Прогремевшие вчера взрывы в Брюсселе были не просто предсказуемы, они были неизбежны. Они полностью укладываются в логику всей европейской, да и не только европейской политики последних лет. С одной стороны, Брюссель это логическое продолжение Парижа. Но одновременно  с этим имеется и качественное принципиальное отличие между этими двумя терактами. Если Париж это был намек, то Брюссель это уже прямое объявление войны. Парижский теракт имел под собой простую и очевидную цель. Взорвать спокойствие Европы и привести ее в состояние паники. Показать силу ИГИЛ, перед которой Европа беззащитна.

Заставить ее торговаться за свою жизнь. И надо сказать, что Европа намек поняла. И торговаться принялась вполне себе увлеченно и неприкрыто. Именно после Парижа бравурные доклады о приеме беженцев из мусульманских стран Африки и Ближнего Востока с распростертыми объятиями стали сходить на нет, а в выступлениях европолитиков появились панические нотки. Но одновременно с этим началась активная торговля за объемы финансирования Турции для того, чтобы она сдержала новые волны страждущих добраться до Европы на своей территории. Стали звучать и обсуждаться суммы в три, шесть и даже двадцать миллиардов евро, которые захотел получить Эрдоган за свою «крышу».

Причем здесь Эрдоган? А при том, что вся схема воспламенения Европы достаточно прозрачна. Турция главный нефинансовый спонсор ИГИЛ. Катар и Саудовская Аравия, например, заплатили за идею Халифата куда большие деньги. Но ими же и ограничились. А вот Турция оказалась именно тем местом, где собирались, тренировались и вооружались будущие бойцы Халифата перед отправкой к местам боевой славы на территорию Сирии и Ирака. И тем же местом, где устав от битв во славу Аллаха, они могли найти себе отдых и лечение. Турция же оказалась тем местом, куда массово устремились и простые беженцы из разоренных ИГИЛ городов и сел соседей. А для того, чтобы у Турции на все эти мероприятия хватало средств, был организован незатейливый нефтяной бизнес.

Разумеется, Турция была в этом процессе не главным игроком. И даже по большому счету не игроком вовсе. Турция это инструмент, который убедили действовать в рамках определенного сценария, подвесив перед мордой морковку в виде призрака будущего возрождения Оттоманской империи за счет территории тех самых соседей, где резвился ИГИЛ. А настоящим идейным спонсором, Игроком с большой буквы и главным интересантом всех происходящих событий являлись и являются определенные силы в США.

Общая идея проста как три копейки. США через Катар, КСА и Турцию создают на Ближнем Востоке радикально агрессивный исламский Халифат, повергая весь регион в хаос. Геополитически этот регион в итоге проваливается в «черную дыру», переставая представлять из себя какую-либо организованную силу. Вне завимисости от дальнейших сценариев и порядка их реализации США полностью переводят под свой контроль ближневосточную нефть и отбирают у законных владельцев сотни миллиардов ранее заработанных нефтяных денег. Одновременно пока на начальном этапе проекта в регионе царит хаос, война и разруха, миллионы беженцев в небольшими вкраплениями будущих воинов Джихада устремляются в Европу.

Поскольку никто из этих миллионов объективно не способен, да и особенно не собирается работать на благо новоприобретенной родины, беженцы почище иного насоса начинают оттягивать на свое содержание все большие средства из и так уже трещащего по швам европейского бюджета. Тем самым резко снижая возможности Европы по стабилизации своей обстановки в том числе и в экономике. Тут, благо, еще и антироссийские санкции с автоматическими контрсанкциями со стороны последней активно помогают убивать европейский бизнес и дополнительно разбалансируют региональную финансовую систему.

В какой-то момент Европа была обязана взорваться возмущением, а политики вынуждены в целях самосохранения канализировать этот гнев народных масс в направлении беженцев, не оправдавших надежд на становление новыми добропорядочными гражданами. Должна была начаться травля беженцев, что с их попытками самозащиты неизбежно трансформировалось бы в череду мелких и не очень конфликтов на всей территории Европы. И тут по плану на защиту страдающих единоверцев должен придти ИГИЛ во всей своей красе и мощи накопленного оружия и боевого опыта. Звон фанфар, массовая утилизация излишков населения по всему европейскому континенту (а заодно и ближнему Востоку), а за океан устремляется нескончаемый поток европейцев и, что гораздо важнее, капиталов.

В итоге Европа гибнет в полноценном хаосе всеобщей бойни, а США остаются последним оплотом западной цивилизации, на которые с болью и надеждой смотрит остальной мир. Разумеется, никто и пикнуть не может о проблемах доллара, каких-то долгах и прочей ерунде. Ну кто способен просить деньги у спасителя мира, из последних сил старающегося помочь миллионам людей, потерявших кров? Кто в этих условиях вообще способен думать об экономике, коллапсирующих рынках и тому подобной ерунде?    Вот такой был план. Он собственно и сейчас продолжает работать и активно реализовываться, но с серьезными изменениями и существенным ускорением событий.

Начало сбоям положила операция России в Сирии. Еще даже не разобравшись в том, какую конкретную опасность для Плана она несет, авторы проекта ощутили опасность для нефтяного бизнеса США-Турция-ИГИЛ и на опережение отреагировали терактами в Париже. Истинной целью которых было формирование альтернативных нефтяным источников финансирования турецкой части проекта. Ведь, если кто помнит, именно после Парижа начались переговоры между Турцией и Евросоюзом о финансировании лагерей беженцев на территории первой и недопущении исхода этих беженцев в Европу. До этого момента публично вообще нигде не мелькала Турция. Говорили о беженцах из Сирии, Ирака, Африки. И возникали они в Европе как бы сами по себе. Но после Парижа у Европы появился конкретный контрагент, запросивший за свои услуги «немного» денег. Причем в обмен он даже не обещал ничего конкретного. «Придержать» беженцев это нечто эфемерное. Просочился в Европу миллион? Всегда можно сказать, что без усилий турецкого правительства этих миллионов было бы два или три. Кто этих беженцев считал?

Когда страхи авторов Плана в отношении российской активности в Сирии полностью подтвердились, и тысячи нефтевозов вкупе с добывающими центрами в сирийской пустыне превратились в чадящие факелы, Европа уже из положения контрагента, заказавшего Турции платные услуги охранного характера, уже превратилась в просящего «комерсюгу», полностью подчиненного собственной «крыше». Кто пережил 90-е, прекрасно помнит, как это происходило.

Сегодня Европа откровенно стоит перед Турцией в коленопреклоненной позе и лишь дрожащим голосом еще пытается торговаться по размерам требуемой дани.    Но чтобы процесс «переговоров» происходил бодрее, события потребовалось подстегнуть. В какой-то мере здесь опять оказалась «виновата» Россия. Своим прекращением активной операции в Сирии она фактически ликвидировала угрозу наземного вторжения Турции в эту страну, а одновременно уничтожала для Эрдогана возможность канализировать и без того растущее напряжение в самой Турции во внешнее южное направление. И как у любого рационального политика, стремящегося экспортировать нестабильность вовне собственной территории, у Эрдогана осталась только последняя возможность. Направить эту нестабильность в сторону Европы. Причем, он уже даже не особенно скрывается.

Буквально за пару дней до событий в Бельгии он выступил в роли то ли Ванги, то ли Дельфийского оракула, заявив, то теракты в Анкаре вполне могут произойти и в Брюсселе. Дословно это звучало так: «Нет никакой причины, чтобы взорвавшаяся в Анкаре бомба не взорвалась в Брюсселе. Вы пригрели змею, которая в любой момент может вас укусить. Вы поймете нас, когда бомбы взорвутся в ваших городах, но это будет уже поздно». И он «угадал». Произошли. А чтобы никто даже публично не попытался придать этим терактам «случайный» и несистемый характер, ИГИЛ тут же взяло на себя ответственность за происходящее.

Самое интересное во всем этом то, что впрямую обвинить Турцию невозможно. Ведь она сама регулярно страдает от терактов на своей территории, устраиваемых тем же ИГИЛ. И из последних сил, все еще надеясь на европейскую помощь в требуемых размерах, пытается «удержать» беженцев от новой волны нашествия на Европу.

И Европа объективно встала в позу ракообразного. Не даст денег, и уже не три и не шесть, а все двадцать миллиардов, Турция как тот Понтий Пилат оскорблено «умоет руки». Даст, через некоторое время денег все равно не хватит и потребуется новая финансовая «помощь». В итоге денег все равно «не хватит». Отношения с рэкетиром, от которого пытаются откупиться, всегда заканчиваются одним и тем же. Банкротством откупающегося.

Но и это не все. Если Европа «проглотит» брюссельские теракты и не начнет в кратчайшие сроки переходить на военное положение, ограничивая гражданские свободы и организуя тотальный террор спецслужб, теракты не только не прекратятся, но и будут лавинообразно нарастать до тех пор, пока «беженцы» не займут все командные посты и не превратят саму Европу в филиал Халифата. Если же инстинкт самосохранения все же возобладает, мы увидим быстрое превращение Европы в некое подобие Рейха, которому предстоит вступить в войну за выживание не только с «беженцами», но и со всем ИГИЛ. В этом случае уже придется говорить не о филиале, а о об угрозе формирования центра Халифата на европейском континенте.

А самое главное, это все тот же нескончаемый поток европейцев и их капиталов за океан, как и предусмотрено первоначальным планом. В обоих просматриваемых вариантах европейской дальнейшей политики. А Турция сейчас будет пытаться сделать все, чтобы превратиться не просто в пособника, а в политический центр этого будущего Халифата. И это уже будет далеко не та Турция, в которую миллионы россиян привыкли ездить на отдых. Не случайно я еще полгода назад говорил, что от любой недвижимости не ее территории стоит избавляться как можно быстрее.

Есть ли способ и шанс у Европы избежать подобной перспективы? Теоретически да, практически нет. Теоретический шанс заключается в проявлении жесткой политической воли, полном разрыве союзнических отношений  с США и заключение немедленного союза с Россией и Китаем, пока у этих стран еще сохраняются к Европе как политический, так и экономический интерес. Подобное развитие событий я конечно рассматриваю как невероятное. Тем более, что уже через полгода, максимум год даже эта гипотетическая калитка захлопнется. А Россия будет просто вынуждена начать строительства полноценного барьера на своих западных границах. С момента приятия этого решения все происходящее западнее нас просто перестанет интересовать. На первый план выйдет задача обеспечения национальной безопасности в собственной стране.

В заключение хочу сказать, что судя по реакции европейских СМИ и европолитиков после событий в Брюсселе, никому даже не приходит в голову рассматривать этот самый гипотетический шанс на спасение.  Следовательно, его уже просто не существует.

Аминь, как еще недавно говорили европейские христиане, более таковыми по сути не являющиеся.

http://chipstone.livejournal.com/1298999.html