В 1990 году, на момент разоблачения «Гладио» крупнейший военно-политический альянс НАТО состоял из 16 стран: Бельгии, Германии, Дании, Франции, Греции, Великобритании, Исландии, Италии, Канады, Люксембурга, Норвегии, Португалии, Испании, Нидерландов, Турции и Соединенных Штатов, причем последние занимали в альянсе доминирующее положение. НАТО отреагировало на откровения премьер-министра Италии Андреотти с замешательством, опасаясь за свой имидж, поскольку секретные армии были связаны с массовыми расправами, пытками, попытками переворотов и террористическими операциями, проведенными в нескольких странах Западной Европы.

5 ноября 1990 года, после почти месяца молчания, представители НАТО наконец высказались: альянс категорически отрицал обвинения Андреотти, касающихся вовлеченности НАТО в операции «Гладио» и создание секретных армий. Высокопоставленный представитель НАТО Жан Маркотта заявил в штаб-квартире Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе в городе Монс (Бельгия), что Северо-Атлантический альянс никогда не имел намерений вести секретную войну и проводить секретные операции; что альянс всегда занимался только своими военными делами и обороной своих и союзнических границ» (1). Затем 6 ноября, во вторник, представитель НАТО пояснил, что вчерашнее отрицание со стороны НАТО было ложью. Представитель предоставил журналистам лишь короткое коммюнике, в котором заявил, что НАТО никогда не комментирует вопросы военной тайны и что Маркотта не следовало говорить вообще ничего (2). Представители международной прессы высказали протест против неблагоразумной политики военного альянса по связям с общественностью, с горечью заявив: «Весь континент был в шоке, а представитель НАТО лишь опубликовал отрицание: ничего не было известно о «Гладио» или так называемых секретных подразделениях, которые были специально оставлены в странах Западной Европы для ведения борьбы в случае оккупации Советским Союзом. Затем семь слов коммюнике возвестили об ошибочности отрицания — мол, отрицать было «некорректно», и это все» (3)!

Доверие к НАТО было подорвано, в газетах появились заголовки: «Засекреченные подразделения НАТО могли иметь связи с террористами» (4), «Секретная сеть НАТО заклеймена диверсионной деятельностью: комиссия обнаружила, что «Гладио» как оружие альянса в Италии стала координационным центром для фашистских элементов, жаждущих борьбы с коммунистами путем провоцирования террористических атак для оправдания репрессивных законов» (5), «Бомбы, использованные в Болонье, пришли из НАТО» (6). Дипломат НАТО, пожелавший остаться неизвестным, привел прессе свои доводы: «Так как организация эта — секретная, я бы не ожидал ответов на многие вопросы, даже не смотря на то, что холодная война закончена. Если и были какие-либо связи с террористическими организациями, то информация такого рода была бы очень глубоко спрятана. А если нет, то что плохого в принятии мер предосторожности на случай организации сопротивления советскому вторжению?» (7).

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

Основываясь на информации из испанской прессы, 7 ноября генеральный секретарь НАТО Манфред Вернер провел посвященное «Гладио» совещание за закрытыми дверями на уровне послов стран — членов НАТО. Примечательно, что это совещание состоялось сразу же после неудачи PR-службы альянса, которая имела место 5 и 6 ноября. Как рассказала испанская пресса, в докладе господина М. Вернера на встрече с послами 16 государств, входящих в альянс, говорилось, что штаб Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе — руководящий орган военного аппарата военно-политического блока — координировал действия «Гладио». «По неофициальной информации, Вернеру нужно было время для проведения расследования в отношении заявления «ничего не знаем», которое НАТО сделало днем раньше». «Все детали были представлены на совещании Атлантического совета НАТО на уровне послов, которое по некоторым источникам было проведено 7 ноября». Высокопоставленный офицер НАТО в Европе генерал Соединенных Штатов Джон Галвин подтвердил, что большинство из того, что писали в прессе, — правда, но все это должно было остаться в тайне. «Во время этой встречи за закрытыми дверями Генеральный секретарь НАТО рассказал, что опрашиваемый журналистами военный — это точно был генерал Джон Галвин, Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО, — отметил тот факт, что штаб Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе координировал операции, проводимые подразделениями «Гладио». С того момента было решено, что, согласно официальной позиции НАТО, не будет комментариев на тему, касающуюся государственных тайн» (8).

По информации источников, пожелавших остаться неназванными, управление службы безопасности НАТО предположительно было вовлечено в операцию «Гладио» (9). Расположенное в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, секретное управление службы безопасности НАТО было неотъемлемой частью альянса с момента его создания в 1949 году. Это управление координирует, контролирует и проводит политику НАТО в вопросах безопасности. Директор службы безопасности, ведущий советник генерального секретаря по вопросам безопасности, руководит службой безопасности штаб-квартиры НАТО и является ответственным лицом за общую координацию служб безопасности внутри организации. Самое главное, что директор по безопасности является также председателем Комитета НАТО по вопросам безопасности, в котором руководители служб безопасности стран — членов альянса регулярно встречаются для обсуждения вопросов шпионажа, терроризма, диверсий и других угроз, включая угрозу коммунизма в Европе, который может также затронуть НАТО.

В Германии, как сообщил исследователь Эрик Шмидт Иэнбум, главы нескольких спецслужб Западной Европы — в их числе Испания, Франция, Бельгия, Италия, Норвегия, Люксембург и Великобритания — в конце 1990 года провели несколько встреч для разработки стратегии против распространения разоблачений сведений относительно «Гладио» (10). Наиболее вероятно, что эти встречи тайно проходили в стенах службы безопасности НАТО. «Тот факт, что секретные подразделения «Гладио» координировались международным комитетом, состоявшим исключительно из членов различных секретных служб, — размышляла португальская ежедневная газета Expresso, — приводит к другой проблеме, касающейся национального суверенитета каждого государства». Прежде всего той, что военные секретные службы во время холодной войны были в большинстве своем вне любого демократического контроля. Очевидно, что многие европейские правительства не контролировали свои спецслужбы, пока НАТО поддерживало хорошие отношения с военными спецслужбами всех членов ЕС. «Это означает, что НАТО следует доктрине ограниченного доверия. Суть подобной доктрины в том, что некоторые правительства не будут действовать против коммунистов, и следовательно, не стоит информировать их о деятельности секретных подразделений НАТО» (11).

Под заголовком «Манфред Вернер дает объяснения по поводу «Гладио» португальская пресса изложила дальнейшие подробности встречи руководства НАТО, которая состоялась 7 ноября. «Генеральный секретарь НАТО в Германии Манфред Вернер довел до сведения послов 16 стран — участниц НАТО, как функционировала тайная сеть, которая была основана в 1950-х годах для организации сопротивления в случае советского вторжения». За закрытыми дверями «Вернер подтвердил, что военное командование союзнических сил — штаб Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе — координировал деятельность сети «Гладио», которая была создана спецслужбами во многих странах НАТО, через комитет, созданный в 1952 году под председательством генерала Раймонда Ван Калстера, главы бельгийской военной секретной службы» (12).

Англоязычная версия с Youtube:

Этот комитет, как позже выяснилось, был Объединенным комитетом НАТО по планированию секретных операций. «Вначале, еще до 1947 года, эта секретная организация («Гладио») была создана в Италии, затем аналогичные тайные организации были созданы во Франции, Бельгии, Великобритании, Голландии, Люксембурге, Дании, Норвегии, Греции», — сообщалось в газете. «Генеральный секретарь сообщил также, что штаб Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе предоставил «ложную информацию», когда его представители отрицали существование подобных сетей. Но в то же время представители упомянутого штаба отказались объяснить многочисленные противоречия, с которыми столкнулся ряд правительств, которые то подтверждали, то отрицали существования сетей «Гладио» в той или иной стране» (13).

Пресса, находившаяся в самом центре скандала, неоднократно запрашивала у высшего руководства НАТО, генерального секретаря Манфреда Вернера, объяснения или, по крайней мере, комментариев. Но Вернер был недоступен для интервью, так как альянс никогда не делал заявлений о военных секретах (14). Термин «военные секреты» стал центральным пунктом дальнейших дискуссий среди журналистов, которые начали искать отставных должностных лиц НАТО, способных прокомментировать всю ситуацию. Джозеф Луне, 79-летний отставной дипломат, который с 1971 по 1984 год являлся генеральным секретарем НАТО, в телефонном интервью из своей бельгийской квартиры заявил репортерам, что он не подозревал о существовании секретных сетей, пока не узнал об этом в газетах: «Я никогда не слышал об этом, хотя занимал достаточно высокопоставленный пост в НАТО». Луне, однако, допустил, что периодически его кратко информировали об осуществлении секретных операций, утверждая, что «это маловероятно, но все же возможно», и что сеть «Гладио» была создана за его спиной без его ведома (15).

Как заметил президент США Ричард Никсон, «единственным коллективным органом, который когда-либо работал, было НАТО, и все потому, что это был военный альянс, и ответственность была на нас» (16). Он правильно отметил, что, хотя у НАТО есть штаб-квартира в Бельгии, его главный офис находится в Пентагоне. На протяжении всей истории НАТО высшим военным командованием на территории Европы — Верховным главнокомандующим Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (SACEUR), действующим из штаб-квартиры SHAPE в бельгийском городе Касто, всегда был генерал Соединенных Штатов. Европейцам было разрешено представлять НАТО только на высшей гражданской должности генерального секретаря. Но с тех пор как генерал Соединенных Штатов Эйзенхауэр был представлен к назначению в качестве первого Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, высшая военная должность в Европе навсегда стала прерогативой генералов США (17).

Отставной офицер ЦРУ Томас Полгар подтвердил после обнаружения в Европе секретных армий, что они координировались «некой группой планирования военных действий в тылу противника», связанной с НАТО (18). Эта информация также получила подтверждение в немецкой прессе, которая подчеркнула, что этот скрытый департамент НАТО во время холодной войны оставался под влиянием Соединенных Штатов. По информации немецкой прессы, «миссии секретных армий координировались «частями особого назначения» из строго засекреченных отделов штаб-квартиры НАТО в Касто. Серая стальная дверь, открывающаяся, как в банковском хранилище, после набора определенной цифровой комбинации, запрещает несанкционированный доступ». Сотрудники из других департаментов проверяются у входа. Отдел частей особого назначения возглавляется исключительно британскими или американскими офицерами, и большинство бумаг, находящихся в обращении, несут на себе печать «только для американцев» (19).

Учитывая силу коммунистических партий во многих странах Западной Европы, НАТО было вовлечено в проведение секретных нестандартных военных операций со времен своего создания в годы после Второй мировой войны. В соответствии со сведениями проведенного бельгийским парламентом расследования по «Гладио», подобные секретные нестандартные боевые операции даже предшествовали основанию альянса. Начиная с 1947 года, эти операции координировались так называемым Комитетом по планированию и проведению секретных операций Западноевропейского союза (CCWU). По информации прессы, все страны, в которых существовала сеть «Гладио», были «членами этого комитета» и регулярно участвовали во встречах через представителя соответствующих спецслужб. Секретные службы в большинстве своем находятся в прямом контакте со структурами секретных подразделений, предназначенных для борьбы с советской оккупацией» (20).

Когда в 1949 году был подписан Североатлантический договор, Комитет по планированию и проведению секретных операций Западноевропейского союза был интегрирован в новый международный военный аппарат, не привлекая общественного внимания, и начиная с 1951 года, действовал уже под названием «Комитет по планированию секретных операций» (CPC). В то время штаб-квартира НАТО была во Франции, а офис Комитета по планированию секретных операций находился в Париже. CPC, как раньше Комитет по планированию и проведению секретных операций Западноевропейского союза, занимался планированием, подготовкой и руководством нестандартных боевых операций, которые проводили секретные подразделения «Гладио» и войска специального назначения. Только офицеры с высшим уровнем допуска к секретным сведениям могли входить в здание штаб-квартиры Комитета по планированию секретных операций, где под руководством экспертов ЦРУ и МИ-6 главы западноевропейских секретных служб регулярно в течение года встречались в целях координации мер по осуществлению нестандартных боевых операций в Западной Европе.

Когда в 1966 году президент Франции Шарль де Голль выдворил НАТО из Франции, европейская штаб-квартира военного альянса была вынуждена переехать из Парижа в Брюссель, что вызвало гнев со стороны Пентагона и президента США Линдона Джонсона. Как выяснилось в ходе расследования в отношении бельгийских секретных подразделений «Гладио», Комитет по планированию секретных операций также переместился в Бельгию с соблюдением всех мер конспирации (21). Историческое изгнание НАТО из Франции позволило осуществить более масштабное ознакомление с темными секретами военного альянса.

«Существование секретных протоколов НАТО, обязывающих секретные службы подписавших их стран работать в направлении предотвращения прихода к власти коммунистических партий, впервые выяснилось в 1966 году, — отмечает специалист по тайным операциям Филипп Виллан, — когда президент де Голль решил вывести Францию из структуры Объединенного командования, обвиняя протоколы в посягательстве на государственный суверенитет». В то время как оригиналы тайных антикоммунистических протоколов НАТО оставались под грифом «секретно», количество спекуляций по поводу их содержания продолжало расти после обнаружения секретных полувоенных подразделений, оставленных на территории некоторых европейских стран после Второй мировой войны (22).

Журналист из Соединенных Штатов Артур Роуз в своей статье о «Гладио» утверждает: «Секретный пункт в первоначальном соглашении НАТО предписывает, что перед объединением народа государство должно основать организацию национальной безопасности для борьбы с коммунизмом посредством секретных армий» (23). Итальянский эксперт по работе секретных служб Джузеппе де Лутиис обнаружил, что Италия, став членом НАТО в 1949 году, подписала не только Атлантический пакт, но также ряд секретных протоколов, которые предусматривали создание неофициальных организаций, «уполномоченных гарантировать внутренние согласования Италии с Западным блоком любым способом, даже если электорат будет думать иначе» (24). Марио Коглиторе, исследователь феномена «Гладио» из Италии, подтвердил существование секретных протоколов НАТО (25). Бывший сотрудник разведки НАТО, который предпочел остаться неназванным, после разоблачений «Гладио» в 1990 году пошел дальше и заявил, что секретные протоколы НАТО открыто защищали правых экстремистов, которых признали полезными в борьбе против коммунистов. В мае 1955 года перед вступлением Западной Германии в НАТО канцлер Германии Аденауэр якобы подписал секретный протокол, разработанный США. От Америки этот протокол был подписан президентом США Трумэном. В документе было закреплено, что власти Западной Германии будут воздерживаться от активного правового преследования известных праворадикальных экстремистов (26).

Итальянский генерал Паоло Инзерилли, который командовал итальянской секретной армией «Гладио» с 1974 по 1986 год, подчеркнул, что «вездесущие Соединенные Штаты» занимали лидерские позиции в Секретном комитете планирования (CPC), ведущем тайные войны. Секретный комитет планирования, по словам Инзерилли, был основан «приказом Верховного главнокомандующего НАТО в Европе. Когда дело касалось проблем при проведении нестандартных боевых операций, CPC был координационным органом между штабом Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе и секретными службами стран-участников» (27). Соединенные Штаты совместно со своими младшими партнерами по альянсу Великобританией и Францией доминировали в Объединенном комитете по планированию секретных операций и образовали так называемую «исполнительную группу». «Встречи проходили в среднем раз или два в год в Брюсселе в штаб-квартире Объединенного комитета по планированию секретных операций; на повестку дня выносились различные проблемы, которые обсуждались «исполнительной группой» и военными», — заявил Инзерилли (28).

По информации итальянского генерала Джерардо Серравалле, «действия наших секретных армий были скоординированы с другими аналогичными секретными структурами Европы с помощью Объединенного комитета по планированию секретных операций и Координационного комитета по планированию штаба Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе». Предшественник генерала Инзерилли, генерал Серравалле, возглавлял итальянскую секретную армию «Гладио» с 1971 по 1974 год; он сообщал, что «в 1970-х членами Комитета по планированию секретных операций были сотрудники, ответственные за координацию подобных тайных подразделений, действовавших в Великобритании, Франции, Германии, Бельгии, Люксембурге, Нидерландах и Италии. Представители секретных структур стран каждый год проводили встречи в одной из своих столиц» (29). Каждый раз высокопоставленные чиновники присутствовали на встречах. По воспоминаниям Серравалле, «на встречах по поводу секретных армий представители ЦРУ присутствовали всегда. Они были из штаб-квартиры ЦРУ той столицы, где проходило совещание; права голоса у них не было». Более того, «члены верховного командования США в Европе также присутствовали, и тоже без права голоса» (30).

«Директива штаба ВГК ОВС НАТО в Европе (SHAPE) была официальным документом, если не доктриной для этих секретных армий НАТО», — объясняет Серравалле в своей книге о «Гладио». Он подчеркивает, что записи материалов Комитета по планированию секретных операций, которые ему довелось прочитать, но которые остались засекреченными, ко всему прочему «относятся к обучению «гладиаторов» в Европе: как активировать их из тайных штабов в случае полной оккупации национальной территории и другие технические вопросы, как, например, один из самых важных, а именно унификация различных коммуникационных систем между базами секретных армий» (31).

Другим командным органом НАТО наряду с Комитетом по планированию секретных операций (КПСО) был Объединенный комитет по проведению секретных операций НАТО (ОКПСО), действующий с начала 1950-х как секретная штаб-квартира секретных армий. Так же, как и КПСО, Объединенный комитет по проведению секретных операций был напрямую связан с контролируемым США ВГК ОВС НАТО в Европе (SACEUR). В соответствии с результатами бельгийского расследования по делу «Гладио», Объединенный комитет по проведению секретных операций НАТО (ОКПСО) был якобы создан в 1957 году для «координирования работы сети секретных армий в Бельгии, Дании, Франции, Германии, Италии, Люксембурге, Голландии, Норвегии, Великобритании и Соединенных Штатах». В мирное время обязанности Объединенного комитета по проведению секретных операций НАТО в соответствии с бельгийским докладом по «Гладио» «включали разработку директив для сети, развитие ее тайных возможностей и организацию баз в Великобритании и США. В военное время в случае оккупации страны комитет должен был планировать операции в тылу противника во взаимодействии с ВГК ОВС НАТО в Европе; организаторы должны были активировать работу секретных баз и организовывать операции оттуда» (32).

Итальянский генерал Инзерилли, стоявший во главе «Гладио», утверждает, что «отношения внутри Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО радикально отличались» от отношений в Комитете по планированию секретных операций. «Атмосфера была более расслабленной и дружеской по сравнению с Комитетом по планированию секретных операций» (33). Объединенный комитет по планированию секретных операций НАТО был основан в соответствии со «специальным приказом ВГК ОВС НАТО в Европе». В соответствии с этим приказом Объединенный комитет по планированию секретных операций стал подразделением Комитета по планированию секретных операций. По неподтвержденной информации, Объединенный комитет по планированию секретных операций НАТО выступал в качестве своеобразной площадки, где главы некоторых спецслужб стран — участниц альянса обменивались передовым опытом и знаниями, полученными ими в рамках деятельности сетей «Гладио»: «Объединенный комитет по планированию секретных операций НАТО был, по существу, техническим комитетом, форумом, где обменивались информацией о полученном опыте, где упоминали о доступных средствах и об изучаемых средствах, местом, где каждый обменивался доступной ему информацией о состоянии сетей «Гладио». Командующий итальянской «Гладио» вспоминает: «Это был взаимный интерес. Все знали, что если у кого-то для проведения операции не хватает опытного специалиста в области применения взрывчатых веществ или в телекоммуникации либо в подавлении беспорядков, он мог без проблем обратиться к другой стране, потому что агенты «Гладио» подготавливались с использованием одинаковых техник и материалов» (34).

Самыми широко известными устройствами для использования всеми членами Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО были так называемые радиопередатчики «Гарпун». Они были разработаны и произведены в 1980-х годах по заказу натовского центра «Гладио» для Объединенного комитета по планированию секретных операций немецкой фирмой AEG Telefunken на сумму 130 миллионов немецких марок и заменили устаревшие коммуникационные системы. Система «Гарпун» позволяла высылать и получать зашифрованные радиограммы с расстояния до 6000 км и таким образом соединять разные секретные подразделения по всей Атлантике. «Единственный элемент, который использовали все секретные армии «Гладио», был радиопередатчик «Гарпун», — рассказал в 1990-х годах бельгийский агент «Гладио» Ван Уссель, который был оператором станции «Гарпун» в 1980-х годах. По его информации, «система регулярно использовалась для передачи сообщений между радиобазой и агентами (главным образом во время учений по радиосвязи), но ее основной задачей была передача данных между разведками в случае оккупации» (35). Существовала одна база Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО в государствах Европы и одна — в Соединенном Королевстве, откуда могли быть задействованы подразделения в случае оккупации. Руководство Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО якобы инструктировало «гладиаторов» по поводу общего проведения тайных операций, шифрования и техники работы с радиосвязью с быстрой перестройкой частоты, а также по высадке десанта.

Каждые два года председательство в Объединенном комитете по планированию секретных операций НАТО переходило к одной из стран-участниц, а в 1990 году перешло к Бельгии. Встреча членов Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО, прошедшая 23–24 октября 1990 года, была проведена под председательством генерал-майора Раймонда Ван Кальстера, главы бельгийской военной секретной Общей службы разведки (SGR). Как вспоминал генерал Инзерилли, «в отличие от Комитета по планированию секретных операций, в Объединенном комитете по планированию секретных операций НАТО не было постоянного и заранее определенного управления. Председательство комитета возлагалось на члена организации страны-участника на два года, назначение осуществлялось в алфавитном порядке; вследствие этого комитет не представлял собой организацию с «доминированием великих держав». Инзерилли предпочитал работу в Объединенном комитете по планированию секретных операций НАТО работе в Комитете планирования секретных операций, в котором позиции США были главенствующими, и признавал: «Я лично имею опыт работы в качестве председателя Секретного комитета НАТО в течение двух лет, и должен сказать, что это комитет, не склонный к дискриминации» (36).

Будущее исследование операции «Гладио» и сети секретных армий НАТО, вне всякого сомнения, должно сфокусироваться на расшифровках и записях Объединенного комитета по планированию секретных операций НАТО и Комитета по планированию секретных операций. Но даже теперь, годы спустя после раскрытия деятельности совершенно секретных сетей, официальной реакцией служит, как и в 1990-х, отрицание или отказ. Когда автор во время своего расследования летом 2000 года связался с архивом НАТО с запросом по «Гладио» и, особенно, по Объединенному комитету по планированию секретных операций НАТО и Комитету по планированию секретных операций, военный альянс дал ответ: «Мы проверили наши архивы и не обнаружили ни малейшего следа информации по комитетам, о которых вы упомянули». Автор продолжал настаивать, и отдел архивов НАТО ответил: «Хотелось бы подтвердить еще раз, что организация «Гладио», на которую вы ссылаетесь, никогда не была частью структуры НАТО» (37). После это автор позвонил в Управление службы безопасности НАТО, но ему не дали ни поговорить с директором, ни даже узнать его имя, поскольку оно было засекречено. Миссис Изабель Якобс из службы безопасности НАТО дала понять автору, что он вряд ли сможет получить ответы на щекотливые вопросы по поводу «Гладио», и посоветовала ему записать эти вопросы и передать их через посольство о своей страны.

Таким образом, наблюдатели швейцарской миссии при НАТО в Брюсселе направили вопросы автора по «Гладио» в НАТО, и посол Швейцарии Антон Тельман ответил с сожалением: «Существование комитетов по планированию секретных операций НАТО, как указано в вашем письме, не известно ни мне, ни кому-либо из моих сотрудников» (38). «Какова связь НАТО с Комитетом по планированию секретных операций (CPC) и Объединенным комитетом по планированию секретных операций (ACC)? Какова роль этих комитетов? Что за связь существует между комитетами со службой безопасности НАТО?» — такие вопросы задал автор в письменной форме, и 2 мая 2001 года получил ответ от главы пресс-службы НАТО Ли Маккленни.

Тот в своем письме заявил, что «ни Объединенный комитет, ни Комитет по планированию секретных операций не упоминались в записях, будь то засекреченных или открытых источниках НАТО, которые я видел». Он также добавил: «Более того, я не смог найти никого из работающих здесь, кто бы знал об этих двух комитетах. Я не знаю, существовал ли в НАТО этот комитет или комитеты когда-либо, но в настоящее время таких комитетов не существует» (39). Автор настаивал и задал вопрос: «Почему высокопоставленный представитель НАТО Жан Маркотта в понедельник 5 ноября 1990 года категорически отрицал любые связи между НАТО и «Гладио»; а между тем 7 ноября другому представителю НАТО пришлось признать, что заявление Маркотта двухдневной давности было ложью?», на что Ли Маккленни ответил: «Я не знаю о существовании какой-либо связи между НАТО и операцией «Гладио». Более того, я не могу найти никаких записей по поводу того, что человек с именем Жан Маркотта был когда-либо спикером НАТО» (40). На том дело и кончилось.

ЦРУ, наиболее влиятельная спецслужба в мире, проявила не больше сотрудничества, чем крупнейший военный альянс, когда дело дошло до деликатных вопросов о «Гладио» и секретных армиях. ЦРУ было создано в 1947 году, за два года до основания НАТО; основной задачей ЦРУ во время холодной войны была борьба с коммунизмом с использованием тайных операций и усилением влияния Соединенных Штатов.

Под термином «тайные операции» президент США Ричард Никсон однажды определил такую тактику: «Я имею в виду те виды деятельности, которые хотя и предназначены для осуществления официальных программ и политики за рубежом, так спланированы и проведены, что участие правительства США не является очевидным для посторонних лиц» (41). Историки и политические аналитики подробно описали, как ЦРУ совместно с американскими частями особого назначения провели тихую необъявленную войну в Латинской Америке, что повлияло на политические и военные события в некоторых странах, включая из наиболее заметных свержение президента Гватемалы Якобо Арбенса в 1954 году, неудачную попытку свержения кубинского лидера Фиделя Кастро в 1961 году (высадка в заливе Кочинос), убийство Эрнесто Че Гевары в Боливии в 1967 году, свержение президента Чили Сальвадора Альенде и установление диктатуры Аугусто Пиночета в 1973 году и финансовая помощь отрядам «контрас» в Никарагуа после Сандинистской революции в 1979 году (42).

ЦРУ проводило также операции за пределами Американского континента. В частности, Центральное разведывательное управление осуществило несколько тайных операций в Азии и Африке, среди которых — свержение правительства Мосаддыка в Иране в 1953 году, поддержка белой южно-африканской полиции, которая в 1962 году привела к заключению Нельсона Манделы, поддержка «Аль-Каиды» Осамы Бен Ладена в Афганистане после вторжения Советского Союза в 1979 году и поддержка лидера красных кхмеров Пол Пота со стороны баз в Камбодже после поражения США во Вьетнаме в 1975 году. Если смотреть с научной точки зрения, департамент ЦРУ по подготовке тайных операций, по определению ФБР, является террористической организацией. Ведь по определению ФБР, «терроризм характеризуется незаконным использованием силы или насилия против лиц или имущества, с целью запугать или принудить правительство, мирное население, преследуя политические или социальные цели» (43).

Когда в середине 70-х годов парламент Соединенных Штатов понял, что ЦРУ и Пентагон практически бесконтрольно увеличили свою власть и неоднократно злоупотребляли ей, сенатор США Фрэнк Черч мудро заметил, что «рост злоупотреблений в среде разведслужб влечет за собой крах наших общих ценностей». Сенатор Черч в то время возглавлял одну из трех важнейших парламентских комиссий США по поводу секретных служб, которые во второй половине 1970 годов представили свои заключительные доклады, и по сей день остающиеся наиболее авторитетными документами о ведении секретных военных операций Соединенными Штатами (44). Однако влияние расследования Конгресса США было минимальным, и секретные службы, поддерживаемые Белым Домом, продолжали злоупотребления властью, что продемонстрировал скандал с иранскими «контрас» в 1986 году. Все это заставило историка Катрин Олмстед из Университета Калифорнии задать главный вопрос: «Почему после начала расследования большинство представителей прессы и Конгресса отступило, не смогло бросить вызов тайному правительству?»(45)

В ходе дискуссии относительно того, существовало ли «секретное правительство» в США, благодаря уликам «Гладио» стало известно, что ЦРУ и Пентагон неоднократно во время холодной войны действовали вне демократического контроля, а после окончания холодной войны не отчитывались за свои действия. Адмирал Стэнсфилд Тернер, директор ЦРУ с 1977 по 1981 год, прямо отказался отвечать на вопросы по поводу «Гладио» в телевизионном интервью в Италии в декабре 1990 года. Когда журналист стал настаивать на ответе из уважения к жертвам многочисленных массовых убийств в Италии, бывший директор ЦРУ сорвал с себя микрофон и крикнул: «Я же сказал — никаких вопросов о «Гладио»!» На этом интервью было закончено (46).

Отставной офицерский состав ЦРУ среднего звена был более откровенен в своих высказываниях по поводу секретов холодной войны и незаконных операций ЦРУ. Среди них был Томас Полгар, ушедший в отставку в 1981 году после 30-летней карьеры в ЦРУ и в 1991 году выступивший против назначения Роберта Гейтса на пост директора ЦРУ по той причине, что Гейтс прикрывал скандал с «контрас» в Иране. Когда его спросили о секретных армиях «Гладио» в Европе, Полгар объяснил, неявно ссылаясь на Комитет по планированию секретных операций и Объединенный комитет по планированию секретных операций НАТО, что программы секретных армий координировались «кем-то вроде связанных с НАТО групп планирования нестандартных боевых операций». Главы национальных секретных армий «собирались раз в два месяца в разных европейских столицах» в секретных штаб-квартирах. Полгар настаивал на том, что «каждая национальная служба делала это с разной степенью интенсивности», признавая, что «в Италии в 70-е годы кое-кто зашел чуть дальше, чем то позволяла Хартия НАТО» (47).

Журналист Артур Роуз, ранее работавший в «Вашингтон Пост», в своем эссе о «Гладио» в Италии набросал «Уроки «Гладио»: «Пока общество будет оставаться в неведении по поводу этой темной главы во внешней политике США, учреждения, несущие за это ответственность, будут ощущать лишь небольшое давление. Конец холодной войны мало что изменил в Вашингтоне. Соединенные Штаты… все еще ждут настоящих национальных дебатов о цели, средствах и затратах на нашу национальную политику в области безопасности». Профессорский состав независимого негосударственного Института исследований Архива национальной безопасности при Университете Джорджа Вашингтона в Вашингтоне, специализируясь на исследованиях тайных операций ЦРУ и секретах холодной войны, 15 апреля 1991 года обратился в ЦРУ с требованием об исполнении Закона о свободном доступе к информации (48).

В соответствии с Законом о свободном доступе к информации все ветви власти должны быть подотчетны общественности по вопросам о законности своих действий. Малкольм Бирн, заместитель руководителя исследовательской группы Архива национальной безопасности, запросил у ЦРУ «все записи, связанные с решениями Соединенных Штатов, которые могли быть приняты в период с 1951 по 1955 год по поводу финансирования, поддержки, сотрудничества с какими-либо секретными армиями или другими блоками, созданными для противостояния возможному вторжению коммунистов в страны Западной Европы или по поводу ведения секретных войн в странах Западной Европы на случай, если доминирующим станет влияние Коммунистической партии, левых движений или просоветских режимов». После этого Бирн подчеркнул: «В связи с вышесказанным просьба включить в ваш «поисковый» список все вопросы касательно операции «Гладио», в особенности во Франции, в Германии и Италии». Как правильно указал Бирн, «любая информация, полученная в результате поиска, внесет значительный вклад в понимание общественностью особенностей внешней политики США в послевоенную эпоху, так же как и информация, полученная разведкой, и анализ операций во внешней политике США того времени» (49).

Однако ЦРУ отказалось сотрудничать, и 18 июня 1991 года пришел ответ: «ЦРУ не может ни подтвердить, ни отрицать наличие документальных подтверждений по вашему запросу». Когда Бирн попытался опротестовать такой отказ ЦРУ предоставить информацию по операции «Гладио», апелляция была отклонена. ЦРУ обосновала свой отказ от сотрудничества двумя исключениями, приведенными в законе о свободе информации, которые защищали определенные документы от разглашения: это «засекреченность в интересах национальной обороны или внешней политики» (исключение B1) и «законные обязательства директора защищать от разглашения источники и методы разведки, а также организацию, функции, имена, официальные должности, заработную плату или число персонала, нанятого Агентством, в соответствии с актом о национальной безопасности 1947 года и актом ЦРУ 1949 года соответственно» (исключение B3).

Когда европейские официальные представители государственной власти пытались затребовать информацию о существовании секретного правительства, они тоже не преуспели в этом. В марте 1955 года комиссия итальянского Сената во главе с сенатором Джованни Пеллегрино после изучения операции «Гладио» и фактов массовых убийств в Италии отправили в ЦРУ запрос на основании закона о свободе информации. Итальянский Сенат запросил у ЦРУ всю информацию по «Красным бригадам» и делу Моро в попытке выяснить, действительно ли ЦРУ в соответствии с задачей операции «Гладио» контролировать внутреннюю обстановку в стране проникло в ряды «Красных бригад» до того, как бригады убили бывшего премьер-министра Италии и лидера Христианско-демократической партии (DCI) Альдо Моро в 1978 году. Отказываясь сотрудничать, ЦРУ сослалось на исключения в законе о свободе информации (пункты B1 и B3), и в мае 1995 года открестилось от всей информации, заявив, что «мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть существование в ЦРУ документов по вашему запросу». Итальянская пресса подчеркнула, что это было «ужасно обескураживающе», и заявила: «ЦРУ отказалось сотрудничать с парламентской комиссией, занимающейся расследованием внезапного исчезновения Альдо Моро. Дело Моро является государственным секретом в США» (50).

Второй запрос по поводу «Гладио» пришел в январе 1996 года от австрийских правительственных кругов после того, как в горных лугах и лесах нейтрального альпийского государства были обнаружены тайники с оружием «Гладио». Официальные власти США заявили, что Соединенные Штаты покроют расходы на раскопку тайника и на восстановление сети ЦРУ (51). Австрийское расследование скандала под руководством Майкла Сика из Министерства внутренних дел 28 ноября 1997 года представило отчет о складах оружия и боеприпасов ЦРУ и заявило, что «не может быть абсолютной уверенности в наличии в тайниках боеприпасов и их предполагаемом использовании». Следовательно, «в целях получения более подробного объяснения необходим доступ к соответствующей информации, особенно в Соединенных Штатах» (52).

Тогда член комиссии Оливер Ратколб из Университета Вены сделал запрос на основании закона о свободе информации в ЦРУ на получение доступа к соответствующим документам. Но в 1997 году представитель группы ЦРУ по связям с общественностью (Agency Release Panel) отказался удовлетворить запрос Ратколба на основании исключений B1 и B3 в законе о свободе информации, оставив австрийцев сожалеть о том, что ЦРУ не несет ответственности за свои действия.

Так как запросы на основании закона о свободе информации являются единственным способом получения информации о «Гладио», автор 14 декабря 2000 года разместил в ЦРУ подобный запрос. Спустя две недели ЦРУ ответило на вопрос автора, «имеющий отношение к «Гладио», в крайне уклончивой манере, заявив, что «ЦРУ не может ни подтвердить, ни отрицать наличие документальных подтверждений по вашему запросу». Своим письмом координатор ЦРУ по защите информации Кэтрин Дайер, умело используя исключения B1 и B3 в законе о свободе информации, фактически отказалась дать какую-либо информацию по операции «Гладио» (53). Автор опротестовал отказ ЦРУ, аргументируя протест тем, что «сокрытые документы должны быть открыты для публичного просмотра в соответствии с законом о свободе информации, так как поправки об исключениях B1 и B3 должны применяться с разумным подходом к операциям, которые являются тайными и по сей день». Используя данные своих исследований, автор доказал, что в данном случае все не так, и заключил: «Если вы, миссис Дайер, рассмотрите поправки об исключениях B1 и B3 в данном контексте, то поймете, что тем самым вы неразумно лишаете ЦРУ права голоса и возможности занять определенную позицию в деле «Гладио», которое будет раскрыто независимо от того, участвует в этом ЦРУ или нет» (54).

В феврале 2001 года пришел ответ ЦРУ: «Ваше обращение было принято, мы будем принимать меры для его рассмотрения соответствующими членами группы ЦРУ по связям с общественностью (Agency Release Panel). Вы будете проинформированы о нашем решении». В то же время ЦРУ подчеркнуло, что группа ЦРУ по связям с общественностью работает над запросами на основе принципа «кто первый сделал запрос, тот первым получит ответ», и что «в настоящее время в работе находятся около 315 сообщений» (55). Таким образом, запрос автора был положен на полку, отложен не неопределенное время. К моменту написания данной книги прошло четыре года, а группа ЦРУ по связям с общественностью все еще не ответила на запрос автора.

Британская секретная служба МИ-6 была третьей по счету организацией после НАТО и ЦРУ, занимающей центральное место в секретных операциях. В 1990 году МИ-6 отказалась от комментариев по делу «Гладио» из-за своего ставшего легендарным стремления к секретности: само существование МИ-6 было официально подтверждено только в 1994 году с принятием Закона о спецслужбах, который подтвердил сбор разведывательных данных службой МИ-6 в секретных операциях, проводимых за границей.

В то время как британские руководители МИ-6 отказались от комментариев, член Консервативной партии Руперт Алласон, издатель «Ежеквартального агентурного журнала» под псевдонимом Найджел Вест и автор нескольких книг по британской службе безопасности, в разгар скандала с «Гладио» в ноябре 1990 года в телефонном интервью подтвердил информационному агентству Associated Press, что «мы были глубоко вовлечены в работу с этими сетями, и до сих пор вовлечены». Вест объяснил, что «британцы помогли финансово и в административных вопросах, они через МИ-6 совместно с ЦРУ и при участии нескольких американских сетей были вовлечены напрямую: «Вдохновителями были агенты из британских и американских спецслужб». Вест сообщил, что после 1949 года секретные армии координировались структурой командования и контроля частей специального назначения НАТО, в составе которой британская Специальная авиадесантная служба (САС) играла стратегическую роль (56).

«Роль Британии в создании сети секретных подразделений, оставленных в странах Западной Европы на случай советской оккупации, была фундаментальной», — с некоторой задержкой 4 апреля 1991 года заявила британская корпорация Би-би-си в своем издании Newslight. Читатель Newslight Джон Симпсон подверг критике то, что МИ-6 и британское Министерство обороны держали в тайне информацию, пока «в связи с разоблачениями существования «Гладио» не всплыл тот факт, что многие европейские страны — Бельгия, Франция, Голландия, Испания, Греция, Турция — имели свои собственные секретные армии. Даже в нейтральных Швеции и Швейцарии прошли публичные дебаты. В некоторых случаях были подготовлены запросы. Но в Британии не произошло ровным счетом ничего. Ничего, кроме стандартного комментария Министерства обороны: «вопросы, связанные с национальной безопасностью, не обсуждаются» (57). Симпсон вспомнил, что после падения Берлинской стены англичане с любопытством и ужасом узнали о заговорах и террористических операциях Штази, Секуритате и других спецслужб Восточной Европы. «Делалось ли что-либо сопоставимое с этим и у нас? Конечно, нет», — иронично заметил он. А затем указал на западные службы безопасности: «Сейчас начинает появляться непроверенная информация о преступлениях наиболее засекреченных спецслужб НАТО. В Италии парламентская комиссия расследует деятельность секретной армии, созданной государством для противостояния советскому вторжению. Расследование привело к раскрытию информации о подобных засекреченных силах по всей Европе. Но итальянская группа войск, известная как «Гладио», подозревается в бомбовом терроризме» (58).

Корпорация Би-би-си не смогла получить от государственных официальных лиц информацию об их позиции по делу «Гладио», и официальное подтверждение участия в этом деле МИ-6 пришло много лет спустя через довольно необычный источник: музей. Лондонский Имперский военный музей в июле 1995 года открыл новую экспозицию под названием «Секретные войны». У входа посетителей встречала вывеска: «То, что вы сейчас увидите на выставке, на протяжении многих лет было частью наиболее тщательно охраняемых секретов страны. Впервые это становится доступным для общественности здесь, у нас. И что самое важное — все это правда. Все это невероятно и захватывает больше, чем фантастика». Неприметный комментарий в одной из витрин, посвященной МИ-6, подтверждал, что «среди приготовлений МИ-6 к Третьей мировой войне было создание секретных подразделений, готовых действовать в тылу врага в случае продвижения советских войск внутрь Западной Европы». В том же окне большой ящик, полный взрывчатки, имел на себе комментарий: «Упаковка для взрывчатых веществ, разработанная МИ-6 для сокрытия на потенциально враждебной территории. Может храниться в земле без повреждения его содержимого». А текст, написанный рядом с буклетом о диверсионных методах секретных армий, гласит: «В британской зоне оккупации, в Австрии, младшие офицеры морской пехоты были оторваны от своих обычных обязанностей для подготовки тайников в горной местности и установления контактов с местными завербованными агентами» (59).

Бывшие офицеры МИ-6 приняли выставку как знак того, что теперь стало возможным говорить о секретной операции «Гладио». Через несколько месяцев после открытия выставки бывшие офицеры морской пехоты Джайлс и Престон, единственные агенты на выставке «Гладио», чьи имена могут быть рядом с фото «В австрийских Альпах, 1953–1954 год», подтвердили автору фото Майклу Смиту, что в конце 1940-х — начале 1950-х годов англичане и американцы создали эти диверсионные подразделения на территории Западной Европы, ожидая вторжения советских войск. Джайлс и Престон в то время находились в форте «Монктон» недалеко от Портсмута, Англия, где МИ-6 тренировали «гладиаторов» вместе с британской специальной авиадесантной службой (САС). Их обучали кодировке, использованию оружия и проведению тайных операций. «Нас заставляли тренироваться глухой ночью, готовиться к подрывам поездов на железнодорожных станциях, стараясь, чтобы тебя не заметили, — вспоминал Престон. — Мы подползали и делали вид, что закладываем взрывное устройство справа от тепловоза, а потом наблюдали, как он взрывается» (60).

Джайлс также припомнил, что они принимали участие в диверсионных операциях на британских поездах, которые использовались в качестве общественных видов транспорта, как, например, во время учений на сортировочной станции Истли: «Мы клали кирпичи внутрь поездов в качестве имитации пластита. Я помню нескончаемые ряды паровозов под толстым слоем снега, стоящие в клубах пара, — вспоминал Джайлс. — Там были войсковые части с собаками, они прошли мимо, когда я прятался среди блоков цилиндра мотора. Мы также открывали смазанные верхушки корпуса подшипника и насыпали туда песок. После пятидесяти миль песок начинает из-за трения нагревать подшипники, и они перегреваются» (61). Агентов особо не волновало, что локомотивы использовали для перевозки людей: «Это были не мои проблемы. Мы играли так, будто все было по-настоящему», — объяснял Джайлс. «Я должен был пройти десятидневный курс в Гринвиче, вычисляя преследователей и отрываясь от слежки, — рассказывал Престон. — Практика для вхождения в мир секретных служб». Затем их перевезли в Австрию с тем, чтобы набирать и обучать агентов, контролировать «подземные бункеры австрийской «Гладио», устроенные МИ-6 и ЦРУ, полные оружия, одежды, боеприпасов». Когда в 1999 году автор посетил штаб-квартиру МИ-6 на берегах Темзы в Лондоне, он не был сильно удивлен, когда ему сообщили, что МИ-6 не комментирует военные тайны.

1 British daily The European, November 9,1990.

2 Ibid. Похоже, что чиновником НАТО, который выдал коррекцию, был Роберт Стратфорд. Compare: Regine Igel, Andreotti. Politik zwischen Geheimdienst und Mafia (München: Herbig Verlag, 1997), p. 343.

3 British daily The Observer, November 18,1990.

4 British daily The Guardian, November 10,1990.

5 Ibid., January 30,1992.

6 Ibid., January 16,1991.

7 International news service Reuters, November 15,1990.

8 No author specified, Gladio. Un misterio de la guerra fria. La trama secreta coordinada por mandos de la Alianza Atlantica comienza a salir a la luz tras cuatro decadas de actividad. In: Spanish daily El Pais, November 26,1990.

9 No author specified, El servicio espanol de inteligencia mantiene estrechas relaciones con la OTAN. Serra ordena indagar sobre la red Gladio en Espana. In: Spanish daily El Pais, November 16,1990.

10 Erich Schmidt Eenboom, Schnüffler ohne Nase. Der BND. Die unheimliche Macht im Staate (Dusseldorf: Econ Verlag, 1993), p. 365.

11 Portuguese daily Expresso, November 24,1990.

12 Ibid.

13 International news service Reuters, November 13,1990. British daily The Independent, November 16,1990.

14 International news service Associated Press, November 14, 1990. International news service Reuters, November 12,1990. International news service Reuters, November 15,1990.

15 British weekly The Independent on Sunday, June 21,1998. Review of a book on Nixon (Nixon in Winter) by Nixon's former research assistant Monica Crowley.

16 These were; 1951–1952 Gen. Dwight D Eisenhower, US Army, 1952–1953 Gen.Matthew В Ridgway, US Army, 1953–1956 Gen. Alfred M Gruenther, US Army, 1956–1962 Gen. Lauris Norstad, US Air Force; 1963–1969 Gen. Lyman L Lemnitzer, US Army, 1969–1974 Gen. Andrew J Goodpaster, US Army, 1974–1979 Gen. Alexander M Haig Jr, US Army, 1979–1987 Gen. Bernard W Rogers, US Army, 1987–1992 Gen. John R Galvin, US Army; 1992–1993 Gen. John M Shalikashvili, US Army, 1993–1997 Gen. George A Joulwan, US Army; 1997–2000 Gen. Wesley K. Clark, US Army.

17 Jonathan Kwitny, The CIA's Secret Armies in Europe. In: The Nation, April 6,1992, p. 445.

18 German daily Der Spiegel, Nr. 47, p. 20, November 19,1990.

19 Pietro Cedomi, Services Secrets, Guerre Froide et 'stay-behind' Part III. Repetoire des resaux S/B. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, November/December 1991, p. 82.

20 Belgian Parliamentary Commission of Enquiry into Gladio, as summarised in British periodical Statewatch, January/February 1992.

21 Philip Willan, Puppetmasters: The Political Use of Terrorism in Italy (London: Constable, 1991), p. 27.

22 Arthur Rowse, Gladio: The Secret US War to subvert Italian Democracy. In: Covert Action Quarterly, Nr. 49, Summer 1994, p. 3.

23 Quoted in Willan, Puppetmasters, p. 27.

24 Mario Coglitore (ed.), La Notte dei Gladiatori. Omissioni esilenze della Repubblica (Padova: Calusca Edizioni, 1992), p. 34. «Остается установленным фактом, что секретные протоколы НАТО существуют, потому что де Голль обличал их 7 марта 1966 г., и парламент Западной Германии недавно признался, что они существуют» (ibid.).

25 British periodical Searchlight, January 1991.

26 Inzerilli, Paolo, Gladio. La Verità negata (Bologna: Edizioni Analisi, 1995), p. 61.

27 Inzerilli, Gladio, p. 62.

28 Gerardo Serravalle, Gladio (Roma: Edizione Associate, 1991), p. 78.

29 Ibid., p. 79.

30 Ibid., p. 78.

31 Belgian Parliamentary Commission of Enquiry into Gladio, as summarised in Bel-gium periodical Statewatch, January/February 1992.

32 Inzerilli, Gladio, p. 63.

33 Ibid.

34 Michel Van Ussel: Georges 923. Un agent du Gladio beige parle. Témoignage (Brussels: Editions La Longue Vue, 1991), p. 139.

35 Inzerilli, Gladio, p. 64.

36 Электронное письмо Анны-Марии Смит из архивов НАТО для автора от 18 августа 2000 г.

37 Письмо начальника швейцарской миссии при НАТО посла Антона Тельмана к автору от 4 мая 2001 г.

38 Письмо Ли Маккленни, главы пресс-службы НАТО, к автору от 2 мая 2001 г.

39 Ibid.

40 Presidential Directive, National Security Decision Memorandum 40, Responsibility for the Conduct, Supervision and Coordination of Covert Action Operations, Washington February 171970. Signed: Richard Nixon.

41 Для лучшего глобального обзора тайных операций ЦРУ со времен Второй мировой войны см. William Blum: Killing Hope. US Military and CIA interventions since World War 11 (Maine: Common Courage Press, 1995).

42 As given on the homepage www.terrorism.com.

43 Три комиссии: Сенатский комитет под руководством Фрэнка Черча, Комитет Палаты представителей под руководством Оттиса Пайка и Комиссия Мерфи президента Форда.

1. Специальная комиссия Палаты представителей по разведке [Комитет Пайка], Конгресс № 94. Опубликовано в Village Voice, New York City, February 1976.

2. Доклад комиссии по организации правительства на проведение внешней политики [комиссия Мерфи], US Government Printing Office, Washington DC, June 1975.

3. Итоговый отчет Специального комитета Сената Соединенных Штатов для изучения государственных операций в отношении разведывательной деятельности [Комитет Черча], США US Government Printing Office, Washington DC, April 1976.

Возможно, лучший из трех отчетов, «Итоговый отчет Специального комитета Сената Соединенных Штатов для изучения государственных операций в отношении разведывательной деятельности» состоит из шести книг. Первая книга фокусируется на «Внешней и военной разведке», ЦРУ, секретных операциях и демократических проблемах с контролем над спецслужбами. Во второй книге под названием «Деятельность спецслужб и права американцев» доклад Черча показывает, как NSA и ФБР вторгаются в частную жизнь американских граждан. Третья книга, озаглавленная «Дополнительные детальные отчеты сотрудников о деятельности разведки и правах американцев», расширяет анализ второй книги и предполагает, что «Контрразведка» — неправильное употребление выражения для «внутренних секретных операций». Четвертая книга, озаглавленная «Дополнительные подробные отчеты сотрудников по внешней и военной разведке», представляет собой историю ЦРУ с 1946 по 1975 г. Пятая книга под названием «Убийство президента Джона Кеннеди и работа разведывательных агентств» исследует, правдив ли тот факт, что американские секретные службы сговорились, чтобы сохранить информацию по убийству Джона Кеннеди в тайне. Шестая книга, озаглавленная «Дополнительные отчеты о разведывательной деятельности», имеет дело с исторической эволюцией и организацией Федеральной разведывательной деятельности, начиная с 1776 и по 1976 г.

44 Kathryn Olmsted, Challenging the Secret Government: The Post-Watergate Investigations of the CIA and FBI (Chapelhill: University of North Carolina Press, 1996), p. 9.

45 British daily The Independent, December 1,1990.

46 Kwitny, Jonathan, The CIA's Secret Armies in Europe. In: The Nation, April 6,1992, p. 445.

47 Arthur Rowse, Gladio. The Secret US War to Subvert Italian Democracy. In: Covert Action Quarterly, No. 49, Summer 1994.

48 FOIA request: CIA's 'Operation Gladio', handed in by Malcolm Byrne on April 15, 1991. FOIA request number 910113.

49 Italian daily Corriere della Sera, May 29,1995.

50 Austrian political magazine Zoom, Nr. 4/5,1996: Es muss nicht immer Gladio sein. Attentate, Waffenlager, Erinnerungslücken, p. 6.

51 Bericht betreff US Waffenlager. Oesterreichisches Bundesministerium für Inneres. Generaldirektor für die öffentliche Sicherheit. Mag. Michael Sika. November 28,1997. Wien, p. 10.

52 Письмо ЦРУ для автора от 28 декабря 2000 по поводу свободы информации о «Гладио» по запросу № F-2000–02528.

53 Письмо автора от 23 января 2001 г. миссис Дайер в ЦРУ.

54 Письмо автору от 7 февраля 2001 от координатора ЦРУ по защите информации Кэтрин Дайер.

55 International news service Associated Press, November 14,1990.

56 British television. BBC News night, April 4,1991,10:30 p.m. Gladio report by journalist Peter Marshall.

57 Ibid.

58 Лондонский Имперский военный музей. Экспозиция под названием «Секретные войны». 20 мая 1999 года автор посетил выставку. 4 июня 1999 года автор познакомился с Марком Сименсом из научно-исследовательского отделения музея, ответственным за эту выставку, который подчеркнул, что британская секретная армия во время Второй мировой войны была прямым предшественником секретной армии «Гладио», но возможности получить больше данных от МИ-6 не представляется возможным.

59 Michael Smith, New Cloak, Old Dagger: How Britain's Spies Came in from the Cold (London: Gollancz, 1996), p. 117. На основе бесед с Саймоном Престоном 11 октября 1995, и с Майклом Джайлсом 25 октября 1995.

60 Smith, Dagger, p. 117.

61 Ibid., p. 118.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t8