С ростом инвестиций в китайскую экономику Израиль внимательно следит за шанхайским фондовым рынком, который, как кажется, находится на грани краха. Действительно, люди по всему миру задумаются над тем, что будет, если «китайская мечта» превратится в ночной кошмар.

Ответ: вряд ли это случится, и Израилю не стоит беспокоиться. Эта болезненная, но неизбежная коррекция китайских рынков вряд ли будет иметь серьезные последствия для бурно развивающихся отношений Китая и Израиля. Хотя экономические связи двух стран стремительно растут, Израиль не особенно зависит от неприятностей, происходящих в Китае. Как отметил журнал The Economist, «китайские акции и экономический рост страны уже давно имеют мало общего».

Например, в то время как в 2010–2014 годах шанхайский фондовый рынок выглядел не лучшим образом, экономика Китая была самой быстрорастущей в мире.

Инвестиционный банк Goldman Sachs прогнозирует, что менее чем через 10 лет китайская экономика обгонит американскую и станет крупнейшей в мире.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

По иронии судьбы именно из-за своих экономических проблем Пекин стремится к более тесным контактам с Израилем. Желая сохранить высокие темпы роста, Китай сталкивается с рядом серьезных проблем, ведь стране необходимо кормить 1,4 млрд человек.

Китайцы сталкиваются с необходимостью реструктуризации экономики, они нуждаются в помощи в своей борьбе с опустыниванием и в содействии в сферах нефтепереработки, опреснения воды, повышения сельскохозяйственного потенциала и внедрения высоких технологий.

Вот тут и появляется израильский Start-Up Nation. Израиль является глобальным игроком во всех четырех областях. Соответственно, китайцы уделяют еврейскому государству самое пристальное внимание. В последние годы экономические отношения между Израилем и Китаем процветают: если в 1992 году объем инвестиций составлял $50 млн, то к 2013 году он вырос до $11 млрд. И создаются все условия для еще более впечатляющего роста в ближайшие годы.

С точки зрения Израиля, укрепление экономических отношений с Китаем происходит в наиболее подходящее время. Американская и европейская экономики еще не оправились от кризиса 2008 года и показывают достаточно вялый рост. В то же время отношения Европы с еврейским государством приобретают всё более заметный антиизраильский оттенок. В таком контексте имеет смысл поворот в сторону азиатских партнеров.

Но важно помнить, что израильская идея наладить связь с Дальним Востоком вовсе не нова и исходит еще от первого премьер-министра Давида Бен-Гуриона.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

В 1953 году Бен-Гурион сформулировал свое мнение о важности взаимодействия Израиля со странами Азии в своем эссе «Израиль среди наций», посвященном израильским международным отношениям. В этом очерке он предсказал «ослабление господства Европы и подъем Азии». Признавая, что в обозримом будущем за мировое лидерство будут бороться США и Россия, Бен-Гурион обратил внимание общественности на растущие державы Дальнего Востока: «Две древние великие нации – Индия и Китай – стоят на пороге независимости. Их значимость на весах человечества растет и, вероятно, скоро опрокинет эти самые весы».

Бен-Гурион рассматривал Азию не только в контексте реальной политики, но и с точки зрения еврейской истории. Во-первых, он подчеркнул, что историческая родина Израиля находится «на западной окраине Азии». «После 2000 лет скитаний еврейский народ возвращается на свою древнюю родину – Западную Азию. Более того, «это чудо происходит как раз в то самое время, когда центр мирового внимания перемещается из Европы в Азию».

В своей оценке подъема Китая и Индии Бен-Гурион основывался не только на недавно достигнутой политической независимости и большой численности населении, он также придавал большое значение силе культуры этих стран.

Стремился ли Бен-Гурион превратить Израиль в азиатскую страну? Не совсем так. Он предупреждал, что еврейский народ «не должен и не имеет права отбросить европейское наследие науки и техники». Но добавил: «Меньше, чем все остальные нации, израильский народ может закрыть глаза на подъем Азии. Евреям, вновь переселившимся на свою древнюю родину, необходимо знать все интеллектуальные и культурные ценности азиатских народов».

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

По словам Бен-Гуриона, Израилю, стоящему на границе Востока и Запада, следует взять лучшее от обеих сторон.

Сегодня мы понимаем, что Бен-Гурион оказался прав. Китай и – в меньшей степени – Индия в настоящее время играют важнейшую роль в международной экономике и являются серьезными соперниками Соединенных Штатов в борьбе за политическое господство в Азии. Однако из-за проведения Китаем политики сближения с арабскими странами осуществление намерений Бен-Гуриона стало невозможным.

Только в 1992 году Израиль официально установил дипломатические отношения с Пекином.

Так в каком же направлении развиваются отношения Израиля и Китая?

С приходом к власти Дэн Сяопина в 1978 году всё изменилось. Он взял курс на рыночные реформы и иностранные инвестиции. И одним из первых, кто воспользовался открывшимися возможностями, был израильский бизнесмен Шауль Айзенберг, который попал в Шанхай вместе с 20 000 еврейских беженцев во время Второй мировой войны. В 1979 году он организовал тайную встречу руководителей израильской оборонной промышленности и их китайских коллег. В результате были заключены выгодные оружейные сделки.

Благодаря общей американо-китайской заинтересованности в сдерживании советских амбиций США тихо и незаметно поддерживали китайско-израильское сотрудничество. Однако китайцы не хотят обострять отношения с арабскими союзниками, поэтому сотрудничество Китая и Израиля развивается медленно.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Китайско-израильские отношения начали углубляться на фоне падения Советского Союза в конце 1980-х годов. Через год после Мадридской мирной конференции (1991), где начались арабо-израильские мирные переговоры, между странами были официально установлены дипломатические отношения. В результате проведенных Израилем экономических реформ отношения с Китаем быстро потеплели, что позволило увеличить двухсторонний товарооборот, а в 2000 году Израиль посетил китайский президент Цзян Цзэминь.

Окончание холодной войны бросило новый вызов китайско-израильским отношениям. Распад Советского Союза означал, что США более не заинтересованы в том, чтобы позволять Израилю передавать Китаю передовые технологии. Некоторые в Пентагоне начали рассматривать Пекин как стратегическую угрозу. Всё это в 1996 году вылилось в Третий кризис Тайваньского пролива.

В новом стратегическом контексте в 2000 году США вынудили израильское правительство отменить сделку ценой $1 млрд по продаже Китаю электронной системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления «Фалкон».

Некоторые израильтяне опасались, что из-за этого отношения с Китаем могут пострадать. Однако китайское правительство очень прагматично и сохраняет в высшей степени рациональный взгляд на продвижение своих интересов. Хотя оно и было возмущено поведением Израиля, его причины были ясны. Дипломатические отношения на время остыли, но экономические продолжали разогреваться: с 2000 по 2005 год товарооборот между двумя странами утроился.

Решающий экономический сдвиг произошел после того, как на Западе грянул кризис 2008 года. В 2010 году Китай официально объявил о своем намерении создать инновационный двигатель для своей экономики. Отчасти поэтому в Израиле ведущие экономические деятели и представители бизнес-сферы пришли к выводу, что настало время переориентировать экономику страны. Результат не заставил себя ждать – китайские компании начали активно инвестировать в израильский рынок и инфраструктуру. Китайско-израильские отношения перешли на новый уровень, выйдя за рамки экономического сотрудничества.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

В 2011–2012 годах в китайских вузах было учреждено пять израильских исследовательских программ (11 таких программ существует и сегодня), а в 2013 году израильский технологический институт Технион объявил о запуске кампуса университета Шаньтоу в самой густонаселенной провинции Китая Гуандун. В 2011 году Совет по высшему образованию Израиля начал выдавать сотни стипендий для китайских студентов, магистрантов и аспирантов в надежде, что больше китайцев захотят учиться в Израиле. Для того чтобы интегрировать их в израильское общество, весной 2015 года в университете Бен-Гуриона в Сде-Бокере впервые была организована программа по обучению китайских студентов.

Как выглядит будущее израильско-китайских отношений?

Академическое сотрудничество будет развиваться за счет роста числа китайских студентов, обучающихся в Израиле, израильских учебных программ в Китае и расширения сотрудничества между вузами двух стран.

В экономической сфере основное экономическое взаимодействие будет проходить в контексте реализации масштабного проекта под названием «Новый Шелковый путь». План включает в себя создание инфраструктуры для сухопутных и морских маршрутов по Азии, Африке, Европе и прилегающим к ним морям. «Новый Шелковый путь» изменит мировой политический и экономический ландшафты посредством развития стран, расположенных вдоль маршрутов проекта. На стратегическом уровне проект превратит экономический рост Китая в мирную геополитическую силу для дальнейшей экспансии китайской экономики.

В рамках «Нового Шелкового пути» в южном израильском городе Ашдоде китайская инжиниринговая компания «Харбор» строит новый морской порт. Еще одна инициатива – Азиатский Банк инфраструктурных инвестиций, который является частью общей стратегии. Китай осуществляет значительные инвестиции в инфраструктуру с целью увеличения экономической мощи страны и ее международной привлекательности. Израиль является одним из 51 учредителя банка.

Двумя странами в ближайшие несколько лет планируется подписание соглашения о свободной торговле, и Израиль надеется увеличить долю китайского туризма (уже до 30% в этом году) с помощью прямых рейсов между Пекином и Тель-Авивом и отмены (как ожидается, до конца года) визового режима.

На дипломатическом фронте Китай и Израиль продолжают укреплять связи в рамках регулярных визитов на высоком уровне. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху отправился в Пекин в 2013 году, а Шимон Перес нанес президентский визит в 2014 году. Китайский военачальник посетил Израиль в 2011 году, министр иностранных дел прибыл в 2013 году, вице-премьер – в 2014-м. И эти визиты – не простая формальность, а неотъемлемая часть вдумчивой китайской дипломатии и готовность на самом высоком уровне расширять связи и в дальнейшем.

Чему сегодня Израиль может научиться у Китая? Во-первых, важно понимать, что в некоторых фундаментальных отношениях израильтяне и китайцы похожи друг на друга как никто другой. На первый взгляд Израиль и Китай настолько разные, что сходства почти всегда остаются незамеченными, хотя они и существуют.

Евреи как и китайцы – древние народы с более чем 3000-летней историей. Еще в конце XIX века обе страны оказались нищими и политически бессильными, с кризисом в их древних традициях.

Современный Израиль был возрожден как социалистическая страна в 1948 году, а современный Китай возродился как коммунистическое государство в 1949-м. Обе страны были замкнуты и ограждали себя от пагубных внешних влияний.

Израиль открылся миру в конце 1960-х. Десять лет спустя, после культурной революции, Китай поступил так же. Обе страны потом привели себя в порядок, чтобы интегрироваться в глобальную экономическую систему.

Таким образом, Израиль и Китай находятся в уникальной ситуации для понимания друг друга. Оба древних народа выдержали внутренние атаки против древних традиций во имя нового национального будущего. И теперь они пытаются найти баланс между обязанностями, налагаемыми традиционными ценностями, и тем, что современное государство глубоко вовлечено в глобальный рынок.

Выводы, к которым Бен-Гурион интуитивно пришел в 1950-х годах, в 1990-х оказались очевидными для выдающегося государственного деятеля и основателя Сингапура Ли Куан Ю. «В XXI веке Азия вернет свое место в мире», – сказал он. Израиль, находящийся на западной окраине Азии, должен быть готов занять свое место в этом мире. Но для этого он не должен концентрироваться исключительно на экономическом аспекте китайско-израильских отношений. В отношении Китая политика, экономика и культура должны рассматриваться как части единого целого.

http://stmegi.com/posts/22879/interes-kitaya-k-izrailyu-rastet/