В девять часов вечера 27 февраля 1933 года в здании немецкого парламента (Рейхстаге) в столице Германии Берлине начался сильный пожар. Хотя пожарным удалось спасти большую часть здания, парламент Германии, так же как немецкая демократия, пал от жестокой атаки. Адольф Гитлер из Национал-социалистической рабочей партии Германии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei, NSDAP, далее «нацисты»), за месяц до пожара ставший немецким премьер-министром (Reichskanzler — рейхсканцлером), публично обвинил в этом преступлении Коммунистическую партию Германии (Kommunistische Partei Deutschlands, KPD). Вместе с министром внутренних дел от NSDAP Вильгельмом Фриком и министром от NSDAP Германом Герингом, ответственным за полицейские силы, премьер-министр Гитлер не терял времени и в ранние утренние часы на следующий день арестовал 4000 своих политических оппонентов и критически настроенных журналистов, среди которых были многие члены KPD и германской Социалистической партии, SPD (Sozialdemokratische Partei Deutschlands).

Через месяц после пожара, устранения коммунистов и ареста многих социалистов, несмотря на протесты оставшихся социалистов, немецкий парламент большинством голосов принял масштабный новый Закон о защите народа и Рейха, который прекратил существование парламента и передал все полномочия исполнительной власти во главе с Гитлером. В том же месяце в Германии были созданы первые концентрационные лагеря, и уже в апреле 1933 года они были заполнены более чем 25 000 политических оппонентов, схваченных гитлеровскими специальными подразделениями СС (Schutzstaffel, SS) и германской тайной службой гестапо. Вину за пожар в Рейхстаге переложили на голландского коммуниста Маринуса ван дер Люббе, который был задержан в здании в ночь пожара; его судили, приговорили и казнили. Еще до суда против ван дер Люббе британское расследование пришло к выводу, что NSDAP сама организовала ужасный пожар для того, чтобы получить полный контроль над государственным аппаратом. Гитлер в начале 1933 года вместе со своими многочисленными сторонниками эффективно преобразовал Германию в диктатуру, которой управлял он сам и партия нацистов. Шесть лет спустя он развязал Вторую мировую войну, которая привела к доселе невиданным страданиям и смерти 60 миллионов человек, ознаменовав самый жестокий эпизод в истории человечества. Когда Красная армия захватила немецкую столицу и водрузила флаг Советского Союза на здание Рейхстага, Гитлер сдался и 30 апреля 1945 года совершил самоубийство в Берлине (1).

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

В 1990 году официальный доклад немецкого правительства по секретным армиям подтвердил: «Создание тайных организаций в странах НАТО началось уже вскоре после окончания Второй мировой войны» (2). Послевоенный хаос, последовавший за поражением Германии в 1945 году, был идеальным условием для того, чтобы США начали создавать секретную армию в Германии. В качестве страны-победительницы США контролировали территорию вместе с французскими, британскими и советскими войсками, каждая страна — свои зоны. Кроме того, количество антикоммунистов, получивших боевое крещение во время войны и имевших опыт работы с оружием и взрывчаткой, было огромным. Таким образом, Соединенные Штаты в Германии тайно вербовали бывших нацистов в тайную сеть. Во время разоблачения «Гладио» в 1990 году частный телеканал RTL шокировал немецкую общественность, показав в специальном отчете «Гладио», что бывшие члены гитлеровских СС, которые во времена Гитлера преследовали коммунистов, были членами немецкой сети «Гладио».

Общая секретная стратегическая концепция Генерального штаба армии США 28 марта 1949 года подчеркивала, что Германия «имеет отличный потенциал в виде обученных людей для работы как подпольных организаций, так и секретной армии. Эффективное движение сопротивления может и должно быть организовано» (3). По приказу Пентагона в Вашингтоне вновь созданная американская служба контрразведки (CIC) вычислила местонахождение немецких нацистов и привезла их на Нюрнбергский процесс, в то время как CIC также тайно вербовала правых экстремистов в состав антикоммунистической армии. Такая тактика Пентагона была раскрыта только в 1986 году, когда министерство юстиции США во время большой пресс-конференции — которая, возможно, собрала самую большую толпу журналистов в Вашингтоне со времени Уотергейтского скандала — признало, что в послевоенные годы CIC набирал в свои ряды высокопоставленных нацистов. В частности, 600-страничный отчет, составленный Аланом Райаном для министерства юстиции США, подтвердил, что офицер СС и гестапо Клаус Барби был завербован CIC в 1947 году, после этого он ушел от преследования за свои военные преступления и был вывезен из Европы в Аргентину по секретной «крысиной дороге» в 1951 году.

Барби был спасен не потому, что офицеры секретной службы Соединенных Штатов были впечатлены его нравственным обликом, а потому, что он был крайне полезен в процессе создания в Германии тайной сети. Во время разоблачений «Гладио» пресса сообщила: «Среди тех, кто был завербован и сам набирал сотрудников для работы, были экс-эсэсовец обер-штурмфюрер Ганс Отто и другая мелкая рыбешка. Но Клаус Барби был призовым уловом, он работал в качестве вербовщика бывших нацистов и членов фашистского Союза немецкой молодежи (Bund Deutscher Jugend — BDJ) (4). Барби, известный во время войны как «лионский мясник», во время своего пребывания во французском городе с 1943 по 1944 год был ответственным за убийства по меньшей мере 4000 рабочих и евреев, а также за депортацию 15 000 человек в концентрационные лагеря смерти. Барби был приговорен к смертной казни заочно французским судом вскоре после войны за преступления против человечности; свидетели описывали его как садиста, палача, который запугивал мужчин, женщин и детей кнутом и своей немецкой овчаркой.

Англоязычная версия с Youtube:

Министерство юстиции США во время пресс-конференции 1986 года не выявило факта участия Барби в создании секретной армии и ошибочно подчеркнуло, что не было найдено доказательств, когда «подозреваемый нацистский военный преступник или любой разыскиваемый союзниками человек был бы посредством «крысиной дороги» или другим путем эвакуирован» (5). Это утверждение было ложным, так как наиболее видным нацистом, завербованным CIC, был не «лионский мясник» Клаус Барби, а гитлеровский генерал Рейнхард Гелен. Генерал Гелен начал свою секретную службу при Гитлере, когда в апреле 1942 года он стал начальником Иностранных армий Востока (Fremde Heere Ost — FHO), в задачу которых входила борьба с Советским Союзом. Американский историк Кристофер Симпсон обнаружил информацию по Гелену в подробном отчете о вербовке нацистов Соединенными Штатами: «Гелен получил большую часть информации благодаря своей роли в одном из самых ужасных зверств войны: пытках, допросах, убийствах, голодомору четырех миллионов советских военнопленных» (6). Гелен понимал, что из-за своих военных преступлений заслуживает появления в черном списке советской секретной службы НКВД. Когда он понял, что Германия проигрывает войну, 20 мая 1945 года он прибыл в американскую службу контрразведки CIC, и русские не смогли достать его.

Генерал Гелен был прав, предполагая, что данные на Советский Союз и коммунистов, которые он собрал во время пыточных операций, представляли большой интерес для Соединенных Штатов. Вместе с небольшой группой старших нацистских офицеров он в конце войны тайно перевел на микропленку обширную базу данных FHO по СССР, уложил пленку в водонепроницаемые стальные барабаны и запрятал компромат в австрийских Альпах. После нескольких недель интернирования в CIC Гелен вошел в контакт с американским генералом Эдвином Лютером Сайбером, которому открыл свою тайну. Генерал США был настолько впечатлен, что способствовал продвижению карьеры Гелена в будущем. Он представил Гелена высокопоставленным лицам разведки США, в том числе генералу Уолтеру Беделлу Смиту, ставшему затем высшим офицером разведки армии США в Европе, а позднее директором ЦРУ с 1950 по 1953 год. Сайбер также представил Гелена генералу Уильяму Доновану, начальнику американской военной секретной службы Управления стратегических служб (УСС), и Аллену Даллесу из УСС, позже начальнику ЦРУ, а также Фрэнку Визнеру из УСС, позже главе ОРС ЦРУ, который создал европейскую секретную сеть (7).

С помощью Гелена американцы откопали микрофильмы FHO, спрятанные в Австрии, и в августе 1945 года Сайбер переправил Гелена вместе с его данными в Вашингтон для проведения разбора. Президент Трумэн был поражен и назначил Гелена начальником первой послевоенной немецкой секретной службы, названной в его честь «Организация Гелена» (ORG). По заключению историка Симпсона, «в конце Гелену и нескольким сотням других высокопоставленных немецких офицеров удалось совершить сделки с Великобританией или США… Генерал Гелен, однако, оказался для них наиболее важным из всех» (8). Благодаря американской финансовой и материальной помощи в Оберурзеле недалеко от Франкфурта была возведена первая штаб-квартира ORG, которая затем переехала в бывший учебный центр «Ваффен-СС» в Пуллахе недалеко от Мюнхена, который до сих пор является штабом немецкой секретной службы Bundesnachrichtendienst (BND). ЦРУ и ORG тайно подписали договоры о сотрудничестве, и старший офицер ЦРУ Джеймс Критчфилд начал работу в Германии. Немцы называли его «господин маршал», Критчфилд следил за работой служб Гелена и убедился в том, что имена всех 150 высших офицеров «Организации Гелена» были ему переданы. На каждого из них в ЦРУ был создан отдельный файл. Таким образом, немецкая секретная служба была в руках американцев.

Эрхард Дабрингауз, работавший с американской CIC в Германии с 1948 по 1949 год, вспоминал в документальном фильме о «Гладио», что он сам принимал участие в вербовке нацистов, деятельности, которая была ему сильно не по душе. Уже находясь в отставке, Дабрингауз объяснял: «В 1948 году я был специальным агентом CIC, это наши отряды контрразведки в оккупированной Германии. Я размещался в Аугсберге, и поскольку свободно владел немецким, то был назначен на работу с немецкими информаторами, среди них был Клаус Барби, и Клаус Барби, хмм… позже я обнаружил, что он находится в розыске за убийство француза, — объяснял Дабрингауз перед камерой, — и я доложил своему начальству, и они сказали мне, чтобы я вел себя тихо, как ни в чем не бывало, так как «он по-прежнему ценен для нас, когда он больше не будет нам нужен, мы передадим его французам». Я думал, что получу повышение, когда я рассказал им о Барби, а они сказали мне молчать!» (9).

Бывший офицер CIC Дабрингауз, живущий сейчас во Флориде в США, рассказал, как несколько немецких нацистов по приказу американцев создали в Германии склады оружия для нужд секретной армии. «Полковник Гюнтер Берно был агентом и информатором, работающим на военную разведку в Штутгарте. Мы [из американской CIC] обеспечили его жильем, безопасным домом в Людвисбурге, и там я виделся с ним три раза в неделю, он предоставил нам информацию о коммунистах и сказал нам то, что мы хотели услышать». Целью Соединенных Штатов была борьба с коммунизмом, и по воспоминаниям Дабрингауза, вопрос о методах борьбы не стоял; сам он был немного поражен Берно: «Он был, безусловно, очень сильным нацистом. Однажды я сидел в его кабинете и открыл его альбом военных фотографий; в середине альбома была отличная фотография Адольфа Гитлера. Несколько других высокопоставленных офицеров СС приходили к нему в его безопасный дом, который предоставили мы, и он сказал мне, что если по какой-либо причине ему будет нужна помощь, одним телефонным звонком он может связаться с 200 бывшими лидерами СС от Гамбурга до Мюнхена».

По словам Дабрингауза, Верно играл главную центральную роль в создании немецкой секретной армии: «Я помню, как он привел меня в одно место, потом мы начали копать, и там были винтовки, другое стрелковое оружие, гранаты — все красиво завернуто в космолин, и он сказал: «У нас тысячи таких же складов по всей стране». И это показалось мне немного подозрительным, я передал эту информацию, и они сказали: «Хорошо, мы это знаем. Все они работают для нас, в случае, если из-за «железного занавеса» придут коммунисты». Американские высокопоставленные чиновники в соответствии с принципом служебной необходимости не объясняли детали секретной армии сотруднику CIC Дабрингаузу, но он узнал достаточно, чтобы понять, что это особо секретный проект с участием большого числа нацистов: «Бывший генерал СС Пол Хаузер был частым гостем в доме Верно, и они работали сообща над некоторыми программами, о которых мы не знали ничего, и я даже не задавал вопросов, чтобы узнать о нем больше. Кто-то выше меня, должно быть, уже работал над этим в то время» (10).

Когда в 1990 году разразился скандал, связанный с «Гладио», неназванный бывший член разведки НАТО пояснил, что отдел секретных операций ЦРУ под руководством Фрэнка Визнера для создания секретной немецкой армии «целиком внедрил шпионский отряд, возглавляемый главным шпионом Гитлера Рейнхардом Геленом. Это хорошо известно, потому что Гелен был духовным отцом германских тайных сетей, и его роль была известна канцлеру ФРГ Конраду Аденауэру с самого начала». По словам неназванного офицера НАТО, президент США Трумэн и канцлер Германии Аденауэр «подписали секретный протокол с США на вступление Западной Германии в НАТО в мае 1955 года; в протоколе было указано, что западногерманские власти будут воздерживаться от активного судебного преследования известных правых экстремистов. Не так хорошо известно, были ли другие высокопоставленные немецкие политики посвящены в секретные планы сопротивления. Один из них — тот, который стал затем главой секретариата канцлера Германии, — бывший высокопоставленный нацист Ганс Глобке» (11).

В Германии одна из американских сетей Союз немецкой молодежи (BDJ), где большинство составляли нацисты, и ее тайная организация «Техническое обслуживание» (TD) были обнаружены в 1952 году. Клаус Барби сыграл ведущую роль в создании немецкой тайной организации BDJ-TD (12). Но тайной это оставалось недолго. «Нью-Йорк Таймс» сообщила 10 октября 1952 года под несколько вводящим в заблуждение заголовком «Немецкие диверсанты предают доверие американцев. Ведется масштабное расследование о подтверждении финансирования военного обучения боевиков», что «влиятельные представители власти сегодня в частной беседе подтвердили, что Соединенные Штаты поддерживали и помогали финансировать тайное обучение молодых немцев, часть из которых — бывшие солдаты, на случай войны с Советским Союзом». Американские газеты сообщили, что «вчерашние открытия в государственном парламенте земли Гессен и огромные заголовки, напечатанные сегодня в немецкой прессе, вызвали значительное возмущение в Министерстве обороны и в рядах военных армии Соединенных Штатов» прежде всего потому, что «была обнаружена вовлеченность данной боевой группы в политическую деятельность. Их лидеры… составили черные списки лиц, которые должны быть «ликвидированы», если они будут признаны ненадежными в войне против русских». Было проведено «несколько совместных немецко-американских совещаний», потому что многие действующие «социалисты, в том числе государственные служащие, были в этом списке, так же как коммунисты».

Раннее обнаружение подразделений немецких секретных армий вызвало крупный скандал по обе стороны Атлантики, и «Ньюсуик» в Соединенных Штатах сообщил 20 октября 1952 года о том, что ЦРУ организовало тайную группу в Германии. Интересный факт: немецкий информационный журнал Der Spiegel 29 октября 1952 года сообщил, что тайные сети существовали рядом с Германией также во многих странах Западной Европы: «Дело BDJ вызвало значительную озабоченность в разных штаб-квартирах американских секретных служб в Европе. Потому что Technischer Dienst в Германии — это всего лишь один из филиалов тайной сети, поддерживаемый США и распространяемый по всей Европе». В частности, как сообщил Spiegel, «эта сеть наиболее сильно развита во Франции, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Италии и на Пиренейском полуострове. Во Франции эта организация была создана еще в 1948 году при поддержке лидера партии социалистов [министра внутренних дел] Жюля Мока».

Так что же произошло и кто сорвал маски? 9 сентября 1952 года бывший офицер СС Ганс Отто, приняв личное решение, направился в штаб-квартиру криминальной полиции во Франкфурте в немецкой земле Гессен и, в соответствии с записями немецкого государственного документа, «заявил о своей принадлежности к группе политического сопротивления, задача которой заключалась в проведении подрывной деятельности и взрыве мостов в случае советского вторжения». По словам Отто, который чувствовал себя далеким от всех этих террористических приготовлений, «около 100 членов организации были проинструктированы по вопросам политики, они были обучены использовать американское, русское и немецкое оружие и научены обращаться с военной техникой. Членами организации в основном были бывшие офицеры военно-воздушных сил, армии или «Ваффен-СС». Официальная немецкая стенограмма гласит, что «хотя официально неофашистские тенденции не приветствовались, большинство членов организации были неофашистами. Финансовые средства для работы организации были предоставлены американским гражданином Стерлингом Гарвудом». Наряду с ожиданием вторжения советских войск перед секретной армией Германии также стояли задачи по осуществлению внутренних диверсий: «А во внутренней политике тактика организации была направлена против КПГ [Коммунистической партии Германии] и СПГ [Социалистической партии Германии]» (13).

«Организация», о которой говорил Отто, была частью немецкой тайной сети, но, по всей вероятности, не представляла всю немецкую сеть даже в то время. Филиал был ошибочно назван BDJ (сокращение от Союза немецкой молодежи), хотя средний возраст ее членов был около 42 лет. Задолго до показаний Отто BDJ была известна своей крайней антикоммунистической направленностью. Но осталось неизвестным то, что BDJ был прикрытием для так называемой сети «Техническое обслуживание» (Technischer Dienst — TD), которая была сверхсекретной военизированной немецкой тайной сетью, укомплектованной бывшими нацистами, оплачиваемой Соединенными Штатами и имевший в своем распоряжении различное вооружение и взрывчатые вещества. Согласно немецкой статистике, число официальных членов BDJ (распространившихся по всей Западной Германии) составило 17 000 человек, в то время как по информации немецкого государственного расследования TD насчитывала всего около 2000 членов (14).

Показания Отто 1952 года привели к масштабным полицейским расследованиям. Недалеко от Вальд-Михельбаха, небольшой романтичной деревни в лесном районе Гессен Оденвальде, был обнаружен учебный центр секретной армии. Вальд-Михельбахский центр только в июне 1951 года начал свою работу, и до этой даты члены немецкой тайной сети проходили обучение на американской военной базе в Графенворе в Германии (15). Члены организации называли этот дом Wamiba из-за его расположения (в Waldmichelbach), учебный центр состоял из самого дома с подземным тиром, рядом находился бункер, все было расположено с незаметной стороны долины, в полукилометре от проселочной дороги. Жители вспоминали, «что американцы проводили стрелковые упражнения или что-то в этом роде» (16).

Отто рассказал немецким властям, что отношения между BDJ-TD и ЦРУ в большой степени контролировались таинственным американцем, которого он назвал «мистер Гарвуд». Гарвуд — вероятно, член ЦРУ — регулярно инструктировал членов TD в Оденвальде и неоднократно настаивал на том, что организация является совершенно секретной, и никто никому и никогда не имеет права ничего говорить. И к этому, кажется, относились очень серьезно. Ибо когда в свое время было подозрение, что член TD соседнего немецкого административного округа, Баварии, «заполнил анкету другой организации сопротивления», убийство этого члена серьезно обдумывалось в TD, как с отвращением подчеркнул Отто (17). «У меня не создалось впечатления, что г-н Гарвуд имел какие-либо возражения против таких методов, — заявил Отто немецким властям. — Например, он учил нас, как убить человека, не оставляя следа: просто привести его в бессознательное состояние с помощью хлороформа, посадить в его машину, и использовать трубу для направления выхлопных газов автомобиля в кабину. Он учил нас, как во время допроса можно использовать насилие, не оставляя следов». Также Отто рассказал о методах пыток: «Один, например, должен завязать повязкой глаза допрашиваемого. Затем на гриле поджаривают кусок мяса недалеко от места действия, в это время на отдельные части тела допрашиваемого человека нажимают куском льда. Холод льда в сочетании с запахом горелого мяса заставляет допрашиваемого поверить, что его пытают горящим металлом» (18).

Отто объяснил, что Гарвуд обеспечивал организацию деньгами и всем оборудованием. Около 130 человек были обучены в центре Wamiba, почти все — бывшие немецкие нацисты; обучение было посвящено технике допроса, стрельбе, использованию взрывчатых веществ, созданию ловушек, осуществлению беспроводной связи и методам убийств. Самое интересное, что член TD Отто также подробно остановился на том, что редко обсуждалось, но имело очень большую важность, а именно готовности солдат секретной армии на самом деле «остаться в тылу врага» в случае советского вторжения. С военной, стратегической точки зрения понятно, что шансы на выживание в условиях оккупации, а особенно в случае советской оккупации, очень малы. Прошедшие войну и опытные фашистские офицеры-члены TD были полностью осведомлены об этом, и Отто сделал упор в своих показаниях, что большинство членов TD не хотели оставаться в тылу, чтобы пытаться выжить во время советской оккупации: «Идеи американцев была такой, что в случае вторжения Советов членов секретной армии можно было бы использовать, как диверсантов. Однако этот план американцев мог быть не понят главой [TD] Петерсом, потому что все люди, работающие в организации, планировали бежать на Запад в случае советского вторжения» (19).

Через два дня после показаний Отто, 13 сентября 1952 года, немецкая полиция провела рейд на территории базы в Wamiba, после чего база была закрыта. В офисах и частных квартирах членов TD были проведены обыски, а впоследствии они были закрыты для проведения дальнейших следственных действий. Члены секретной армии были арестованы. Оружие, взрывчатые вещества и боеприпасы были конфискованы вместе с большим количеством документов. Один из конфискованных файлов представлял особый интерес. К удивлению следователей, он содержал в себе имена лиц, которые должны быть устранены в день X. Немецкая полиция обнаружила, что член TD Ханс Брейткопф составлял список для земли Гессен. «Список врагов государства» содержит имена тех, кто должен быть ликвидирован. Список не полный, над ним еще работали» (20). Член TD Отто Риэтдорф, предложивший название «список врагов государства» объяснил: «Я принял термин «враг государства» после прочтения некоторых русских газет, в которых используется этот термин для описания некоторых приготовлений против Запада. В соответствии с российским использованием слова, люди в списке должны быть изолированы. И что это значит в России, кажется предельно ясным». Риэтдорф добавил, что ЦРУ было проинформировано о процедуре: «Мистер Гарвуд знал об этом. Также член TD Ганс Отто подтвердил, что эта «информация и персональные отчеты передавались американцам из BDJ и TD». Американцы, которые собирали данные, были якобы «доктор Вальтер» и снова Гарвуд. Германское исследование этой секретной армии окончательно заключило: «В соответствии с этими показаниями в случае X было запланировано применение насилия по отношению к немцам, служившим мишенями для тайной организации» (21). Является ли переменная X только ссылкой на день вторжения или также на некоторые другие особые события, такие как массовые протесты или сползание влево в случае победы коммунистов на выборах, не может быть установлено.

В «списках врагов государства» «Гладио» было много известных немецких коммунистов, а также умеренных социалистов, многие из которых были видными действующими политиками и журналистами; например, Генрих Циннканн, министр внутренних дел земли Гессен от социалистов, социалист Ганс Ян, председатель Союза немецких железных дорог, Эмиль Карлебх, журналист Frankfurter Rundschau («Франкфуртского обозрения») и многие другие. Немецкий журналист и исследователь «Гладио» Лев Мюллер рассказывает, что после нахождения списков «удивление было таким огромным, что первой реакцией было недоверие» (22). По словам американского историка Кристофера Симпсона, «лидеры TD в BDJ поняли, что одной из их основных задач будет ликвидация тех, кого они считали «левыми» немецкими политиками, в случае советского нападения. Немецкие коммунисты, конечно, занимали верхние места в «убийственном» списке TD. За ними следовали ведущие представители западногерманской SPD. TD планировала убить более 40 высокопоставленных чиновников от социал-демократов, среди них был Эрих Элленхауэр, президент SPD с 1952 года». Симпсон установил, что США не доверяли немецким левым во время холодной войны и, следовательно, подготавливали тайных агентов BDJ, которые «проникли в SPD и следили за лидерами партии, так что они могли убить быстро, как только наступит нужный момент» (23).

Не слишком удивительно, что федеральные земли Гессен нашли это невероятным и совершенно недопустимым, что Белый дом в Вашингтоне тайно обучал и готовил неонацистов в Германии, что существовали списки, в которые входили наиболее уважаемые граждане страны, и в столице земли Гессен Франкфурте начались жаркие дебаты. Хрупкие послевоенные политические отношения между Германией и США были серьезно испорчены, и последовали нервные встречи на высшем уровне между американскими и немецкими представителями. Канцлер Германии Конрад Аденауэр утверждал, что ничего не знал об этом деле, в то время как американцы пытались по максимуму препятствовать разглашению. Посол США в Германии Донелли объяснил, что организация была создана в контексте войны в Корее, добавив, что сеть в любом случае была бы распущена в эти месяцы, независимо от свидетельства Отто, и что платежи уже были приостановлены в августе 1952 года. Это, конечно, было полной чепухой, и член TD засвидетельствовал то, что они получили свои деньги и в сентябре.

Как показало дальнейшее расследование, Пол Лют, старший член BDJ-TD и контактное лицо с ЦРУ, контролировал денежный поток, приходящий из Соединенных Штатов (24). Лют регулярно встречался с американцами, и для отчетности всегда составлял четыре копии всех письменных докладов по актуальным вопросам, которые передавал в ЦРУ (25). Когда были обнаружены немецкие секретные сети, Люту помогли скрыться американцы, его не смогли арестовать, и он бесследно исчез. Вместе с Лютом Эрхард Петерс также имел руководящую функцию в секретной немецкой армии. Близкий школьный друг Люта, Петерс стал лидером TD благодаря своим знаниям в области радиосвязи и боевых действий. Ему льстило, когда сеть именовали «Организация Петерса» и, чтобы подчеркнуть свой статус, купил шикарный Mercedes 170V и BMW-кабриолет. Когда покров тайны был сорван с его секретной армии, Петерса также не смогли арестовать, поскольку он «находился под американским покровительством», как записано в отчете о расследовании. Позже Лют появился перед немецкой полицией после того, как «он дал американцам слово чести ничего не рассказывать». По его собственным показаниям, Белый дом в Вашингтоне сделал предложение ему и другим скомпрометированным нацистам TD возможность эмигрировать в Штаты, которое Лют отклонил (26). Перед полицией Петерс признался, что он сжег много файлов, содержащих отчеты на TD для американцев.

Для Германии скандал с BDJ-TD был не федерального, а национального масштаба. Однако если официальные лица из Франкфурта ожидали помощи из Бонна, столицы Западной Германии, то они скоро поняли, что ее не будет. После длительных бесед с Соединенными Штатами старшие должностные лица партии CDU и консервативное правительство Аденауэра скрыли улики, чем помешали расследованию; а 30 сентября 1952 года, вызвав протесты со стороны юристов по всей Германии, Верховный суд в Карлсруэ приказал освободить всех арестованных членов «Гладио» и TD. Полиция во Франкфурте не было проинформирована, также заранее не было проведено консультаций по этому поводу. И в то время как в два судьи, Скрюбберс и Вагнер, выпустив постановление об освобождении, совершили значительный карьерный рывок, «гладиаторы» были отпущены на свободу. Премьер-министр земли Гессен Август Зинн недовольно прокомментировал: «Единственным юридическим основанием для их освобождения может быть то, что люди в Карлсруэ [Верховный суд] заявили, будто они действовали по указанию американцев» (27).

Зинн был так разъярен, что решил поднять скандал перед федеральным парламентом, несмотря на сильнейшее давление со стороны американцев. Таким образом 8 октября 1952 года широкая общественность и пресса в Германии и за рубежом была впервые так масштабно проинформирована о существовании секретных оплачиваемых США немецко-фашистских секретных армиях. Зинн обратился к парламенту со следующими словами: «Господин председатель, уважаемые дамы и господа, после встречи, которую я провел с канцлером Аденауэром 3 октября во Франкфурте, и обсуждения, которое прошло сегодня утром в моем кабинете с мистером Рибером, представителем верховного комиссара из Соединенных Штатов, я должен сообщить парламенту следующее: 9 сентября 1952 года, — говорил Зинн с серьезным выражением на лице, — немецкой криминальной полиции стало известно о секретной организации, которая была создана в 1950–1951 годах руководителями BDJ под прикрытием TD, Technischer Dienst». Зинн сообщил озадаченной аудитории, что «организация была создана как политическое движение вооруженного сопротивления с ведома и при сотрудничестве президента BDJ Пола Люта. Герхард Петерс был лидером организации». Это был первый раз, когда политики узнали о секретной армии, и Зинн объяснил, что «BDJ-TD имела задачу создания тайной сети, которая согласно первоначальному плану осталась бы в тылу врага в случае советского вторжения для проведения диверсионной деятельности на оккупированной территории: взрывов мостов и нападения на места дислокации войск противника».

После того как Зинн в общих чертах рассказал о классическом примере секретной армии, он сообщил о поддержке США и внутренних масштабах данной тайной организации, а потом объявил, что «согласно внутренним правилам, организация была, по заявлению основного свидетеля, а также, судя по конфискованным материалам, направлена против Коммунистической партии Германии, и прежде всего против Социалистической партии Германии». После того как организация была обнаружена, 18 сентября 1952 года последовали немедленные аресты и конфискации. Премьер-министр Зинн заявил в парламенте: «1 октября высший государственный прокурор [Oberbundesanwalt] приказал освободить подозреваемых, поскольку организация была создана по приказу агентств Соединенных Штатов, — после чего по парламенту прокатился гул, и многие парламентарии кричали «Слушайте!» или «Невероятно!». Когда парламентарии успокоились, Зинн продолжил: «В соответствии со свидетельством старшего члена TD, ликвидация неугодных также была запланирована», — после чего еще более сильный шум поднялся в парламенте, члены которого кричали: «Слушайте! Слышите? Вот как далеко мы уже зашли!» Зинн продолжал: «Учебный центр был создан в Вальд-Михельбахе в Оденвальде, и члены организации были в основном бывшими офицерами военно-воздушных сил, армии и SS». Опять парламент был в волнении, поскольку все присутствующие пережили Вторую мировую войну и теперь кричали: «Вот послушайте! Невероятно!»

Зинн объяснил, что возраст агентов был от 35 до 50 лет, и «организация получала очень щедрое финансирование, конфискованные документы показывают, что они получали коло 50 000 DM в месяц». После этого один парламентарий крикнул: «Откуда приходили деньги?» Зинн отметил, что «деньги пришли от поддельных заказов якобы от агентства в США к TD», — и продолжал объяснять, что «организация имела внутреннюю задачу… По свидетельству ведущего члена организации, выбранные «неблагонадежные» люди должны быть ликвидированы в случае X», — что вызвало новую бурю критики в парламенте; голоса кричали: «Убить — вот, значит, что! Невероятно!» Зинн был прекрасно осведомлен о буре, которую он вызвал, и торжественно продолжал: «Интересно, что на коммунистов ушло 15 листов бумаги, а на ведущих социал-демократов — 80 страниц… Министр внутренних дел земли Гессен от Социалистической партии Германии Генрих Зиннканн подозревалея в связях с коммунистами». По парламенту прокатился смешок. «Согласно свидетельствам, большое число секретных материалов было уничтожено, некоторые материалы забрали официальные представители США, поэтому эти документы также недоступны. Деньги и оружие были предоставлены американцем, который руководил обучением». Парламентарии снова закричали: «Слышите? Слушайте!»

Зинн еще не закончил: «Очень важно осознать, что такие секретные организации за пределами немецкого контроля являются опорной базой для незаконной внутренней деятельности, подобный печальный опыт наш народ уже имел три десятилетия назад, и такие же особенности проявились теперь в этой организации». Подобная жесткая критика была одобрена парламентом, голоса кричали: «Правильно! Это верно!» Зинн продолжил: «Мистер Рибер из Соединенных Штатов этим утром согласился со мной, что такие организации являются отправной точкой для внутреннего террора, выразил… самые искренние сожаления и резко осудил организацию… Он обещал не только полную поддержку для прояснения дела и полного искоренения остатков организации, но и для предотвращения подобных явлений в будущем» (28).

Конечно, немецкая организация «Гладио» не была распущена, как показали разоблачения 1990 года. Следы были уничтожены, насколько это было возможно. Бывший верховный комиссар Макклой в октябре 1952 года настаивал на том, что Соединенные Штаты не перевооружали нацистов и что «за все те годы, что я провел в Германии, наши цели и усилия были направлены на укрепление демократических сил Германии, и борьбу как с коммунистами, так и с нео- и пронацистами». Макклой подчеркивал, что «именно поэтому немыслимо, чтобы американец поддержал бы такие виды деятельности, о каких рассказал премьер-министр Зинн. Этот факт должен быть четко выражен ради истины и дружбы» (29). Несмотря на эти заверения, парламент земли Гессен решил полностью расследовать это явление с помощью министра внутренних дел Гессен, который в 1953 году представил внушительный трехтомный отчет (30).

Четыре десятилетия спустя бывший сотрудник ЦРУ Томас Полгар, который вышел на пенсию в 1981 году после 30-летней карьеры в ЦРУ, хорошо помнил немецкий скандал «Гладио», так как он был командирован в Германию в начале 1950-х, а в начале 1970-х годов снова вернулся, чтобы заменить Рэя Клайна на посту главы резидентуры ЦРУ в Германии. Полгар вспоминал в 1990-х годах: «Союз немецкой молодежи (BDJ) был правой политической организацией, свободно примкнувшей к одной из политических партий земли Гессен в Германии, и считалось, что у этих людей есть мотивация и готовность к подпольной работе в случае, если Советская армия действительно оккупирует Западную Германию целиком или частично. Когда все открылось, началась шумиха, и было бы желательным, если бы [американский] генерал Траск отлично объяснил вовлеченным в это людям, и мы объяснили ситуацию сначала Конраду Аденауэру из Германии». Это, как показано выше, не решило проблему, и Полгар вспоминает, что «тогда мы все объяснили генералу Мэтью Риджвею, который в то время был главнокомандующим НАТО, и наконец, самое главное, мы объяснили все премьер-министру земли Гессен Георгу Зинну, который и сам был в этом списке. Траскот объяснил премьер-министру земли Гессен, что это была несанкционированная деятельность, он уверен, что это было написано к исполнению только на бумаге, но он об этом не знал, и это, безусловно, не должно быть истолковано как бросание тени на наше доверие к премьер-министру Зинну» (31).

То, что тайные немецкие ячейки существовали не только на земле Гессен, но и в других частях Германии, было подтверждено Дитером фон Гланом после разоблачения «Гладио» в 1990 году. Как объяснил Глан: «Наша задача и наша организация были идентичны с тем, что сейчас известно о «Гладио» (32). Противоречивая личность, немецкий антикоммунист, Глан бежал из советского лагеря для военнопленных во время Второй мировой войны и после войны вступил в секретную армию как член BDJ-TD в северной немецкой земле Бремен. В 1994 году Глан объяснил в своей автобиографии, что «во время Корейской войны американцы очень боялись, что нечто подобное может также произойти в Германии». Таким образом, «американцы решили завербовать людей и организовать надежное немецкое подразделение для дня X, вторжения Красной армии. Аппарат должен был быть обучен с помощью американского оружия, экипирован из запасов со складов оружия и предназначен для немедленного ухода в подполье в случае нападения». Глан рассказал, что «BDJ был прикрытием, чем-то вроде официального отделения антикоммунистической организации. Неофициальное отделение Technischer Dienst, или «Организация Петерса», как ее еще называли из-за ее лидера, было настоящим боевым ядром» и существовало в нескольких частях Германии. «TD, таким образом, стала важной частью американо-немецкой антисоветской обороны. Американцы были в основном заинтересованы в бывших членах немецкой армии», включая и самих себя. «Поскольку мои антикоммунистические позиции были хорошо известны, я был завербован. Официально я был руководителем BDJ в городе Ольденбург/Восточная Фрисландия. Неофициально я был руководителем TD Ольденбурга, Бремена, Восточной Фрисландии [северная Германия]» (33).

Глан с гордостью рассказал в своих мемуарах, что немецкое Федеральное бюро защиты конституции (BfV) знало о секретных армиях и покрывало их. «Мы тесно работали вместе… с Ньюбертом из BfV. — Глан вспомнил антикоммунистические сражения, которые их объединяли. — По ночам мы постоянно развешивали плакаты, закрывая плакаты коммунистов… и разоблачили некоего бизнесмена из Ольденбурга, который сотрудничал с коммунистами. Частыми были ожесточенные столкновения». Именно в это время Глан «основал множество подгрупп BDJ в моей области» при поддержке ЦРУ, которое обучало людей в Вальд-Михельбахе и на базах США в Графенворе. «Я сам принимал участие в таком обучении несколько раз. Члены организации получали светло-бурую американскую боевую форму, к ним было разрешено общаться только по имени, они приезжали со всей Германии, но им было запрещено рассказывать другим, где они жили. Практически мы были полностью изолированы от мира на четыре недели». «Гладиаторы» получали «обширную подготовку ко дню X. В то время секретные американские склады оружия были созданы во всех частях Западной Германии. В моем районе только мой заместитель и я знали точное расположение складов оружия… наши склады были упрятаны в небольшом лесу» (34).

Не только немецкие тайные сети, но и немецкая спецслужба ORG и ее сотрудники пережили в 1952 году разоблачение частей немецкой «Гладио» практически безболезненно благодаря защите влиятельного ЦРУ. Генерал Рейнхард Гелен оставался у власти, и в 1956 году «Организация Гелена» изменила свое название на «Федеральная разведывательная служба» (BND). Когда директора ЦРУ Аллена Даллеса спросили, правильно ли он поступил, не стыдно ли было сотрудничать с нацистом Геленом, он ответил: «А я не знаю, негодяй ли он. Очень мало архиепископов в шпионаже… Кроме того, нет необходимости приглашать его к себе» (35). Когда даже правительство Германии под руководством консервативного канцлера Курта Георга Кизингера и социалистического вице-канцлера и министра иностранных дел Вилли Брандта начало выражать недоверие скомпрометированной спецслужбе BND, последняя была детально изучена впервые в ее истории.

Еще в 1995 году немецкая пресса сообщила, будто последующий отчет Меркера якобы был «ужасным документом для BND, который хранился под замком до сегодняшнего дня. Это сокрушительный вывод о BND: «коррумпированная организация». Рейнхарду Гелену, резко атакованному правительственными расследованиями, даже не дали прочесть доклад (36). А немецкие социалисты, которые вместе с Вилли Брандтом впервые после войны вошли в правительство, были так шокированы нахождением высокопоставленных нацистов в исполнительной власти, что после получения отчета Меркера они уволили Гелена после более чем 20-летней чрезвычайно продолжительной карьеры во главе немецкой секретной службы в день солидарности трудящихся 1 мая 1968 года. Для того чтобы не нарушать работу Белого дома, Гелен был заменен Герхардом Весселем, который служил военным атташе Западной Германии в Вашингтоне после 1945 года и с тех пор культивировал тесные связи с ЦРУ и американскими учреждениями по национальной безопасности.

Неизвестно, содержал ли секретный отчет Меркера данные о тайной деятельности организаций ORG и BND, но доказательства, всплывшие в течение исследования «Гладио» 1990 года, показывают, что содержал. Короткий доклад правительства Германии в декабре 1990 года по BND и его секретной армии утверждает, что правовая основа для немецкой тайной сети была создана в декабре 1968 года, то есть только через несколько месяцев после того, как отчет Меркера был завершен: «В декабре 1968 года канцлер явно указал в статье 16 «Общих указаний для BND», что следует провести подготовку к обороне». По-видимому, государство в то время решило продолжать работу тайной организации, но хотело проводить операцию на законном основании: «Директива гласит: «BND осуществляет необходимые приготовления и планирование для обороны, общие вопросы согласовываются с канцлером» (37). В 1990 году немецкий журналист и исследователь «Гладио» Лев Мюллер интересовался: «Сколько еще антидемократических секретных организаций было внутри тайных немецких секретных служб, которые были обнаружены в октябре 1990 года?» (38).

Сомнительно, что смещение Гелена и введение нового закона снизит доминирующую роль ЦРУ в германских секретных армиях. Бывший член немецкого «Гладио» Глан в своей книге высказывает соображение, что в конечном счете ответственность лежала на ЦРУ: «Я намеренно пишу «секретных служб» во множественном числе, потому что по приказу американцев мы были позже объединены с секретной службой «Организации Гелена». Глан рассказывал, что хотя Гелен был ключевым игроком немецкий секретной армии, общее командование возлагалось на американцев: «Эта организация была названа в честь своего основателя, генерала Гелена… Он создал прекрасный центр секретной службы в Пуллахе недалеко от Мюнхена». Он подчеркнул, что «Technische Dienst (TD) было в постоянном контакте с резидентами «Организации Гелена». Однако военные задачи на день X полностью оставались в руках американцев» (39). Когда в 1952 году не стало прикрытия немецкой секретной армии, Гелену и другим предложили эмигрировать в Соединенные Штаты для того, чтобы защитить их от дальнейших немецких расследований. «Мне предложили улететь в Соединенные Штаты, как и другим членам TD, которые были вовлечены в уголовный процесс. Я обсудил это с моей женой, наконец… но решил, что не хочу быть эмигрантом. Мое место было здесь, в Германии» (40).

В мае 1955 года Германия стала членом НАТО. Так же как другие секретные армии, немецкая сеть через секретную службу BND была интегрирована в планирование НАТО для ведения секретных неконвенциональных войн. Официальный отчет правительства Германии по секретной армии, написанный Лутцем Ставенхагеном в 1990 году, подтвердил: для того чтобы «координировать свои планы с военным руководством НАТО, разведывательные службы, принимающие участие в операции, в 1952 году организовали так называемый Комитет по планированию секретных операций (Clandestine Planning Committee). А для того чтобы координировать сотрудничество между собой, они в 1954 году учредили Объединенный комитет по планированию секретных операций НАТО (Allied Clandestine Committee)». Правительство Германии подтвердило, что «BND была постоянным членом и КПСО, и ОКПСО, начиная с 1959 года». Они попытались смягчить ситуацию, и в государственном докладе было ошибочно заявлено, что «оба комитета никогда не были и не являются сейчас частью структуры НАТО». Однако как выяснилось в ходе парламентского расследования по тайным сетям в Бельгии, КПСО и ОКПСО созданы натовским ВГК ОВС НАТО в Европе (всегда возглавляемым американским генералом) и были непосредственно связаны со штабом ОВС НАТО в Европе. Между тем в немецком правительственном докладе была сделана попытка подчеркнуть независимость секретной немецкой армии. Также в тексте доклада говорилось, что «тот факт, что BND была членом этих подразделений, не говорит о том, что тайная сеть не является частью НАТО и остается собственной организацией BND. Не было и не существует сейчас никаких подчиненных отношений различных спецслужб к ОКПСО и КПСО» (41).

Немецкий правительственный отчет показал международные масштабы работы секретной армии: «Сотрудничество с аналогичными службами союзников проводилось на двусторонней основе, а также на многосторонней основе в рамках Объединенного комитета по планированию секретных операций. Союзниками (кроме Западной Германии) были Бельгия, Дания, Франция, Великобритания, Великобритания, Италия, Люксембург, Норвегия и Соединенные Штаты Америки». В докладе говорилось, что это сотрудничество «включало, например, совместные учения, приобретение стандартных радиопередатчиков [радиопередатчиков «Гарпун»], обмен опытом, стандартизацию разведывательной терминологии и многое другое» (42). В связи с доминирующим присутствием правых экстремистов Ставенхаген неохотно давал подробные данные о том, сколько «гладиаторов» действовало в Германии во время холодной войны: «В конце 1950-х годов организация имела около 75 штатных членов. Количество разведывательных контактов порой достигало 500. В 1983 году персонал секретной армии был подготовлен к выполнению диверсий на оккупированной врагом территории и организации движения сопротивления» (43).

Согласно докладу, правительство Германии было проинформировано о существовании секретной армии «после 1974 года (в контексте презентации общей стратегии BND по приготовлениям к обороне). Однако можно предположить, что устные сведения о секретных армиях были переданы гораздо раньше. Являясь немецкой законодательной властью, члены парламента, в обязанности которых входило хранить определенные секреты, в 1980-х годах были проинформированы о существовании секретных армий. Это случилось по причине того, что было необходимо финансирование закупки нового оборудования для связи «Гарпун»: «В связи с покупкой нового оборудования Комитет особого доверия (Vertrauensgermium) был проинформирован о применении этого оборудования для секретной армии (44). Как показали дальнейшие расследования, радиопередатчики «Гарпун» были разработаны и изготовлены по заказу Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО немецкой фирмой AEG-Telefunken, дочерним концерном холдинга Daimler. Немецкая секретная служба BND действовала как посредник и закупила у AEG-Telefunken системы «Гарпун», поскольку ОКПСО должен был оставаться тайной организацией и не мог выступить как покупатель. BND закупила 854 передатчика «Гарпун», за которые заплатила в общей сложности 130 миллионов немецких марок. Для своего пользования BND приобрела передатчики на сумму в 20 миллионов немецких марок, а остальные продала секретной армии по всей Западной Европе. Система «Гарпун» позволяла отправлять и получать зашифрованные радиограммы на расстояние до 6000 км и таким образом соединять разные подразделения секретных армий, находящихся как на европейском, так и на американском побережье Атлантического океана (45).

Поскольку Германия во время холодной войны была разделена на две части, западногерманская секретная служба BND сильно зависела от ЦРУ США, а восточногерманская секретная служба MfS (Ministerium fur Staatssicherheitsdient) — сокращенно Штази — сильно зависела от советского КГБ. Обе службы были постоянно вовлечены в тайные сражения, шпионаж и внедрение шпионов по другую сторону Берлинской стены. Операции облегчались тем, что члены обеих организаций, Штази и BND, как правило, были немцами и говорили на беглом немецком, у них были общие культурные ценности. Офицеры ЦРУ и МИ-6 с полным основанием и убежденностью говорили о BND как о «разведывательной службе, допускающей утечки информации» (46). После окончания холодной войны ведущий немецкий новостной журнал Der Spiegel заключил: «КГБ и Штази в Восточном Берлине могли внедрять своих «кротов» в Пуллах [штаб-квартира BND] с тем, чтобы получить доступ ко всем сотрудникам… Конкуренты BND подсмеивались над этой организацией» (47).

В отношении секретов тайной сети возникает вопрос, насколько Штази и, следовательно, Москва были информированы. Имеющиеся доказательства указывают на то, что по крайней мере в конце 1970-х они были хорошо информированы. Документальная утечка из BND по поводу секретных армий имела отношение к трагической биографии секретаря Хайдрун Хофер, работавшей в IV отделе BND в Мюнхене, который руководил немецкой секретной армией. Имея доступ к засекреченной документации, Хофер увидела документы НАТО с наибольшим «космическим» уровнем допуска секретности. Что именно она передала Штази и КГБ, до сих пор неясно. Но есть подтверждение, что она передала информацию о совершенно секретном немецком командном центре тайной сети, предназначенном для работы правительства в изгнании в случае оккупации страны и расположенным за пределами Германии на берегу Атлантического океана; после того как было объявлено об утечке информации, базу командного центра пришлось построить заново в другом месте, что стоило 100 миллионов немецких марок.

Хофер передала информацию по незнанию. Дочь консервативного немецкого офицера, она стала непосредственной мишенью КГБ: они направили в Аргентину человека для установления контактов с правыми немцами, чтобы он, создав себе репутацию, вернулся и сделал Хайдрун предложение. Ее отцу понравился «Ганс» за его правые убеждения, и он дал согласие на свадьбу дочери. После свадьбы «Ганс» признался Хайдрун, что он работает на правую консервативную организацию и ошеломил ее своими познаниями о BND. Хайдрун почувствовала себя частью заговора и передала «Гансу» всю имеющуюся информацию.

Только спустя какое-то время контрразведке BND стало известно о «кроте» КГБ. В декабре 1976 года контрразведывательные подразделения BND устроили засаду на Хофер, которая, не зная того, шесть лет работала на КГБ. «Ганс» сбежал с черного хода, пока Хайдрун арестовывали; ее обвинили в государственной измене и сообщили, что «Ганс» был шпионом КГБ. Для консервативной правой Хайдрун шок был просто огромен. Во время допроса, проходившего на шестом этаже здания BND в Мюнхене, она якобы выпрыгнула из окна в попытке убить себя. Хайдрун выжила, хотя была серьезно покалечена, и с тех пор жила на социальное обеспечение. Дело против нее было закрыто в 1987 году в связи с истечением срока давности (48). Вторую и более «высокопоставленную» утечку из BND во время холодной войны организовал Хоаким Крейс, заместитель главы BND, умерший в 1988 году. Крейсу платила Штази, и, по словам британской прессы, «он сдал всю информацию по «Гладио» и другим подразделениям staybehind. Русским стало известно слишком много» (49).

После падения Берлинской стены, когда Германия воссоединилась, секретная служба Штази была упразднена, a BND расширила свою деятельность. Рассекреченные оригиналы документов из архива Штази теперь могут подтвердить, что восточногерманская секретная служба была хорошо осведомлена о тайных сетях. Во время учений НАТО 1979 года части радиоразведки Штази засекли радиопередачи, которые они детально изучали в последующие годы. Были расшифрованы коды агентов BND и выявлено более 50 мест базирования секретных подразделенный в Западной Германии. Они были дислоцированы по всей стране, некоторые из них сконцентрированы вдоль границы с Восточной Германией и Чехословакией.

В 1984 году генерал-майор Хорст Мянчен, директор III департамента Штази, ответственный за радиоэлектронную разведку, подробно сообщил министрам правительства Восточной Германии информацию по тайной сети BND. «На основе анализа тайных радиосигналов BND, которые мы смогли расшифровать… мы собрали достоверные сведения об особой категории агентов BND. Доклад Мянчена от 3 августа 1984 года продолжил объяснения, что эти специальные агенты BND, именуемые Штази «внезапно появляющиеся агенты», осуществляли подготовку военного вторжения в страны Варшавского договора и были обучены проведению подрывных операций в тылу врага. Эти тайные агенты, подчеркнул Мянчен, «представляют собой серьезную опасность для успешной деятельности сил Варшавского договора», следовательно, они должны быть определены как можно скорее, чтобы их можно было нейтрализовать «в случае военного конфликта» (50).

В другом докладе от 6 ноября 1984 Мянчен правильно указал, что в BND «этих агенты называют «агентами, которые должны действовать в тылу врага в случае оккупации страны», и что их создание, кажется, восходит к планированию НАТО первого удара и вторжения в страны Варшавского договора. По информации Мянчена, женщины тоже были частью тайной сети, и засекреченные радиосигналы, посылаемые BND в штаб-квартиру секретной армии, были расшифрованы Штази. «Эти агенты — мужчины и женщины, граждане Западной Германии, они живут на территории этой страны, многие из них вдоль границы с Восточной Германией и Чехословакией. Они хорошо знают предполагаемый район проведения операций и действуют в одиночку или группами, состоящими из трех-четырех человек и выполняют задания в пределах 40 километров от дома. Из того, что мы знаем сейчас, от 16 до 20 групп регулярно проводят сеансы радиосвязи с BND. Общее число этих агентов, по данным источников из BND, приближается к 80». Мянчен пришел к выводу, что эти специальные агенты BND были «опасны» и что Штази должна попытаться идентифицировать их личности (51).

В последующем докладе Штази приходит к выводу, что собранные данные «однозначно указывают на то, что BND придает большое значение обучению и боеготовности эти специальных агентов». Радиосигналы, перехваченные Штази, также указывают, что немецкие секретные группы имели хорошую связь между собой, и что они связывались со «спецслужбами НАТО» в Сардинии (Италия), в Уи (Бельгия) и в Лилле и Гренобле (Франция) (52). Штази, внимательно отслеживая радиосигналы секретной армии BND, смогло обнаружить установку новой системы связи Гарпун в Западной Германии. 22 мая 1984 года в одном из сообщений говорилось, что специальные агенты используют новое оборудование, которое отличается высокой скоростью передачи данных по каналам радиосвязи (53). В 1985 году в 11-страничном подробном отчете Штази о секретных армиях BND с сожалением отмечалось, что новое оборудование для высокоскоростной передачи данных, посылающее радиосигналы менее чем за три секунды, сделало более трудным для восточногерманской разведки процесс отслеживания агентов тайной сети BND (54).

Когда в 1990 году немецкая тайная сеть была разоблачена, пресса сосредоточилась на вопросе, какое оборудование и техника были на вооружении тайной сети. Кроме того, журналисты спрашивали немецкое правительство, существовали ли тайные склады оружия «Гладио» в Германии. «Для поддержки отрядов сопротивления на оккупированной территории союзнические спецслужбы устроили тайные схроны оружия перед началом формирования секретных подразделений. Наряду с оружием, в тайниках хранились запасные части для радиостанций, медикаменты, золото и украшения для возможной продажи на черном рынке». Правительство Германии, таким образом, подтвердило, что система тайных складов работала и в Германии, но, что удивительно, после этого они ошибочно продолжали утверждать, что «эти тайники оружия были ликвидированы подразделениями BND до 1972 года. Сегодня подготовка бойцов тайной сети ведется исключительно в рамках предполагаемых задач по ведению разведки и подготовки к эвакуации на случай войны. Качественный и количественный состав оборудования, хранящегося в тайниках, также рассчитывается исходя из вышеназванных задач. В частности, оборудование включает в себя специальный радиоприемник. В то же время, в тайниках нет ни оружия, ни взрывчатых веществ» (55).

Немецкие журналисты стали подозревать, что пресс-секретарь правительства Лутц Ставенхаген вводил прессу в заблуждение, заявляя, что в 1972 году все тайники оружия были ликвидированы, потому что всем было известно, что еще в начале 1980-х годов тайные схроны с оружием были обнаружены в Германии. Самые выдающиеся открытия состоялись 26 октября 1981 года, когда работники лесного хозяйства случайно наткнулись на большой склад оружия и боеприпасов, закопанных в земле, рядом с немецкой деревней Ульцен в районе Люнебургер-хейд. После сенсационной находки были арестованы лесничий и правый экстремист Хайнц Лембке. Позднее он сообщил полиции о 33 связанных между собою схронах с оружием. В 1991 году анонимный, но хорошо осведомленный автор из австрийского Министерства обороны дал свои комментарии в статье по «Гладио»: «Эти обнаруженные тайники с оружием были немедленно приписаны правому экстремисту Лембке. Однако это прекрасное решение имело один недостаток. В тайниках наряду с автоматическим оружием хранились: комплекты защиты от оружия массового поражения [Арсен и Зянкали], до 14 000 патронов, 50 противотанковых установок, 156 кг взрывчатого вещества, а также 230 взрывных устройств и 258 ручных гранат. Примечательно, что государство с широкомасштабными мерами безопасности против террористов не заметило отсутствия такого большого количества боеприпасов и оружия» (56).

Американский журналист Джонатан Квитни в своей статье «Секретные армии ЦРУ в Европе» подробно остановился на австрийской статье по «Гладио» и пришел к выводу, что «программа немецкой секретной армии сейчас может пострадать от второго скандала, похожего на тот, что произошел в 1952 году, но который так и не стал достоянием общественности». След от обнаруженных в 1981 году складов оружия «привел к военной подготовке группы молодежи, проводимой неонацистом Хайнцем Лембке, который был арестован. В то время Лембке изображался как сумасшедший экстремист, осуществляющий тайную подготовку боевиков тайной сети в лесу». Но Квитни отметил, что арсенал не мог принадлежать исключительно Лембке в BND, поскольку и в австрийской статье о «Гладио» крайне скептически отнеслись к предположению, что Лембке был всего лишь сумасшедшим изолированным экстремистом. «Редактор публикации австрийского Министерства обороны генерал в отставке Франц Фрейштеттер утверждал, что он лично контролировал написание статьи, предположив, что Лембке использовал тайники секретной армии, чтобы обучить свои неонацистские группы, и считает ее правдивой, хоть ее автор и настаивает на анонимности» (57).

Авторы обеих статей по «Гладио» — статьи Квитни и австрийской — сочли правильным предположить, что склады с оружием Лембке были частью немецкой тайной сети. Среди документов, сохраненных в 1952 году, когда была обнаружена секретная армия BDJ-TD, также была директива BDJ-TD для дня X, дня вторжения. Она уточняла, что Люнебургер-хейд будет местом встречи боевиков секретной армии в Северной Германии в случае вторжения. Согласно директиве BDJ-TD, «Командирам было поручено выяснить, в каком месте есть грузовики в большом количестве. В случае X эти грузовики должны быть сразу же конфискованы, при необходимости может применяться физическая сила. Затем боевики тайной сети должны пригнать их в указанные BDJ места встречи в селах и городах. Оттуда автомобили должны будут перевезти членов организации в Северную Германию на место встречи в Люнебургер-хейд» (58).

Обнаружение тайников с оружием Лембке в октябре 1981 года было само по себе скандалом в Германии. Но это дело стало еще более щекотливым, когда источники предположили, что находящееся в схронах оружие и боеприпасы не просто хранились в ожидании далекого дня советского вторжения. Лембке мог использовать «арсенал» для своих нужд, а именно снабжая своих правых сторонников необходимым вооружением. Не исключено, что именно боеприпасы и взрывчатое вещество из таких схронов могли быть использованы для совершения террористического взрыва бомбы в Мюнхене в 1980 году. Это далеко идущее заявление было сделано немецким журналистом Харбартом, который считал, что «Гладио» был «мечом в руках правого крыла» и рассказывал, что «следы от октябрьской мюнхенской резни ведут к лесничему Лембке из Нижней Саксонии». Харбарт был убежден в том, что бомбы и стратегия напряженности не ограничивались Италией, а пробрались в самое сердце Германии (59).

Взрыв бомбы в Мюнхене является крупнейшим террористическим актом в послевоенной истории Германии, унесшим большое количество жизней. В двадцать минут одиннадцатого вечером 26 сентября 1980 года на популярном мюнхенском фестивале пива Октоберфест взорвалась бомба. Как и каждый год, на празднике собрались тысячи людей, чтобы красиво провести эти три дня. Бомба оставила кровавый след, убив 13 и ранив 213 человек, многих серьезно. Германия и Мюнхен были шокированы. Полицейское расследование показало, что зверство было совершено немецкими правыми. След привел к неонацистским группам, среди которых была Wehrsportgruppe Hoffmann. Гундольф Келер, 21-летний правый экстремист, член Wehrsportgruppe Hoffmann, по данным полицейского расследования, заложил в Мюнхене бомбу. Эксперты объяснили, что бомба, состоявшая из специально подготовленных ручных гранат, помещенных в огнетушитель, была сделана опытным мастером, и возникли сомнения, мог ли Келер сделать такую сложную бомбу сам. Келера не мог быть допрошен, так как сам он был взорван и стал одной из 13 жертв.

Игнац Платцер был на фестивале в тот роковой день. Он потерял двух детей в Мюнхенской бойне. В интервью 1996 года Платцер рассказал немецкой газете Sueddeutsche Zeitung, что расследование по правым, ответственным за теракт, не было проведено. Журналист спросил Платцера: «Вы настаиваете на возобновлении серьезного расследования, хотя прошло несколько лет. Вы не верите, что Гундольф Келер был исполнителем?» На что отец жертв ответил: «Нет, слишком многие признаки говорят против этого. Зачем кому-то, кто планирует такие действия, нужен паспорт, благодаря которому его сразу могут идентифицировать? По крайней мере, он был, конечно, не один. Я долгое время боролся за то, чтобы знать, кто на самом деле стоял за этим терактом. Теперь я понимаю, что я никогда не получу честный ответ на этот вопрос». На что журналист спросил: «Вы больше не будете просить продолжить расследование?» Платцер ответил: «Я понял, что чем больше я узнаю об этом деле, тем больше у меня возникает проблем» (60).

Некоторые проблемы возникали из-за того, что бойня в Мюнхене привела полицию к складам оружия Лембке, которые потом вывели на след немецкой секретной армии. Все это впоследствии привело к крупнейшему в мире военному альянсу НАТО и сверхдержаве США. Даже если бы США, НАТО и BND не имели ничего общего с мюнхенским терроризмом, обнаружение секретной армии, связанной с экстремистами правого крыла подняло бы очень серьезные вопросы. Например о том, насколько хорошо солдаты секретной армии и их арсеналы с оружием контролировались демократическими институтами Германии.

Уже через день после побоища немецкая криминальная полиция, расследующая преступление, получила информацию, что Лембке поставлял оружие правым экстремистам. На допросе член правой организации Wehrsportgruppe Hoffmann Раймунд Хернль признался полиции, что «Мистер Лембке показывал нам различные виды взрывчатки, детонаторы, огнепроводные шнуры и пластиковую взрывчатку. Он сказал, что у него в лесу много тайников, полных взрывчатых веществ, и что он может нам их показать… Мистер Лембке сказал нам, что он обучал людей, как правильно пользоваться взрывными устройствами» (61). Кроме обучения немецких «гладиаторов», Лембке, по информации полицейских протоколов, поддерживал немецких правых террористов. «Я слышал от Гельмута Мейера, что взрывчатые вещества можно достать у мистера Лембке, — свидетельствовал правый экстремист Сибиль Вордербрюгг после взрыва. — Лембке показал нам различные типы взрывчатых веществ… Он сказал нам, что у него несколько складов оружия в лесу» (62).

Несмотря на эти показания, в полиции не стали искать и копаться в лесу в поисках схронов с оружием Лембке, так что еще один год прошел, пока рабочие случайно не нашли в лесу тайный склад с оружием «Гладио», и его существование уже не могло быть скрыто. Но важные связи между взрывом и складами оружия секретной армии опять не были прослежены. И это несмотря на то, что 25 ноября 1981 года фрау Доблер-Гмелин из немецкой Социалистической партии подняла вопрос в немецком Бундестаге, когда спросила правительство: «Не могли бы вы рассказать нам теперь, после обнаружения складов оружия и ареста мистера Лембке, возникло ли новое понимание… Мюнхенской бойни?» Вопрос был хороший, но ответ был плохой. Со стороны правительства ответил государственный секретарь фон Шелер: «Нет никакой связи» (63).

Сие государственное объяснение скрывало связь «Гладио» с этим делом, поскольку существование секретной армии должно было оставаться в тайне. Это также противоречит показаниям правых, полученных немецкой полицией. 26 октября 1981 года сразу же после обнаружения тайных складов с оружием немецкие полицейские ворвались в дом к Лембке и обнаружили винтовку G3 с пустым магазином и моток огнепроводного шнура для бомбы. Однако правый экстремист Лембке, похоже, был неприкасаемым: он не был арестован. Он родился в 1937 году в городе Штральзунд в Восточной Германии; Лембке испытал на себе так называемый социализм ГДР и в возрасте 22 лет бежал в Западную Германию, где присоединился к правым кругам и приобрел дурную славу. Он стал лидером правого крыла Союза патриотической молодежи (BVJ), где как главный идеолог сочинял фашистские лозунги, например: «Немец, который думает как еврей, должен быть повешен» (64). Как и BDJ, который был объявлен вне закона в 1952 году, правый альянс BDV был запрещен в 1962 году. Но Лембке не свернул с «правой дорожки». В 1968 году он пытался войти в федеральный парламент Германии земли Нижней Саксонии в качестве кандидата в депутаты от правого крыла партии NPD. Но ему не удалось стать политиком, и после этого он активно участвовал в ожесточенных схватках с немецкими антифашистами. За это он был арестован и привлечен к ответственности, но вышестоящий суд по непонятной причине вынес решение, что он «не виновен».

Лембке был арестован и заключен в тюрьму всего через несколько недель после того, как схроны с оружием были обнаружены. Но причиной ареста послужило другое. Он был обвинен в незаконном отказе от дачи показаний в деле против его друга и коллеги правого лидера Манфреда Редера из террористической группы Deutsche Aktionsgruppen. В тюрьме Лембке вдруг передумал и заявил, что он собирается давать показания и на Редера, и по делу о тайниках с оружием, и о многих других вещах, о которых он знал. Лембке настаивал на том, что он готов говорить с прокурором, который до этого безуспешно допрашивал его по делу Редера. Эта просьба была удовлетворена, и прокурор сразу же отправился в тюремную камеру к Лембке. Там Лембке, наконец, заговорил, раскрывая подробно все 33 склада с оружием, из которых до этого нашли только некоторые. В тот вечер Лембке сказал своему собеседнику, что он может открыть ему на следующий день, кто именно должен был использовать оружие и взрывчатые вещества. На следующий день, 1 ноября 1981 года, Лембке был найден висящим на веревке под потолком своей тюремной камеры (65).

После этого дело Лембке забрали у местных следователей Нижней Саксонии и передали криминальным следователям в Бонне. Этот юридически удивительный маневр позволил министру внутренних дел Нижней Саксонии Моклингхоффу говорить о «преступном обмане» (66). Год спустя, 3 декабря 1982 года, Бонн закрыл дело Лембке из-за отсутствия четких выводов относительно связи между секретными арсеналами и взрывом в Мюнхене, решив, что дело Лембке было «особым случаем». Следователи утверждали в своем заключительном докладе, что «нет достаточных оснований, чтобы предполагать, что Лембке хотел подорвать конституционный строй Республики Германия путем совершения терактов и убийств». Окончательный отчет всего лишь признал, что Лембке, наиболее вероятно, опасался вторжения с Востока, и против этого он хотел вести «диверсионную войну». Также доклад пришел к выводу, что «он нашел боевую экипировку, которую собрал и спрятал на много лет для того, чтобы оказать сопротивление в случае вторжения, чего он так боялся» (67).

Из отчета, который многие расценили как поистине удивительный, суд пришел к заключению, что «деятельность Лембке не представляет собой настолько большую опасность, как изначально можно было подумать. Его усилия не были направлены против существующего порядка страны». В то же время суд, кажется, понял стратегию секретной армии, когда заявил, что Лембке возглавлял операцию Werwolf. Это был намек на тайную сеть нацистов под названием Werwolf, которая действовала в тылу противника во многих странах. Подразделения секретной армии использовали тайные склады с оружием, оставленные нацистами при отступлении в конце Второй мировой войны. Вервольф — это мифологическая фигура в немецкой литературе; это понятие обозначает человека, который ночью загадочно превращается в смертельно опасного волка, который нападает и убивает других людей, пока не настанет новый день. Суд признал, что «лесничий предпринимал некоторые приготовления на случай, если коммунисты придут к власти, и в таком случае Werwolf может активизироваться (68). Поскольку сам Лембке был мертв, он не мог прокомментировать эти выводы. «Правым» друзьям Лембке были выписаны скромные штрафы. Из всего склада с оружием происхождение только трех винтовок было уточнено. Частные фирмы, которые производили оружие для немецкой армии НАТО, предоставили эту информацию.

В Германии столкнулись с большими трудностями при расследовании и уточнении истории ее секретных армий. Этому способствовали подтвержденные связи тайной сети с правыми экстремистами, а также предполагаемые связи с мюнхенской трагедией. Депутат от Партии зеленых Манфред Сач 5 ноября 1990 года после разоблачения секретных армий в Европе сделал официальный запрос в германское правительство Гельмута Коля относительно возможного существования сетей «Гладио» в Германии. Представитель правительства Германии Ханс Клейн к радости и изумлению парламентариев и журналистов после этого объяснил, что «немецкая сеть «Гладио» не была, как кто-то утверждал, секретным отрядом коммандос или диверсионным отрядом». Однако он не мог обсуждать детали по причинам строгой секретности (69). Заявления Клейна вызвали резонанс среди оппозиционных социал-демократов и представителей Партии зеленых. Парламентарий Герман Шеер, эксперт в области обороны Социал-демократической партии Германии, заявил, что эта таинственная сеть вполне могла быть чем-то вроде ку-клукс-клана, предназначенного более для действий против демократии в мирное время, чем против советского вторжения. Для того чтобы выяснить факты, Шеер попросил прокурора Германии провести немедленное и тщательное юридическое расследование на самом высоком уровне по секретной армии НАТО, «потому что существование вооруженной военной тайной организации вне какого-либо правительственного или парламентского контроля не соответствует конституции и, следовательно, должны преследоваться по закону» (70). Шеер подчеркнул, что расследование должно быть начато немедленно, чтобы «не дать заинтересованным в сохранении тайны о секретной армии замести следы» (71).

Запрос немецких социалистов на проведение полноценного расследования по «Гладио» внезапно исчез, когда выяснилось, что их министры во время пребывания на посту также были частью заговора. Поскольку немецкие социалисты в связи с предстоящими выборами по тактическим причинам уклонялись от дальнейшего расследования секретных армий, только немецкая Партия зеленых, основанная в 1980 году, продолжала ждать расследований и разъяснений: ей нечего было опасаться, так как ее члены никогда не были скомпрометированы. Они никогда не работали в правительстве. Требование Партии зеленых открыто обсудить в парламенте дело о секретных армиях и их возможных связях с терроризмом и правыми экстремистами было отклонено консервативным и социалистическим альянсами CDU/CSU, FDP и SPD, которые боялись общественного скандала. В результате 22 ноября 1990 года обсуждение было проведено за закрытыми дверями в обстановке секретности в Парламентской контрольной комиссии (ПКК). Там Волькер Фертч, последний руководитель тайной сети и директор BND, проинформировал парламентариев, что секретное подразделение будет закрыто. У Партии зеленых не было парламентариев в этой важной комиссии, и они посетовали, что ПКК, которая контролирует немецкую секретную службу BND, известна как группа, «которая чаще засекречивает сведения, нежели рассекречивает их» (72). Когда журналисты попытались получить больше информации от Эберхарда Блюма, личного помощника Гелена и директора BND с 1983 по 1985 год, последний заявил: «Гладио»? Ничего подобного никогда не существовало в Германии» (73).

Не желая признать свое поражение, 29 ноября немецкая Партия зеленых направила официальный запрос в правительство. «В конце октября 1990 года действующий премьер-министр Италии Джулио Андреотти подтвердил в докладе парламенту, что на территории страны существовала секретная служба НАТО под кодовым названием «Гладио», — так начинался запрос. Затем последовал конкретный вопрос: — Была ли в Германии такая действующая секретная организация, которая была бы связана с НАТО?» Доктор Лутц Ставенхаген, министр в правительстве Гельмута Коля, отвечающий за секретную службу BND, ответил на этот вопрос короткой лживой фразой: «Нет». Кроме того, депутаты Партии зеленых хотели знать: «Какие точно соглашения и с каким именно содержанием правительство Германии подписывало при вступлении в НАТО или позднее, которые позволяли бы вести деятельность таким организациям?» Ставенхаген гнул свою линию и заявил: «Немецкое правительство не подписывало такого соглашения». Парламентарии интересовались: «В каких именно отношениях с НАТО состояла или состоит эта секретная служба, которая действовала в Германии и/или других странах НАТО?» На что Ставенхаген ответил: «Смотрите ответ на первый вопрос. Этот вопрос лишний». Наконец, Партия зеленых спросила: «Желает ли правительство сообщить по его собственной инициативе больше подробностей, как только в Германии станет доступной соответствующая информация? И в случае, если правительство не готово сделать так, то почему нет?», на что Ставенхаген ответил: «На этот вопрос можно ответить только тогда, когда такие документы станут доступными. Ответ зависит от условия, при которых такие документы могут быть доступны» (74).

Парламентарии от Партии зеленых были в ярости, но ничего не могли сделать. Правительство канцлера Гельмута Коля от Христианско-демократического союза (ХДС) (на посту с 1982 года) приняло решение предложить общественности ложь для того, чтобы не поставить себя под угрозу во время первых национальных выборов в Германии, которые состоялись 2 декабря 1990 года и привели Коля к победе. После этого в понедельник 3 декабря 1990 года Лутц Ставенхаген поспешно отправил в СМИ четырехстраничный факс по немецкой секретной армии под названием «Отчет правительства о тайной организации BND», в котором, несмотря на свои прежние заявления, он подтвердил, что секретные подразделения, связанные с НАТО существовали и в Германии: «В 1956 году командование секретными подразделениями, которые создавались спецслужбами союзников на территории Германии до 1955 года для сбора информации и проведения эвакуации, было передано BND». Правительство кроме того подтвердило, что тайные сети по-прежнему действуют: «В этот момент 104 человека работает вместе с BND в рамках секретной армии», подчеркнув при этом, что 22 ноября Парламентская контрольная комиссия, которой вменили в обязанность контролировать BND, была проинформирована о соответствующих деталях. В докладе делается вывод: «Вследствие глобальных изменений BND планировала роспуск тайной организации уже летом 1990 года. К апрелю 1991 года после соглашения с союзниками будет проведена ее ликвидация» (75).

В то время как BND заверила общественность, что секретная армия была ликвидирована и что в стране не существует схронов с оружием, эта тема вновь всплыла 17 августа 1995 года. В тот день Питер Нойманн, 43-летний неонацист, химик, специалист по созданию бомб, перед камерами указал удивленным полицейским в общей сложности на 13 складов с оружием, которые он, по его собственным показаниям, создавал в Нижней Саксонии, земля Гессен, на протяжении последних 17 лет. В арсеналах хранилось оружие, боеприпасы и около 200 кг взрывчатых веществ. Примечательно, что Нойманн был другом Лембке, и он подтвердил полиции, что большинство его оружия и взрывчатых веществ были взяты из схронов Лембке (76).

Обращает на себя вниманием тот факт, что, несмотря на доказанность нахождения в рядах секретной армии Германии «правых» террористов, а также предполагаемое участи'е в террористических актах, проводимых «правыми» террористами, парламентское расследование немецкой секретной армии проведено не было, не говоря уже о детальном государственном отчете. Немецкий журналист Лео Мюллер сделал такое заключение в своей краткой книге, одной из первых книг о «Гладио»: «А что касается демократической прозрачности, Германия на данный момент последняя засекреченная страна в Европе» (77). Другие независимые журналисты, освещавшие историю «Гладио» в Германии, такие как Ульрих Столл из национального телевидения ZDF в Берлине, считают, что это дело еще далеко до завершения. Когда в конце 2002 года Столл получил рассекреченные доклады Штази о секретных армиях, он заключил, что «расследование в отношении «Гладио» может быть продолжено» (78).

1 По поводу дискуссий об участниках пожара в Рейхстаге в 1933 году см. Alexander Bahar and Wilfried Kugel, Der Reichstagsbrand. Wie Geschichte gemacht wird (Berlin: Quintessenz Verlag, 2000).

2 Bericht der Bundesregierung tiber die Stay-Behind Organisation des Bundesnachrich-tendienstes. Четыре страницы написаны 3 декабря 1990 года Лутцем Ставенхагеном в Бонне. В дальнейшем цитата: «немецкий отчет 1990 года о секретных организациях».

3 French periodical Intelligence Newsletter, December 19,1990.

4 British periodical Searchlight, January 1991.

5 Christopher Simpson, Blowback: America's Recruitment of Nazis and Its Effects on the Cold War (London: Weidenfeld and Nicolson, 1988), Prologue. Стоит отметить, что американская пресса последовала стратегии «покрывательства» Департамента юстиции и сообщила, что это было исключением. Например, заголовки «Юнайтед пресс интернейшнл» на следующий день были такие: «Барби — исключение, не правило». А ночная программа на ABC TV показала Райана в тот вечер, объясняющего, что Соединенные Штаты «всего лишь завербовали Барби, не подозревая о его роли во Франции… [И что] дело Барби не является характерным». После большого количества вопросов Райан сказал, что «скорее всего, не было никаких других нацистов, которые были бы завербованы, как Клаус Барби… [и] на этом все» (Ibid.).

6 Simpson, Blowback, p. 44.

7 Ibid., p. 42.

8 Ibid., p. 40.

9 Allan Francovich, Gladio: The Ringmasters. Первый из трех документальных фильмов Франковича о Гладио, вышедший 10 июня 1992 года на BBC2.

10 Ibid.

11 British periodical Searchlight, January 1991.

12 Ibid.

13 Leo Müller, Gladio. Das Erbe des Kalten Krieges. Der NATO Geheimbund und sein deutscher Vorläufer (Hamburg: Rowohlt, 1991), p. 72. Немецкий журналист Лео Мюллер, безусловно, предлагает лучшее описание событий 1952 года в Германии в своей ранней книге по натовской сети «Гладио». Цитата из показаний Ганса Отто содержится в так называемом докладе BDJ-TD, который правительство земли Гессен сделало общедоступным после скандала.

14 Dieter von Glahn, Patriot und Partisan fur Freiheit und Einheit (Tubingen: Grabert, 1994), p. 58.

15 Другие военные лагеря, такие как учебный центр немецких парашютных частей у Альтенштадта в Баварии, также тесно сотрудничали с немецкими секретными армиями. Compare Erich Schmidt Eenboom, Die 'Graue' und die 'Rote' Hand. Geheimdienste in Altenstadt, 1990s. Unpublished.

16 Müller: Gladio, p. 123.

17 Ibid., p. 124, quoting the BDJ-TD report.

18 Ibid., quoting the BDJ-TD report.

19 Ibid., p. 130, quoting the BDJ-TD report.

20 Ibid., p. 128, quoting the BDJ-TD report.

21 Ibid., p. 129, 130, quoting the BDJ-TD report.

22 Ibid., p. 133.

23 Simpson, Blowback, p. 181. And Jens Mecklenburg (ed.), Gladio: Die geheime Terrororganisation der Nato (Berlin: Elefanten Press, 1997), p. 74. Мекленбург был среди тех немногих, кто во второй половине 1990-х годов осознали далеко идущие последствия феномена «Гладио» и опубликовали множество статей о секретных армиях в нескольких странах Западной Европы.

24 Müller: Gladio, p. 94, quoting the BDJ-TD report.

25 Ibid., p. 107, quoting the BDJ-TD report.

26 Ibid., p. 136 и 143.

27 William Blum, Killing Hope. US Military and CIA interventions since World War II (Maine: Common Courage Press, 1995), p. 64. Блюм в подробном исследовании по ЦРУ правильно заметил, что «эта операция в Германии… является частью более широкой сети… — под названием «Операция «Гладио», — созданной ЦРУ совместно с другими европейскими разведывательными службами с аналогичными секретными армиями по всей Западной Европе».

28 Речь Зинна 8 октября 1952 года перед Ландтагом земли Гессен. Reprinted in Müller, Gladio, pp. 146–152.

29 Quoted in Glahn, Patriot, p. 67. Член TD Глан отмечает, что это заявление США было «крайне неудовлетворительно по отношению к TD».

30 Озаглавленный Der Technische Dienst des Bundes Deutscher Jugend (TD BDJ) исследовательский отчет, представленный министром внутренних дел земли Гессен в 1953 году, был в трех томах. Он состоял из обширного доклада на 121 странице (том 1) с двумя приложениями, одно из них на 200 страниц, содержащих документы и персональные данные, другой был на 300 страниц и содержал копии писем, списков, отчетов и решений (том 2 и 3). Не желая пренебрегать исследовательскими отчетами 1990-х годов по секретным армиям Бельгии, Италии и Швейцарии, можно сказать, что этот отчет BDJTD, скорее всего, являет собой единственный адекватный пример расследования, последовавшего за разоблачением сети «Гладио».

31 Allan Francovich, Gladio: The Ringmasters. Первый из трех документальных фильмов Франковича о Гладио, вышедший 10 июня 1992 г. на BBC2.

32 Austrian political magazine Zoom, Nr. 4/5,1996: Es muss nicht immer Gladio sein. Attentate, Waffenlager, Erinnerungslücken, p. 97. Also Klaus Harbart: Gladio — ein Schwert in rechter Hand, In: Der Rechte Rand, Nr. 10, January 1991, p. 4.

33 Glahn: Patriot, p. 41–42.

34 Ibid., p. 43–47.

35 Simpson, Blowback, p. 260.

36 No author specified, Schnüffler ohne Nase. Die Pannen und Pleiten des Bundesnach-richtendienstes in Pullach. In: German weekly news magazine Der Spiegel, Nr. 17,1995.

37 German 1990 stay-behind report.

38 Müller, Gladio, p. 109.

39 Glahn, Patriot, p. 48.

40 Ibid., p. 74.

41 German 1990 stay-behind report.

42 Ibid.

43 Ibid.

44 Ibid.

45 Mecklenbrug, Gladio, p. 64.

46 British periodical The Economist, October 27,1990.

47 No author specified, Schnüffler ohne Nase. Die Pannen und Pleiten des Bundesnach-richtendienstes in Pullach. In: German weekly newsmagazine Der Spiegel, Nr. 17,1995.

48 Müller, Gladio, p. 20. And Erich Schmidt Eenboom, Schnüffler ohne Nase. Der BND. Die unheimliche Macht im Staate (Düsseldorf: Econ Verlag, 1993), p. 376.

49 British daily The Observer, December 16,1990.

50 MfS Hauptabteilung HI. Report of General Major Männchen to Genosse Generalleutnant Neiber, Berlin, August 3,1984. Declassified.

51 MfS Hauptabteilung HI. Report of General Major Männchen to Genosse Generalleutnant Neiber, Berlin, November 6,1984. Declassified.

52 MfS Streng Vertraulich. Information G/02069/13/02/84. Relevante Funkverbindungen von Sonderagenten und der Partnerdienste des BND sowie der NATO Geheimdienste. Declassified.

53 MfS Hauptabteilung III. Schnellautomatische Funksendungen im Funknetz der Ueberrollagenten des BND mit einer neuen Uebertragungsapparatur. Berlin. May 22,1984. Declassified.

54 MfS Hauptabteilung III. Gegenwärtiger Stand bei der Bearbeitung des Funkverbindungssystems des BND zu Ueberrollagenten. Berlin. July 5,1985. Declassified.

55 German 1990 stay-behind report.

56 Anonymous. Austrian periodical Oesterreichische Militärische Zeitschrift, Heft 2,1991, p. 123.

57 Jonathan Kwitny, The CIA's Secret Armies in Europe. In: The Nation, April 6,1992, p. 446.

58 Mecklenburg, Gladio, p. 78.

59 Klaus Harbart, Gladio — ein Schwert in rechter Hand. In: Der Rechte Rand, Nr. 10, January 1991, p. 5.

60 German daily Sueddeutsche Zeitung, September 27,1996.

61 Mecklenburg, Gladio, p 82.

62 Ibid.

63 Transcripts of the German parliament. Deutscher Bundestag. 66. Sitzung, Bonn. November 25,1981.

64 Quoted in Mecklenburg: Gladio, p. 79.

65 Klaus Harbart, Gladio — ein Schwert in rechter Hand. In: Der Rechte Rand,Nr. 10, January 1991, p. 5.

66 Ibid.

67 Ibid., p. 6.

68 Mecklenburg, Gladio, p. 83.

69 Presse- und Informationsamt der Bundesregierung. Pressemitteilung Nr. 455/90, durch Hans Klein, November 14,1990. See also Müller, Gladio, p. 30.

70 Quoted in Müller, Gladio, p. 14.

71 No author specified, Das blutige Schwert der CIA. Nachrichten aus dem Kalten Krieg: In ganz Europa gibt es geheime NATO Kommandos, die dem Feind aus dem Osten widerstehen sollen. Kanzler, Verteidigungsminister und Bundeswehrgenerale wussten angeblich von nichts. Die Spurenführen nach Pullach, zur 'stay-behind organisation' des Bundesnachrichtendienstes. In: German weekly news magazine Der Spiegel, November 19,1990.

72 No author specified, Das blutige Schwert der CIA. Nachrichten aus dem Kalten Krieg: In ganz Europa gibt es geheime NATO Kommandos, die dem Feind aus dem Osten widerstehen sollen. Kanzler, Verteidigungsminister und Bundeswehrgenerale wussten angeblich von nichts. Die Spuren führen nach Pullach, zur 'stay-behind organisation' des Bundesnachrichtendienstes. In: German weekly news magazine Der Spiegel, November 19,1990.

73 Mecklenburg, Gladio, p. 48.

74 Kleine Anfrage der Abgeordneten Such, Frau Birthler, Hoss, Frau Dr Vollmer und der Fraktion DIE GRUENEN. Tätigkeit eines NATO-Geheimdienstes auch in der Bundesrepublik Deutschland? Drucksache 11/8452. Inklusive Antworten von Dr Lutz G. Stavenhagen, MdB, Staatsminister beim Bundeskanzler, Beauftragter fur die Nachrichtendienste. Bonn, November 30,1990.

75 German 1990 stay-behind report.

76 Austrian political magazine Zoom, Nr. 4/5,1996: Es muss nicht immer Gladio sein. Attentate, Waffenlager, Erinnerungslücken, p. 110. And Reuters. August 17,1995.

77 Müller, Gladio, p. 19.

78 Ulrich Stoll, Gladio: Späte Spuren einer NATO-Geheimarmee./n: Thomas Leif (ed.), Mehr Leidenschaft Recherche. Skandal-geschictehn und Enthüllungsberichte. Ein Handbuch zur Recherche und Informationsbeschaffung (Wiesbaden: Westdeutscher Verlag, 2003), p. 184.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t20