В соответствии с фашистскими директивами Бенито Муссолини итальянские войска напали на Грецию во время Второй мировой войны в 1940 году, но были разбиты благодаря массовому сопротивлению греческого населения. Гитлер, который с неодобрением наблюдал за неудачей Муссолини, в 1941 году послал свои немецкие войска, которые завоевали страну и оставили ее под контролем держав «Оси». Греки вновь организовали массивную операцию сопротивления, и в течение всей войны немецкая армия сталкивалась с большими трудностями, пытаясь сохранить контроль над страной. Как в Италии и Франции, в Греции в организации сопротивления фашистской оккупации доминировали коммунисты. Народно-освободительная армия Греции (НОАГ), был основана по инициативе Коммунистической партии Греции (КПГ) через несколько месяцев после немецкого вторжения. Ее партизаны охватили весь левый политический спектр, и многие женщины, священники и даже некоторые архиепископы боролись в его рядах. В Национально-освободительном фронте (НОФ), политическом крыле Народно-освободительной армии, также было много греческих коммунистов. Из семи миллионов населения Греции до двух миллионов были членами НОФ, а 50 тысяч активно боролись в рядах армии НОАГ.

НОАГ, по сути боровшаяся за освобождение своей страны от немецких оккупантов, была занозой в теле нацистов. В своей деятельности Народно-освободительная армия Греции поддерживалась британским Управлением специальных операций (УСО), офицеры которого консультировали НОАГ и поставляли оружие и боеприпасы. Между многими греческими бойцами сопротивления Народно-освободительной армии и британскими офицерами связи УСО возникли дружеские отношения. Братья по оружию внезапно были разделены, когда премьер-министр Уинстон Черчилль в марте 1943 года принял решение прекратить всякую поддержку НОАГ, так как он боялся, что Греция после поражения держав «Оси» окажется под коммунистическим контролем. В октябре 1943 года Черчилль тайно направил своего министра иностранных дел Энтони Идена на встречу со Сталиным для раздела Балкан. Сделка, скрепленная в Ялте, давала Великобритании и США свободу действий в Греции, в то время как Болгария и Румыния должны были попасть под влияние Советского Союза.

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

В целях минимизации влияния греческих коммунистов и социалистов Лондон планировал заново вернуть греческого консервативного короля вместе с правым правительством. 20 марта 1943 года Министерство иностранных дел Великобритании издало директиву, в которой говорилось о прекращении поддержки прокоммунистического антифашистского движения. В частности в ней говорилось, что «УСО должно всегда содействовать лицам и организациям, готовым поддержать короля и правительство. Кроме того, необходимо вести разъяснительную работу среди лиц и организаций, которые могут быть антимонархическими, и убеждать их в том, что король и правительство пользуются полной поддержкой правительства Его Величества» (1). Король был крайне непопулярен среди многих греков после сотрудничества с фашистским диктатором Метаксасом. Вдохновленный Муссолини и Гитлером, Метаксас ввел в Греции фашистское приветствие, прямую протянутую вперед правую руку, а во время своего правления в конце 1930-х годов также организовал тайную полицию, известную своими жестокостями. Лондон проводил консервативную политику, а в октябре 1943 года британское министерство иностранных дел даже размышляло об «осуществлении прямой политики ослабления любыми средствами Национально-освободительного фронта». Однако от такого политического курса отказались, поскольку в этом случае «скорее всего, пришлось бы пожертвовать военным преимуществом и идти вразрез с поставленной целью, укрепляя в политическом плане НОФ» (2).

Отказ Великобритании оказывать помощь стал настоящим ударом по Народно-освободительной армии Греции. Ей пришлось столкнуться с еще большими трудностями, когда бывшие нацистские коллаборационисты и правые специальные подразделения, такие как фашистские отряды X кипрского солдата Джорджа Гриваса, при поддержке Великобритании начали преследовать и убивать бойцов сопротивления НОАГ. Однако Черчилль, который наблюдал за войной издали, заметил, что из-за полного отсутствия поддержки населения отряды X никогда не насчитывали более 600 греков, и, следовательно, НОАГ оставалась сильнейшей партизанской армией на территории Греции. Именно в этом контексте в конце 1944 года он решил, что следует сделать что-то большее для того, чтобы не дать греческим коммунистам захватить власть. Черчилль поэтому отдал приказ о создании новой греческой правой секретной армии и, как вспоминал журналист Питер Мурта, «была создана новая греческая секретная армия, которая стала известна под разными названиями: «Греческая горная бригада», «Эллинские экспедиционные силы» и «Греческая диверсионная группа» (ГДГ) (Lochos Oreinon Katadromon)». Поскольку деятельность армии была направлена против коммунистов и социалистов, из нее были исключены «почти все люди, имевшие взгляды от умеренно консервативных до левых. Под британским военным контролем и по приказам Черчилля в секретные подразделения набирались роялисты и антиреспубликанцы» (3).

Фельдмаршал Александр Папагос стал первым командиром «Греческих диверсионных групп», с помощью британцев он завербовал правых в тайную сеть и начал борьбу с Народно-освободительной армией Греции (4). Поскольку НОАГ сражалась сразу против немецко-фашистских оккупантов и материально поддерживаемых британцами бойцов из ГДГ, Черчилль опасался общественного порицания в случае, если выяснится, что Лондон тайно поддерживает фашистов в их борьбе против коммунистов Греции. Поэтому в августе 1944 года он поручил Би-би-си не включать в репортажи и новостные события «положительную информацию о НОАГ» во время освещения событий по освобождению Греции (5). Но несколько недель спустя Народно-освободительная армия Греции одержала победу над немецкими оккупантами, и Гитлер был вынужден вывести своих солдат из Греции. Черчилль немедленно потребовал разоружить сопротивление, приказ, которому НОАГ в принципе была готова подчиниться, если бы он был в столь же жесткой форме применен для их противников, спонсируемых Британией «Греческих диверсионных групп».

Англоязычная версия с Youtube:

Так как Великобритания отказалась разоружать секретную армию правого крыла, 3 декабря 1944 года Национально-освободительный фронт организовал в Афинах крупную демократическую демонстрацию против британского вмешательства в послевоенное правительство Греции. Это произошло всего через шесть недель после того, как греки освободились от немецкой оккупации. Организаторы демонстрации ясно дали понять, что они хотели бороться с Британией мирными средствами, объявив демонстрацию прелюдией к всеобщей забастовке. Вскоре после 11 часов утра в тот же день группа греческих демонстрантов численностью от 200 до 600 человек прошла по Площади Синтагма в Афинах, это главная площадь перед зданием греческого парламента. Эта небольшая группа, состоящая из женщин и детей, пребывающих в праздничном настроении, была частью более многочисленной группы из 60 000 человек, заблокированной полицией. Как только небольшие группы подходили к площади, кордоны из полицейских и вооруженных боевиков, предположительно членов «Греческих диверсионных групп», встречали их. Британские войска и полицейские с автоматами были размещены на крышах. Атмосфера была напряженной.

Внезапно, без предупреждения, мирная демонстрация была превращена в бойню, когда прозвучало: «Пристрелите ублюдков!» Град пуль обрушился на безоружных демонстрантов, которые рассеялись по всем направлениям. Убийства якобы продолжались почти час. Погибли 25 демонстрантов, в том числе шестилетний мальчик, 148 человек получили ранения. Вскоре после убийства прибыла основная группа митингующих. Демонстрируя замечательное самообладание, 60 000 человек провели мирный эмоциональный и торжественный митинг среди трупов своих соратников. На плакатах, тонувших в крови убитых соратников, были написаны требования, чтобы Великобритания не вмешивалась во внутреннюю политику Греции. Многие несли американские и греческие флаги. Некоторые несли красные социалистические флаги. Но только очень немногие несли «Юнион Джек»[10]. В Лондоне разъяренная Палата общин потребовала у Черчилля объяснений этого варварства. Признавая, что это было «шокирующим», Черчилль подчеркнул, что было очень глупо приводить большое количество безоружных детей на демонстрацию, в то время как город полон вооруженными людьми. Роль секретной правой армии в бойне на площади Синтагма не была расследована (6).

После этой демонстрации силы Британия вернула к власти греческого короля, а Народно-освободительная армия Греции передала оружие в руки Великобритании в обмен на обещанные национальные демократические выборы, которые прошли в марте 1946 года. Поскольку Коммунистическая партия Греции и левые неразумно решили бойкотировать выборы в связи с британской оккупацией страны, правые победили на этих выборах. Последовала череда слабых британских марионеточных правительств с консервативным и правым уклоном. Убежденные в том, что Греция падет под контролем жестокого советского диктатора Сталина, если греческие левые придут к власти, правительство продолжило аресты членов Национально-освободительного фронта, многие из которых были замучены в пресловутых островных тюрьмах и лагерях.

В 1945 году весь мир отмечал окончание Второй мировой войны и, чтобы предотвратить подобные трагедии вновь, была создана Организация Объединенных Наций (ООН). Но Греция осталась полем боя, и уже через год после Второй мировой войны началась холодная война. Так как росло разочарование греческих левых сил, они перевооружились, ушли в горы, и осенью 1946 года началась гражданская война против англичан и местных правых. Великобритания, измученная Второй мировой войной, уже не могла управлять страной и в начале 1947 года обратилась к Соединенным Штатам за поддержкой. Эксперт ЦРУ Вильям Блюм рассказывает, что «чиновники из Вашингтона прекрасно знали, что новое зависимое правительство было настолько продажно и так нарушало права человека, что даже убежденные американские антикоммунисты пришли в ужас» (7). Но коммунистическая Югославия поддерживала греческих левых оружием, и страна, казалось, была на грани «покраснения», президенту Трумэну с его знаменитой «Доктриной Трумэна» в марте 1947 года удалось убедить Конгресс в том, чтобы открыто вмешаться в дела Греции. Греция была первой страной, которая была захвачена США во время холодной войны согласно их стратегии борьбы с коммунизмом во всем мире. В последующие десятилетия Вашингтон выдвинул аргумент, использованный ими в Греции, чтобы оправдать его открытое или скрытое вторжение в Корею, Гватемалу, Иран, Кубу, во Вьетнам, Камбоджу, Никарагуа, Панаму и ряд других стран.

Используя некоторую идеологическую алхимию, Трумэн назвал коррумпированный правый режим в Афинах «демократическим» и «превратил» его левых оппонентов в «террористов», когда американские силы с тяжелой военной техникой высадились на берег Греции. Левые партизанские отряды численностью около 20 000 мужчин и женщин, разбросанные в греческих горах, шли шесть к одному, так как специальные подразделения США, связанные с «Греческими диверсионными группами» и другими подразделениями греческих правых. Когда Сталин понял, что гражданская война в Греции может привести к конфронтации держав, Югославия была исключена из советского блока в 1948 году. Тогда же объем поставок вооружения для греческих партизан постепенно начал снижаться. Их положение стало отчаянным, так как «Греческие диверсионные группы», действующие под руководством США, были великолепно экипированы и значительно окрепли. США тайно начали операцию «Факел» и использовали химическое оружие для уничтожения греческих партизан, разбрасывая над Грецией тысячи литров напалма. В конце 1948 года греческое сопротивление, бойцы которого на своей родной земле победили и германских нацистов, и британские войска, не сумели победить внутреннего противника. «Конец гражданской войны означал полную победу греческих правых сил и их покровителя, Соединенных Штатов» (8).

Секретная антикоммунистическая армия, получившая название «Греческие диверсионные группы», не была расформирована и продолжала действовать для контроля греческой оппозиции. Греция вступила в НАТО в 1952 году и к тому времени «Греция превратилась в высшей степени надежного союзника, зависимого от Соединенных Штатов. Она стала ярой антикоммунистической страной и хорошо интегрировалась в систему НАТО» (9). Руководство ЦРУ и командование греческих вооруженных сил тайно сотрудничали. Они совместно руководили, подготавливали и оснащали ГДГ, которые находились под командованием фельдмаршала Александра Папагоса. Секретная антикоммунистическая армия ЦРУ была самым ценным активом, влияющим на политическую ситуацию в стране. Негласное сотрудничество между американской секретной службой, греческими военными и греческим правительством было неоднократно подтверждено секретными документами, о существовании которых греческая общественность узнала с некоторым удивлением после разоблачения «Гладио» в 1990 году (10). Они включали документ о секретной греческой армии от 25 марта 1955 года, подписанный американским генералом Траскоттом от имени ЦРУ, Константином Довасом, начальником греческого генерального штаба, а также премьер-министром Греции Александром Папагосом. 3 мая 1960 года участвовавшие в подписании стороны повторно подтвердили свое участие в соглашение о греческой секретной армии (11).

В соответствии с информацией Мурта, создание и управление «Греческих диверсионных групп» было крупнейшим проектом ЦРУ в Греции. «В середине 1950-х годов ЦРУ помогло со снабжением и оснащением сил и сознательно повторило их по существующим образцам элитных частей армии США, британо-американского отряда «Дельта» (Delta Force) и британских сил особого назначения SAS». Под руководством ЦРУ участникам экспедиционных сил были выданы зеленые береты, причем задолго до того, как «зеленые береты» появились у самой армии США. Как это было во всех странах Западной Европы, сотрудничество с английскими и американскими силами специального назначения было теплым. Греческие офицеры гордились тем, что были выбраны в особую часть после прохождения специальной подготовки за рубежом. Мурта рассказывал, что секретная греческая армия через ЦРУ также была связана с НАТО и командным центром тайных сетей, Объединенным комитетом по планированию секретных операций в Брюсселе. «Диверсионные подразделения удвоили свою численность, так как греческая секретная армия влилась в тайную панъевропейскую боевую сеть, которая была создана в 1950-е годы при помощи НАТО и ЦРУ. Секретные армии контролировались из штаб-квартиры НАТО в Брюсселе Объединенным комитетом по планированию секретных операций». Кроме задач внутреннего контроля «Греческие диверсионные группы» проходили подготовку, направленную на выполнение классических задач секретных армий. «Идея, лежавшая в основе сети, состояла в том, что она будет заниматься секретной и диверсионной деятельностью после вторжения советских войск в Европу и ее последующей оккупации. Сеть должна была координировать действия сил сопротивления на оккупированных Советским Союзом территориях и поддерживать связь с правительствами в изгнании. Члены тайной полиции и спецслужбы плюс гражданские добровольцы оккупированных народов также будут принимать участие. Греческий «филиал» сети также был известен как «операция «Овчина» (12). Что касается ГДГ, то они уже были созданы в 1944 году англичанами, и возможно, остаются старейшим тайным подразделением секретной армии, действовавшим в Европе во время холодной войны.

Существование секретной армии было раскрыто бывшим агентом ЦРУ Филипом Эйджи в 1987 году в его книге «Грязная работа: ЦРУ в Западной Европе». После публикации этой книги он подвергся сильной критике со стороны ЦРУ и Пентагона. Эйджи, который был оперативным сотрудником ЦРУ в Латинской Америке в 1950-х годах, оставил агентство по этическим соображениям в 1969 году, а затем публично подверг критике террористические операции и нарушения прав человека со стороны ЦРУ во многих странах, раскрывая как суть операций, так и имена активных агентов ЦРУ. Намного раньше, чем секретные армии «Гладио» были обнаружены в Италии, Эйджи показал, что «военизированные группы, управляемые офицерами ЦРУ, вели активную деятельность в шестидесятые годы по всей Европе». Он подчеркнул, что «скорее всего, никакая другая активность ЦРУ не могла быть так очевидно связана с возможностью внутренних диверсионных операций» (13).

Поскольку речь шла о Греции, ЦРУ, по словам Эйджи, сыграло решающую роль. «Греко-американский офицер ЦРУ завербовал несколько групп граждан Греции, и ЦРУ назвало это «ядром объединенной гражданской армии против угроз левого переворота». Каждая из нескольких групп была подготовлена и оснащена для действий в качестве автономного боевого отряда, способного мобилизоваться и вести боевые действия с минимальным руководством или вообще без оного». «Контроль над секретной армией лежал на ЦРУ и греческих офицерах, которым американские секретные службы доверяли. Члены каждой такой группы подготавливались ЦРУ. Насколько может быть определено, большинство военизированных групп обучалось в двух лагерях: один вблизи Волоса, а второй на горе Олимп. После начальной подготовки эти группы тренировались в изолированных районах хребта Пинди в горах рядом с Флориной». Как и во всех секретных армиях Западной Европы, контролируемых ЦРУ, подразделения были оснащены облегченными образцами оружия, скрытыми в схронах. «Боевые группы были вооружены автоматическим оружием, а также небольшими горными минометами. Оружие хранилось в нескольких местах. Большая часть оружия хранилась в земле и в пещерах. Каждый член этих военизированных групп знал, где какое оружие было спрятано, чтобы быть в состоянии мобилизоваться и прибыть в назначенное место без приказа» (14).

Из-за вовлеченности многих принцип «необходимой осведомленности» должен был распространяться на несколько групп, и в результате было чрезвычайно сложно сохранять армию и ее связь с ЦРУ в строжайшем секрете. «Возникали постоянные проблемы с сохранением проекта в секрете. Эйджи вспоминал, как один офицер ЦРУ описал это как «ночной кошмар». Он подчеркнул: «Военизированная группа, насколько может быть установлено, никогда не расформировывалась. В глазах старших должностных лиц ЦРУ группы, находящиеся под управлением военизированных отделов, рассматриваются как «долгосрочное «страхование» интересов Соединенных Штатов в Греции, которые будут использоваться, чтобы помочь или направить возможное свержение «неугодного» греческого правительства. «Неугодного», конечно, для американских манипуляций» (15). ЦРУ вложило миллионы в секретную греческую армию и построило целый комплекс казарм и учебных центров рядом с горой Олимп в восточно-центральной Греции, где члены диверсионных групп обучались инструкторами ЦРУ различным приемам, в том числе катанию на лыжах, парашютной подготовке, подводному плаванию (16). Около 800 схронов с оружием было построено по всей стране, в то время как многие считали, что секретная армия якобы насчитывает 1500 офицеров, и была необходимость срочно завербовать еще 2000, чтобы создать для «Греческих диверсионных групп» ядро из 3500 элитных солдат (17).

Греко-американским офицером ЦРУ, который играл центральную роль в создании греческой секретной армии и управлении ею, был, как упоминал Эйджи, Томас Карамессинес. Как и многие его коллеги из ЦРУ, Карамессинес во время Второй мировой войны служил в американской секретной службе, Управлении стратегических служб (УСС). Благодаря сильным антикоммунистическим убеждениям и греческим корням в январе 1946 года он был переведен в посольство США в Греции, где под «крышей» дипломатической миссии работал в качестве военного атташе. Во время гражданской войны он установил контакты с британскими и греческими должностными лицами по вопросам безопасности и членами ГДГ. После того как в 1947 году вместо УСС было создано ЦРУ, Карамессинес организовал штаб-квартиру ЦРУ в Греции в Афинах на пятом этаже светлого монолитного здания Тамион Билдинг, недалеко от Площади Синтагма. За несколько лет резидентура ЦРУ стала насчитывать более чем 100 штатных агентов, большинстйо из которых были греко-американского происхождения, как сам Карамессинес. В результате Афины стали центром всей деятельности ЦРУ на Балканах и на Ближнем Востоке, а также в Иране.

Непосредственно участвующий в секретной войне и действиях антикоммунистических армий ЦРУ, Карамессинес в 1958 году был направлен в Рим, где как начальник резидентуры ЦРУ контролировал итальянскую «Гладио» и борьбу против итальянских коммунистов. В 1962 году Карамессинес был вынужден покинуть Рим после распространенных слухов о том, что он имеет отношение к загадочной смерти итальянского промышленника и главы ENI Энрико Маттеи. Вернувшись в Штаты, тайный агент Карамессинес стал начальником управления ЦРУ, в котором разрабатывались глобальные диверсионные операции. Вскоре он был повышен до заместителя директора по планированию. Секретный агент Карамессинес якобы перенес поле боя на территорию Соединенных Штатов, и после убийства президента Кеннеди в 1963 году был обвинен в заметании следов и уничтожении важных документов.

Карамессинес следил, чтобы ЦРУ не только финансировало, но и контролировало греческую военную секретную службу KYP, несмотря на точто последние порой прибегали к пыткам. Бывший агент ЦРУ, находящийся в Греции, позже вспоминал: «При совпадающих целях и задачах и, конечно, наших деньгах, с ними было легко работать (18). KYP был хорош для приструнивания греческих коммунистов и тех, кто заигрывал с Советами». KYP развлекались, прослушивая сообщения с болгарского и русского радио, и направляли ленты в Соединенные Штаты для того, чтобы Национальное агентство безопасности их декодировало. Следя за греческой оппозицией, KYP вместе с ЦРУ собрал 15 тонн документов с информацией, 16,5 миллионов отдельных файлов на греков, рассматриваемых как угроза для государства. Когда хранение бумаг стало серьезной проблемой, ЦРУ предоставило KYP компьютерную систему. Ирония состоит в том, что первая демократия современности, а именно США, обеспечила первую демократию древности, а именно Грецию, первыми компьютерами для контроля населения. Глава KYP был очень доволен новой техникой и пригласил прессу, чтобы ее показать. Стоя рядом с довольно большой и тяжелой машиной, он хвастался, что «в Греции вы можете спать спокойно, потому что это чудесное достижение американской науки никогда не спит», после чего в целях демонстрации качества системы он нажал кнопку «враг государства» которая, к смущению KYP, вывела файл на одного из журналистов, присутствующих на встрече (19).

Поскольку ЦРУ совместно с местной олигархией через ГДГ и KYP контролировали греческих левых и коммунистов, единственной опасностью для баланса сил оставались демократические выборы. Лафлин Кэмпбелл, начальник резидентуры ЦРУ с 1959 по 1962 год, очень беспокоился, что в национальных выборах в октябре 1961 года левые собираются победить и, следовательно, большое количество людей были либо запуганы, либо получили наличные за голосование по указанию KYP. В некоторых деревнях ЦРУ и кандидаты от армии набрали больше голосов, чем было людей, имеющих право голоса. Для ЦРУ это был успех. В конце концов Союз центра, организация левого толка, смог получить немногим более трети голосов и 100 мест в парламенте. Его лидер, Джордж Папандреу, протестовал против фальсификации выборов. Впоследствии независимая комиссия провела расследование, которое подтвердило претензии, и Папандреу объявил беспощадную борьбу против правительства.

Заручившись мощной народной поддержкой, Папандреу имел мужество вступить в борьбу с ЦРУ и KYP и в 1963 году заставил поддерживаемого американцами премьер-министра Греции Константина Караманлиса уйти в отставку Напряженность усиливалась, поскольку на следующих выборах в ноябре 1963 года Союз центра получил 42 % голосов избирателей и 138 из 300 мест в парламенте. Папандреу, который руководил крупнейшей партией, был избран премьер-министром в феврале 1964 года. Впервые с момента оккупации Греции Гитлером греческие правые столкнулись с необходимостью смириться с серьезной потерей политической власти. Папандреу были гарантированы четыре года в правительстве, что «вызвало волну возмущения в правом истеблишменте. Многие, в том числе некоторые ключевые советники, были убеждены, что это сигнал, что страна была на пути к коммунистическому перевороту (20). И это они намеревались остановить». Премьер-министр Греции должен был быть смещен.

Джеку Маури, который сменил начальника резидентуры ЦРУ Кэмпбелла в Афинах, было дано задание убрать Папандреу из власти. Начальник резидентуры ЦРУ любил демонстрировать свою власть публично: высокомерный профиль, крикливый костюм, большие кольца и вождение большого американского автомобиля — «больше, чем у посла», как он любил говорить. Втайне он вступил в сговор с королем Константином, роялистами и правыми греческими офицерами из военной и секретной службы и в июле 1965 года ловко убрал Джорджа Папандреу с его поста с помощью исключительного права короля (21). После тихого переворота несколько недолговечных правительств следовали одно за другим, в то время как секретная армия под руководством офицера KYP Константина Плевриса занималась секретными «сражениями» за право манипулировать политической жизнью. В стране взорвалось несколько бомб. В 1965 году бомба полностью уничтожила мост Горгопотамос как раз в тот момент, когда политические левые и правые объединились для празднования годовщины сопротивления нацистской оккупации, и в частности, в память о том, как мост был взорван во время оккупации. На земле осталось лежать пятеро убитых, почти 100 получили ранения, многие — серьезные. Офицер, участвующий в секретных операциях, позже рассказал, обратив внимание, что они пользовались мощной поддержкой: «Ну, официально мы были подготовленными террористами» (22).

Помощь приходила со стороны администрации Линдона Джонсона в Вашингтоне, который уже в условиях войны на Кипре ясно дал понять греческому правительству, кто тут главный. Летом 1964 года президент Джонсон вызвал греческого посла Александра Матсаса в Белый дом и сказал ему, что проблемы на Кипре должны быть решены путем разделения острова на греческую и турецкую часть. Когда Матсас отказался от плана, Джонсон прогремел: «Теперь слушайте меня, господин посол! Срать я хотел на ваш парламент и вашу конституцию. Америка — это слон. Кипр — блоха. Греция — тоже блоха. Если две блохи будут по-прежнему кусать слона, они могут запросто получить хоботом по кумполу». Правительству Греции, как настаивал Джонсон, приходилось исполнять приказы Белого дома. «Мы платим много хороших американских долларов грекам, господин посол. Если ваш премьер-министр будет мне говорить о демократии, парламенте и конституции, то он, его парламент и его конституция долго не протянут» (23).

Когда Матсас в ужасе произнес: «Я протестую… ваши манеры…» — Джонсон продолжал кричать: «Не забудь сказать старому Папе — как там его зовут — то, что я тебе сказал. Скажи ему, ты слышишь?!» После этого Матсас телеграфировал разговор премьер-министру Джорджу Папандреу. Как только Национальное агентство безопасности, американская секретная служба, отследило сообщение, телефон Матсаса зазвонил. На линии был президент: «Хочешь заполучить себе проблемы, господин посол? Ты хочешь очень сильно меня рассердить? У нас был частный разговор. Нет нужды передавать им все слова, которые я использовал. Будь осторожен» (24). Щелчок. Связь прервалась.

Андреас, сын Джорджа Папандреу, стал свидетелем политических манипуляций и секретной войны в стране, следя за этим с отвращением. После краткого участия в Троцкистской группе в студенческие времена, Андреас оставил Грецию и улетел в Америку в 1930-е годы, чтобы избежать репрессии диктатуры Метаксаса. Он стал гражданином США, у него была хорошая карьера экономиста и ученого, возглавлявшего департамент экономики в Калифорнийском университете в Беркли. Во время Второй мировой войны он служил в ВМС США, и после войны с ним связалось ЦРУ для работы в Средиземноморской группе, вырабатывающей политику. Когда он начал понимать роль Соединенных Штатов в Греции, он разорвал свои связи с ЦРУ и в конце 1950-х годов ввернулся в Грецию, чтобы стать одним из самых выдающихся и наиболее язвительных критиков политики Соединенных Штатов. В стиле, напоминающем Кастро, младший Папандреу в пламенных речах нападал на Соединенные Штаты за их вмешательство во внутренние дела Греции, на НАТО, продажность короля, греческие консервативные партии и греческое устройство в целом.

Пентагон и ЦРУ были потрясены, увидев, что еще один Папандреу бросил вызов их власти в Греции. И Мурта рассказывает, что «будет трудно преуменьшить степень ненависти, которую питали к сыну бывшего премьер-министра правые и ЦРУ» (25). В 1964 году Андреас Папандреу стал премьер-министром и обнаружил, что KYP регулярно прослушивает разговоры министров и передает информацию ЦРУ Он в ярости уволил двух высокопоставленных офицеров KYP и попытался заменить их на более надежных офицеров, которым он приказал прекратить всякое сотрудничество с ЦРУ Однако, как вспоминал Папандреу, новый директор KYP «подошел и извиняющимся тоном сказал, что он не может этого сделать. Все оборудование было американское, контролируемое ЦРУ, или греками под надзором ЦРУ. Не было каких-то различий между двумя службами. Они выполняли дублирующие функции. В сущности, они были одним агентством» (26).

Когда Папандреу бросил KYP вызов, Норберт Аншутц, американский заместитель главы миссии посольства США, пришел к нему и посоветовал отменить его приказы в отношении KYP. Андреас Папандреу отказался и приказал американцу оставить его офис, после чего Аншутц сердито предупредил, что «это не останется без последствий» (27). Военный переворот произошел в ночь с 20 на 21 апреля 1967 года, за один месяц до запланированных выборов, для которых опросы общественного мнения, в том числе ЦРУ, предсказывали убедительную победу левых из Союза центра Джорджа и Андреаса Папандреу. Секретная армия ГДГ начала переворот, который был основан на плане «Прометей», разработанной НАТО схеме для введения в действие в случае коммунистического повстанческого движения (28). В случае победы оппозиции вердикт был однозначен: «Смять, не задумываясь, любое вероятное сопротивление противника». Около полуночи ГДГ взяли контроль над греческим Министерством обороны, которое из-за восхищения Соединенными Штатами называли Пентагоном. ГДГ практически не встретили сопротивления, и под командованием подполковника Костаса Асланидеса, тренированного десантника, здание было занято. После того как путчисты взяли Пентагон под контроль, стартовал второй этап плана, и в ночной темноте в столицу вошли танки с ярко горящими прожекторами, которые под командованием бригадного генерала Силианоса Паттакоса подъехали к парламенту, королевскому дворцу, радиостанциям и центрам связи. Паттакос направил свою колонну в город по тому же маршруту, что и немецкие захватчики, когда они вошли в Афины в апреле 1941 года. Неожиданно танки остановились, офицеры огляделись в поисках оппозиции. Но нет — Афины спали.

78-летний Джордж Папандреу тоже спал в ту ночь на своей скромной, побеленной вилле в Кастри, за пределами столицы. Процедура, как и во время любого военного переворота, была страшно простой. Вооруженные люди постучались в его дверь, Папандреу был арестован и увезен в одной из двух военных машин, которые окружили дом. В то же время восемь человек ворвались в дом Андреаса Папандреу: семь с примкнутыми штыками, один с пулеметом. В смятении Андреас вырвался на крышу, но солдат нашел его 14-летнего сына, и, приставив пистолет к голове мальчика, заставил молодого Папандреу сдаться. В течение всего лишь пяти часов около 10 000 человек были арестованы военными отрядами в соответствии с информацией из файлов и планированием и были доставлены в «приемные центры».

Полковник Яннис Ладас, 47-летний директор греческой военной полиции, год спустя в интервью с гордостью говорил о точности и скорости, с которой план НАТО был реализован. «В течение двадцати минут каждый политик, каждый человек, анархист, который был в списке, был окружен… это был очень простой, дьявольский план» (29). Греческий народ, проснувшись утром, прежде всего обнаружил, что телефоны не работают, и вскоре после этого, что военные взяли под свой контроль всю жизнь в стране. В 6 часов утра полковник Пападопулос объявил через СМИ, что он взял власть в целях обеспечения демократии, свободы и счастья. Одиннадцать статей конституции было ликвидировано. Люди могли теперь быть арестованы на месте и без ордера, чтобы предстать перед военным судом. Демонстрации и забастовки были объявлены вне закона, а вклады в банках были заморожены. Новый правитель Пападопулос был офицером KYP по связям с ЦРУ с 1952 года, и в KYP было известно, что он был надежным человеком главы резидентуры ЦРУ Маури. Однако не все должностные лица Соединенных Штатов согласились с жестокой процедурой ЦРУ. Сенатор США Ли Меткалф через несколько дней после переворота подверг резкой критике администрацию президента Джонсона. На Капитолийском холме он осудил греческую хунту как «военный режим нацистов, коллаборационистов и сочувствующих им… [которые] получают американскую помощь» (30). Посол США в Афинах, Филипс Тэлбот, пожаловался Маури через неделю после насильственного изменения власти, что американский переворот представлял собой «насилие над демократией». На что Маури ответил: «Как можно изнасиловать шлюху?» (31).

Из-за того, что в военном перевороте непосредственно участвовали и «Греческие диверсионные группы», он был назван «переворотом «Гладио». Только еще в одной стране, а именно в Турции, секретная антикоммунистическая армия была в той же степени вовлечена в государственный переворот. В Италии сеть «Гладио» провела «тихий переворот» в июне 1964 года, когда доверенный генерал ЦРУ де Лоренцо в операции «Фортепиано соло» вошел в Рим с танками, бронетранспортерами, джипами и гранатометами, а силы НАТО устроили крупные военные маневры в районе; это заставило социалистов молча отказаться от своих министерских должностей. Американский историк Бернард Кук справедливо подчеркнул, что «план «Соло» напоминает план «Прометей», который использовал полковник Джордж Пападопулос в 1967 году для установления военного правительства в Греции. С его намерением дестабилизировать Италию, чтобы предотвратить наступление на левом фронте, план был не более чем копией «Гладио» (32). И военный эксперт Коллин согласен, что «Де Лоренцо имел в виду план, похожий посвоим техническим деталям на успешно выполненный несколько лет спустя полковником Пападопулосом в Греции» (33).

Греческая хунта укрепила свою власть через аресты и пытки, подобных которым не было в Западной Европе с конца Второй мировой войны. Большинство из тех, кто был арестован в первые часы после переворота, позже были перевезены в полицейские участки. Коммунисты, социалисты, художники, ученые, журналисты, студенты, политически активные женщины, священники, а также их друзья и семьи были подвергнуты пыткам. Их пальцы и ногти были вырваны. Ноги били палками, пока кожа не слезла, а кости не были сломаны. Острые предметы засовывали женщинам во влагалища. Грязные лохмотья, часто в моче, а иногда и экскрементах, пихали им в горло, чтобы придушить, в анус вкручивали трубки и под очень высоким давлением гнали внутрь воду, электрошокеры прикладывали к голове. Инспектору Базилю Ламбро, шефу секретной полиции в Афинах, нравилось подчеркивать: «Мы все здесь демократы. Все, кто приезжает сюда, заговаривают. И вы не станете исключением» (34). Садист и палач дал понять своим жертвам: «Мы — правительство, вы — ничто. Правительство не одиноко. За правительством стоят американцы». Если Базиль бывал в настроении, он предлагал свое видение мировой политики: «Весь мир делится на две части: русские и американцы. Мы — американцы. Будьте благодарны, что мы только помучили вас немного. В России вас бы убили» (35).

Итальянские правые и боевики их тайных организаций были поражены, насколько эффективно греки вместе с ЦРУ победили левых. В апреле 1968 года греческий полковник пригласил около 50 итальянских правых, в том числе пресловутого Стефано Дель Чиаэ, приехать в Грецию и посмотреть на них. По возвращении в Италию солдаты секретной армии начали эскалацию насилия: закладывали бомбы в общественных местах, в результате чего были убиты и искалечены сотни. Вина была переложена на итальянских коммунистов. Греческая хунта была поражена тем, насколько эффективно их итальянские друзья толкали страну к перевороту, и 15 мая 1969 года Пападопулос направил телеграмму, чтобы поздравить их: «Его превосходительство премьер-министр отмечает, что усилия, которые были предприняты некоторое время назад в Италии благодаря национальным греческим властям, начинают достигать своей цели» (36).

В конце концов военная диктатура распалась из-за почти полного отсутствия внутренней поддержки, после чего полковники участвовали в авантюре иностранного империализма и в 1974 году спонсировали переворот на Кипре, стремясь заменить законное левое правительство архиепископа Макариоса марионеточным режимом и аннексировать Кипр. Турецкие войска в ответ на переворот вторглись на остров и после волны насилия, убийств тысяч людей оставили остров разделенным на турецкую северную и греческую южную части. «Черные» полковники были арестованы и предстали перед судом, а Пападопулос был приговорен к смерти в 1975 году по обвинению в государственной измене, вердикт позже заменили на пожизненное заключение. В ходе народного голосования греческая монархия была упразднена, была принята новая конституция.

Андреас Папандреу после освобождения из тюрьмы и нескольких лет, проведенных в изгнании в Канаде и Швеции, после падения диктатуры вернулся в Грецию и снова пришел в политику. Он сформировал Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК), одержал победу на выборах 1981 года и в качестве премьер-министра образовал первое социалистическое правительство Греции в ее послевоенной истории. Греция в тот же год стала полноправным членом Европейского Союза, но Папандреу придерживался своего радикального стиля и неоднократно грозился вывести Грецию из НАТО. Этого он никогда не сделал, но за шесть лет до своей смерти Андреас Папандреу был свидетелем разоблачения сети «Гладио» в Италии и был первым из иностранных официальных лиц, подтвердивших, что подобные секретные армии также существовали в Греции. На этом скандал перешел через итальянскую границу и продолжил смущать правительства по всему континенту. 30 октября 1990 года Андреас Папандреу рассказал греческой газете Та Nea, что в 1984 году он, будучи исполняющим обязанности премьер-министра, обнаружил секретные подразделения НАТО в Греции, очень похожие на итальянские «Гладио». Папандреу приказал ликвидировать их. Бывший греческий министр обороны Никое Коурис подтвердил, что греческая секретная армия действовала на протяжении всей холодной войны. Коурис заявил, что «наши тайные структуры начали свою деятельность в 1955 году с договора между начальником греческих спецслужб и ЦРУ Когда я узнал о существовании этого неприемлемого пакта… я сообщил Андреасу Папандреу… и был приказ прекратить операцию «Овчина» (37).

В конце 1990-х годов последовали настойчивые призывы социалистической оппозиции к проведению парламентского расследования по секретным армиям. Но они были отклонены действующим консервативным правительством и членами консервативной Новой демократической партии. Министр обороны Иоаннис Варвициотис перед парламентом был вынужден подтвердить, что информация, предоставленная Папандреу, был верной, и что ЦРУ и местные коммандос действительно создали тайную сеть в рамках операции с кодовым названием «Овчина», которая была якобы «ликвидирована в 1988 году» (38). Греческий министр общественного порядка, Яннис Вассилиадис, подчеркнул, что полиция не будет расследовать «фантазии», связывающие операцию «Овчина» с терроризмом в стране. Как и многие другие в Европе, министр в своих ответах журналистам указал на те задачи, которые должна бала решать секретная армия в случае советской оккупации, но одновременно категорически отрицал задачи по обеспечению внутреннего контроля: «Овчина» была одним из 50 планов НАТО, согласно которым, когда страна будет оккупирована врагом, должно быть организовано сопротивление. НАТО обустроила склады с оружием и боеприпасами, отобрала офицеров, которые могли бы сформировать ядро диверсионной войны. Иными словами, это было «оправданное действие с точки зрения национальных интересов» (39). Несмотря на призывы провести расследование, министр обороны Варвициотис настоятельно просил, чтобы парламентское расследования по греческой секретной армии не проводилось, ибо он сам собирался позаботиться о щекотливом деле в его министерстве. Варвициотис доверил крайне опасное расследование генералу, который служил в НАТО в должности греческого военного атташе в Вашингтоне. Еще до того, как доклад по греческой секретной армии был закончен, Варвициотису удалось убедить своих министров, что «правительству нечего опасаться» (40).

1 Mackenzie, W. J. M., History of the Special Operations Executive. Britain and the resistance in Europe (London: British Cabinet Office, 1948), p. 703. Неопубликованный оригинал государственного архива Лондона, на момент выхода книги предстояла публикация в Frank Cass Publishers.

2 Mackenzie, Special Operations Executive, p. 722–723.

3 Британский журналист газеты «Гардиан» Питер Мурта написал полный энтузиазма доклад про англосаксонское предательство греческого сопротивления и нанесение вреда греческой демократии во время холодной войны. На основании недавно опубликованных документов и интервью с несколькими американскими и британскими дипломатами и сотрудниками ЦРУ, его книга — nomen est omen[13] — называется: «Изнасилование Греции. Король, полковники и сопротивление» (Лондон, 1994) (London: Simon & Schuster, 1994), p. 29.

4 No author specified, Spinne unterm Schafsfell. In Südeuropa war die Guerillatruppe besonders aktiv — auch bei den Militärputschen in Griechenland und der Türkei? In: German news magazine Der Spiegel, Nr. 48, November 26,1990. And Leo Müller, Gladio. Das Erbe des Kalten Krieges. Der NATO Geheimbund und sein deutscher Vorläufer (Hamburg: Rowohlt, 1991), p. 55.

5 Murtagh, Rape, p. 30.

6 Ibid., p. 24. См. также «Краткая история Греции» (Кембридж, 1992), написанная профессором Ричардом Клоггом, который утверждает, что «плохо подготовленная полиция открыла огонь по демонстрации на площади Конституции в центре города, в результате чего погибло около пятнадцати человек», с. 137.

7 William Blum, Killing Hope: US Military and CIA interventions since World War II (Maine: Common Courage Press, 1995), p. 36.

8 Murtagh, Rape, p. 39.

9 Blum, Killing Hope, p. 38.

10 Müller, Gladio, p. 55. And Jens Mecklenburg (ed.), Gladio: Die geheime Terrororganisation derNato (Berlin: Elefanten Press, 1997), p. 19.

11 Jacques Baud, Encyclopédie du renseignement et des services secrets (Paris: Lavauzelle, 1997), p. 546.

12 Murtagh, Rape, p. 41.

13 Philip Agee and Louis Wolf, Dirty Work: The CIA in Western Europe (Secaucus: Lyle Stuart Inc., 1978), p. 154.

14 Agee, Dirty Work, p. 155, 156.

15 Ibid.

16 Murtagh, Rape, p. 42.

17 Austrian political magazine Zoom, Nr. 4/5,1996, Es muss nicht immer Gladio sein. Attentate, Waffenlager, Erinnerungslücken, p. 73.

18 Murtagh, Rape, p. 43.

19 Ibid., p. 44.

20 Ibid., p. 71.

21 Blum, Killing Hope, p. 216.

22 No author specified, Spinne unterm Schafsfell. In Südeuropa war die Guerillatruppe besonders aktiv — auch bei den Militärputschen in Griechenland und der Türkei? In: German news magazine Der Spiegel, Nr. 48, November 26,1990.

23 Murtagh, Rape, p. 90.

24 Ibid.

25 Ibid., p. 102.

26 Quoted in Blum, Killing Hope, p. 217.

27 Ibid., p. 218.

28 Murtagh, Rape, p. 114.

29 Ibid., p. 118.

30 Christopher Simpson, Blowback: America's Recruitment of Nazis and its Effects on the Cold War (London: Weidenfeld and Nicolson, 1988), p. 81.

31 Agee, Dirty Work, p. 154.

32 Bernard Cook, The Mobilisation of the Internal Cold War in Italy. In: History of European Ideas. Vol. 19,1994, p. 116. Кук ставит «точная копия «Гладио» в кавычки, поскольку он цитирует Пола Гринсборга. A History of Contemporary Italy: Society and Politics, 1943–1988 (New York: Penguin, 1990), p. 111.

33 Richard Collin, The De Lorenzo Gambit: The Italian Coup Manque of 1964 (Beverly Hills: Sage, 1976), p. 40.

34 See Amnesty International, Torture in Greece: The First Toturer's Trial in 1975. London 1977. Passim. Also Blum, Killing Hope, pp. 218–220 and Murtagh, Rape, p. 1–9.

35 Murtagh, Rape, p. 6.

36 Jean-Francois Brozzu-Gentile, L'affaire Gladio (Paris: Editions Albin Michel, 1994), p. 41, 42 and 90. Якобы британская ежедневная газета «Обзервер» напечатала телеграмму греческих полковников своим итальянским друзьям от 15 мая 1969 года в одном из своих изданий. Однако Джентиле не уточнил, в каком именно. Путешествие итальянских фашистов в связи с «Гладио» к «черным» полковникам в Грецию также затронуто в итальянском парламентском отчете по «Гладио» и массовым убийствам: Senato della Repubblica. Commissioneparlamentare d'inchiesta sul terrorismo in Italia e sulle cause della mancata individuazione dei responsabiliy delle stragi: II terrorismo, le stragi ed il contesto storico politico. Redatta dal presidente della Commissione, Senatore Giovanni Pellegrino. Roma 1995, p. 206.

37 Gentile, Gladio, p. 137.

38 John Palmer, Undercover NATO Group 'may have had terror links'. In: British daily The Guardian, November 10,1990.

39 International news service Associated Press, November 14,1990.

40 No author specified, Spinne unterm Schafsfell. In Südeuropa war die Guerillatruppe besonders aktiv — auch bei den Militärputschen in Griechenland und der Türkei? In: German news magazine Der Spiegel, Nr. 48, November 26,1990.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t21