Окончательная и однозначная оценка холодной войне никогда не будет дана, так как история развивается вместе с обществом, которое само порождает историю и является ее продуктом. Но среди ученых многих стран был достигнут консенсус: наиболее характерной особенностью холодной войны, как это видится западным наблюдателям, была глобальная борьба с коммунизмом. В этой борьбе, которой во многом характеризуется история двадцатого века, в числе других особенностей стоит потеря Великобританией своих лидирующих позиций на мировой арене и уступка их Соединенным Штатам. США десятилетие за десятилетием использовали борьбу с коммунизмом для увеличения своей силы. И после распада Советского Союза в 1991 году и окончания холодной войны империя США, как никто другой, занимает доминирующую позицию в мире.

Консервативные круги Великобритании были крайне обеспокоены, когда впервые в истории человечества в 1917 году в далекой, но крупной сельскохозяйственной стране был установлен коммунизм. После революции в России коммунисты полностью захватили предприятия, фабрики и объяснили, что отныне средства производства принадлежат народу. Инвесторы тогда в большинстве случаев потеряли все. Историк Денна Фрэнк Флемминг в своих «Истоках холодной войны» отмечал, что многие социальные изменения, вызванные революцией, в том числе и радикальное неприятие церкви и поместного дворянства, «могло бы быть принято в мире консерваторов того времени, но национализация промышленности, торговли и земельная национализация — никогда». Пример русской революции не следует повторять нигде и никогда. «Как сказал однажды Джей Би Пристли, английские консерваторы закрыли свой разум на вершине русской революции, да так больше и не открывали» (1).

Фильм рассказывает о террористической деятельности государственных учреждений стран Западной Европы на собственной территории, против собственного населения. Версия с русскими субтитрами с Рутуба:

По большей части не известные на Западе, секретные войны против коммунизма начались сразу после революции, когда Великобритания и США направили секретные армии против молодого Советского Союза. Между 1918 и 1920 годами Лондон и Вашингтон встали на сторону белых и профинансировали десять военных интервенций против СССР на территории Советского Союза; все интервенции потерпели неудачу в свержении нового правительства, но разбудили серьезные подозрения касательно мотивов капиталистического Запада у коммунистической элиты страны и у диктатора Сталина (2). В последующие годы Советский Союз укрепил свои органы госбезопасности и в конечном счете стал тоталитарным государством, на территории которого регулярно по подозрению в шпионаже арестовывались граждане иностранных государств. Когда трудность свержения коммунизма в России стала очевидной, Великобритания и ее союзники сосредоточились на стратегии предотвращения распространения коммунизма на другие страны.

В июле 1936 года фашистский диктатор Франко совершил государственный переворот против левого испанского правительства и в последующей гражданской войне победил оппозицию, наслаждаясь молчаливой поддержкой правительств Лондона, Вашингтона и Парижа. Среди причин того, что Адольф Гитлер не был вовремя остановлен, было наличие коммунистического врага. Во время Гражданской войны в Испании Гитлеру и Муссолини было дозволено бомбить испанскую оппозицию. После начала Второй мировой войны Гитлер приступил к реализации массивной атаки на Россию в 1941, 1942 и 1943 годах, которые чуть не нанесли смертельный удар по русскому коммунизму. Список жертв Второй мировой войны у России был больше, чем у какой-либо другой державы: потери Советского Союза среди гражданского населения составили более 15 миллионов человек, были убиты 7 миллионов солдат; 14 миллионов человек были ранены (3). Российские историки позже утверждали, что, несмотря на настоятельные просьбы Москвы к Соединенным Штатам, которые во время Второй мировой войны при освобождении Европы и Азии потеряли 300 000 солдат, США вместе с Великобританией намеренно затягивали открытие второго антигитлеровского фронта на западе, хотя открытие могло бы отвлечь силы нацистских войск и ослабило бы натиск на СССР. И только Сталинградская битва изменила ход событий, и Красная армия разгромила немецкие войска и двинулась на запад. Поэтому российские историки спорили с союзниками, которые боялись потерять позиции, спешно создали Второй фронт и после ввода войск в Нормандию в 1944 году встретились с советскими войсками в Берлине (4).

Британские историки подтвердили истории интриг, которые сформировали и их страну, и другие страны. «В новейшей истории Англия была центром диверсионной деятельности — это было известно остальным, но только не самим британцам, — заметил британский историк Маккензи после Второй мировой войны. — Отсюда и странная двойственная картина: внешнему миру Англия казалась государством интриг, коварства и абсолютной секретности; Англии же казалось, что ее стратегия — легкий блеф, простой и из лучших побуждений» (5). Маккензи утверждает, что легендарная тайная война Британии возвращает страну «обратно к истории «малых войн», которые составили в итоге территорию Британской империи» (6). Когда вот-вот готова была разразиться Вторая мировая война, военные стратеги из британского Министерства обороны пришли к выводу, что их тайные операции «должны основываться на опыте, полученном в Индии, Ираке, Ирландии и России, т. е. развитии диверсионной тактики в сочетании с тактикой Ирландской республиканской армии (ИРА)» (7).

Англоязычная версия с Youtube:

В марте 1938 года, вскоре после того, как Гитлер аннексировал Австрию, в МИ-6 появился новый департамент, известный как отделение «Д». Его задачей было ведение диверсионной деятельности на территории Европы. Отделение «Д» начало подготовку частей секретных подразделений в странах, находящихся под угрозой вторжения немецких войск (8). Когда в 1940 году вторжение немецких войск на юг Англии казалось неминуемым, отделение «Д» приступило к формированию резервов вооружения и к вербовке агентов по всей территории Великобритании, не информируя при этом никого. Внутренние секретные службы Великобритании МИ-5 были весьма встревожены, когда стали получать отчеты о деятельности отделения «Д», и несколько их агентов были арестованы за шпионаж, пока не выяснилась правда» (9). Вербовка и организация работы агентов, которые должны были работать в тылу врага, проводимая членами отделения «Д», для любого наблюдателя выглядела очень таинственно: «Появление этих незнакомцев [агентов отделения «Д»] в строгой одежде, зловещие лимузины и общая атмосфера тайны тревожили местных жителей», — вспоминает бывший тайный агент Управления специальных операций (УСО) Питер Уилкинсон. Кроме того, секретные агенты «приводили в ярость представителей подчиненного военного командования, поскольку отказывались объяснить свое присутствие или обсуждать дела, ссылаясь на то, что это «совершенно секретно» (10). Полвека спустя выставка «Секретные войны» лондонского Имперского военного музея открыла общественности, «каким образом отделение «Д» МИ-6, следуя доктрине секретных армий, создавала в Англии силы сопротивления под названием «вспомогательные подразделения». Подразделения были оснащены оружием и взрывчатыми веществами». Эти первые британские отряды «Гладио» «получали специальную подготовку и должны были остаться в тылу противника в случае немецкого вторжения на остров. Действуя из секретных укрытий с помощью подпольных складов оружия, они смогли бы проводить диверсионные операции против немецких захватчиков» (11). Но никто так и не узнал, сработал бы этот план, так как вторжения не последовало. Но к августу 1940 года вдоль английских и шотландских берегов Северного моря была создана «достаточно беспорядочная организация», охватывающая своим влиянием наиболее уязвимые участки высадки десанта (12).

Отделение «Д» МИ-6 имело возможность проводить секретные военные операции только на территории Великобритании. Все изменилось, когда в июле 1940 года британский премьер-министр Уинстон Черчилль приказал создать секретное подразделение под названием «Управление специальных операций» (УСО) для того, чтобы «помочь Европе в создании движения сопротивления и проведения диверсий на захваченной врагом территории» (13). Меморандум кабинета премьер-министра военного времени от 19 июля 1940 года гласит: «Премьер-министр постановил после проведения консультаций с соответствующими министрами, что незамедлительно должна быть создана новая организация для координации всех действий путем проведения диверсий и саботажа против внешнего врага». УСО было передано под командование в военно-экономическое министерство Хью Далтону. После того как немецкие войска оккупировали Францию, и казалось, что их ничто не может остановить, министр Далтон настоял на том, что на оккупированных территориях должна быть проведена тайная военная операция: «Мы должны организовать движение сопротивления на оккупированных врагом территориях, сравнимые с движением «Шинн Фейн» [ «Мы сами»] в Ирландии, с движением китайских партизан, сейчас действующих против Японии, испанского ополчения, которые играли заметную роль в кампании Веллингтона или — любой может смело признать это — организациями, которые создали сами нацисты практически в каждой стране мира». Казалось логичным, что британцы не будут игнорировать тактику ведения секретных боевых действий, и Далтон подчеркнул: «Эта «международная демократия» должна использовать много различных методов, включая промышленный и военный саботаж, трудовые агитации и стачки, постоянную пропаганду, теракты против предателей и немецких лидеров, бойкоты и беспорядки». Таким образом, секретная сеть военного сопротивления должна была образоваться с помощью смельчаков из британской военно-разведывательной организации: «Что было нужно — это новая организация для координации, воодушевления, контроля и помощи гражданам угнетенных стран, которые и сами должны принимать в этом непосредственное участие. Нужна абсолютная секретность, фанатичный энтузиазм, желание работать с людьми разных национальностей, полная политическая надежность» (14).

Министр Далтон передал командование Управлением специальных операций генерал-майору сэру Колину Габбинсу, худому, невысокого роста крепкому горцу с усами, который позже стал влиятельным человеком, создателем британской «Гладио» (15). «Был разработан план, как помочь народам оккупированных стран измотать Германию, используя любые способы, включая проведение диверсий, применение практики «пассивного сопротивления», внезапных нападений, — описал Габбинс задачи УСО. — Одновременно с этим в задачи управления входило создание секретных подразделений, которые были бы организованы, обучены и вооружены для использования их на завершающем этапе боевых действий». УСО было создано как под копирку с «Гладио» в разгар Второй мировой войны. «Если по-простому, то план включает в себя доставку на оккупированную территорию большого числа персонала, оружия и взрывчатки», — обобщил Габбинс амбициозный план (16).

В УСО работало много сотрудников отделения «Д», и в конце концов управление стало ведущей самостоятельной организацией с более чем 13 тысячами сотрудников в своих рядах, действующей в глобальном масштабе и в тесном сотрудничестве с МИ-6. Хотя УСО также проводило операции в Азии и на Дальнем Востоке, Западная Европа была главным театром действий, где УСО сосредоточился на создании национальной секретной армии. УСО проводило саботажи и диверсии на оккупированной врагом территории и организовало ядро организации, состоящее из обученных людей, способных помочь отрядам сопротивления отвоевать свою территорию обратно. «УСО на пять лет стало основным инструментом Британии в осуществлении внутренней политики в Европе, — отмечалось в докладе секретариата британского Кабинета министров, — и это был чрезвычайно мощный инструмент», так как он мог выполнять множество разных задач и, таким образом, «пока УСО продолжало работу, ни один европейский политик не мог питать иллюзии, что англичане не заинтересованы или умерли» (17).

Официально УСО было расформировано после войны в январе 1946 года, и начальник управления Габбинс подал в отставку. Однако сэр Стюарт Мензис, который возглавлял МИ-6 с 1939 по 1952 год, не намеревался отказываться от такого ценного инструмента, как секретные армии. И, как смог убедиться директор отделения спецопераций МИ-6, участие Великобритании в диверсионных операциях продолжалось и во время холодной войны. Ранее в отчете Секретного кабинета по УСО был сделан вывод, что «с большой долей вероятности УСО в какой-либо форме должно быть создано и в любой будущей войне» (18). Для УСО и его последователя Отделения МИ-6 по спецоперациям долговременные цели были предварительно одобрены британскими начальниками штабов 4 октября 1945 года; таким образом, было приказано в первую очередь создать основную структуру сети, способной к быстрому расширению в случае войны и, во-вторых, обслуживанию оперативных потребностей тайной сети британского правительства за границей. «Приоритет в создании сети отдавался странам, находящимся на ранних стадиях конфликта с Советским Союзом, но пока еще не находящимися под советским влиянием» (19). Таким образом, и после окончания Второй мировой войны Западная Европа осталась центральным театром действий для ведения британскими спецслужбами секретных войн.

После того как 30 июня 1946 года УСО прекратило свое существование, в структуре МИ-6 был создан новый отдел Специальных операций (СО) под командованием генерал-майора Колина Габбинса. По словам голландского специалиста по работе спецслужб Франса Клюйтера, МИ-6 активно продвигала создание секретных антикоммунистических армий, так как «специальные операции стали создавать сети в Западной Германии, Италии и Австрии». Эти сети (организации для ведения войны в тылу противника) могли быть активированы в случае возможного советского вторжения для сбора разведывательных данных и проведения наступательной диверсионной деятельности (20). По информации Габбинса, даже после 1945 года персонал УСО оставался в других странах, в том числе в Германии, Австрии, Италии, Греции и Турции; и для УСО и его последователей «были также другие политические интересы, нежели просто победить фашистскую Германию». Ясно выраженная директива 1945 года «дала понять, что главным врагом УСО был коммунизм и Советский Союз», так как британским интересам в Европе «угрожал Советский Союз и европейский коммунизм» (21). Несколькими годами позже в попытке получить парламентскую поддержку для осуществления текущих секретных операций британский министр иностранных дел Эрнест Бевин 22 января 1948 года перед британским парламентом призвал к созданию специализированных вооруженных формирований, которые могут использоваться против подрывной деятельности советской «пятой колонны». Избранные парламентарии в то время уже знали, что это предложение уже находится на стадии реализации.

Так как у Вашингтона и Великобритании был один враг на двоих, сотрудничество военных и спецслужб двух стран было очень тесным. По приказу Белого Дома в Вашингтоне Фрэнк Визнер, директор департамента ЦРУ по секретным операциям Службы координирования политики (СКП) (Office of Policy Coordination — OPC), создавал сети секретных армий по всей Западной Европе и в своих операциях тесно сотрудничал с полковником Габбинсом из Отдела специальных операций при МИ-6. По информации научных сотрудников французских спецслужб Роджера Фалигота и Реми Кауффера, ЦРУ и МИ-6 в качестве первого шага решили «нейтрализовать существующие секретные части держав «оси» в Германии, Австрии и северной Италии» и после этого завербовать солдат проигравшей фашистской Германии в новую секретную антикоммунистическую армию. «И действительно, секретные службы демократических стран, выигравших войну, посредством службы координировании политики ЦРУ и управления специальных операций Секретной разведывательной службы (SIS) пытались переориентировать некоторых «коммандос» против их недавнего союзника — СССР» (22).

Как МИ-6 и ЦРУ и их соответствующие департаменты секретных операций УСО и СКП, британские и американские силы специального назначения также находились в тесном сотрудничестве. Специальная авиадесантная служба (САС) и американские «зеленые береты», подготовленные для осуществления тайных миссий на захваченных врагом территориях, во многих случаях во время холодной войны были братьями по оружию, и среди других секретных операций занимались подготовкой секретных армий. Бывшие офицеры морской пехоты Джайлс и Престон, создававшие систему «Гладио» в Австрии, подтвердили, что призывники в армию были отправлены в старый наполеоновский форт «Монктон», что на береговой линии неподалеку от Портсмута в Англии, где МИ-6 тренировали своих агентов совместно с британской Специальной авиадесантной службой. Они приняли участие в подготовке и получили инструкции по поводу секретных кодов, использования оружия и по проведению секретных операций (23). Среди подготовленных британской Специальной авиадесантной службой был Децимо Гарау, инструктор итальянской базы «Гладио» CAG на Капо Мараргуи в Сардинии. «Я был в Англии в городе Пул неделю, получил приглашение от войск специального назначения. В течение недели я провел некоторые виды подготовки с ними», — подтвердил инструктор Гарау после разоблачения «Гладио» в 1990 году. «Я совершил прыжок с парашютом через Канал. Я провел тренировку с ними и нашел с ними общий язык. Затем я поехал в Херефорд, чтобы распланировать и провести тренировки со Специальной авиадесантной службой» (24).

Англичане в то время были наиболее опытными в области диверсий и нестандартных боевых операций. Их силы специального назначения САС были сформированы в середине Второй мировой войны в Северной Африке в 1942 году с целью глубокого проникновения в тыл врага. Пожалуй, самым опасным противником британских сил специального назначения САС были немецкие войска СС, возглавляемые Генрихом Гиммлером и основанные до начала Второй мировой войны. Как и все войска специального назначения, немецкие СС были элитными боевыми отрядами, несшими на себе знаки отличия — элегантные черные мундиры, украшенные мертвой головой с кинжалом в черно-серебряной гамме — и чувствовали свое превосходство над регулярной армией, приобретя репутацию «фанатичных убийц». После поражения нацистов во Второй мировой войне специальные войска СС были объявлены преступной организацией и распущены решением Трибунала союзников в Нюрнберге в 1946 году.

После победы САС также была расформирована в октябре 1945 года. Но как только с упадком Британской империи появилась нужда в совершении секретных диверсионных и порой безрассудных операций, произошло возрождение организации САС, и в 1947 году она уже сражалась в тылу врага в Малайзии. Из их штаб-квартиры Nursery (шуточное название «Кремль») в Херефорде, Англия, последовали многочисленные операции САС, которые не получили огласки, среди которых операция 1958 года в Омане, сателлите Великобритании. Поддерживая диктатора-султана, части САС разбили левых партизан. Операция якобы гарантировала будущую финансовую поддержку частей, потому что, по мнению командира САС, его части показали, что «они могут быть доставлены в район конфликта быстро и без лишнего шума и действовать в удаленной местности без огласки — способность, наиболее ценимая нынешним консервативным правительством» (25). Среди всех операций САС самая секретная прошла в 1980 году — это штурм посольства Ирана в Лондоне, а наиболее тайная была проведена в 1982 году во время Фолклендской войны. Самые большие силы САС после Второй мировой войны были развернуты в 1991 году в Заливе, они вместе с американскими «зелеными беретами» тайно проводили обучение и оснащение Армии освобождения Косово непосредственно перед и во время бомбардировки сербской провинции силами НАТО.

Британский парламентарий от консервативной партии Найджел Вест правильно подчеркнул, что, как и «зеленые береты» в США, «британские САС могли сыграть стратегическую роль в операции «Гладио», если бы советские войска захватили Западную Европу» с неявным утверждением, что планирование операций было расширено до секретных европейских армий (26). Оба военизированных подразделения тесно сотрудничал и. В знак такого сотрудничества члены американских сил специального назначения неофициально с 1953 года носили отличительные зеленые береты, чтобы уподобиться своим кумирам из САС, которые на протяжении долгого времени используют эти знаки отличия. Этот «иностранный» головной убор вызывал немалое беспокойство среди многих старших офицеров армии США. И только Кеннеди во время своего президентства, будучи большим поклонником тайных операций и сил специального назначения, одобрил его во время своего визита в 1961 году в Форт-Брэгг, штаб-квартиру американских сил специального назначения. Таким образом зеленый берет был официально одобрен в качестве знака отличия и использовался с того времени у Сил специального назначения. Почитание в США более старого и более престижного САС продолжалось много лет, штаб-квартира в Херефорде считалась «материнской»; и для американских офицеров Сил специального назначения считалось престижным закончить курс в британском центре секретных боевых операций. В качестве ответного жеста британцы также внимательно относились к такому сотрудничеству между силами специального назначения двух государств. В 1962 году командир «зеленых беретов» США офицер сухопутных войск генерал-майора Вильям Ярборо стал почетным членом САС.

За два года до разоблачений «Гладио» (1990 год) Би-би-си рассказала общественности о факте тайного сотрудничества между британскими и американскими спецслужбами, озаглавив материал «Открытие ящика Пандоры» (The Unleashing of Evil). В материале было рассказано, как британская Специальная авиадесантная служба (САС) совместно с американскими «зелеными беретами» применяла пытки в отношении заключенных на протяжении последних тридцати лет и в каждой важной кампании, начиная с Кении и до Северной Ирландии, Омана, Вьетнама, Йемена, Кипра и других стран. Бывший «зеленый берет» офицер Люк Томсон объяснил общественности перед камерой, что Силы специального назначения США в Форт-Брэгг принимали участие в программе обучения с САС. После чего журналист Ричард Нортон-Тейлор, британский продюсер «Открытия ящика Пандоры» и репортер, ставший известным во время скандальных разоблачений «Гладио» два года спустя, заключил, что применение пыток «является очень распространенным и находится ближе к нам, чем нам хотелось бы думать» (27). В другой сверхсекретной операции американские «зеленые береты» проводили обучение обвиняемых в геноциде отрядов «Красных кхмеров» в Камбодже после того, как с ними был установлен контакт Рэем Клайном, бывшим агентом ЦРУ, и специальным советником президента США Рональда Рейгана. Когда в 1983 году начался скандал «Ирангейт», президент Рейган, боясь очередного неприятного разоблачения, попросил британского премьер-министра Маргарет Тэтчер выяснить, кто послал САС для обучения отрядов Пола Пота. «Впервые мы полетели в Таиланд в 1984 году, — позже свидетельствовал один из старших офицеров САС, — янки и мы работали вместе, мы были близки, как братья. А теперь им больше это не по душе. Мы много чему научили «Красных кхмеров», — вспоминает офицер. — Сначала они хотели, чтобы мы пошли в селения и просто начали резать людей. Мы сказали им, чтобы они относились ко всему спокойнее». САС чувствовала себя очень неловко по поводу этой операции, и «многие из нас, если было бы хоть полшанса, хотели бы все изменить. Настолько нас все достало. Мы ненавидели всю эту ситуацию, что мы были связаны с Полом Потом. Говорю вам: мы солдаты, а не детоубийцы» (28).

«Мой опыт в области секретных операций подсказывает мне, что эти операции редко остаются тайными, — фельдмаршал лорд Карвер, начальник британского Генерального штаба, а позже начальник штаба обороны задумчиво размышлял по поводу «Гладио». — Как только вы ступаете на этот скользкий путь, знайте: есть опасность, что Силы специального назначения могут попытаться взять власть и закон в свои руки, как французы сделали в Алжире и могло произойти совсем недавно в деле Гринписа в Новой Зеландии». Тогда французская секретная Служба внешней документации и контрразведки (SDECE) 10 июля 1985 года потопила судно Гринписа «Радужный воин», в котором находились протестующие против французских ядерных испытаний в Тихом океане (29). Скользким также был путь секретного размещения частей САС на территории Северной Ирландии, когда ирландские республиканцы посчитали войска САС террористами — ни больше, ни меньше. Как рассуждали критики, «дело могло быть очень громким, и что даже с точки зрения британцев войска САС стали частью проблемы Северной Ирландии, а не частью решения проблем» (30).

Когда в 1990 году разразился скандал по поводу «Гладио», пресса отмечала, что «теперь ясно: элитные полки Специальной авиадесантной службы по уши погрязли в схемах НАТО и действовали вместе с МИ-6 в качестве учебного подразделения для ведения секретных боевых действий и саботажа». Британская пресса более конкретно подтвердила, что «итальянские секретные армии проходили подготовку в Великобритании. Теперь есть доказательства, что это происходило в 1980-х годах». И добавляла: «Было доказано, что САС соорудил в британском секторе Западной Германии секретные схроны, где было складировано оружие» (31). Более интересная информация о секретном участии Британии пришла благодаря швейцарскому парламентскому расследованию по поводу секретной армии Швейцарии (P26). «Британские спецслужбы через серию тайных соглашений тесно сотрудничали с вооруженной тайной швейцарской организацией, которая стала частью западноевропейской сети «групп сопротивления», — сообщила пресса ошеломленной общественности нейтральной Швейцарии. Швейцарскому судье Корну было дано задание разобраться в этом вопросе, и он в своем отчете «описывает сотрудничество организации с британскими секретными службами как «интенсивное», причем британцы делились ценной новой информацией. Кадры P26 регулярно участвовали в подготовке в Великобритании, — говорится в отчете. Британские инструкторы — возможно, что из САС, — посещали засекреченные центры обучения в Швейцарии». По иронии судьбы британцы знали о секретных армиях Швейцарии больше, чем знало само швейцарское правительство: «Операции, проводимые P26, их коды, имя лидера их группы — Эфрем Кателлан — все это было известно британской разведке, однако швейцарское правительство было в неведении, как говорилось в отчете. Отчет гласит, что документы, которые могут помочь узнать детали секретных соглашений между Британией и P26, не были найдены» (32).

На протяжении 1960-х, 1970-х, 1980-х годов швейцарские «гладиаторы» проходили подготовку в Великобритании у инструкторов британских Сил специального назначения. Обучение, по словам швейцарского военного инструктора и по недоказанной информации члена организации «Гладио» Алоиза Хюрлиманна, также включало участие в реальных операциях против активистов ИРА, предположительно на территории Северной Ирландии. Хюрлиманн неосмотрительно раскрыл эту информацию в Швейцарии во время курса разговорного английского языка, когда на плохом английском он поведал мне, что в мае 1984 года он принял участие в секретном обучении в Англии. Обучение, по его словам, включало участие в реальной операции нападения на оружейный склад активистов ИРА, в которых участвовал Хюрлиманн, полностью одетый в военную форму, и во время которой был убит по крайней мере один активист ИРА (33).

Самое интересное, что швейцарское расследование Корну 1991 года показало, что на территории Англии был создан командно-коммуникационный центр «Гладио», оборудованный обычной для секретных подразделений системой «Гарпун». В 1984 году в Соглашении о совместной деятельности, дополненном в 1987 году Меморандумом о техническом обеспечении, прямо говорилось о «центрах проведения обучения в Великобритании, об установке в Швейцарии передающего радиоцентра и взаимодействии двух секретных служб в технических вопросах». К сожалению, как рассказал судья Корну, «ни Соглашение о совместной деятельности, ни Меморандум о техническом обеспечении не были найдены» (34). Ответственное лицо в швейцарской военной секретной службе UNA заявило, что «в декабре 1989 года оно передало документы британским секретным службам по причинам, которые остаются неясными. Копий документов не осталось». «Кадровый состав швейцарской организации рассматривает британцев как лучших специалистов в этой области», — заключило швейцарское правительство в своем отчете (35).

Оставшийся неназванным бывший сотрудник разведки НАТО после разоблачений, сделанных в 1990 годах, утверждал, что «было разделение деятельности между британцами и американцами. Великобритания отвечала за проведение операций во Франции, Бельгии, Голландии, Португалии и Норвегии; американцы несли ответственность за операции в Швеции, Финляндии и по всей остальной Европе» (36). Однако подобное разделение деятельности не всегда давалось легко, как показывает пример Италии. Генерал Умберто Брокколи, один из первых директоров итальянской военной секретной службы SIFAR, 8 октября 1951 года написал итальянскому министру обороны Эфизио Маррасу, чтобы обсудить дела, касающиеся итальянской секретной армии и обучения «гладиаторов». Брокколи объяснил, что британцы уже создали сети секретных армий в Нидерландах, Бельгии «и, вероятно, в Дании и Норвегии». Брокколи был рад подтвердить, что Великобритания «смогла поделиться с нами своим колоссальным опытом» и что американцы «предложили активно сотрудничать с нами, предоставляя со своей стороны людей, материалы (по-видимому, на бесплатной основе или почти бесплатно) и, возможно, денежные средства». Брокколи подчеркнул, что будет очень полезно отправить семь специально выбранных итальянских офицеров для прохождения спецобучения в Англии, начиная с ноября 1951 по февраль 1952 года, поскольку эти семеро офицеров по возвращении смогут руководить обучением итальянских «гладиаторов». Глава военной секретной службы Брокколи попросил министра обороны Марраса дать свое «подтверждение на проведения курса, поскольку втайне от британцев у меня соглашение с американцами по поводу курса обучения» (37)

Подготовка бойцов секретных подразделений «Гладио» с помощью британских инструкторов не была бесплатной, это был серьезный бизнес, и Брокколи признал, что «стоимость обучения может составить 500 миллионов лир, которые не могут быть взяты из бюджета SIFAR и которые следует взять из бюджета Вооруженных сил» (38). МИ-6, как определил Брокколи, предложила провести обучение итальянских офицеров «Гладио» на условии, что Италия закупит вооружение у Великобритании. Однако в то же самое время богатое ЦРУ предложило вооружение бесплатно, что могло интерпретироваться как раздел сфер влияния. В итоге итальянцы решили взять лучшее из обоих предложений. Они направили своих офицеров в признанные британские школы специальной подготовки, но в то же время совершили тайную сделку с американцами, которые бесплатно предоставили им вооружение. Британцы не были удивлены. И когда генерал Этторе Муско, преемник Брокколи на посту главы SIFAR, посетил британский форт «Монктон» недалеко от Портсмута, где проходили тренировки, обстановка была напряженной: «В 1953 году британцы поняли, что их одурачили, и в сердцах упрекнули генерала Муско, негодуя из-за ситуации с американцами» (39).

Конкуренция между ЦРУ и МИ-6 за сферы влияния не ограничивалась Италией. В конце 1990-х годов бельгийский министр обороны Ги Коэм, узнав про секретные армии, объяснил, что «отношения между британскими и бельгийскими спецслужбами берут свое начало от контактов, которые состоялись между мистером Спааком и главой британской разведки Мензисом и от соглашения между США, Великобританией и Бельгией» (40). Подобный «треугольник» означал свои сложности, так как МИ-6 и ЦРУ желали убедиться, что Бельгия не даст особых привилегий никому Поэтому глава МИ-6 Стюарт Мензис 27 января 1949 года написал тогдашнему премьер-министру Бельгии Полу Генри Спааку: «Я был очень рад иметь возможность обсудить с вами лично определенные проблемы, касающиеся двух стран и которые в последнее время заставляют меня волноваться». При этом он подчеркнул, что обе страны должны активизировать сотрудничество «по поводу Коминформа и по обсуждению активности потенциальных врагов» и начать «подготовку организации сбора оперативной информации и осуществления операций на случай войны». В частности, «некоторые офицеры должны в ближайшем будущем посетить Великобританию для прохождения обучения одновременно с моей службой технической стороне вопросов». Мензис был очень обеспокоен тем, что Спаак заключит сделку по «Гладио» с ЦРУ, а не МИ-6; он подчеркнул, что «всегда считал участие американской стороны в защите Западной Европы очень важным. Однако я убежден, что все усилия, не исключая и усилия американцев, должны быть объединены в одно гармоничное целое. Если американцы захотят продолжать вести совместно с вашей службой определенные приготовления к войне, я считаю это первостепенным, — и я понимаю, что у меня есть ваше согласие, — то эти действия должны быть согласованы с моими».

Следующим шагом Мензис сослался на конкретно Комитет по организации секретных операций Западноевропейского союза (CCWU), который в 1948 году координировал ведение особых боевых действий, пока в 1949 году не был подписан Североатлантический договор, и НАТО не взяло на себя координацию «Гладио». «Подобное сотрудничество, — подчеркнул Мензис в своем письме к Спааку, — помимо всего прочего позволит предотвратить нежелательные последствия с главами секретариата. Я уже обозначил главе американской службы, что я готов разработать подробные планы сотрудничества с ним на этой основе, и поэтому я предлагаю, чтобы все разработанные ими проекты должны отсылаться обратно в Вашингтон для проведения последующих дискуссий между секретными службами Великобритании и Америки». Мензис также отметил, что бельгийская «Гладио» должна быть вооружена и экипирована и что «потребности в подготовке и в материалах могут возникнуть в ближайшем будущем. Я уже взял на себя обязательства обеспечить учебную материально-техническую базу для офицеров и других кандидатов, выдвинутых главой вашей специальной службы, и я могу обеспечить производство деталей для нового оборудования (например, устройств для телеграфирования), которое потребуются для подпольной деятельности в ближайшем будущем». Некоторые материалы, как предположил глава МИ-6, могут передаваться бельгийской «Гладио» бесплатно, тогда как за другое оборудование нужно будет платить: «Подобное специализированное оборудование будет предоставляться бесплатно или в аренду, но я думаю, что если возникнет необходимость применения какого-то оборудования в больших количествах (например, оружие небольшого размера и другие военные приспособления), финансы должны стать предметом дружеских переговоров между британскими и бельгийскими спецслужбами». Конечно, создание бельгийской «Гладио» должно было проводиться в условиях строжайшей секретности, и Мензис закончил свое письмо утверждением: «Вряд ли нужно выражать вам мою уверенность в том, что эта переписка должна быть в строжайшем секрете, и ее не следует разглашать третьим лицам без нашего взаимного согласия» (41).

Примерно двумя неделями позже Спаак ответил Мензису, утверждая в своем письме, что хотя было бы прекрасно получить помощь от Великобритании, он считает своим долгом проинформировать Мензиса: американцы также выражали бельгийской стороне свою заинтересованность в этом деле. Таким образом, он подумал, что для начала важно, чтобы британцы и американцы решили бы это дело между собой. «Я соглашусь с вами, — написал бельгийский премьер-министр, — что было бы весьма желательно, чтобы три секретных службы (британская, американская и бельгийская) тесно сотрудничали». Будучи прекрасно осведомленным о конкуренции за влияние между МИ-6 и ЦРУ, Спаак отметил, что «если две стороны, британская и американская, откажутся от взаимодействия, ситуация бельгийской службы будет очень деликатной и трудной. Поэтому мне кажется, что для решения этого вопроса неизбежны переговоры на самом высоком уровне между Лондоном и Вашингтоном» (42).

В Норвегии глава секретной службы Вильгельм Эванг был центральной фигурой для организации секретных армий и создания первой норвежской службы разведки (NIS). Эванг, выпускник Университета Осло в области естественных наук, присоединился к небольшой службе разведки норвежского эмигрантского правительства в Лондоне в 1942 году. Вернувшись в Норвегию, Эванг с его прекрасным отношением к британцам создал в 1946 году послевоенную службу разведки NIS и возглавлял ее в качестве директора на протяжении 20 лет. В феврале 1947 года Эванг встречает офицера британской МИ-6 (имя его неизвестно) «с тесными связями в военных и оборонных кругах», — вспоминает Эванг в своих записках. Подобные соображения заставили англичан проявить сильную заинтересованность к наращиванию обороны в странах, находящихся под вражеской оккупацией. Создается впечатление, будто Нидерланды, Франция и Бельгия включились в процесс создания более-менее постоянной подпольной армии (43).

В соседней нейтральной Швеции британцы совместно с американским ЦРУ играли главную роль в подготовке местных командиров «Гладио», как выяснилось благодаря Рейнголду Гейджеру, бывшему шведскому профессиональному военному, который в 1957 году был завербован в шведскую сеть «Гладио» и несколько десятилетий был командующим региональными силами. В 1996 году, будучи практически 80-летним стариком, Гейджер делился своими воспоминаниями на шведском телеканале ТВ4. Он вспоминал, как британцы проводили в Англии тренировки для осуществления тайных диверсионных операций. «В 1959 году я шел через Лондон на ферму, находящуюся за пределами Итона. Все происходило совершенно секретно. Например, у меня был поддельный паспорт. Мне даже не позволили позвонить жене», — вспоминает Гейджер. «Целью обучения было научиться использовать технологию «мертвого почтового ящика» для приема и передачи секретных сообщений, и другие упражнения в стиле Джеймса Бонда. Англичане были жестки. У меня иногда возникало ощущение, что они заходят слишком далеко» (44).

Когда секретные армии были раскрыты в Западной Европе в конце 1990 года, под пристальным вниманием оказался ранее невидимый в операции британский след; правительство Джона Мэйджора отказалось занять какую-либо позицию. «Боюсь, мы не можем обсуждать вопросы безопасности», — день за днем заявлял пресс-секретарь любопытной британской прессе (45). Британский парламент воздержался от открытой дискуссии и проведения парламентского расследования, и летом 1992 года журналист Хью О'Шонесси посетовал, что «молчание Уайт-холла и почти полное отсутствие любопытства членов парламента к делу, в котором Великобритания была вовлечена по полной программе, поистине поразительно (46). Британскому телевидению Би-би-си оставалось только заметить: «Роль Великобритании в создании секретных армий по всей Европе было абсолютно фундаментальной». Би-би-си в Телепрограмме Newsnight 4 апреля 1991 года подчеркнула криминальный аспект секретных армий и сообщила, что «когда маски будут сброшены, взорам нашим предстанет нечто ужасное». Би-би-си верно заметила, что наряду с выполнением задач по ведению диверсионных операций в тылу противника, секретные армии были втянуты в политические манипуляции: «Как меч гладиатора имеет два лезвия, так и у современной «Гладио» две стороны». В продолжение передачи был задан вопрос: «Использовалась ли «Гладио» с его скрытыми запасами вооружения и взрывчатки своими руководителями… для внутренней подрывной деятельности…против левых? Ответственны ли государственные агенты за необъяснимую волну террора?» Какой же была роль Великобритании? «У нас есть доказательство того, что с самого возникновения «Гладио», — заявил в камеру итальянский парламентарий Серхио де Хулио, — офицеры посылались в Англию на обучение. Они должны были составить первое ядро организации «Гладио». У нас имеются доказательства сотрудничества, ну, скажем, сотрудничества между Великобританией и Италией» (47).

Журналист Би-би-си Питер Маршалл провел интервью с итальянским генералом Джерардо Серравалле, который командовал итальянскими подразделениями «Гладио» с 1971 по 1974 год, и задал ему прямой вопрос о роли британцев во всей этой истории. Итальянский генерал подтвердил, что сотрудничество с Великобританией было интенсивным: «Я пригласил их [британцев], потому что мы уже были на их базах в Англии — базах, используемых британскими секретными армиями — и я предложил им сделать ответный визит к нам». Журналист Маршалл задал вопрос: «Где находится база британских секретных подразделений?», в ответ на который генерал Серравалле рассмеялся и ответил: «Извините, я не скажу вам, где находятся базы, так как это входит в зону секретной информации вашей же страны». Затем Маршалл с целью получения гарантированного ответа задал следующий вопрос: «Были вы впечатлены британцами?» На что Серравалле ответил: «Да, был. Потому, что все очень эффективно, все хорошо организовано, и персонал был отличный» (48).

Годом позже Би-би-си подняла вопрос о «Гладио» еще раз и показала три отличных документальных фильма Аллана Франковича о «Гладио». Мало кто имел такой огромный опыт в создании документальных фильмов на острые вопросы, как режиссер Франкович, который своей картиной 1980 года «Внутри ЦРУ» разоблачил темную сторону ЦРУ; за картину Франкович получил Специальную премию жюри как за лучший документальный фильм на Берлинском кинофестивале. Затем Франкович взялся исследовать вопрос «Гладио», и фильмом «Мальтийский двойной крест» показал в 1995 году связь между крушением рейса 103 Pan Am над Локерби в 1988 году и иранским авиарейсом 655, случайно сбитым ракетным крейсером Vincennes ВМС США в том же самом году. «Действительно редки и находятся за гранью фантастики те люди, крестоносцы истины, которые снова и снова подвергали себя смертельной опасности, как это делал Франкович», — вспоминал его друг Тэм Дэлиэлл после того, как Франкович умер от сердечного приступа при загадочных обстоятельствах при въезде в Соединенные Штаты на таможенной территории аэропорта Хьюстон, штат Техас, 17 апреля 1997 года (49).

Основанные большей частью на интервью, сфокусированные практически полностью на «Гладио» в Италии и Бельгии, документальные съемки Франковича показывают перед камерой такие ключевые фигуры операции «Гладио», как Лицио Джелли, главу P2, итальянского правого активиста Винченцо Винчигерра, венецианского судью и первооткрывателя «Гладио» Феличе Кассона, итальянского командира «Гладио» Джерардо Серравалле, сенатора Роджера Лаллеманда, главу бельгийского парламентского расследования дела «Гладио» Децимо Гарау, бывшего итальянского инструктора базы «Гладио» в Сардинии Уильяма Колби, бывшего директора ЦРУ, и Мартила Лекеу, бывшего члена бельгийской жандармерии — вот лишь некоторые из имен (50). «Усилия по созданию секретных армий были, по моему мнению, необходимы просто для того, чтобы быть уверенными: если случится худшее, если к власти придет Коммунистическая партия, всегда будут несколько агентов, которые проинформируют нас о том, что происходит вокруг», — Рэй Клайн, заместитель директора ЦРУ с 1962 по 1966 год, объяснил перед камерой Франковича (51). «Не исключено, что некоторые правые группы были завербованы и стали частью секретных армий потому, что они предупредили бы нас в случае готовящегося начала войны; поэтому использование правых, только если вы используете их не в политических, а в разведывательных целях — это нормально», — Клайн продолжал говорить на камеру. Лондонские газеты на следующий день сообщили, что «это была одна из тех программ, о которой вы думаете, что она свергнет правительства, но амнезия, порожденная телевидением, приводит к тому, что на следующее утро в газетах программа едва ли будет упомянута» (52).

1 Denna Frank Fleming, The Cold War and its Origins 1917–1960 (New York, 1961), p. 4.

2 Compare Fleming: Cold War.

3 Цифры взяты из: Andrew Wilson, Das Abrustungshandbuch: Analysen, Zusammen-hange, Hintergründe (Hamburg: Hoffmann und Campe, 1984), p. 38. Сравните с потерями США: 300 000 солдат убитыми, 600 000 получили ранения. Никаких жертв среди гражданского населения. Общее число погибших в годы Второй мировой войны: 60 миллионов человек (Ibid.).

4 Compare. Valentin Falin, Die Zweite Front (München: Borner Knaur, 1995).

5 Mackenzie, W. J. M., History of the Special Operations Executive: Britain and the resistance in Europe (London: British Cabinet Office, 1948), pp. 1153 and 1155. Неопубликованный оригинал государственного архива Лондона, на момент выхода книги предстояла публикация в Frank Cass Publishers.

6 Mackenzie, Special Operations Executive, p. 2.

7 Прежний сотрудник Управления специальных операций, полковник Холланд, «офицер с личным опытом в войне с нерегулярными вооруженными формированиями в Ирландии и Индии… и живым восприятием техники и возможности». Quoted in Mackenzie, Special Operations Executive, p. 9.

8 Наряду с отделом D МИ-6 в 1938 году были созданы две другие британские диверсионные организации. Одна из них была отделом генерального штаба, известная как GS (R), а затем как MI (R), которая была сосредоточена на изучении методов войны с нерегулярными вооруженными формированиями. Другая, обозначаемая EH — по названию лондонской штаб-квартиры Electrahouse, специализировалась на «черной» пропаганде в Европе. Compare David Stafford, Britain and European Resistance 1940–1945: A survey of the Special Operations Executive (Oxford: St Antony's College, 1980), pp. 19–21.

9 TonyBunyan, The History and Practice of the Political Police in Britain (London: Quartet Books, 1983), p. 265.

10 Peter Wilkinson, Foreign Fields: The Story of an SOE Operative (London: Tauris Pub-Ushers, 1997), p. 100.

11 Лондонский Имперский военный музей, который в мае 1999 года посетил автор.

12 Wilkinson, Fields, p. 101.

13 Stafford, Resistance, p. 20.

14 Письмо министра Хью Далтона министру иностранных дел Галифаксу от 2 июля 1940 г. Quoted in M. R. D. Foot, An outline history of the Special Operations Executive 1940–1946 (London: British Broadcasting Cooperation, 1984), p. 19.

15 Statewatch Background Document File No. 0391: GLADIO. January 1991. Also online: http://users.patra.hol.gr/~cgian/gladio.html. Compare on the role of Gubbins also the Belgium periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, September/ October 1991, p. 77.

16 E. H. Cookridge, Inside SOE. The Story of Special Operations in Western Europe 1940–45 (London: Arthur Barker Limited, 1966), p. 13.

17 Mackenzie, Special Operations Executive, p. 1152.

18 Ibid., p. 1153 и 1155.

19 Stafford, Resistance, in his epilogue, p. 203.

20 Frans Kluiters, De Nederlandse inlichtingen en veiligheidsdiensten (1993), p. 309.

21 Stafford, Resistance, in his conclusion, p. 211.

22 Roger Faligot and Rémi Kauffer, Les maîtres espions. Histoire mondiale du renseigne-ment. Volume two. De la guerre froide a nos jours (Paris: Editions Laffont, 1994), p. 53.

23 Michael Smith, New Cloak, Old Dagger: How Britain's Spies Came in from the Cold (London: Gollancz, 1996), p. 117. Based on interviews with Simon Preston on October 111 995, and with Michael Giles on October 25,1995.

24 Allan Francovich, Gladio: The Ringmasters, первый из трех документальных фильмов Франковича о Гладио, вышедший 10 июня 1992 г. на BBC2.

25 Michael de la Billiere, Looking for Trouble (London: HarperCollins, 1994), p. 150. Работа является автобиографией Билье, описывающей его период работы в Специальной авиационной службе.

26 International news service Associated Press, November 14,1990.

27 Фильм «Открытие ящика Пандоры», продюсер Ричард Нортон Тейлор, был показан на Би-би-си 29 июня 1988 года. В тот же день в британской газете «Гардиан» было объявлено: «британские солдаты применяют пытки».

28 Офицер SAS выдающемуся независимому журналисту Джону Пилджеру. 16 октября 1990 года британская газета The Guardian. Администрация Рейгана была в ярости, когда в 1986 году из переписки юриста Конгресса Джонатана Винера выяснилось, что в США финансировали Пола Пота 85 миллионами долларов в период между 1980 и 1986 в соответствии с логикой «враг моего врага — мой друг» (John Pilger in the British daily The Guardian, October 6, 1990). Британская сторона была не менее смущена. В 1990 году британский премьер-министр Тэтчер «правдоподобно отрицала» участие Великобритании в обучении отрядов красных кхмеров, несмотря на свидетельства офицеров SAS. Наконец в 1991 году в деле о клевете с участием Джона Пилджера британское Министерство обороны признало, что Британия помогала обчать красных кхмеров (The British daily The Guardian, April 20,1993).

29 Joseph Paul de Boucherville Taillon, International Cooperation in the Use of elite military forces to counter terrorism: The British and American Experience, with special reference to their respective experiences in the evolution of low intensity operations (1992), p. 200 (PhD thesis London School of Economics and Political Science, unpublished). Letter from Carver to Boucherville Taillon, dated December 24,1985.

30 British periodical Lobster, December 1995.

31 British monthly Searchlight, January 1991.

32 Richard Norton-Taylor, UK trained secret Swiss force. In: British daily The Guardian, September 20,1991.

33 Urs Frieden, Die England Connection. PUK EMD: P26 Geheimarmist Hurlimann im Manöver. In: Swiss weekly Wochenzeitung, November 30,1990.

34 Schweizer Bundesrat: Schlussbericht in der Administrativuntersuchung zur Abklärung der Natur von allfälligen Beziehungen zwischen der Organisation P26 und analogen Organisationen im Ausland. Kurzfassung filr die Oeffentlichkeit. September 19,1991, pp. 4–5.

35 Ibid., p. 2.

36 British periodical Searchlight, January 1991.

37 Письмо Брокколи от 1 октября 1951 г., озаглавленное «Organizzazione informativa operativa nel territorio nazionale suscettibile di at nemica» является важным документом «Гладио». Итальянская парламентская комиссия цитирует его. Отличную рецензию см.: Mario Coglitore, La notte dei Gladiatori. Omissioni e silenzi della Repubblica (Padova: Calusca [, 1992), p. 132–133. Итальянский политический журнал Espresso в выпуске от 18 января 1991 г. также цитирует оригинальный документ Брокколи.

38 Coglitore, Gladiatori, p. 133.

39 Pietro Cedomi, Service secrets, guerre froide et 'stay-behind. Part 1Г: La mise en place des resaux. In: Belgian periodical Fire! Le Magazin de l'Homme d'Action, September/October 1991, p. 80.

40 Allan Francovich, Gladio: The Ringmasters, первый из трех документальных фильмов Франковича о Гладио, вышедший 10 июня 1992 года на BBC2.

41 Enquête parlementaire sur l'existence en Belgique d'un réseau de renseignements clandestin international, rapport fait au nom de la commission d'enquête par MM. Erdman et Hasquin. Document Senat, session de 1990–1991. Brussels, pp. 212–213.

42 Ibid., p. 213. Also quoted in British daily The Observer, June 7,1992.

43 Quoted in Olav Riste, The Norwegian Intelligence Service 1945–1970 (London: Frank Cass, 1999), p. 16.

44 Thomas Kanger and Oscar Hedin, Erlanders hemliga gerilla. I ett ockuperat Sverige skulle det nationella motstandet ledasfran Äppelbo skola i Dalarna. In: Swedish daily Dagens Nyheter, October 4,1998.

45 British daily The Guardian, November 14,1990.

46 Hugh O' Shaughnessy, Gladio: Europe's best kept secret They were the agents who were to 'stay behind' if the Red Army overran western Europe. But the network that was set up with the best intentions degenerated in some countries into a front for terrorism and far-right political agitation. In: British daily The Observer, June 7,1992.

47 British television. BBC News night, April 4,1991,10:30 p.m. Gladio report by journalist Peter Marshall.

48 Ibid.

49 Obituary in British daily The Independent, April 28,1997.

50 Allan Francovich, Gladio: The Ringmasters, первый из трех документальных фильмов Франковича о «Гладио», вышедший 10 июня 1992 г. на BBC2; Gladio: The Puppeteers. Второй из трех документальных фильмов Франковича о «Гладио», вышедший 17 июня 1992 г. на BBC2; and Gladio: The Foot Soldiers. Третий из трех документальных фильмов Франковича о «Гладио», вышедший 24 июня 1992 г. на BBC2.

51 Allan Francovich, Gladio: The Ringmasters, первый из трех документальных фильмов Франковича о «Гладио», вышедший 10 июня 1992 года на BBC2.

52 British daily The Times, June 28,1992.

Источник: http://coollib.net/b/252564/read#t9