Аморфная связь между братьями Коаши, атаковавшими Charlie Hebdo и Амеди Кулибали, захватившем заложников в кошерном супермаркете отражает именно то, к чему стремились ранние стратеги религиозной войны против Запада – джихад, опирающийся на широкую базу, объединенный аморфным социальным движением. Академические исследователи , завороженные писаниями их джихадистского оппонента, Абу Мусаба ас-Сури, на протяжении долгих лет указывали на то, что именно такое социальное движение представляется конечной целью отцов основателей Аль-Каиды.

Сегодняшний шеф Аль-Каиды, Айман Аз-Завахири, как представляется, не разделяет подобного видения. На протяжении более чем десятилетия он пытается обуздать вышедшую из под контроля франшизу в Ираке – ту самую, что под видом Исламского Государства теперь правит значительной частью Ирака и Сирии. Он также сомневается в ценности атак “чокнутых” самопровозглашенных адептов Аль-Каиды, не являющихся членами какой-либо из аффинированных групп.

арабы нацизм террор

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статьях:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Но сопротивление Завахири оказалось недостаточным, что явно демонстрируют атака против Charlie Hebdo . Эта финальная манифестация Аль-Каиды, в качестве социального движения объясняется тремя основными причинами – продолжающееся развитие и повсеместное проникновение социальных сетей, непрекращающийся призыв к джихаду – в результате бесконечной сирийской гражданской войны, и неспособность Запада адаптироваться к извращенной проблеме негосударственных угроз во взаимосвязанном и взаимозависимом мире.

Сегодняшний спектр джихадистких угроз, смесь между ISIS и аль-Каидой, связанный посредством facebook, развивающийся из условий в сотнях совершенно отличных районов, производит на свет террористические атаки каждый день – на трех или более континентах. На поверхности это выглядит в качестве более сильной, бепрецедентной и нарастающей угрозы Западу. Освещение в СМИ атаки против Charlie Hebdo подталкивает именно к такому выводу. Но мы, аналитики и наблюдатели джихадистской активности, возможно, даем террористам слишком большой кредит. Многие, если не большинство западных джихади – смятенные души, временами знающие о своих побуждениях и мотивах куда меньше, чем мы – Омар Хаммами, Захари Чессер и Мишель Зехаф-Бибо лишь некоторые из примеров. Специалисты по контр-трерроризму пытаются создать порядок из этого хаоса. Но сегодняшний террористический ландшафт не склонен к подобной линейности.

Несколько лет назад Брюс Хоффман предложил композитный подход к Аль-Каиде, состоящей из ядра, франшиз и сторонников на местах. Его теория сохраняет актуальность, но требует обновления в связи с подъемом Исламского Государства. С двумя конкурирующими полюсами и спектром адептов, разбросанных по пяти континентам, джихадисские заговоры и те, кто за ними стоит, должны быть изучены в трех взаимопроникающих категориях: “направленные”, “сетевые” и “инспирированные”. Речь при этом не идет о жестко закрепленных лейблах, но о фазах одного и того же спектра. Некоторые заговоры и заговорщики выходят за рамки одной категории и вливаются в другие.

Направленные – менее частые, эффективные и крайне опасные

Имидж, который наиболее связан в западном представлении с Аль-Каидой – память о 9/11, увековеченная в сериалах 24 и Homeland . Благодаря им западный гражданин инстинктивно предполагает, что за каждой атакой скрывается искусная злодейская рука какой-то теневой террористической организации. И действительно, целенаправленные операции Аль-Каиды являются наиболее опасной угрозой Западу. Главной среди них продолжает оставаться Аль-Каида Аравийского Полуострова в Йемене, большой частью благодаря талантливому изготовителю бомб Ибрахиму аль-Асири. На втором месте – Бригады Хорасан, часть Джабхат ан-Нусры. Их главным активом является Давид Дрюжон – перебежчик из французской разведки, имевший доступ к беспрецедетному числу секретов западных разведок.

В реальности опасные заговоры – такие, как 9/11, 7/7 в Лондоне или попытка взрыва Абдульмуталлаба на Рождество 2009 становятся редкостью на фоне западных операций в Афганистане, Пакистане, Йемене, Сахеле, Сомали, Ираке и Сирии. Вместе с улучшением действий сил правопорядка на глобальном уровне они значительно снижают возможности Аль-Каиды и Исламского Государства планировать, готовить и осуществлять наиболее яркие теракты. Все же, несмотря на мощность и точность западных бомб, удары по западным целям – транспортным центрам, местам скопления народа и символическим зданиям представляются практически неизбежными. Как в таких случаях выражаются западные эксперты, вопрос не в том, возможно ли это, вопрос в том, где и когда.

Сетевые возможности – смешение опыта десятилетий джихадистских конфликтов

Атаки в Париже на прошлой неделе представляют именно то, чего боялись многие после вторжения и оккупации Америкой Ирака – воскрешения джихадизма – после того, как обученные и опытные экстремисты возвращаются на родину. Немедленно после расстрела редакции Charlie Hebdo все эксперты, включая меня , начали задаваться вопросом – кто за этим стоит? – Аль-Каида или Исламское Государство?

Ответ может выглядеть так – ни тот и не другой, или оба. Исламское Государство, а на следующий день Аль-Каида издали заявления, восхваляющие парижские атаки. Но они не взяли на себя ответственность за них. Каждая группа может похвастаться тем, что внесла свой взнос. Шериф Коаши был арестован в 2005 за то, что направлял джихади в Ирак, и сам намеревался присоединиться к ним. Саид Коаши несколько раз ездил в Йемен и прошел подготовку в рядах Аль-Каиды Аравийского Полуострова.

Амеди Кулибали опубликовал видео, в котором приносит присягу верности ISIS. Там же он говорит, что работал вместе с братьями Коаши, которые, в свою очередь, заявили, что действуют от имени Аль-Каиды Аравийского Полуострова. Как мы можем понимать комбинацию связанных с братьев, работающих на AQAP и поклонника ISIS в Париже на фоне того, что две группы ведут беспощадную войну друг против друга в Сирии? Все они, несомненно, вдохновлялись действиями обеих групп, но представить себе то, чтобы их действия управлялись обеими весьма трудно. Более уместно определить заговор Hebdo в качестве сетевого.

В скором будущем нарастающий поток ветеранов боев в Сирии и Ираке будет покидать поля сражений, и устремиться на родину, или присоединиться к родственным группам, например в Ливии. Как мы видели во Франции на прошлой неделе, да и в Европе в целом, три поколения боевиков, начиная с ранних 80-х могут смешиваться и образовывать местные общины сторонников джихада – со связями и в Аль-Каиде, и в Исламском Государстве.

В Сирии и Ираке они могут быть заклятыми врагами, убивающими друг друга на полях сражений, но под мнимой атакой на их общей родине эти джихадисты объединяются против общего врага – Запада. Коммуникации между ними – неровные и случайные. Но такие коммуникации вовсе не обязательно влекут за собой формализованный контроль и подчинение командной структуре той или иной группы, или обеих групп, Это также не означает, что Аль-Каида и Исламское Государство формально сотрудничают в заговорах, в которых участвуют члены обеих группировок.

Принадлежность этих “сетевых джихадистов” будет основываться на относительной силе и славе Аль-Каиды или Исламского Государства. Частота и месторасположение этих заговоров будет зависеть от глобальных геополитических трендов, местной сети имеющих опыт боевиков, местной обстановки в сфере безопасности, и доступности оружия. Ветераны-джихадисты с ноу-хау и мотивацией могут осуществлять такие “сетевые” заговоры не под руководством какого-то признанного лидера, но как результат “роевой активности” джихади в конкретном месте.

“Сетевые” атаки будут более частыми, и менее “управляемыми”, их успех буде сомнительным, и будет, в первую очередь зависеть от опыта и состава того “роя” джихадистов, который будет их осуществлять. Атаки против Charlie Hebdo и кошерного супермаркета следует рассматривать в качестве чрезвычайно успешных сетевых операций.

Подражатели – частые, с ограниченными возможностями, но опасные

Вместе с тем, как возможности традиционной Аль-Каиды совершать направленные теракты на Западе увядают, ее франшизы переходят на новый уровень. Аль-Каида Аравийского Полуострова активно использует интернет и динамичного проповедника Анвара аль-Авлкаи, а также англоязычный журнал Inspire – чтобы вдохновить свою аудиторию на Западе к совершению атак. Результатом, за исключением бойни в Форт Худ, стал широкий спектр неумелых заговоров и внезапных вспышек насилия, устроенных джихадистами-ваххабитами. Сегодня несвязанные друг с другом поклонники джихада в Европе и Америке очарованы скорее Исламским Государством, нежели Аль-Каидой. Эти поклонники отвечают и на призывы лидера ISIS и на то внимание, которое пресса уделила атакам подражателей в Оттаве и Сиднее.

Вместе с этими заметными событиями, силы правопорядка по всему миру предотвращают подобные инциденты еженедельно. В последнее время индивиды, стоящие за атаками подобного рода, чаще приносят клятву верности ISIS, чем Аль-Каиде. Продолжительность принадлежности этих одиночек к той или иной организации может варьироваться – от нескольких лет до нескольких дней. Эти заговоры подражателей – необходимая функция погони за славой и вниманием в эру социальных сетей. Такие инциденты будут продолжаться, и достигать пика в тех случаях, когда один джихади, подражая только что совершенной атаке другого, будет пытаться получить свою долю внимания прессы, пользуясь лейблом той группы, которая в данный момент находится в центре внимания прессы.

Деятельность этих энтузиастов, в долгосрочной перспективе, будет приносить Аль-Каиде скорее больше вреда, чем пользы. Подобные инциденты сеют страх и в некоторых случаях приводят к жесткой реакции против мусульман (тем самым подталкивая больше рекрутов в ряды джихади). Но эти нескоординированные атаки, как правило, заканчиваются провалом, направлены на цели, не имеющие стратегического значения, и приводят к гибели невинных мусульман. Это может привести к сокращению базы поддержки той или иной группы. Независимо от этого, заговоры любителей остаются серьезным вызовом для сил безопасности, чьи технические возможности и легальные полномочия просто не в состоянии покрыть даже объем информации о потенциальных атаках.

Что будет после Hebdo?

Атака против Charlie Hebdo, в отличие от предшествовавшей ей череды терактов, будет иметь существенное воздействие как на Францию в частности, так и на Европу в целом. И для террористов, и для тех, кто с ними борется, возникает ряд вопросов. Во-первых, как Аль-Каида, Исламское Государство и их франшизы намерены урегулировать последствия операции? У них нет возможности прямо координировать “сетевые атаки”, и им надо решить, до какой степени они намерены и в состоянии контролировать того глобального монстра, которого они создали.

Некоторые источники сообщают, что Исламское Государство приказало своим структурам в Европе атаковать, возможно, конкурируя с первоначальным успехом братьев Коаши, которые действовали от имени AQAP. В то же время. “большая Аль-Каида” давно утомилась от атак энтузиастов подобного рода, но может счесть необходимым “развивать успех”, достигнутый в ходе бойни в Charlie Hebdo – с тем, чтобы поддержать свою собственную релевантность на джихадистской сцене.

Во-вторых, подтолкнут ли парижские атаки Запад к тому, чтобы серьезно заняться Сирией и возвращающимися оттуда боевиками? Только сейчас Запад приходит к осознанию масштабов последствий своего собственного бездействия. Количество иностранных боевиков, уехавших воевать в Сирию в десять раз превышает количество иностранных боевиков, уехавших на иракский джихад за последнее десятилетие. И из Сирии боевики возвращаются на родину каждый день. Даже если незначительный процент примет участие в “сетевых атаках”, мы говорим о тысячах подготовленных людей.

В-третьих, станет ли атака против Hebdo настоящим поворотным пунктом, в результате которого возникнет социальный джихад, или останется не более чем аномалией в биполярном джихадистком ландшафте? Если Аль-Каида и Исламское Государство всерьез не займутся “сетевыми заговорами” сами, бывшие боевики, воспользовавшись своими знаниями и умениями, вместо того, чтобы следовать указаниям эмиров и халифов могут следовать голосу своего эго, создавая собственные ячейки и группы. Это станет ясно из темпа и типа джихадистских атак против Запада в ближайшие недели.

В-четвертых, выучила ли Аль-Каида уроки бостонского марафона? Одной из ее главных ошибок было то, что она постоянно замахивалась на слишком многое – планируя чересчур сложные атаки против хорошо защищаемых и значительных целей. Успехи братьев Царнаевых и братьев Куаши наглядно демонстрируют, что для достижения желаемого шока и эффекта в прессе необязательно атаковать Вашингтон. И в Бостоне, и в Париже конвенциональные атаки, вдохновленные мышлением авторов Inspire достигли того, чего Аль-Каиде не удалось достичь за десятилетие. Как много людей и в Аль-Каиде, и в ISIS, или же независимых джихади последуют модели Царнаевых-Коаши, и каковы будут последствия для сил безопасности?

Атака против в Charlie Hebdo, в отличие от многих других, будет резонировать на протяжении многих месяцев, если не лет. Главный итог –парижские атаки заставят Запад, наконец, заняться проблемами, которые он на протяжении многих лет предпочитал не замечать и замалчивать.

http://postskriptum.org/2015/01/18/14531/