В Испании борьба правых против левых, и коммунистов в частности, проходила не тайно, а открыто и жестоко. Борьба эта длилась три года, ее жертвами стало около 600 тысяч человек, что сравнимо с жертвами Гражданской войны в Америке. Историк Виктор Кирнан мудро заметил, что «армия, от которой граждане ожидают защиты, может в реальности обратиться сторожевым псом, натренированным укусить тех, кто находится под ее защитой». Понятно, что Кирнан мог упоминать о секретных армиях, в задачи которых входило вести боевые действия в тылу оккупационных войск. Но при описании начала Гражданской войны в Испании 17 июля 1936 года, когда группа военных заговорщиков попыталась взять власть в свои руки, он отметил, что «испанские генералы, как и их южно-американские собратья, упорно лезли в политику» (1).

Военный переворот генерала Франко и его сподвижников произошел после того, как левое реформистское правительство во главе с Мануэлем Азана, победив на выборах 16 февраля 1936 года, начало осуществление нескольких проектов, многие из которых были направлены на оказание помощи самым незащищенным слоям населения. Однако, по мнению плохо контролируемой испанской армии, страна после выборов скатывалась к социалистам, коммунистам, анархистам и поджигателям церквей. Многие военные были убеждены, что они должны спасти страну от красной угрозы коммунизма, который в это самое время привел в Советском Союзе, находящемся под контролем Сталина, к судам по ложным обвинениям и массовым расстрелам. Историки, включая Кирнана, были менее великодушны в своих оценках начала Гражданской войны в Испани. Для них «добро и зло не могло быть более ясно выражено… Была какая-то классическая простота в том, что происходило в Испании. Демократически избранное правительство было свергнуто армией. Линии «фронта» были четко очерчены. На одной стороне были бедные, а против них был фашизм, большой бизнес, землевладельцы и церковь» (2).

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

В Греции военный переворот 1967 года установил власть военных менее чем за 24 часа, тогда как в Испании в июле 1936 года гражданское сопротивление военному перевороту была настолько мощным, что республика боролась три года, прежде чем была установлена военная диктатура Франко. Борьба была долгой и упорной, и не только потому, что большинство населения Испании взяло в руки оружие и направило его против испанских военных, но также потому, что спонтанно было сформировано 12 так называемых международных бригад для усиления республиканского сопротивления Франко. Молодые идеалисты, прибывшие из более чем 50 стран мира, в уникальный момент в истории войны добровольно присоединились к «международным бригадам», которые в конечном счете стали насчитывать от 30 до 40 тысяч членов. Большинство из них были рабочими, были также учителя, медсестры, студенты и поэты. «Казалось ужасно важным находиться здесь, — спустя 60 лет вспоминала Тора Крейг, медсестра 1910 года рождения, — почувствовать причастность к истории и помочь. Это была самая важная часть моей жизни». Штукатур Роберт Джеймс Питерс (1914 г. р.) сказал: «Если я и сделал что-то полезное в этой жизни, то это было участие в гражданском сопротивлении» (3).

В конечном итоге испанские коммунисты и социалисты вместе с «международными бригадами» не смогли остановить переворот Франко, так как Гитлер и Муссолини поддержали фашистского генерала, в то время как правительства Великобритании, Франции и Соединенных Штатов выбрали позицию невмешательства. Они опасались испанского коммунизма больше, чем испанского фашистского диктатора, и таким образом молча приняли смерть Испанской республики. Много было написано о периоде, предшествовавшем началу Второй мировой войны, например о неудачной попытке британского премьер-министра Чемберлена и французского премьер-министра остановить Гитлера и Муссолини в Мюнхене в 1938 году. Однако молчаливая поддержка Лондона и Парижа итальянскому и немецкому антикоммунизму в Испании и за ее пределами привлекла гораздо меньше внимания. В то время как Советский Союз вооружал испанских республиканцев, Гитлер и Муссолини отправили более 90 тысяч обученных и вооруженных немецких и итальянских солдат в Испанию. Более того, немецкие военно-воздушные силы устроили в Испании ужасную бомбардировку, этот факт Пабло Пикассо обессмертил в своей картине «Герника». А 27 февраля 1939 года британское правительство закончило битву за Испанскую республику, когда было объявлено, что Испания признала Франко в качестве законного лидера страны. Гитлер и Муссолини обезопасили свой западный «фланг» и достигли с Франко согласия, что Испания займет нейтралитет во время Второй мировой войны. Широкомасштабная борьба с коммунизмом продолжалась благодаря последующему вторжению Гитлера на территорию Советского Союза, причем каждая попытка заканчивалась неудачей, приводя к большому числу жертв. Поэтому диктатор Франко оказал ответную услугу Муссолини и Гитлеру и выслал свою «Синюю дивизию» в помощь Вермахту на борьбу с Советским Союзом.

После Второй мировой войны борьба с коммунистами в Западной Европе часто упоминается как борьба против «пятой колонны». Термин первоначально относился к секретным фашистским «армиям» и был изобретен Эмилио Мола, генералом армии Франко, во время Гражданской войны в Испании. В октябре 1936 года, три месяца спустя после военного переворота, столица Испании Мадрид все еще была занята республиканцами и «Международными бригадами»; Франко приказал генералу Мола захватить столицу, используя все имеющиеся в его распоряжении силы и средства, а также проводя секретные операции. Всего за несколько часов до наступления на столицу генерал Мола провел свою легендарную психологическую военную операцию. Он заявил прессе, что в его распоряжении есть четыре армейских колонны, а кроме этого он располагает еще «пятой колонной» сторонников Франко в самом Мадриде. Члены секретной «пятой колонны», как утверждал сам Мола, не носили ни форму, ни знаки отличия, они находились среди врагов, двигаясь подобно рыбе в воде; они якобы были намного опаснее рядовых солдат.

Англоязычная версия с Youtube:

Стратегия оказалась успешной, поскольку распространяла страх и неуверенность среди коммунистов и социалистов. На следующий день после заявления Мола The New York Times опубликовала статью про поиски таинственной «пятой колонны»: «Прошлой ночью полиция начала прочесывание Мадрида в поисках мятежников». Приказы на осуществление этих рейдов «очевидно были спровоцированы сообщением генерала Мола через радиостанцию мятежников. Он заявил, что в его распоряжении за пределами столицы находятся четыре колонны войск, и еще одна колонна людей рассредоточена по столице, чтобы присоединиться к захватчикам, как только они войдут в столицу» (4). Хотя атака Мола была отбита, страх «пятой колонны» остался у людей до самого конца войны. Майк Экономидес, кипрский командир «международных бригад», обычно сообщал каждому вновь прибывшему новичку, что война в Испании велась в двух направлениях: «С врагом впереди и с пятой колонной в тылу» (5).

Термин «пятая колонна» продолжал существовать и после Гражданской войны в Испании и с тех пор использовался для обозначения секретных армий или вооруженных групп диверсантов, тайно ведущих действия на территории, занятой противником. Во время Второй мировой войны Гитлер организовал нацистскую «пятую колонну», которая в Норвегии и за ее пределами тайно готовила и поддерживала вторжение регулярной немецкой армии. После того как немецкая армия была разгромлена, Запад и НАТО поменяли значение выражения с политически правого на политически левое и стали использовать термин «пятая колонна» в контексте холодной войны для обозначения секретных армий коммунистов. Вскоре эксперты по секретным боевым действиям осудили «готовность свободного мира предоставить коммунистическим «пятым колоннам» возможность процветать в самой их сердцевине» (6). И только во время скандального разоблачения «Гладио» в 1990 году стало ясно, что, возможно, самая большая сеть секретных подразделений «пятой колонны» до недавнего времени существовала как секретная сеть армии НАТО.

Франко управлял железной рукой, и свободные выборы в Испании не проводились с 1936 по 1975 год, до смерти диктатора. Однако в условиях незаконных арестов, судов по ложным обвинениям, пыток и расстрелов опасность коммунизма и социализма, набирающих влияние, была минимальной. Поэтому когда к концу 1990 года Кальво Сотело, испанского премьер-министра в период с февраля 1981 по декабрь 1982 года, спросили о существовании «Гладио» в Испании, он с горькой иронией ответил, что во время диктатуры Франко «Гладио» само было правительством». Альберто Олиарт, министр обороны в правительстве Сотело, придерживаясь той же точки зрения, заявил, что было бы «ребячеством» утверждать о создании в Испании 1950-х годов «армии «Гладио», так как «здесь «Гладио» была правительством» (7).

В условиях холодной войны Вашингтон поначалу не принял дружбу «кровавого» Франко. После смерти Гитлера и Муссолини некоторые специалисты, которые во время войны работали в Управлении стратегических служб и продолжали работать уже после, уверяли, что свержение диктатора Франко будет логичной кульминацией для антифашистской борьбы. Однако в 1947 году, когда было создано ЦРУ, Управление стратегических служб начало осуществлять операцию «Банана» (Banana). С целью свержения Франко вооруженные каталонские анархисты были высажены на берег полуострова. Однако похоже, что между англичанами и американцами не существовало согласованности действий по поводу политической целесообразности свержения Франко, так как и Вашингтон, и Лондон считали его ценным «активом». В конечном итоге британские МИ-6 выдали операцию Banana спецслужбам Франко. Диверсанты были арестованы, а переворот провалился (8).

Франко укрепил свои внешнеполитические позиции, когда в 1953 году заключил соглашение с Вашингтоном, позволяющее США размещать свои ракетные комплексы, войска, самолеты и антенны радиотехнической разведки (SIGINT) на испанской территории. Соединенные Штаты со своей стороны позаботились о том, чтобы Испания под руководством фашистского Франко, несмотря на сопротивление многих стран, среди которых был и Советский Союз, смогла преодолеть свою международную изоляцию и стала в 1955 году членом ООН, организации, созданной для поддержания и укрепления мира и безопасности. В знак поддержки испанского «оплота против коммунизма» американский госсекретарь Джон Фостер Даллес, брат директора ЦРУ Аллена Даллеса, в декабре 1957 провел встречу с Франко; и адмирал Карреро Бланко, доверенное лицо Франко, после этого умело развивал контакты диктатора с ЦРУ. К концу 1950-х годов «связи были укреплены, и спецслужба Франко стала одним из лучших союзников ЦРУ в Европе» (9).

Франко вместе с несколькими диктаторами Латинской Америки стал союзником Вашингтона. С верхних этажей американского посольства в Мадриде за крепко запертыми дверями так называемого Управления по связям с политическими партиями глава резидентуры ЦРУ и его секретная группа наблюдали за эволюцией политической жизни в Испании. Франко в стиле классического олигарха увеличил свое состояние и «законсервировал» свою власть, построив пирамиду из привилегий и коррупции. Его высокопоставленным генералам было позволено делать миллионы на теневом бизнесе, их офицеры в свою очередь получал и свою долю, и так далее вниз. Вся структура военной власти была реквизирована каудильо[3] и полностью от него зависела (10).

В этих условиях неконтролируемые военный аппарат и спецслужбы процветали; они сосредоточили в своих руках торговлю оружием, наркотиками, в своей работе применяли такие методы как пытки, террор и контртеррор. Была в тоталитарной Испании конституционная странность, из-за которой в стране было не одно министерство обороны, а три: одно для армии, одно для военно-воздушных сил и еще одно для военно-морского флота. Каждое из них имело свою собственную спецслужбу. Для армии это Segunda Seccion Bis (Второй отдел Бис), для военно-воздушных сил Segunda Seccion Bis (Второй отдел Бис) и Servicio Informacion Naval (SEIN) (Отдел информации флота) для военно-морского флота. Кроме того, испанские начальники штабов (Alto Estado Mayor (AEM) — Генштаб), подчиняющиеся напрямую Франко, также имели свою собственную спецслужбу, SIAEM — Servicio de Informacion del Alto Estado Mayor (Управление информации ГШ). И даже Министерство внутренних дел также имело две спецслужбы: Direction General De Seguridad (Управление общей безопасности) (DGS) и Guardia Civil (Гражданская оборона).

В 1990 году стало известно, что некоторые управления и департаменты испанских спецслужб совместно с ЦРУ управляли ячейками испанской «Гладио» в Лас-Пальмас, на испанских Канарских островах в Атлантическом море. Базы якобы были созданы еще в 1948 году и действовали на протяжении 1960–1970-х годов. Члены спецслужбы армии Buro Segundo Bis якобы были вплотную вовлечены в работу секретной сети армий. Андре Мойен, 76-летний агент в отставке, который с 1938 по 1952 год был членом бельгийской военной спецслужбы SDRA, утверждал, что спецслужба армии Segundo Bis всегда была «идущей в ногу с «Гладио» (12). Французский исследователь Фалигот поддержал это заявление и подчеркнул, что работа испанской секретной армии в 1950-х координировалась консулом Нидерландов Херманом Лаатсманом, который, «как и его жена, был из близкого окружения Андре Мойена» (13). Подтверждение этому пришло из Италии, когда полковник Альберто Волло в 1990 году заявил, что «в 1960-х и 1970-х в Лас-Пальмасе на Канарских островах существовала база для обучения «гладиаторов», обучение проводили инструкторы США. Там же находились и устройства радиотехнической разведки США (SIGINT)» (14).

Журналисты бельгийской коммунистической газеты Drapeau Rouge провели интервью с Андре Мойеном. По окончании холодной войны Мойен подтвердил своим бывшим противникам, что раньше он принимал активное участие в операции «Гладио» и секретных операциях против коммунистических партий в ряде стран. Бывший агент выразил свое удивление по поводу того, что секретные операции в Испании не были расследованы более тщательно, поскольку он знал из первых рук, что они играли «ключевую роль в вербовке агентов «Гладио» (15). В соответствии с показаниями Мойена, бельгийский министр внутренних дел Влишаувер отправил его в сентябре 1945 года к своему итальянскому коллеге, министру внутренних дел Марио Шельба, с задачей найти пути предотвращения прихода коммунистов к власти. Франция также была заинтересована в этом, и французский министр внутренних дел Жюль Мок состыковал Мойена с директором SDECE Анри Рибьером. Мойен, по его собственным словам, также встречался в 1950-х годах с высокопоставленными военными в нейтральной Швейцарии (16).

Он заявил, что его первые контакты с испанским ответвлением сети «Гладио» состоялись в октябре 1948 года, когда «ячейка сети функционировала в Лас-Пальмасе» на испанских Канарских островах в Атлантическом море. В то же самое время агент SDRA Мойен был якобы направлен на Канарские острова для расследования аферы с топливом, которое через них морским путями доставляли из Бельгии в Конго. «Мошенничество, — заявил Мойен, — затрагивало высокопоставленных испанских чиновников; ко всему прочему мы обнаружили внушительный наркотрафик». Когда Бельгия разоблачила наркобизнес, диктатор Франко выслал в помощь расследованию «двух агентов Buro Segundo Bis» от начальника штаба вооруженных сил. Мойен вспоминал, что «это были отлично информированные люди, которые очень мне помогли, мы много разговаривали, и они показали свою осведомленность в делах «Гладио» (17).

В 1968 году перед Франко встала проблема революционных студенческих протестов, которая прокатилась по всему миру. Опасаясь крупных общественных акций протеста, испанский министр образования попросил главу SIAEM, генерала Мартоса, провести секретные операции против университетов. Адмирал Карреро Бланко, тесно связанный с ЦРУ, в октябре 1968 года создал новое специальное подразделение для ведения тайной войны, названное OCN и подотчетное SIAEM, чьей целью были студенты, профессора и все социалистическое революционное движение в целом. В марте 1972 года после ряда удачных операций Бланко решил трансформировать OCN (подсекцию SIAEM) в новую секретную службу SECED (Servicio Centralde Documentacion — Центральное информационное управление), отданную под командование Хосе Игнасио Сан Мартин Лопеза, возглавлявшего OCN с 1968 года (18). Согласно исследователю «Гладио» Пьетро Седоми, SECED имела очень тесные связи с испанской секретной армией «Гладио», и многие агенты были одновременно членами обеих организаций, так как испанские секретные армии приняли жесткие меры против студенческих протестов и профессорского состава, откровенно выражавших свои мысли (19).

Диктатура Франко во время холодной войны была островком безопасности для большого количества праворадикальных террористов, принимавших участие в секретной антикоммунистической войне в Западной Европе. Итальянский правый экстремист Марко Поззан, член праворадикальной итальянской организации «Новый порядок» в январе 1984 признался судье Феличе Кассону (тому самому, который позже разоблачит секретную армию «Гладио»), что в Испании в последние годы правления Франко обосновалось целое фашистское поселение. Более сотни заговорщиков бежали из Италии после того, как 7 декабря 1970 года принц Валерио Боргезе организовал попытку свергнуть силами неофашистов итальянское правительство. Правые экстремисты, в число которых входил сам Боргезе, а также Карло Чикуттини и Марио Риччи, заново объединились в Испании под руководством известного международного праворадикального террориста Стефано Дель Чиаэ, который во время переворота со своими людьми занял здание Министерства внутренних дел.

В Испании Дель Чиаэ примкнул к правым экстремистам из других европейских стран: Отто Скорцени, бывшему нацисту, и Ив Герен Сераку, бывшему офицеру французской нелегальной организации «Секретная армейская организация» (CAO) и руководителю информационного агентства Aginter-Press, своего рода «рупора» ЦРУ, связанного с «Гладио» и базировавшегося в Португалии. Спецслужбы Франко наняли Скорцени в качестве «консультанта по вопросам безопасности»; Дель Чиаэ наняли для выявления противников Франко в Испании и за ее пределами. Он провел более тысячи кровавых терактов, число убитых приближалось к пятидесяти. Секретная война в Испании характеризовалась убийствами и терактами. Члены секретной армии Дель Чиаэ, включая итальянского правого Альдо Тисея, позже признались итальянскому магистрату, что во время своей испанской ссылки они выслеживали и убивали антифашистов от имени испанской спецслужбы (20).

Марио Познан, который прибыл в Испанию в начале 1970 года, обнаружил, что Коротышка (caccola), как еще называли Дель Чиаэ, получал хорошие деньги за свою «работу» в Испании. «Он путешествовал очень дорого. Всегда самолетом, включая трансатлантические полеты. Коротышка получал деньги помимо всего прочего с испанских спецслужб и полиции». Среди «мишеней» правых террористов были террористы ETA (Euskadi Та Askatasuna — «Страна басков и свобода»), сражавшиеся за независимость басков. В организации ETA и их сторонников были внедрены агенты-провокаторы под командованием Коротышки. «Нам известно, что Коротышка и его группировка действовали против баскских автономистов по указанию полиции, — заявил Поззан. — Я помню, как во время манифестации в Монтеюрра Коротышка и его группа организовали столкновение с оппозиционными политическими группами. Чтобы испанская полиция не могла быть обвинена в неоправданно жестоком вмешательстве, перед Коротышкой и его группой стояла задача спровоцировать и организовать беспорядки. В данном конкретном случае были жертвы. Дело было в 1976 году» (21).

После смерти Франко в 1975 году Дель Чиаэ решил, что Испания больше не является безопасным местом, и перебрался в Чили. Здесь поставленный ЦРУ правый диктатор Пиночет завербовал его для выслеживания и убийства чилийских оппозиционеров во время операции «Кондор» на территории обеих Америк. Потом Коротышка переместился в Боливию, где организовал батальоны смерти для защиты правого правительства и опять был задействован в «совершении бесконечных убийств». Стефано Дель Чиаэ, рожденный в 1936 году в Италии, стал самым известным террористом — членом секретных армий, который тайно боролся с коммунизмом в Европе и за ее пределами во время холодной войны. Правый террорист продолжал быть опасным для организаций левого толка по всему миру, но после того, как он покинул Испанию, он редко возвращался в Старый Свет. Исключение составил 1980 год, когда итальянская полиция подозревала его в возвращении в Италию с целью осуществления кровавой бойни на станции Болонья. 27 марта 1987 года в столице Венесуэлы местными спецслужбами в возрасте 51 года «недосягаемого» в конце концов арестовали. Агенты итальянских спецслужб и ЦРУ прибыли на место задержания только несколько часов спустя. Коротышка не выказал раскаяния за все содеянное, но привлек внимание к тому факту, что его секретная борьба против левых велась под защитой правительств нескольких стран, которые в свою очередь просили его осуществлять некие действия. Эти-то приказы он и приводил в действие: «Имели место массовые убийства. Это факт. Спецслужбы скрывали следы. Это тоже факт» (22).

Франко чувствовал, что его жизнь подходит к концу. Незадолго до своей смерти в июне 1973 года он назначил на пост премьер-министра Испании Карреро Бланко, офицера по связи с ЦРУ и главного «архитектора» испанских спецслужб. Однако многие ненавидели Бланко из-за его жестокости, и в декабре того же года его машина подорвалась на мине, заложенной боевиками ETA. В начале воспринимаемая как «поистине народная» и боровшаяся за независимость басков, испано-французская террористическая организация ETA после убийства Бланко заявила о себе как об опасном враге государства.

После смерти Франко 20 ноября 1975 года преобразование аппарата безопасности Испании оказалось сложным делом. Центральное информационное управление (SECED) самая известная в Испании военная спецслужба, поменяла название на CESID (Centro Superior de Informacion de la Defensa). Но ее первый директор генерал Хосе Мария Бургон Лопез-Дорига обратил свое внимание, что она состояла в основном из бывших членов SECED. Таким образом, секретная война, проходившая при сотрудничестве с итальянскими правыми экстремистами, продолжалась. В момент разоблачения секретных «армий «Гладио» в 1990 году в прессе появилась информация: «Неделю назад испанская газета El Pais выяснила детали последней известной совместной операции Испании и секретной сети. В январе 1977 года связанный с «Гладио» Карло Чикуттини принимал активное участие в бойне на вокзале Аточа в Мадриде. Затем праворадикальный «коммандос» атаковал офис адвоката, тесно связанного с Испанской коммунистической партией, убив пять человек. Атака спровоцировала панику, так как произошла непосредственно в переходный для Испании период, и все опасались, что это только начало атак в попытке остановить переход Испании к демократическому обществу» (23).

Боевик секретной армии и правый террорист Чикуттини прибыл в Испанию на борту военного самолета сразу после инцидента с взрывом бомбы в Петеано в 1972 году, след которого позже приведет судью Кассона к правому террористу Винченцо Винчигерра и секретной «армии», и положит начало расследованию сетей «Гладио» в Европе. В Испании Чикуттини начал вести секретные боевые действия на стороне Франко, который в свою очередь защищал террориста от итальянского правосудия. В 1987 году Италия приговорила Чикуттини к пожизненному заключению за его участие в бойне в Петеано. Но Испания, сейчас являющаяся страной демократии, тогда отказалась выдать преступника Италии, как бы показывая растущее влияние подпольного военного аппарата: Чикуттини уже женился на дочери испанского генерала и стал гражданином Испании. И только в апреле 1998 года 50-летнего правого экстремиста Чикуттини арестовали во Франции и передали итальянским властям (24).

Подобно другим секретным армиям Западной Европы, испанская антикоммунистическая сеть периодически налаживала тесные контакты с НАТО. Итальянский генерал Джерардо Серравалле, командующий итальянской «армией «Гладио» в период с 1971 по 1974 год, после разоблачения сети в 1990 году написал книгу об итальянском подразделении секретной армии НАТО (25). В своей книге генерал вспоминает, что в 1973 году командующие секретными армиями собрались в штаб-квартире Комитета по планированию секретных операций в Брюсселе на дополнительную встречу, чтобы обсудить возможность приема Испании Франко в этот комитет. Французская военная спецслужба и ЦРУ якобы высказались за принятие Испании в секретную сеть, в то время как Италия, представляемая Серравалле, якобы противилась предложению, так как было хорошо известно, что Испания покрывала разыскиваемых Италией правых террористов. «Представители нашей политической власти, — заявил генерал, — оказались бы в крайнем замешательстве перед парламентом», если бы стало известно, что Италия не только имеет секретную армию, но еще и тесно сотрудничает с испанской секретной сетью, укрывающей и защищающей итальянских террористов. Поэтому Испания не была официально допущена к работе в составе Комитета по планированию секретных операций (26).

На второй встрече комитета, которая прошла на этот раз уже в Париже, опять присутствовали члены спецслужб Франко. Они считали, что следует разрешить Испании стать официальным членом командного центра «Гладио», потому что Испания в течение долгого времени давала США возможность размещать американские ядерные ракеты на ее территории, а также военные корабли и подлодки в ее гаванях, взамен ничего от НАТО не получая. Испания находится далеко от Советского Союза и защищена Пиренеями. Поэтому вряд ли у испанских участников данной встречи в мыслях было обсуждение основных задач, с которыми придется столкнуться испанским секретным подразделениям в случае советской оккупации. Скорее, они были заинтересованы в том, чтобы была организована секретная сеть для борьбы с испанскими социалистами и коммунистами. «Во всех встречах всегда есть «час правды», следует только дождаться его, — вспоминал в своей книге Серравалле. — Это час, когда представители спецслужб, находясь в расслабленном состоянии после бокала вина или чашки кофе, более расположены к откровенным беседам. В Париже этот час пришел во время перерыва на кофе. Я подошел члену испанской спецслужбы и начал разговор, сказав, будто его правительство, возможно, переоценивает реальность опасности с Востока. Мне хотелось спровоцировать его. Он, посмотрев на меня с нескрываемым удивлением, подтвердил, что если у Испании и есть трудности, так это с коммунистами (losrojos). Вот она, правда» (27).

Испания стала официальным членом НАТО в 1982 году, но по информации итальянского генерала Серравалле, неофициальные контакты завязались гораздо раньше. Испания, по словам генерала, «не вошла в дверь, а влезла через окно». Испанская секретная армия, например, по приглашению Соединенных Штатов принимала участие в тренировке секретной армии, проводимой американскими силами в немецкой Баварии в марте 1973 года (28). Кроме того, испанская секретная армия, вероятно, была членом второго связанного с НАТО командного центра ACC под кодовым названием Red quantum. «После вступления Испании в НАТО в 1982 году секретные подразделения на случай оккупации, связанные с CESID, преемницей SECED, присоединились к Объединенному комитету по планированию секретных операций, — рассказал исследователь «Гладио» Пьетро Седоми. — Это привело к дискуссиям в самом Объединенном комитете, прежде всего между итальянцами из SISMI [итальянская военная спецслужба], которые обвинили испанцев в неявной поддержке итальянских неофашистов через секретную армию Red quantum» (29).

По-прежнему остается непонятным, знали ли испанские социалисты из кабинета премьер-министра Фелипе Гонзалеса, пришедшего к власти в 1982 году, о тайном взаимодействии с НАТО. Отношения с CESID, возглавляемой полковником Эмилио Алонсо Манглано, характеризовалось недоверием и беспомощностью нового демократического правительства. В августе 1983 года стало ясно, что агенты CESID тайно записывали разговоры социалистического правительства с помощью приборов, закрепленных в подвалах здания правительства. Несмотря на последовавший скандал, директор CESID Манглано не был уволен. Когда в 1986 году Испания после поистине поразительного перехода от диктатуры к демократии стала новым членом Европейского Союза, многие надеялись, что аппарат спецслужб был полностью побежден и находится под надежным демократическим контролем. Но эти надежды, как и в некоторых других демократических странах Европы, были разбиты: внимание общественности привлек факт существования по всей Западной Европе секретных армий.

После того как в конце 1990 года пресса начала публиковать материалы о «Гладио», член парламента от испанских коммунистов Карлос Карнеро поднял вопрос об обоснованном подозрении в отношении Испании, которая могла быть главной базой «Гладио», укрывающей неофашистов из нескольких стран, защищаемых «государственной машиной» Франко. Его опасения подтвердил Амадео Мартинез, бывший полковник испанских войск, который был вынужден покинуть армию из-за своих критических замечаний: он объявил прессе в 1990 году, что и в Испании времен Франко существовала связанная с «Гладио» структура, которая наряду с разными щекотливыми операциями шпионила за политическими оппозиционерами (30). Испанское государственное телевидение транслировало репортаж, который подтверждал проведение тренировок агентов «Гладио» в Испании во время диктатуры Франко. Итальянский офицер, связанный с секретными армиями, подтвердил, что солдаты секретной армии НАТО проходили тренировки в Испании с 1966 года по середину 1970-х. Бывший агент сказал, что он сам вместе с 50 другими агентами проходил обучение на военной базе в Лас-Пальмасе на испанских Канарских островах. По его словам, инструкторы «Гладио» в большинстве своем были из Соединенных Штатов (31).

Другие были менее информированы. Хавьер Руперез, первый испанский посол в НАТО (работал в этой должности с июня 1982 по февраль 1983 года), объяснил прессе, что он ничего не знал про «Гладио». Руперез на момент разоблачений относительно «Гладио» был членом испанской консервативной партии Partido Popular (РР) и директором Оборонной комиссии. Он заявил: «Я ничего не знал про все это. Не имел ни малейшего представления о том, о чем сейчас читаю в газетах». Фернандо Моран, первый министр иностранных дел от Испанской социалистической партии (PSOE), занимал эту должность по июль 1985 года. Он также заявил, что ничего не знал про «Гладио»: «Ни во время моего пребывания на посту министра, ни в любой другой момент у меня не было ни малейшей информации, ни намека или слуха по поводу существования «Гладио» или чего-то подобного» (32).

Парламентарий Антонио Ромеро, член Испанской объединенной левой оппозиционной партии (IU), заинтересовался таинственным делом и вошел в контакт с бывшими секретными агентами, после чего он убедился в том, что секретная сеть была также в Испании и «действовала против коммунистов и анархистов», таких как шахтеры Астурии и каталонские и баскские националисты» (33). 15 ноября 1990 года Ромеро запросил испанское правительство под руководством премьер-министра Фелипе Гонсалеса и министра обороны Нарциса Серра дать точное объяснение по поводу того, какую роль (если была какая-либо роль) страна играла в операции «Гладио» и существовании секретных армий НАТО. Уже на следующий день испанский премьер-министр Фелипе Гонсалес заявил прессе, что для Испании «даже не было роли» в операции «Гладио» (34). Но Ромеро хотел услышать более развернутый ответ и поставил три вопроса. Первым был задан вопрос: «Собирается ли правительство Испании, являясь действующим членом НАТО, запросить у НАТО объяснения по поводу существования и действий сети «Гладио»?» Второй вопрос был также нацелен на альянс НАТО: Ромеро хотел знать, собираются ли исполнительные органы власти Испании «начать дебаты и выяснения по поводу действий «Гладио» на уровне министров обороны, иностранных дел и премьер-министров государств-членов НАТО». И в-третьих, Ромеро хотел узнать, допускает ли испанское правительство возможность предательства со стороны НАТО, поскольку «некоторые страны — участницы НАТО осуществляли через «Гладио» нелегальные действия, и Испания не была проинформирована перед ее вступлением в НАТО [в 1982 году]» (35).

На следующий день испанские газеты пестрили заголовками: «Испанские спецслужбы развивают тесные связи с НАТО, [премьер] Серра приказывает провести расследование по сети «Гладио» в Испании». Принимая в расчет хрупкое послефашистское политическое устройство Испании, тема, конечно, была крайне взрывоопасной, так как пресса, ссылаясь на анонимные источники, обнаружила, что «активисты «Гладио» были набраны из числа военных и членов праворадикальных группировок». Серра, сильно взволнованный, поспешил обратить внимание, что «когда мы пришли в 1982 году к власти, ничего подобного не было, — и добавил: — Возможно, потому, что мы вступили в НАТО довольно поздно, когда холодная война шла к завершению». Серра затем заверил испанскую прессу, что в отношении запроса парламентария Ромеро он приказал Министерству обороны провести расследование о потенциально возможных связях Испании с «Гладио». Однако источники, близкие к правительственным, дали прессе понять, что внутреннее расследование было задумано, чтобы спрятать больше, чем показать, поскольку «его целью было доказать, что подобная организация не существовала в Испании» (36). Другими словами, Серра, стремясь скрыть правду, доверил ведение расследования CESID, и теперь с правовой точки зрения можно было сказать, что подозреваемый расследовал свое же преступление.

И было неудивительно, когда в пятницу 23 ноября 1990 года в ответ на запрос Ромеро Нарцис Серра перед парламентом заявил, что, основываясь на данных проведенного CESID расследования, Испания никогда не была членом секретной сети «Гладио» — «ни до, ни после установления социалистического правительства». Затем Серра осторожно добавил, что «было сделано предположение о существовании некоторых контактов в 1970-х, но для нынешних спецслужб будет затруднительно проверить это». Серра, говоря все более и более размыто, взывал к здравому смыслу вместо того, чтобы использовать в своем докладе документы, свидетельства, факты и числа: «Так как Испания не была членом НАТО в то время, здравый смысл подсказывает мне, что очень тесных связей установлено быть не могло». Испанская пресса не особо была удивлена и подвергла критике тот факт, что министр обороны либо распространяет пропаганду, либо не знает, о чем говорит, и не контролирует работу министерства, которое он возглавляет (37).

Помимо всего прочего, Ромеро не был удовлетворен ответами Серра и настоял на том, что вопросы должны быть заданы уже директору CESID. «Если CESID не знает про это ничего, тогда генерал Манглано должен быть отправлен в отставку», — заключил Ромеро в присутствии прессы. Генерал Манглано был не только действующим директором CESID, но также и представителем Испании в НАТО по делам безопасности. Апогей скандала с «Гладио» в Испании наступил тогда, когда генерал Манглано, несмотря на запрос законодательных органов, просто отказался высказать свою позицию по данному вопросу. Ромеро раздраженно заключил: очевидно, что в Испании и «высокопоставленные военные вовлечены в операцию «Гладио» (38).

После неудачной попытки правительства пролить свет на секретную операцию испанская пресса задала вопросы самому знаменитому представителю государственной власти молодой демократии и поинтересовалась: возможно, он знает больше о таинственном деле «Гладио»?.. Кальво Сотело, испанский премьер-министр в период с февраля 1981 года по декабрь 1982 года, который во время своего пребывания на посту назначил генерала Алонсо Манглано директором CESID, заявил, что «Гладио» не существовала в Испании: «У меня нет ни малейшего представления о существовании здесь чего-либо подобного, и без сомнения, я бы знал, если бы такая «армия» существовала». Когда журналисты настойчиво продолжали заявлять о существовании армий «Гладио» по всей Западной Европе, Сотело в гневе объяснил, что сеть «Гладио» была «нелепой и криминальной», добавив, что «если бы меня проинформировали об этом сумасшествии, я бы действовал» (39).

Сотело подтвердил, что, когда после смерти Франко Испания встала на путь нового демократического «эксперимента», как ребенок, который только учится ходить, были опасения по поводу того, что может предпринять Испанская коммунистическая партия (PCE). Но «скромный результат Испанской коммунистической партии на выборах и еще более скромный результат на следующем голосовании успокоил наши страхи». Сотело в то время был известным пропагандистом вступления Испании в НАТО. Но для прессы он подчеркнул, что во время вступления Испании в НАТО его письменно не проинформировали о существовании секретной сети «Гладио»: «Письменно мне это никто не подтверждал, — и загадочно добавлял: —Следовательно, не было необходимости говорить об этом, если бы на самом деле все было так, как они говорили». Сотело объяснил, что было всего несколько встреч с сотрудниками НАТО перед тем, как Испания присоединилась к Альянсу в 1982 году, подчеркивая, что уже к концу того же года к власти пришло PSOE, и его на посту премьер-министра заменил Фелипе Гонсалес. В Испании не было проведено парламентского расследования относительно «Гладио», открытый отчет также не был опубликован.

1 В предисловии к Ян Мак Дугал, голоса Гражданской войны в Испании. Personal Recollections of Scottish Volunteers in Republican Spain, 1936–1939 (Edinburgh: Polygon, 1986).

2 Paul Vallely, Romancing the past: Шестьдесят лет назад тысячи мужчин и женщин, пошли воевать в Гражданской войне в Испании. Есть ли какие-то идеалы сегодня, за которые мы хотели бы взять в руки оружие? Источник: British daily The Independent, July 22,1996.

3 Brian Catchcart, They kept the red flag flying: Шестьдесят лет прошло с тех пор, как генерал Франко начал свое наступление на Испанскую Республику и тысячи молодых британцев присоединились к интернациональным бригадам, чтобы защитить ее. Что заставило их покинуть дома, работы и семьи, рискуя своей жизнью? И что они нашли по возвращении? Источник: British weekly The Independent on Sunday, July 21,1996.

4 US daily The New York Times, October 16,1936.

5 James Hopkins, Into the Heart of Fire. The British in the Spanish Civil War (Stanford: Stanford University Press, 1998), p. 294.

6 Пример взят из британской ежедневной The New Statesman, April 26,1958.

7 Calvo Sotelo asegura que Espana nofue informada, cuando entro en la OTAN, de la existencia de Gladio. Moran sostiene que no oyo hablar de la red clandestina mientrasfue ministro de Exteriores. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

8 Roger Faligot and Remi Kaufer, Le Maitres Espions. Histoire mondiale du renseignement. De la Guerre Froide a nos jours (Paris: Editions Robert Laffont, 1994), p. 282.

9 Faligot and Kaufer, Espions, p. 284.

10 Хорошую биографию Франко см.: Paul Preston, The folly of appeasement: Franco: A Biography (London: Harper Collins, 1993).

11 Faligot and Kaufer, Espions, p. 281–285.

12 Кальво сказал, что Испания не была информирована, когда я входила в НАТО, о существовании «Гладио». Моран утверждает, что он слышал о нем, когда был министром иностранных дел. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

13 Faligot and Kaufer, Espions, p. 55.

14 Angel Luis de la Calle, Gladio: Ligacoes obscuras em Espanha. In: Portuguese daily Expresso, December 8, 1990.

15 Josef Manola, Spaniens Geheimdienste vor der Durchleuchtung. Naehe zu Rechtsradikalen. In: German daily Der Standard, November 17,1990.

16 Швейцарский исследователь Гладио судья Корну потом просто заявил, что Мойен был ненадежным источником.

17 Кальво сказал, что Испания не была информирована, когда я входила в НАТО, о существовании «Гладио». Моран утверждает, что он слышал о нем, когда был министром иностранных дел. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

18 Faligot and Kaufer, Espions, p. 285.

19 Pietro Cedomi, Services Secrets, Guerre Froide et 'stay-behind' Part III. Repetoire des resaux S/B. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, November/ December 1991, p. 83.

20 Стюарт Кристи, Мартин Ли и Кевин Куган. Охраняемый спецслужбами Запада, нанятый южноамериканскими наркобаронами, человек, которого они называли «Коротышка», терроризировал два континента. Источник: British periodical News on Sunday Extra, May 31, 1987. Christie is a leading expert on Delle Chiaie. Compare his book Stuart Christie, Stefano Delle Chiaie (London: Anarchy Publications, 1984).

21 Miguel Gonzalez, Un informe oficial italiano implica en el crimen de Atocha al 'ultra' Cicuttini, relacionado con Gladio. El fascista fue condenado en el proceso que ha sacado a la luz la estructura sécréta de la OTAN. In: Spanish daily El Pais, December 2,1990.

22 Senato della Repubblica. Commissione parlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabiliy delle stragi: II terrorismo, le stragi ed il contesto storico politico. Redatta dal presidente della Commissione, Senatore Giovanni Pellegrino. Roma 1995, p. 203.

23 Angel Luis de la Calle, Gladio: ligacoes obscuras em Espanha. In: Portuguese daily Expresso, December 8,1990. And Miguel Gonzalez, Un informe oficial italiano implica en el crimen de Atocha al 'ultra' Cicuttini, relacionado con Gladio. El fascista fue condenado en el proceso que ha sacado a la luz la estructura sécréta de la OTAN. In: Spanish daily El Pais, December 2,1990.

24 International news agency Agence France Press, April 17,1998.

25 Gerardo Serravalle, Gladio (Roma: Edizione Associate, 1991). Другой итальянский генерал, который командовал армией Гладио с 1974 по 1986 год, Паоло Инзерилли, также написал примирительную книгу по секретной армии, Gladio. La Verità negata (Bologna: Edizioni Analisi, 1995).

26 Serravalle, Gladio, p. 81.

27 Ibid., p. 82.

28 Ibid.

29 Pietro Cedomi, Services Secrets, Guerre Froide et 'stay-behind' Part III. Repetoire des resaux S/B. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, November/ December 1991, p. 83.

30 Josef Manola, Spaniens Geheimdienste vor der Durchleuchtung. Naehe zu Rechtsradikalen. In: German daily Der Standard, November 17,1990.

31 Испания утверждает, что никогда не вступала в сеть Гладио. По ТВ говорят, что здесь проходило обучение агентов. Reuters, international news service, November 23,1990. Compare also Leo Müller, Gladio. Das Erbe des Kalten Krieges. Der NATO Geheimbund und sein deutscher Vorläufer (Hamurg: Rowohlt, 1991), p. 53.

32 Кальво сказал, что Испания не была информирована, когда я входила в НАТО, о существовании «Гладио». Моран утверждает, что он слышал о нем, когда был министром иностранных дел. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

33 Calvo Sotelo asegura que Espana no fue informada, cuando entro en la OTAN, de la existencia de Gladio. Moran sostiene que no oyo hablar de la red clandestina mientras fue ministro de Exteriores. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

34 Germany to dissolve Gladio resistance network. Reuters international news service, November 16,1990.

35 IU recabara en Bruselas informacion sobre la red Gladio en Espana. In: Spanish daily El Pais, November 20,1990.

36 Испанская разведка поддерживает тесные отношения с НАТО. Серра приказал расследовать деятельность сети «Гладио» в Испании. In: Spanish daily El Pais, November 16,1990.

37 Испания утверждает, что никогда не вступала в сеть Гладио. По ТВ говорят, что здесь проходило обучение агентов. Reuters international news service, November 23,1990.

38 IU recabara en Bruselas informacion sobre la red Gladio en Espana. In: Spanish daily El Pais, November 20, 1990.

39 Кальво сказал, что Испания не была информирована, когда я входила в НАТО, о существовании «Гладио». Моран утверждает, что он слышал о нем, когда был министром иностранных дел. In: Spanish daily El Pais, November 21,1990.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t13