., p. 81 и 82.

28 Ibid., p. 83.

29 Данный документ, найденный автором, ранее не обсуждался в контексте в разоблачения Гладио, но ясно, что он имеет важное значение для исследователей командного центра Гладио CPC. Меморандум генерал-лейтенанта Леона Джонсона, представителя постоянной группы США в Военном Комитете НАТО, от 3 января 1957 года, американскому Объединенному комитету начальников штабов о тайной разведке. Ранее засекреченный. Рассекречен в 1978 году. Найден с помощью компьютерной системы ссылок рассекреченных документов на Лондонской фондовой бирже (LSE) в Лондоне.

30 После того как «противоповстанческий» стало модным словом в администрации Кеннеди, все филиалы американских военных организаций ринулись создавать «подразделения специальных операций»; например, в военно-морском флоте сформировали команды «Морские котики» («SEAL»). Они обучались прыжкам с парашютом в море, плаванию с аквалангами, подрыву кораблей и сражению на земле сразу после того, как они вышли из воды.

31 Colonel Aaron Bank, From OSS to Green Berets: The Birth of Special Forces (Novato: Presidio Press, 1986), pp. 175–176.

32 Bank, Special Forces, pp. 168–169.

33 Belgium periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, p. 84. Also Austrian political magazine Zoom, Nr. 4 /5,1996: Es muss nicht immer Gladio sein. Attentate, Waffenlager, Erinnerungslücken, p. 61.

34 Mecklenburg, Gladio, p. 50.

35 Gerardo Serravalle, Gladio (Roma: Edizioni Associate, 1991), p. 90.

36 Powers, Helms, p. 89.

37 British monthly Searchlight, January 1991.

38 Pietro Cedomi, Service secrets, guerre froide et 'stay-behind. Part II': La mise en place des resaux. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action September/October 1991, p. 77.

39 Powers, Helms, p. 77.

40 Christopher Simpson, Blowback. America's Recruitment of Nazis and its Effects on the Cold War (London: Weidenfeld and Nicolson, 1988), p. 289. Powers, Helms, p. 77.

41 Слова Ричарда Хелмса, директора ЦРУ, на похоронах Фрэнка Гардинера Визнера,1909–1965. Найдено с помощью компьютерной системы ссылок рассекреченных документов.

42 Jonathan Kwitny, An International Story. The CIA's Secret Armies in Europe. In: US periodical The Nation, April 6,1992, pp. 444–448, p. 445.

43 British daily The Times, May 7,1996.

44 Ramsey Clark, The Fire this Time: US War Crimes in the Gulf (New York: Thunder's Mouth Press, 1992), p. 31.

45 Clark, Fire, p. 32.

46 Резолюция европейского Парламента по делу Гладио, 22 ноября 1990 года.

47 Американская ежедневная газета «Вашингтон Пост», 14 ноября 1990 года. Другая статья Вашингтон Пост, в которой упоминается ключевое слово Гладио, появилась 8 августа 1993 года, опять же, исключительно по Гладио в Италии. В Европе сообщения о Гладио были гораздо более широко распространены. Можно сравнить две статьи о Гладио в «Вашингтон Пост» с 39 статьями по Гладио в разных странах в тот же период времени в британской ежедневной газете The Guardian.

48 British daily The Independent, December 1,1990.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t10