В мае 1926 года генерал Гомес да Коста совершил в Португалии военный переворот, уничтожив конституцию и парламент. В стране установился диктаторский режим. Вслед за ним к власти пришел диктатор Салазар. Во время Испанской гражданской войны Салазар поддерживал правого испанского диктатора Франко войсками и ресурсами. Диктаторы, находясь в правом альянсе, эффективно защищающем значительные части западного фронта, гарантировали Гитлеру и Муссолини, что Португалия будет также держать нейтралитет во время Второй мировой войны. Между четырьмя диктаторами было соглашение: следует бороться против коммунизма не только в Советском Союзе, но и в собственных странах.

После победы Советского Союза во Второй мировой войне и разгрома Гитлера и Муссолини Салазар и Франко в 1945 году оказались в очень непростой ситуации. Но поскольку Соединенные Штаты под руководством президента Трумэна продолжали широкомасштабную борьбу с коммунизмом, оба диктатора Пиренейского полуострова получили хоть молчаливую, но поддержку Вашингтона и Лондона. Несмотря на помощь, которую оказал Салазар Франко во время переворота в Испании, и его альянс с Гитлером и Муссолини, Португалия к удивлению многих в 1949 году стала одной из стран-основателей НАТО. Салазар управлял Португалией практически единолично на протяжении почти четырех десятилетий до своей смерти в 1970 году, после которой страна смогла начать путь к демократии и стала членом Европейского Союза.

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

Так же, как в правых диктатурах Латинской Америки и в испанском полицейском государстве Франко, население Португалии контролировалось посредством аппарата безопасности, действующего без какой-либо прозрачности и вне контроля парламента и закона. Секретные операции против политической оппозиции и коммунистов были широко распространены все время правления Салазара. Операции проводились несколькими службами, но наибольшую роль в этом играла португальская военная спецслужба PIDE (Policia Internationale de Defesado Estado — Международная полиция защиты государства).

В связи с тем, что детального исследования в отношении «правых» тайных организаций и секретных операций не проводилось, их связь с антикоммунистическими секретными подразделениями, создаваемых НАТО на случай оккупации Советским Союзом, остается неопределенной и в какой-то степени загадочной. Существование в Португалии секретных армий, связанных с ЦРУ и НАТО, было впервые доказано в 1990 году сразу после разоблачения итальянской сети секретных армий «Гладио». «В Португалии лиссабонская радиостанция сообщила, что ячейки сети, имеющие отношение к операции «Гладио», оставались активными на протяжении 1950-х годов, их целью был разгром правой диктатуры д-ра Салазара», — выяснила международная пресса (1). Пять лет спустя, не ссылаясь ни на какие источники, американский политолог и писатель Майкл Паренти заявил, что агенты «Гладио» «помогали поддерживать фашистский режим в Португалии» (2).

Более конкретное заявление местная пресса сделала в 1990 году: секретная армия в Португалии якобы называлась Aginter Press. Заголовком «Сеть «Гладио» была активна и в Португалии» португальская ежедневная газета О Jornal проинформировала изумленную общественность страны, что секретная сеть, созданная в сердце НАТО и финансируемая ЦРУ, о существовании которой не так давно поведал Джулио Андреотти, имела «филиал» в Португалии в 1960-х и 1970-х годах. Она называлась Aginter Press и по неподтвержденным данным была вовлечена в операции по убийствам политических деятелей как в Португалии, так и в португальских колониях в Африке (3).

Организация Aginter Press не имела к прессе никакого отношения. Она не печатала книги и антикоммунистические листовки, она проводила обучение правых террористов и специализировалась на диверсиях и секретных боевых операциях в Португалии и за ее пределами. Таинственную и жестокую организацию поддерживало ЦРУ; возглавлялась она европейскими офицерами правого крыла, которые с помощью PIDE набирали в свои ряды фашистских активистов. Расследование итальянского Сената по делу «Гладио», секретной войне и случаям массовых убийств в Италии выяснило, что итальянские правые экстремисты также проходили обучение в Aginter Press. В Португалии было выявлено, что подразделение Aginter Press Organisation Armee contre le communisme International (OACI) также действовало в Италии. Итальянские сенаторы обнаружили, что ЦРУ осуществляло поддержку Aginter Press в Португалии; секретная организация возглавлялась капитаном Ивом Гиллоном, более известным под именем Ив Герен Серак, специалистом в области секретных боевых действий, получившим медали героя войны от Соединенных Штатов, включая американскую Бронзовую звезду за участие в Корейской войне. «Организация Aginter Press, — говорилось в отчете по итальянской сети «Гладио», — как было выявлено благодаря документам, полученным в ходе криминального расследования, была информационным центром, напрямую связанным с ЦРУ и португальскими спецслужбами и специализировавшимся на проведении провокационных операций» (4).

Англоязычная версия с Youtube:

В то время как португальское правительство уклонялось от расследования истории зловещей организации Aginter Press и секретной войны, итальянская сенатская комиссия по расследованию дела «Гладио» и массовых убийств продолжила в 1997 году свое расследование и опросила итальянского судью Гвидо Сальвини. Будучи экспертом по терроризму правых в Италии и за ее пределами, Сальвини детально изучил имеющиеся в доступности документы на Aginter Press. «Позволяет ли ваше исследование сказать, — задал Сальвини вопрос член комиссии по расследованию дела «Гладио» сенатор Манка, — что американская спецслужба ЦРУ напрямую несет ответственность за операции, проводимые Aginter Press?» Судья Сальвини ответил: «Сенатор Манка, сейчас вы задали очень важный вопрос». И объяснил, что из-за политической деликатности данного вопроса он сможет дать ответ только во время закрытого совещания. На том и порешили. До сих пор к этим документам нет доступа (5).

В обращении к общественности судья Сальвини подчеркнул, что «сложно дать точное определение организации Aginter Press» и смог, используя размытые формулировки, предположить следующее: «Это организация, которая во многих странах, включая Италию, стимулирует и поддерживает стратегии определенных групп, которые в соответствии с принятым протоколом вмешиваются в неприемлемые для них ситуации». По словам Сальвини, антикоммунистическая секретная армия ЦРУ, которую в своих операциях использует Aginter Press, действует «в соответствии со своими целями и ценностями, которые в их понимании — защита западного мира против вероятного вторжения в Европу войск Советского Союза и коммунистических стран» (6). Португальская секретная армия Aginter Press, по информации судьи Сальвини, выполняла, как и большинство других секретных армий «Гладио» Западной Европы, двойную задачу. Секретные подразделения скрытно подготавливали к советскому вторжению, однако из-за отсутствия ожидаемого вторжения во время холодной войны «Гладио» наметила своими жертвами политические группы левых, что коррелировало со стратегией некоторых стран Западной Европы по ведению секретных боевых действий.

В то время как в предыдущие десятилетия многие члены Aginter Press активно участвовали в секретной антикоммунистической войне под разными именами, официально Aginter Press была основана в Лиссабоне только в сентябре 1966 года. В то время стратегия Aginter Press и ЦРУ больше определялась необходимостью проводить внутренние операции, чем страхом вторжения советских войск. Во многих странах Западной Европы проходили крупномасштабные протесты левых против войны во Вьетнаме и поддержки Соединенными Штатами правых диктатур Латинской Америки и Западной Европы, включая Португалию. Диктатор Салазар и PIDE проявляли беспокойство по поводу потенциально дестабилизирующего эффекта социального движения и среди прочего рассчитывали на то, что Aginter Press поможет разгромить это движение.

Большинство рекрутов, которые во второй половине 1960-х годов присоединились к секретной армии ЦРУ Aginter Press в Лиссабоне, имели военный опыт в Африке и Юго-Восточной Азии, тщетно пытаясь предотвратить потерю Европой своих колоний в борьбе с движениями за независимость. Директор Aginter Press капитан Ив Герен Серак, католический активист и антикоммунист, завербованный ЦРУ сам был офицером французской армии и видел Францию, побежденную Гитлером во Второй мировой войне. Он также был ветераном Французско-вьетнамской войны (1945–1954), Корейской войны (1950–1953) и ветераном Французской войны в Алжире. Герен Серак служил в известной 11-й ударной бригаде военно-десантной диверсионной части французских спецслужб SDCE, тесно связанной с французской секретной армией, и в 1961 году вместе с другими закаленными в боях офицерами 11-го ударного основал тайную нелегальную организацию Секретная армейская организация (Organisation Armee Secrete) для сохранения контроля Франции над колониальным Алжиром, свержения правительства де Голля и установления антикоммунистического французского государства с сильным военным уклоном.

Даже после того, как Алжир добился независимости в 1962 году и де Голль прекратил деятельность CAO, бывшие офицеры Секретной армейской организации, включая Герен Серака, были в опасности. Они покинули Алжир и в обмен на предоставление политического убежища и других благ предложили свои отточенные навыки и опыт в проведении секретных операций, боевых действий, в операциях террористической и контртеррористической направленности в отношении диктаторов Латинской Америки и Европы (7). Боевики CAO усилил сети «правых» по всему миру. В июне 1962 года Ив Герен Серак был нанят диктатором Франко и смог применить свои навыки для борьбы вместе с испанской секретной армией против испанской оппозиции. Из Испании Герен Серак перебрался в Португалию, где во главе стоял Салазар, потому как в его понимании страна была не только последней колониальной империей, но и последним оплотом против коммунизма и атеизма. Убежденный антикоммунист и сторонник холодной войны, он предложил свои услуги Салазару: «Все сложили оружие, но не я. После CAO я находился в Португалии, где продолжал борьбу, пытаясь развить ее в планетарном масштабе» (8).

В Португалии Герен Серак объединился с французскими правыми и бывшими бойцами CAO, а бывший «петенист»[4] Жак Плонкард д'Ассак ввел его в «правое сообщество» и PIDE. Благодаря своему огромному опыту, Герен Серак был взят на должность инструктора военизированных частей Legiao Portuguesa и частей Португальской контрповстанческой армии. Именно таким образом он создал сверхсекретную антикоммунистическую армию Aginter Press, имеющую поддержку в лице и PIDE, и ЦРУ. Aginter Press открывала тренировочные лагеря, в которых проводилось обучение наемников и террористов в рамках трехнедельного курса, включающего в себя такие аспекты ведения секретных операций, как бомбовый терроризм, заказные убийства, диверсионные техники, методы тайной связи и внедрения и приемы ведения боевых действий в колониях.

Среди «отцов-основателей» Aginter Press был также итальянский правый террорист Стефано Дель Чиаэ. «Мы выступали против коммунистов и против буржуазного государства, против демократии, которые лишили нас свободы. Мы были вынуждены применять насилие», — говорил позже Дель Чиаэ. «Нас считали преступниками, но на самом деле мы были жертвами антифашистского либерального движения. Мы стремились донести наши идеи до общественности, мы хотели, чтобы нас услышали». В середине 1960-х годов 30-летний Дель Чиаэ вместе с Гереном Сераком при поддержке ЦРУ основал секретную apMHioAginter Press. «Вместе с моим французским другом [Гереном Сераком] я принял решение [в 1965 году] основать пресс-службу Aginter Press для продвижения и защиты наших идей» (9). В последующие годы Дель Чиаэ стал, возможно, самым жестоким террористом правого «фланга», связанным с ведением секретной войны. В Италии он принимал участие в переворотах и массовых бойнях, включая резню 1969 года на Пьяцца Фонтана. В Латинской Америке совместно с нацистом Клаусом Барби, называемым «лионским мясником», он поддерживал установление режима правой диктатуры (10).

«Наша организация в основном состоит из двух типов людей: 1) офицеров, которые пришли к нам после участия в боевых действиях в Индокитае и Алжире, и также тех немногих, кто присоединился к нам после войны в Корее; 2) интеллектуалы, которые в этот же период обратили свое внимание на изучение методов подрывной деятельности по Марксу, — описывал секретную антикоммунистическую армию Aginter Press ее директор Герен Серак. Эти интеллектуалы, как заметил Герен Серак, сформировали учебные группы и делились опытом «в попытке проанализировать методы подрывной деятельности по марксизму и заложить основы контрметодов». Герен Сераку было понятно, что борьба должна вестись в нескольких странах: «За это время мы установили ряд тесных контактов с группами единомышленников в Италии, Бельгии, Германии, Испании и Португалии с целью формирования ядра Западной лиги борьбы против марксизма» (11).

Прибывшие напрямик с театров военных действий, многие солдаты секретной армии и прежде всего их инструкторы, включая Герен Серака, не имели ни малейшего представления и еще меньше уважения к ненасильстенным методам решения конфликтов. Сам Герен Серак вместе со всеми остальными был убежден: чтобы победить коммунизм в Западной Европе, необходимо проводить секретные террористические операции. «На первом этапе нашей политической деятельности мы должны создать хаос во всех структурах режима, — заявил он, не указывая конкретное государство. — Два вида террористических операций могут спровоцировать такую ситуацию: слепой терроризм (совершение беспорядочных массовых убийств, которое влечет за собой большое количество жертв) и выборочный терроризм (ликвидация определенных людей)». В каждом случае вину за теракт, тайно проведенный правыми, следует переложить на левых, как настаивал «магистр» и «серый кардинал» антикоммунистического терроризма: «Разрушение государства должно проводиться под прикрытием «коммунистической активности». Террористические атаки секретных армий служат средством дискредитации действующего правительства и заставляют его сдвинуться вправо: «После этого мы должны пробраться в сердце военной, судебной власти и церкви, чтобы иметь влияние и формировать общественное мнение, предлагать решения и явно демонстрировать слабость существующего аппарата власти. Общественное мнение должно быть ориентировано таким образом, что мы — единственные, кто может спасти отечество. Очевидно, что для проведения подобной операции потребуются значительные финансовые ресурсы» (12).

ЦРУ и военная спецслужба Салазара PIDE обеспечили финансовую составляющую террористической операции капитана Герена Серака. Документ организации Aginter Press, озаглавленный «Наша политическая активность» и датированный ноябрем 1969 года, был обнаружен в конце 1974 года. Он описывает, каким образом страна может стать мишенью для ведения секретных действий: «Мы убеждены, что первая фаза политической активности должна создать условия для наступления хаоса во всех структурах режима». Самым важным моментом стратегии является то, что вина за произошедшие теракты и акты насилия должна быть возложена на коммунистов, и все следы должны также вести к ним. «По нашему мнению, первым делом мы должны разрушить структуру демократического государства под прикрытием коммунистических или прокитайских операций». В документе подчеркивалось, что необходимо проникнуть в группы левых активистов и манипулировать их членами внутри этих групп: «Более того, у нас есть люди, которые уже влились в эти группы, и мы должны будем варьировать свои действия в зависимости от обстановки, — а именно проведение пропаганды и действий, которые, как должно казаться, идут от наших коммунистических противников». Операции «Под чужим флагом», как полагали солдаты секретных армий, «создадут чувство враждебности по отношению к тем, кто угрожает миру каждой отдельной нации, то есть к коммунистам» (13).

На раннем этапе развития активности Aginter Press одним из важнейших усилий ее офицеров и обученных наемников и террористов было ослабить и уничтожить боевые группы национального освобождения, действующие в колониях Португалии. Так, в середине 1960-х годов первым «театром боевых действий» для Aginter Press стала не Европа, а Африка, где Португалия на территории своих колоний боролась с национально-освободительным движением. Aginter Press отправила командующих операциями в страны, граничащие с португальской Африкой. «Их целью была ликвидация лидеров освободительных движений, внедрение информаторов и провокаторов и использование ложных движений освобождения» (14). Секретные войны велись в сотрудничестве с PIDE и другими структурами португальского правительства. «У Aginter Press были заключены письменные контракты с PIDE на проведение спецопераций и шпионажа» (15).

Наиболее известными жертвами заказных политических убийств, проведенных солдатами секретной армии Португалии и колоний якобы были Умберто Дельгадо, лидер португальской оппозиции, Амилькар Кабрал, один из главных деятелей африканского революционного движения, и Эдуардо Мондлан, лидер Мозамбикской партии освобождения и президент движения FRELIMO (Frentede Liberacao de Mocambique — «Фронт освобождения Мозамбика»), убитый в колониальном Мозамбике в феврале 1969 года (16). Несмотря на всю жестокость, Португалия не смогла остановить процесс становления независимости колоний. Гоа стал частью Индии в 1961 году. Гвинея-Бисау обрела независимость в 1974-м. Ангола и Мозамбик стали независимыми в 1975 году, в то время как Восточный Тимор тогда же был оккупирован Индонезией.

Наряду с колониальными войнами Aginter Press также напрямую влияла на проведение секретных военных операций против коммунистов в Западной Европе. На сегодняшний момент имеются доказательства по секретным армиям, созданным НАТО для действий на оккупированных территориях, и секретной войне в Западной Европе, позволяющие предположить, что лиссабонская организация Aginter Press больше, чем какая-либо секретная армия ответственна за жестокость и кровопролитие в Португалии и за ее пределами. У солдат секретной армии Aginter Press был совсем иной менталитет. Не в пример солдатам секретных армий, скажем, P26 (швейцарской секретной армии) или ROC (норвежской секретной армии), члены португальской Aginter Press принимали участие в реальных боевых действиях в колониях, периодически убивали людей; их возглавлял капитан, который рассматривал насилие в качестве основного инструмента для разрешения конфликтов после своей службы во Вьетнаме, Корее и Алжире.

Возможно, самая ужасная документально подтвержденная операция, проведенная секретными солдатами в Западной Европе в их антикоммунистической битве, — это бойня на Пьяцца Фонтана, которая повергла в ужас Рим, политическую столицу Италии, и Милан, индустриальную столицу Италии, незадолго до Рождества, 12 декабря 1969 года. В этот день четыре бомбы взорвались в Риме и Милане, взрывом убило 16 случайных прохожих. Большинство жертв были фермерами, которые после трудового дня пришли в Национальный аграрный банк на Пьяцца Фонтана в Милане, чтобы положить заработанное на свой счет. 80 человек были искалечены и ранены. Одна бомба не взорвалась из-за неисправности таймера, но итальянская военная спецслужба SID совместно с полицией уничтожили компрометирующие улики, взорвав бомбу прямо на месте. Бойня была осуществлена в соответствии со стратегией секретных боевых действий, подготовленной Гереном Сераком. Итальянская военная спецслужба свалила вину за происшествие на левых и подбросила части бомбы в качестве доказательства на виллу к известному издателю и члену организации левого толка Жанжиакомо Фелтринелли (Giangiacomo Feltrinelli). Несколько коммунистов было арестовано незамедлительно (17).

Засекреченный внутренний доклад итальянской военной спецслужбы SID, датированный 16 декабря 1969 года, уже тогда предполагал, что бойня в Риме и Милане была проведена правыми при поддержке ЦРУ (18). Однако итальянскую общественность заставили думать, будто сильные итальянские коммунисты начали использование насилия для достижения власти. Предполагают, что бойню осуществили итальянские правые из «Нового порядка» (Ordine Nuovo) и «Национального авангарда» (Avanguardia Nazionale), которые тесно сотрудничали с секретными армиями. Итальянский правый экстремист Гвидо Джианнеттини, напрямую вовлеченный в бойню, тесно сотрудничал с находящейся в Лиссабоне Aginter Press. «Во время расследования прошла информация, подтверждающая связь между Aginter Press, Ordine Nuovo и Avanguardia Nazionale», — объяснил судья Сальвини итальянским сенаторам, расследующим дело тайных войн в Италии и за ее пределами. «Выяснилось, что Гвидо Джианнеттини контактировал с Герен Сераком в Португалии еще с 1964 года. Также выяснилось, что инструкторы Aginter Press… приезжали в Рим между 1967 и 1968 годами и обучали боевиков Avanguardia Nazionale использовать взрывчатые вещества». Судья Сальвини пришел к выводу, что, основываясь на доступных в тот момент документах и свидетельствах, можно сказать: ЦРУ под прикрытием Aginter Press сыграло решающую роль в осуществлении секретных боевых операций по всей Западной Европе и провело устрашающие акты насилия для дискредитации коммунистов Италии (19).

Этот факт позже подтвердился в марте 2001 года благодаря важным показаниям генерала Жианделио Малетти, прежнего главы итальянской контрразведки, на суде против правых экстремистов, обвиненных в убийстве шестнадцати человек во время бойни на Пьяцца Фонтана. На миланском суде Малетти свидетельствовал, что «ЦРУ, следуя указаниям своего правительства, хотело создать итальянский национализм, способный остановить то, что они понимали как идеологическое сползание в сторону левых. И для осуществления этой цели ЦРУ могло использовать терроризм правых». Это было масштабное свидетельство, подтверждающее, что ЦРУ является террористическойорганизацией. Малетти добавил: «Не забывайте, что во главе государства стоял Никсон; он был довольно-таки странным человеком — разумным политиком, но человеком достаточно нестандартных инициатив» (20). Итальянский Судья Гвидо Сальвини подтвердил, что следы ведут к «иностранной спецслужбе». «Говоря «иностранные спецслужбы», вы имеете в виду ЦРУ?» — поинтересовались итальянские журналисты, на что Сальвини осторожно ответил: «Мы можем сказать, что хорошо известно, кто оказал помощь в подготовке убийств и кто сидел за столом, откуда были даны приказы осуществить бойню. Это правда» (21).

Помимо борьбы с коммунизмом в Италии капитан Герен Серак придавал особое значение тому, что антикоммунистическая борьба должна осуществляться в мировом масштабе. Поэтому агенты Aginter Press, в том числе американец Джей Саблонский, совместно с ЦРУ и американскими «зелеными беретами» участвовал в пресловутой гватемальской контртеррористической операции 1968–1971 годов, в которой по приблизительным оценкам около 50 000 человек, в основном гражданских, были убиты. Кроме того оперативники Aginter Press были в Чили в 1973 году и участвовали в операции ЦРУ по свержению избранного президента от социалистов Сальвадора Альенде и замене его правым диктатором Аугусто Пиночетом (22). Aginter Press из своего безопасного убежища в Португалии могла направлять солдат своей секретной армии по всему миру.

Ситуация изменилась только когда в мае 1974 года португальская «Революция цветов» положила конец диктатуре и проложило путь к демократизации страны. Солдаты секретной армии Aginter Press знали, что выживание их организации напрямую зависело от выживания правой диктатуры. Узнав, что левые офицеры португальских вооруженных сил планируют переворот для осуществления «Революции цветов», оперативники Aginter Press объединились с правым генералом Спинола в заговоре против португальских центристов. Их план был занять португальские Азорские острова в Атлантическом океане и использовать их в качестве независимых территорий и морских баз для выполнения тайных операций против материковой Португалии.

Aginter Press оказалась не в состоянии реализовать свой план и была уничтожена вместе с диктатурой: 1 мая 1974 года левое крыло португальских вооруженных сил пришло к власти и положило конец диктатуре, которая длилась почти половину века. 22 мая 1974 года, через три недели после революционного переворота, специальные подразделения португальской полиции по приказу новых руководителей страны ворвались в здание штаб-квартиры Aginter Press на Rua das Pracas в Лиссабоне, чтобы закрыть злополучное агентство и конфисковать весь материал. Но штаб-квартира была пуста. Благодаря хорошим отношениям с разведывательным сообществом все агенты Aginter Press были предупреждены и ушли в подполье; никто не был арестован. Так как штаб-квартиру покидал и в спешке, остались некоторые документы. Специальные полицейские подразделения имели возможность собрать большое количество улик, доказывающих, что прикрытие ЦРУ, Aginter Press была очень активно вовлечена в проведение террористических операций.

Так как молодая демократия пыталась справиться с аппаратом безопасности, оставшейся от режима диктатуры, военная спецслужба PIDE и Legiao Portuguesa были расформированы. Комиссия по роспуску PIDE и Португальского легиона (Comissao de Extincaoda PIDE e da Legiao) быстро поняла, что PIDE при поддержке ЦРУ управляла работой секретной армии под названием Aginter Press, и потребовала, чтобы ей были предоставлены файлы, которые были собраны на Aginter Press после налета на штаб-квартиру и в которых содержатся все имеющие отношение к делу доказательства. История тайных армий Португалии была впервые близка к удачному завершению, когда внезапно файлы исчезли. «Досье на Aginter Press было на время взято у комиссии для расформирования PIDE и Португальского легиона и сразу после этого исчезло», — годы спустя после скандала с сожалением вспоминала португальская ежедневная газета «О Jornal» в своей статье по сетям Gladio (23).

Как это могло случиться? Почему комиссия не была более осторожной с такими важными данными? Итальянский журналист Барбачетто из миланского политического журнала L'Europeo позже вспоминал: «Трое моих коллег присутствовали тогда во время конфискации архива Aginter Press. Им удалось сфотографировать детали, только небольшие детали из огромного объема конфискованных данных». Под заголовком «Мафия» или «Немецкие граждане, финансово участвующие в операции» были указаны псевдонимы сторонников Aginter Press. «Документы были уничтожены португальскими военными, — напоминает Барбачетто, — потому что, очевидно, они опасались дипломатических осложнений с правительствами Италии, Франции и Германии в случае, если откроется деятельность Aginter в различных странах Европы» (24).

PIDE заменили новой португальской военной спецслужбой SDCI, которая проводила исследования по секретной армии Aginter и пришла к выводу, что перед организацией стояло четыре задачи. Во-первых, это было на международном уровне хорошо согласованное «бюро шпионажа, контролируемое португальской полицией и через них ЦРУ западногерманским BND или «Организацией Гелена», испанской Direccion General De Seguridad, южноафриканской BOSS и затем греческим KYP». Наряду с задачей по сбору разведывательных данных Aginter Press, во-вторых, функционировала как «центр по набору и обучению наемников и террористов, специализирующихся на саботаже и заказных убийствах. В соответствии с документом SDCI, Aginter Press была, в-третьих, «стратегическим центром по проведению неофашистского и «правого» политического «воспитания» на Африканском континенте к югу от Сахары, в Южной Америке и Европе во взаимодействии с рядом полуфашистских режимов, известными правыми деятелями и активными на международном уровне неофашистскими группами». В-четвертых, Aginter Press была секретной антикоммунистической армией, «международной фашистской организацией под названием «Порядок и традиции» стайным военизированным крылом OACI» (25).

После падения португальской диктатуры Герен Серак и его антикоммунистические боевики бежали в соседнюю Испанию, где получили защиту во вновь созданных штаб-квартирах Франко в Мадриде. Оставаясь верными своему ремеслу, солдаты секретной армии Aginter Press в обмен на политическое убежище предоставили спецслужбе Франко свои услуги по выслеживанию и убийству лидеров баскского сепаратистского движения ETA. Более того, они продолжали проводить свои тайные операции за рубежом и помимо прочего предприняли попытку дискредитировать Алжирское освободительное движение. «Я могу привести вам еще один очень интересный пример», — предложил итальянский судья Сальвини сенаторам Италии, после чего он объяснил, что группа Герен Серака в 1975 году совместно с американскими и французскими боевиками, а также испанскими и итальянскими правыми организовала с их испанских баз серию бомбовых ударов. Каждый удар сопровождался сигналом SOA (обозначающий «алжирская оппозиция») в целях дискредитации группы алжирской оппозиции.

«Бомбы были заложены в посольства Алжира в четырех разных странах — во Франции, Германии, Италии и Великобритании», — и алжирская оппозиция была выставлена в дурном свете, хотя «в действительности эти взрывы были проведены группой Герен Серака, который таким образом продемонстрировал свои огромные возможности в работе под прикрытием и по внедрению на территорию врага». Бомба перед алжирским посольством во Франкфурте не взорвалась и была тщательно изучена немецкой полицией. «Чтобы отследить связь Герен Серака и Aginter Press, важно понять, из каких составных элементов была изготовлена бомба, — подчеркнул судья Сальвини. — Бомба содержит C4, взрывчатое вещество, использующееся исключительно военными США; такой тип взрывчатого вещества еще ни разу не использовали ни в одной из бомб, изготовленных анархистами. Повторяю, это была очень сложная в изготовлении бомба. То, что Aginter Press использовала C4, показывает, с кем организация поддерживала контакты» (26).

Когда со смертью диктатора Франко 20 ноября 1975 года испанская диктатура правых рухнула, Герен Серак и его тайная армия вновь были вынуждены бежать. Испанская полиция не спешила с разбирательством того, что осталось после Aginter Press, и только в феврале 1977 года организовала облаву в Мадриде, на улице Пелайо, 39, где в штаб-квартире Aginter Press они обнаружили тайники оружия с оружием и взрывчатыми веществами. К этому времени Дель Чиаэ, Герен Серак и их тайные солдаты перебрались из Европы в Латинскую Америку, где в Чили диктатора Пиночета многие нашли новую безопасную эксплуатационную базу. Герен Серака в последний раз видели в Испании в 1997 году (27).

Общественное внимание еще раз было привлечено к истории секретной загадочной антикоммунистической армии в Португалии, когда в конце 1990-х годов премьер-министр Италии Джулио Андреотти рассказал, что секретные армии, связанные с НАТО, существовали в Италии и за ее пределами. 17 ноября 1990 года европейские «открытия» достигли Лиссабона, где португальская ежедневная газета Expresso под заголовком «Гладио». Солдаты холодной войны» сообщила, что «скандал переступил границы Италии и на нынешний момент существование тайных сетей «Гладио» было официально подтверждено в Бельгии, Франции, Голландии, Люксембурге, Германии и полуофициально в Швеции, Норвегии, Дании, Австрии, Швейцарии, Греции, Турции, Испании, Соединенном Королевстве и Португалии» (28).

Сильно обеспокоенный португальский министр обороны Фернандо Ногейра 16 ноября 1990 года объявил, что ему не было известно о существовании ответвления «Гладио» в Португалии, и утверждал, что ни в его министерстве обороны, ни в Генеральном штабе вооруженных сил Португалии не было «никакой информации о существовании или деятельности «структуры «Гладио» в Португалии» (29). Португальская газета «Диарио де Нотикиас» посетовала, что «позиция Фернандо Ногейра, высказанная в нескольких словах, сейчас тем или иным образом подтверждается словами бывших министров обороны, Эурико де Мело и Руи Мачете, а также [бывшим министром иностранных дел] Франко Ногейра и маршалом Кошта Гомишем, которые подтвердили «Диарио де Нотикиас», что ничего не знали по данному вопросу. Ту же позицию заняли оппозиционные парламентарии в парламентском комитете обороны» (30).

Кошта Гомиш, бывший португальский офицер связи НАТО, настаивал на том, что он не знал о существовании секретной сети, связанной с НАТО, «несмотря на то, что между 1953 и 1959 годом я принимал участие во всех встречах Альянса». Однако в то же время он признал, что португальская армия «Гладио» могла быть связана с PIDE или с определенными лицами в Португалии, которые не являлись членами правительства. «Такие связи, — объяснил Кошта Гомиш, — если бы они действительно существовали, то шли бы параллельно официальным структурам», и таким образом были бы ему неизвестны. Подобно Кошта Гомишу, Франко Ногейра, который был министром иностранных дел во времена Салазара, заявил: «Никогда у меня не было ни малейшего представления о существовании подобной организации. Ни во время моего пребывания на посту министра иностранных дел, когда я контактировал с представителями НАТО, ни в последующее время». Он пояснил, что если секретные подразделения «Гладио» были активны в Португалии, «их деятельность, несомненно, была бы известна д-ру Салазару». Салазар, конечно, по мнению Ногейра, обсудил бы эту информацию со своим министром иностранных дел: «Мне очень трудно поверить, что у этой сети были связи с PIDE или Португальским легионом. Следовательно, я убежден, что эта организация «Гладио» не существовала в нашей стране, хотя, конечно, все возможно в этой жизни» (31).

Пока государственные чиновники были не в состоянии предоставить информацию о секретной войне, португальская пресса наблюдала и сетовала, что «очевидно, правительства европейских стран не контролируют свои спецслужбы», критикуя НАТО за приверженность «доктрине ограниченного доверия. Такая доктрина утверждает, что правительства некоторых стран не будут предпринимать действия против коммунистов, и, таким образом, не стоит их информировать о деятельности тайной армии НАТО» (32). Только один старший военный офицер Португалии был готов приподнять завесу тайны, при условии, что ему будет разрешено остаться неназванным. Португальский генерал, который был главой португальского Комитета начальников штабов, подтвердил O Jornal, что «параллельная оперативно-информационная служба действительно существовала в Португалии и в ее колониях; задачи по финансированию и руководству службой лежали не на вооруженных силах, а на Министерстве обороны, Министерстве внутренних дел и Министерстве по делам колоний. Эта параллельная оперативно-информационная служба, — подтвердил генерал, — также была непосредственно связана с PIDE и Португальским легионом» (33). По этому делу не было парламентского расследования, не говоря уже о парламентском докладе, и после этих смутных подтверждений вопрос остался открытым.

1 John Palmer, Undercover NATO Group 'may have had terror links'. In: British daily The Guardian, November 10,1990.

2 Michael Parenti, Against Empire (San Francisco: City Light Books, 1995), p. 143.

3 Joao Paulo Guerra, 'Gladio' actuou em Portugal. In: Portuguese daily О Jornal, November 16,1990.

4 Senato della Repubblica. Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabiliy delle stragi: II terrorismo, le stragi ed il contesto storico politico. Redatta dal presidente della Commissione, Senatore Giovanni Pellegrino. Roma 1995, pp. 204 and 241.

5 Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabili delle stragi. 12th session, March 20, 1997. URL: www.parlamento.it/parlam/bicam/terror/stenografici/stenol2.htm.

6 Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabili delle stragi. 9th session, February 12, 1997. URL: www.parlamento.it/parlam/bicam/terror/stenografici/steno9.htm.

7 Jeffrey M. Bale, Right wing Terrorists and the Extraparliamentary Left in Post World War 2 Europe: Collusion or Manipulation? In: British periodical Lobster Magazine, Nr. 2, October 1989, p. 6.

8 French periodical Paris Match, November 1974. Quoted in Stuart Christie, Stefano delle Chiaie (London: Anarchy Publications, 1984), p. 27.

9 Egmont Koch and Oliver Schröm, Dechumie Aginter. Die Geschichte einer faschistischen Terror Organisation, p. 4. (Unpublished essay of 17 pages. Undated, ca. 1998).

10 See Christie, delle Chiaie, passim.

11 Ibid., p. 29.

12 Этот документ якобы был обнаружен в бывшем офисе Герен Серака после португальской революции 1974 года. Он содержал бельгийский террористический словарь по Бельгии Мануэля Абрамовича. See entry 'Guerin Serac' in: Le dictionnaire des années de plomb beiges. On the Internet: www.users.skynet.be/avancees/idees.htm.

13 Quoted in Christie, delle Chiaie, p. 32. Also in Lobster, October 1989, p. 18.

14 Ibid., p. 30.

15 Joao Paulo Guerra, 'Gladio' actuou em Portugal. In: Portuguese daily O Jornal, November 16,1990.

16 Ibid., And Christie, delle Chiaie, p. 30.

17 Senato della Repubblica. Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabiliy delle stragi: II terrorismo, le stragi ed il contesto storico politico. Redatta dal presidente della Commissione, Senatore Giovanni Pellegrino. Roma 1995, p. 157.

18 Фабрицио Кальви и Фредерик Лоран выпустили замечательный документальный фильм о бойне, озаглавленный Storia di un Complotto, транслировавшийся 11 декабря 1997 года в 8.50 вечера на итальянском государственном телевидении Rai Due. И снова был показан на французском языке, L'Orchestre Noir: La Strategie de la tension, в двух блоках 13 января 1998 года и 14 января 1998 года в 20.45 на французском канале Arte. Опираясь в основном на устную историю, они опросили большое количество свидетелей, в том числе судей, которые в течение многих лет исследовали массовые убийства, Гвидо Сальвини и Херардо Д'Амбросио, а также правых экстремистов Стефано Дель Чиаэ, Амоса Спиацци, Гвидо Джианеттини, Винченцо Винчигерра и должностных лиц, включая капитана Лабруна и премьер-министра Джулио Андреотти из DCI. Кроме того, они взяли интервью у Виктора Маркетти и Марка Уайатта из ЦРУ.

19 Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabili delle stragi. 9th session, February 12, 1997. URL: www.parlamento.it/parlam/bicam/terror/stenografici/steno9.htm.

20 Philip Willan, Terrorists 'helped by CIA'to Stop Rise of Left in Italy. In: British daily The Guardian, March 26, 2001. Виллан — эксперт по секретным операциям США в Италии. Он опубликовал очень нужную книгу Puppetmasters. The Political Use of Terrorism inltaly (London: Constable, 1991).

21 Italian daily La Stampa, June 22,1996.

22 Peter Dale Scott, Transnational Repression: Parafascism and the US. In: British periodical Lobster Magazine, Nr. 12,1986, p. 16.

23 Joao Paulo Guerra, 'Gladio' actuou em Portugal. In: Portuguese daily О Jornal, November 16,1990.

24 Koch and Schröm, Aginter, p. 8.

25 Quoted in Christie, delle Chiaie, p. 28.

26 Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabili delle stragi. 9th session, February 12, 1997. URL: www.parlamento.it/parlam/bicam/terror/stenografici/steno9.htm.

27 Koch and Schröm, Aginter, p. 11–12.

28 Portuguese daily Expresso, November 17,1990.

29 Portuguese daily Diario De Noticias, November 17,1990.

30 No author specified, Ministro nega conhecimento da rede Gladio. Franco Nogueira disse ao DN que nem Salazar saberia da organizacao. In: Portuguese daily Diario De Noticias, November 17,1990.

31 Ibid.

32 No author specified, Manfred Woerner explica Gladio. Investigadas ligacoes a extrema-direita. In: Portuguese daily Expresso, November 24,1990.

33 Joao Paulo Guerra, 'Gladio' actuou em Portugal. In: Portuguese daily О Jornal, November 16,1990.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t14