Известный таджикский богослов Ходжи Мирзо убежден, что в России осуществляется «промывка мозгов» молодых таджиков и их вовлечение в экстремистские организации, сообщает радио «Озоди». По его словам, именно из России осуществляется отправка таджикских боевиков на войну в Сирию.

Богослов считает, что в Сирии нет никакого джихада, а есть, по утверждению некоторых исламских богословов провокация.

По его словам, во время его поездки вместе с Домулло Махмадулло и Кори Амриддином в 12 городов России проводились беседы с мигрантами по вопросам местничества, солидарности и взаимопомощи, а также о так называемом «джихаде», который якобы есть в Сирии.

Богослов отметил, что Россия теперь превратилась в логово, откуда специальные группы вовлекают таджикскую молодежь в Сирию.

«Привозят видео, на которых показывают убитых парней и таким путем привлекают молодежь. Они используют безграмотность и нищету населения. Главная причина в этих двух проблемах. Одного обманывают деньгами, другому, пользуясь его безграмотностью, говорят, что это война на пути Бога», - отметил Ходжи Мирзо.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Между тем, в последнее время в различных сообщениях говорится о смерти молодых таджикистанцев в Сирии. По официальным данным муфтията Сирии, таджикистанцев в этой стране уже более 190 человек.

По словам эксперта по религиозным вопросам Фаридуна Ходизода, именно из России молодые таджики перенаправляются в зону боевых действий не только в Сирии, но и в Афганистане.

«Все говорят о мигрантах, но не думают об этой проблеме, и как с этим бороться», - говорит эксперт.

По его словам, те условия жизни и зарплату, которые имеют мигранты в России, приводят к тому, что вербовщики, предложив им условия получше, и идеологически обработав, отправляют их на джихад.

«Эта проблема очень серьезная, которая может угрожать не только стабильности Таджикистана, но и другим странам региона», - отмечает  Ходизода.

«Это очень страшно, что они уехали. Надо с ними работать, чтобы они Сирию вспоминали как страшный сон, а Таджикистан для них показался раем. Не надо их заключать под стражу. Нужно работать с молодыми людьми, которые будут уезжать. И процесс надо остановить в самом начале. Я предсказывал эту беду еще три года назад… Ребята далеко от дома остаются без присмотра, делают то, что хотят, и верят всему, что им говорят», - уверен Ходизода.

Религиозные лидеры Таджикистана всё чаще призывают молодежь воздержаться от участия в военных действиях в странах мусульманского Востока.

"Не дайте себя обмануть. Все эти международные террористические организации созданы и финансируются теми, кто против мусульман и ислама. Все, что сегодня делается от имени мусульман и преподносится как джихад, наносит вред только исламу и его последователям", - заявил глава Исламского центра Таджикистана Саидмукаррам Абдулкодирзода.

Очередной призыв богослова прозвучал на фоне сообщений о растущем числе наемников, участвующих в боевых действиях в Сирии и Ираке, среди которых есть и таджикские мигранты.

Местным властям уже известны имена 300 таджикистанцев, воюющих в Сирии, более 50 из них уже погибли.

При этом спецслужбы страны признаются, что количество таджиков, участвующих в вооруженных конфликтах на Востоке может быть намного большим, но личности этих людей пока неизвестны.

По их данным, вербовка таджикских граждан ведется в основном в России и Афганистане.

Судьба мигрантов

Ежегодно из Таджикистана в Россию в поисках работы уезжает до миллиона граждан. Отслеживать судьбу мигрантов достаточно сложно – люди разбросаны по всей России.

"Есть два маршрута вербовки и отправки – это Афганистан и Россия. В Москве наемников вербуют в мечети на проспекте Мира. Очаг именно там. Наши граждане получают деньги у заинтересованных лиц и занимаются поиском и вербовкой соотечественников для войны в Сирии", - говорит заместитель председателя Госкомитета национальной безопасности Таджикистана Акрам Амонов.

В Духовном управлении мусульман (ДУМ) России опровергают обвинения таджикской стороны.

По словам представителя организации Дамира-хазрата Мухетдинова, случаи вербовки среди мигрантов могут иметь место, однако это происходит не на территории мечети и комплекса, относящегося к храму.

"Все наши мечети снабжены видеокамерами. Мы строго отслеживаем все возможные проповеди, собрания, пропаганду. И если это не соответствует канонам ислама или не соответствует внутреннему порядку функционирования нашей мечети и нашей организации, то мы это пресекаем", - объясняет Мухетдинов.

Благоприятная ситуация

Нынешняя ситуация с мигрантами в России благоприятна для активистов радикальных движений - они могут играть на недовольстве и агрессии рабочих.

"Когда рядом нет родных, нет семьи, то куда идет бедный мигрант, который в течение 16-20 часов постоянно трудится, работает без выходных? Он приходит в храм и обращается к Богу", - говорит первый заместитель председателя ДУМ России Дамир-хазрат Мухетдинов.

Взять под контроль массовый поток миграции таджикским властям пока не удалось

По мнению экспертов, люди, попадая в чужую социальную среду, часто уходят в поиски своей идентичности.

Они начинают осознавать свою непохожесть, пытаются найти что-то свое, вокруг чего можно объединиться, становятся более религиозными. И тогда мечеть становится тем единственным местом, где иностранные мигранты могут встретиться с близкими по духу людьми.

"Мой брат уехал на заработки несколько лет назад. Он отлично говорил на русском, у него была строительная специальность, но при этом он постоянно испытывал психологический дискомфорт от бесправия, несправедливого отношения ряда работодателей и, чтобы как-то успокоиться стал посещать мечеть", - рассказывает Сокина Мамадова, жительница Душанбе.

"По возвращению домой мы его не узнали. Это был совершенно другой человек. Религиозный, набожный... другой. [...] В моей семье все верующие люди, но мы никогда не были религиозными", - признается женщина.

Джихадисты из села

Осенью этого года таджикские спецслужбы распространили информацию о небольшом селении Чоркишлок на границе с Узбекистаном и Киргизией, 17 уроженцев которого практически одновременно оказались в рядах джихадистов в Сирии.

Молодые мужчины в возрасте от 19 до 35 лет были не только родом из одного кишлака, но и жили по соседству. В разное время они отправились на заработки в Россию, а потом оказались среди боевиков, воюющих против сил правительства Башара Асада в Сирии.

Родные таджикских джихадистов, которые официально числятся пропавшими без вести, рассказывают, что те ранее не проявляли особой религиозности, редко посещали мечеть и постоянно говорили о желании вернуться на родину.

Сразу после того, как интервью с родственниками таджикских джихадистов из Чоркишлока были опубликованы на различных сайтах и показаны по телевидению, связь с ними оборвалась.

Жизнь под подозрением

Семьи подозреваемых таджикских джихадистов говорят о бдительном отношении к ним спецслужб, многочисленных проверках и запугивании.

Многие из них отказывались от общения с журналистами, боясь огласки и возможных проблем.

"К нам постоянно приходят сотрудники правоохранительных органов и спецслужб для проверок, допросов и расспросов. Нам некуда уезжать. Я отправлял сына в Россию на заработки, а не на войну в Сирии. Постоянное недоверие давит на нас", - сказал в интервью Би-би-си Есинхон Эшонов, житель селения Чоркишлок.

До 2012 года в различных исламских центрах и учебных заведениях на Востоке обучались тысячи таджикских студентов.

Однако два года назад президент страны Эмомали Рахмон призвал студентов-теологов вернуться на родину, высказав опасения, что многие исламские центры имеют экстремистскую направленность.

После этого в страну в принудительном порядке было репатриировано около двух тысяч таких студентов. Однако на родине смогли устроиться лишь несколько сотен человек, остальные, предположительно, выехали в третьи страны.

Многим из них пришлось уехать из-за чересчур бдительного отношения спецслужб. К тому же, по словам бывших таджикских студентов-богословов, государственные структуры очень неохотно принимают таких молодых людей на работу, считая их политически неблагонадежными.

Давление и репрессии

Один из бывших таджикских студентов-теологов, проживающий в настоящий момент в Египте, в беседе с Русской службой Би-би-си заявил, что не поддерживает идеи таджикских джихадистов, но понимает причины, побуждающие молодых мужчин соглашаться участвовать в войне.

"Мне знакомый пишет из Душанбе, что его на днях прямо на улице, среди бела дня задержали милиционеры, отвели в отдел и побрили бороду. Не попросили, а заставили. И все это делалось под оскорбления его убеждений и веры. Представьте, до какой степени можно унизить человека, его достоинство, его естество. Просто взять и насильно побрить. Это можно забыть и простить? Нет. Это может стать причиной недовольства, ненависти к власти? Да", - подчеркивает Икром.

Правозащитники неоднократно заявляли, что в ходе борьбы с терроризмом и радикализмом страдают и религиозные, верующие люди, не имеющие никакого отношения ни к радикальным идеям, ни к террористическим организациям.

27-летний Икром в настоящий момент проживает в Египте. Он рассказывает, что в Каире немало таджиков, которые не хотят возвращаться на родину, боясь давления и репрессий. Он также отказался называть свое настоящее имя из-за опасения, что его родных будут преследовать в Таджикистане.

"Здесь много таджиков, чеченцев, азербайджанцев, которые не хотят уезжать на родину. Очень тяжелые условия жизни здесь, нет работы, боязнь депортации. Отсутствие возможности изменить свою жизнь и как-то реализовать себя делают свое дело. Люди меняются, они становятся агрессивными, начинают поддерживать радикальные идеи", - поясняет Икром.

http://islamnews.tj/tajikistan/858-rossiya-mesto-verbovki-tadzhikistancev-na-dzhihad.html

http://www.islamnews.tj/analitic/943-pochemu-tadzhikskie-migranty-uezzhayut-voevat-v-siriyu.html