США не могут возглавить борьбу против террористического плана по расчленению Европы, говорит бывший глава МИ6.

Жестокие убийства в Париже последовали за уничтожением российского авиалайнера на Синае, за взрывом бастиона «Хезболлы» в Бейруте и за нападением на курдов в Анкаре. За последние недели погибло примерно 500 человек, а еще больше получили ранения. ИГИЛ взял на себя ответственность за первые три теракта, и подозревается в причастности к четвертому.

Как нам понять стратегию исламистских боевиков? Хотят ли они еще больше привлекать иностранцев, или же они намерены напугать их и отвратить от себя? Мне кажется, они мыслят иначе.

ИГИЛ хочет продолжения хаоса в Сирии и Ираке, чтобы можно было контролировать эти территории и их ресурсы в целях укрепления своего «халифата». Он не стремится к свержению Башара аль-Асада, потому что сирийский президент полезен как мишень, на которую направлен гнев суннитов, в связи с чем существует негласное сотрудничество между «Исламским государством» и режимом. Они избегают прямых столкновений, ведут торговлю нефтью и уничтожают умеренных боевиков.

ИГИЛ нужны ужасы войны и терроризма в качестве инструмента для вербовки. Лучший вариант для него — представить это конфликт как борьбу мусульман с неверными, будь это американцы, русские или европейцы. Свою роль также играет конфликт, в котором сунниты выступают против шиитов. ИГИЛ хочет, чтобы сунниты Ближнего Востока и всего мира видели в нем своего предводителя и знаменосца. По мнению «Исламского государства», атаки в Париже это демонстрация силы. Они не снимают кипящий котел с огня и вовлекают в свои ряды все больше мусульман в Европе.

ИГИЛ не хочет двух вещей. Первое это полномасштабная наземная интервенция НАТО или России, так как боевики быстро лишатся своей базы на востоке Сирии и на западе Ирака. Эта группировка совершенно верно рассчитывает на то, что после войн в Ираке и Афганистане западные столицы и Москва не захотят их повторения. Разговоры французского президента Франсуа Олланда о войне вряд ли приведут к применению статьи пятой устава НАТО о коллективной обороне.

Вторая вещь это мирное соглашение, в результате которого в Сирии появится новое правительство. Если будет урегулирование, удовлетворяющее сирийских суннитов (это большое «если», поскольку в таком случае Асад должен будет уйти), то ИГИЛ утратит свою привлекательность. Такая ситуация должна укрепить решимость министров иностранных дел США, России, Европы и стран Ближнего Востока, которые провели в субботу переговоры в Вене в рамках поиска политического урегулирования в Сирии и прекращения там войны.

Дипломатия всегда является отражением реальных событий. Российская военная интервенция в Сирии, проводимая против врагов режима, усилила переговорные позиции Кремля и его союзника — режима Асада. Если Запад хочет повлиять на исход, он должен проводить более весомые военные действия, не ограничиваясь немногочисленными ударами по ИГИЛ и поставками оружия выступающим против Асада умеренным силам.

Почему ИГИЛ совершил нападение на Францию? Потому что Париж находится на переднем крае борьбы против исламских экстремистов в Африке южнее Сахары и в Сирии. Мусульманская община Франции слабо интегрирована во французское общество, а поскольку большинство ее членов имеют африканское происхождение, они чувствуют себя в большей степени причастными к конфликтам в арабском мире, нежели южные азиаты в Британии или турки в Германии. Поэтому французские мусульмане в большей мере уязвимы для риторики ИГИЛ.

Кое-кто спрашивает, не было ли это провалом спецслужб, которые могли предотвратить кровавую бойню. Пока мы этого не знаем. Это была сложная, тщательно спланированная атака, которую провели опытные боевики. Конечно, французские спецслужбы знали некоторых из них. Было бы намного тревожнее, если бы об этих людях ничего не было известно. Мы должны знать, как они планировали нападения, как поддерживали связь, где готовились и какие следы оставили в пятницу.

Французские службы безопасности работали над этими вопросами все выходные, опираясь на помощь и содействие европейских коллег. Они стремятся обуздать эскалацию этой внутренней угрозы. Главное управление внутренней безопасности DGSI должно перейти от полицейских методов работы к разведывательным, чтобы противостоять этой современной угрозе. Главное управление внешней безопасности DGSE в большей степени ориентировано на продвижение французских интересов за рубежом, нежели на обеспечение безопасности внутри страны. Службы перехвата подчиняются внешней разведке, и перенацелить их на террористов внутри Франции непросто. Для противодействия террористам нужна тесная координация усилий по внедрению агентуры, перехвату информации и анализу массивов данных. Здесь крайне важна коллективная работа. У себя в Британии мы стали разрабатывать эти методы только после взрывов в лондонском метро в 2005 году. Реформы французских спецслужб, которые проводит впечатляющий своей жесткостью премьер-министр страны Мануэль Вальс, наверняка будут ускорены.

Наверное, следующий теракт состоится не во Франции. ИГИЛ хочет посеять разногласия по всей Европе, и в частности, сформировать враждебное отношение к приезжающим сюда беженцам. Он хочет усиления крайне правых сил, чтобы те еще больше вызывали вражду к европейским мусульманам. Под ударом может оказаться Германия, так как ИГИЛ считает, что нападение на эту страну ослабит канцлера Ангелу Меркель и усилит разногласия среди населения. Точно так же он может нанести удар по Лондону. По словам руководителя британской контрразведки МИ5 Эндрю Паркера (Andrew Parker), только в этом году в Британии было сорвано шесть террористических актов. Правда, как мне кажется, их масштабы были гораздо меньше того, что произошло в Париже.

Политические расчеты и имеющиеся в наличии оперативные силы станут определяющим моментом в том, где ИГИЛ нанесет следующий удар. Несомненно, будут новые атаки. Это вызов не только для наших спецслужб. Войны в географическом окружении Европы уже приближаются к нашим берегам, особенно к Франции, Германии и Британии. А посему этим странам придется возглавить ответные действия. Мы не можем рассчитывать на то, что нам на помощь придут Соединенные Штаты.

Как всегда, когда речь идет о событиях такого масштаба, задаваться нужно простым вопросом: qui prodest? То есть - кому выгодно? А для того, чтобы разобраться, нужно понять, в какой ситуации, в каких условиях произошли эти теракты?

Есть по крайней мере несколько важных процессов, направление которых определяется в эти дни. Первый и самый главный, в смысле, самый стратегический: это судьба зоны свободной торговли США - ЕС. США позарез нужно, чтобы соответствующий договор был подписан, причем целостность ЕС при этом не должна ставиться под сомнение, есть другие силы (как мы знаем, это, например, Британия, которая уже фактически явно высказалась против, настолько против, что даже готова выйти из ЕС), для которых задача прямо противоположная.

Этот процесс усугубляется экономическим кризисом, который в любую секунду может перейти в очередную «острую» стадию, повторив сентябрь 2008 года.Понятно, что это связанные моменты: если обвал рынков начинается, о ЗСТ можно забыть,особого содержательного смысла в ней уже не будет. Но политически процесс ее создания может продолжиться, поскольку остановить уже запущенную политико-бюрократическую машину довольно сложно.

Второй процесс уж точно является следствием кризиса. Дело в том, что обвал финансовых рынков приведет (рано или поздно) к осознанию того факта,что мировая банковская система без эмиссии доллара - банкрот. Но поскольку ответственность будут нести не создатели ФРС - Бреттон-Вудской системы, а конкретные банкиры, то они кровно заинтересованы в том, чтобы в детали их деятельности никто не лез и своими «шаловливыми» ручонками их тонкой деятельности не касался. Поскольку есть опасность быть погребенными под скелетами,которые посыпятся из бухгалтерских книг ... Единственный надежный способ тут - это объявление всеми признанного форс-мажора. В качестве которого уже явно выбрана большая война на Ближнем Востоке. Можно спорить, лучший это выбор или нет, но, судя по всему, у банкиров консенсус тут уже достигнут, так что спорить не о чем.

Ничего нового тут нет - уже не в первый раз банкиры такую штуку проделывают. Но есть проблема - для по-настоящему большой войны нужна наземная операция. И вот тут начинаются сложности. В качестве главного «игрока» уже много лет готовят Россию - и, вроде бы, Путин ввязался ... Но ... События последних недель все больше показывают, что это очередной путинский маневр и что серьезной сухопутной операции со стороны России желающие этого могут и не дождаться ... Они попытались было спровоцировать ситуацию, взорвав российский пассажирский самолет - но и тут, похоже, не получилось.

Третья крупная проблема - это выборы в США в ноябре 2016 года. Обычно это не такая серьезная задача, но сегодня она обострилась экономическим кризисом, который окончательно показал, что сил у США «держать» ситуацию в мире просто нет... Ну, точнее, сил-то нет, но те политические «команды», которые на этом выросли (спонсируемые международными банкирами, у которых просто нет вариантов, в случае резкого ухудшения ситуации они просто исчезают с мировой арены), вынуждены свою политику продолжать.

Очень грубо: сегодня США стоят перед развилкой, либо нужно спасать мировую финансовую систему за счет ресурсов США, либо - спасать экономику США за счет возможностей мировой финансовой системы. Я не буду здесь говорить о том, каковы шансы на успех в каждом из этих сценариев, отмечу только, что в политической жизни США они четко выражены. Первый вариант, так сказать, имперский, выражают семейства Бушей - Клинтонов (и наплевать, что они из разных партий), вторую - часть их оппонентов. Во внешней политике США это выражается в противостоянии партий Керри и Хилари Клинтон.

Детали этого противостояния я описывать не буду (мы это подробнейшим образом излагаем в наших обзорах), отмечу только один момент, Клинтон дикий противник Ирана, и, соответственно, защитник ИГИЛ, Керри - наоборот. Главное для нас здесь не детали, а суть: имеет место острейшее противостояние внутри элиты США и связано оно с тем, что тот, кто проиграет в этот раз (в отличие от предыдущих) потеряет в статусе очень сильно. А их покровители вообще могут потерять место в элите. А значит - остановиться и договориться тут будет невозможно.

Все остальные истории, в некотором смысле, есть следствия перечисленных сюжетов. За одним исключением. Дело в том, что кроме самих политических процессов важнейшую роль играет степень «разогрева» общества. А вот здесь экономический кризис оказывает свое принципиальное влияние. Суть его в том, что постепенно сокращаются возможности по стимулированию частного спроса. Это, фактически, означает, что колоссальное количество людей (на сегодня - десятки миллионов, но по мере развития кризиса счет пойдет на сотни) теряет свой статус - то есть позицию в «среднем» классе. Причем теряют навсегда.

Кто-то уже это понял и осознал, кто-то понял, но еще на что-то надеется, кто-то просто постоянно ощущает острое чувство тревоги ... Но эти люди никогда не простят, поскольку их мироощущение и понимание своего места в мире выстроено на представлениях «среднего» класса, а в реальности они идут если и не в тотальную нищету, то в очень серьезную бедность.

При этом, и западные элиты это отлично понимают, эти люди совершенно не склонны к открытому протесту. Они хотят спокойной, уверенной и (относительно) обеспеченной жизни, рисковать они уж точно ничем не хотят! Но! Протест в них зреет и этот протест выражается в том, что они готовы поддержать тех, кто рисковать и жертвовать готов! Вспомним Российскую империю на грани XIX - XX веков, когда все «интеллигентное» общество активно поддерживало боевиков и террористов! Аналогичная ситуация складывается сегодня в Западной Европе. Причем уровень поддержки не 0.5 или 1%, речь идет о десятках процентов населения!

Западные социологи правильно просчитали, что их общество на прямой протест не пойдет. Но они сами пустили к себе людей совершенно иной культуры и - создали ситуацию, при которой их же общество начало этот протест поддерживать. Пусть и пассивно. В результате, справиться с волной террора становится все сложнее - потенциальных террористов стало на порядок больше, и, самое главное, они получили серьезную поддержку в обществе.

При этом все три перечисленные выше проблемы никуда не делись. США позарез было нужно, чтобы в ЕС все было тихо, поскольку нынешние политические элиты уже, в общем, были на все (то есть на подписание Североатлантической ЗСТ) согласны. Банкирам был нужен «бемц», сами они его организовать не очень могут (могут только финансово поддерживать потенциальных участников), но поддержать тех, кто готов (спецслужбы) они готовы всегда. В общем, ситуация для взрыва просто идеальная.

И поэтому я не буду делать далеко идущие выводы о том, кто организовал теракты в Париже. Желающих - выше крыши, организацию этой работы поддерживают все, кто ни попадя, что-то предотвратить в такой ситуации почти невозможно. При этом все попытки вернуть в ЕС традиционное европейское (то есть христианское) понимание справедливости наталкивается на такой либерально-толерантный террор, что остается только исламское. Причем - в игиловской интерпретации. Как вы думаете, это поможет остановить террористическую волну в ЕС?

http://inosmi.ru/world/20151117/231408884.html

http://khazin.ru/khs/2128101