Связи чеченцев и бандеровцев

Унсовцы, воевавшие в Чечне, любят рассказывать о своих едва ли не братских узах с чеченцами. Однако любовь эта зиждется отнюдь не на сентенциях. Она имеет глубокие материальные корни. Именно киевская чеченская община длительное время обеспечивала щедрое финансирование партийной деятельности УНА-УНСО, а также ряда их авантюрных предприятий. Хотя полученные партийными лидерами деньги не всегда уходили по прямому назначение.

Сколько украинцев на самом деле воевало в Чечне? На этот вопрос сегодня не сможет ответить никто. В одном из интервью бывший лидер УНА-УНСО Дмитрий Корчинский заявлял, что в его организации "настоящих унсовцев" насчитывалось не более, чем 500 человек. Именно они и составляли "боевые отряды" организации. Тем не менее, далеко не все из них принимали участие в боевых действиях.

В 1992 году на войну в Приднестровье мог поехать любой желающий - граница-то рядом. Есть данные, что тогда "повоевать" приезжали даже старшеклассники киевских школ. Некоторые из них в Приднестровье получили первое "боевое крещение", но многие после "обстрелки" уже не питали иллюзий относительно тягот и опасностей солдатской жизни.

Раскол Украины сегодня

В Абхазию украинцы ехали подготовленными. В УНА-УНСО был строгий отбор контингента. В первую очередь приветствовалось военное образование, либо армия за плечами, а также отличная физическая подготовка. И это не смотря на то, что в Грузии унсовские наемники проходили КМБ ("курс молодого бойца"), который проводился по системе подготовки американских рейнджеров.

Известно, что в УНА-УНСО за кавказские связи отвечал ныне покойный украинский диссидент Анатолий Лупынос ("дядя Толя"). Финансировал отправку унсовцев в Абхазию Джаба Иосселиани - глава грузинских отрядов "Мхедриони". Отрядом УНА-УНСО "Арго" из 150 человек руководил Валерий Бобрович ("Устим"), офицер, прошедший войну во Вьетнаме и уволенный из армии "за национализм".

Незадолго до начала чеченской войны унсовцы проходили военно-диверсионную подготовку на одной из баз "Мхедриони" в горах Кахетии. Боевики отрабатывали действия малых маневренных групп в горных условиях, обучались стрельбе из гранатомета, проходили снайперскую подготовку. Тренировочное оружие, боеприпасы и продовольствие унсовцы получали с Украины в обмен на участие в перекачке бензина и солярки из Чечни.

Свои первые контакты с чеченским руководством унсовцы начали налаживать в 1993 году через Лупыноса. В августе 1994 года ряд руководителей УНСО во главе с Дмитрием Корчинским прибыли в Грозный. С самим Дудаевым встретиться не получилось, но точно известно, что встречи были с Зелимханом Яндарбиевым и Асланом Масхадовым. Последняя оказалась наиболее "конструктивной".

Экономический раскол Украины

В войне против российских войск приняли участие несколько отрядов унсовцев, общей численностью 200-300 человек. Общий "срок контракта" составлял "стандартные" полгода. Однако, после ареста в июне 1995 года российскими спецслужбами А.Лупыноса, руководство УНА-УНСО приняло решение сконцентрировать свои усилия на помощи "братскому чеченскому народу" в сфере информационной войны и пропаганды. В Чечню с Украины ехали уже лишь добровольцы и авантюристы.

Изменить "политику партию" УНА-УНСО было вынуждено еще и из-за того, что поначалу Масхадов и Корчинский договорились, что УНСО через свой военный профсоюз займется вербовкой на Украине специалистов ПВО и ВВС из числа возвращающихся бывших советских офицеров, которых не могут принять Вооруженные силы Украины. В чеченской армии украинские наемники должны были получать по 3 тысячи долларов в месяц. Унсовцы настояли на том, что срок минимального контракта будет 6 месяцев, а половина причитающейся за него суммы - 9 тыс. долларов - будет выплачена авансом.

Для проведения вербовочных работ чеченцы перевели валютные средства на счет унсовского Центра "Евразия". Но начавшаяся война внесла в планы УНСО корректировки: чеченская авиация была уничтожена, а создание ПВО в условиях боевых действий было не реальным. Тогда же пошла в ход договоренность о создании в Украине "информационных центров", которые бы "правильно" освещали войну в Чечне. Кроме того, УНА-УНСО обещала приютить и обеспечить курс лечения раненым чеченским боевикам. Кстати, деньги, которые приходили от чеченских "братьев" на счета "Евразии" не всегда уходили по назначению...

За что покупались квартиры?

Воссоздать реалии военных будней украинских наемников в Чечне помогают мемуары "федералов" и повести "а ля казацкая проза" бывших участников той войны.

Роль украинцев в истории России

Геннадий Трошев - российский "окопный генерал" и одна из ключевых фигур в событиях на Северном Кавказе. В Чечню попал в конце 1994 года фактически перед началом военной кампании. Командовал группировкой войск Министерства обороны РФ в Чеченской республике, был заместителем командующего Северо-Кавказским военным округом, советник В.Путина. В 2002 году Трошев издал книгу под названием "Моя война. Чеченский дневник окопного генерала". Мемуары интересны еще и тем, что там не только описаны "изнутри" все перипетии русско-чеченской войны, но и даны биографические и характерологические зарисовки многих участников данной кампании.

В 9 главе "Моей войны" имеется раздел под названием "Наемники". Несколько абзацев посвящены боевикам из УНСО. По словам Г.Трошева, в 1999 году "в Грозном под ружьем бандитов находилось около 300 наемников с Украины. Часть из них воевали еще в первую чеченскую войну. Прежде всего это представители крайне националистической организации УНА-УНСО, активно поставляющей живой товар на "чеченский фронт".

"Сало в окопах" - именно так называли российские "федералы" украинских наемников. Тем не менее, Г.Трошев отмечает геройство и "отчаянность" унсовцев во время боя: "в плен, как правило, не сдаются", "дерутся до последнего патрона". По словам окопного генерала, кроме УНА-УНСО воевали в Чечне девушки-снайперы "из Полтавы и Николаева": "...не одного российского бойца они уложили со своих винтовок".

Справедливости ради стоит заметить, что в Чечне за деньги воевали не только украинцы. Геннадий Трошев вспоминает, что среди наемников встречались арабы, косовские албанцы, афганцы, турки, прибалты. "Особняком стоят русские, воюющие в Чечне против "федералов". В основном это уголовники, скрывающиеся на неподконтрольной российским властям территории... Есть среди русских и наркоманы, сидящие на чеченской игле. Есть среди них и бывшие российские военнослужащие, по тем или иным причинам принявшие ислам и воевавшие на стороне боевиков", - пишет генерал.

Информационная война Украины с Россией

Кстати, Г.Трошев о представителях УНА-УНСО говорит, как о "романтиках": "Многие из них, подписывая контракт, руководились скорее жаждой приключений, чем желанием заработать".

Украинские участники русско-чеченских кампаний также часто утверждают, что воевали "за просто так", мол, война - это наркотик. На самом деле, этот мотив справедлив лишь в отношении небольшой части унсовской "зелени", которая ехала в Чечню в поисках острых ощущений. Другие же наемники воевали конкретно за деньги. На военно-историческом форуме "Русского журнала" некий активист УНА-УНСО под ником "Абрек" опубликовал свои воспоминания о Чечне. По его словам, он воевал на стороне чеченцев в основном в начале войны с 24 декабря 1994 года до мая 1995 года. Потом бывал еще дважды, но по паре недель, без участия в боевых действиях.

Абрек утверждал, что "не было никаких контрактов, не было денежного вознаграждения, только снабжение питанием и боеприпасами наравне с местными добровольцами (и то с учетом особенностей снабжения партизанских отрядов и тамошнего вселенского бардака)". С другой стороны, "немало было "битых" парней, для которых эта война не первая, но и из них работали на постоянной основе за деньги (то есть, были полноценными наемниками) не более полутора-двух десятков человек, действительно очень крутых профи".

Автор сборника произведений "kavkaz.ua" Андрей Миронюк (книга опубликована в 2004 году в киевском издательстве "Зеленый пес"), как утверждается в аннотации, воевал в Чечне, Абхазии и Приднестровье. В романе "Скиф" рассказывается о судьбе украинского наемника, воевавшего на стороне чеченских сепаратистов. Если поверить автору и отбросить литературное обрамление мемуаров, то в книге есть несколько интересных эпизодов, касающихся вопросов оплаты "труда" наемников.

Исторические причины разрухи на Украине

Во-первых, Миронюк пишет, что депеши и "дальнейшие инструкции" получали из Киева. Кроме того, организовывались постоянные караваны, которые вывозили раненых. То есть это может быть косвенным подтверждением того, что за УНА-УНСО стояли украинские спецслужбы или отдельные высокие воинские чины, которые и организовывали постоянно функционирующие "каналы связи".

Во-вторых, автор "Скифа" в конце романа описывает, как командир "Устим" вручает главному герою заработанные деньги. "Устим протянул ему запечатанный конверт. - Твои. Заработал... Трофеи тоже пошли в зачет. Можешь пересчитать". Как видим, украинские наемники воевали не за "идею" или в поисках "острых" ощущений. У многих были весьма корыстные цели.

Рассказы о том, что УНА-УНСО воевало в Чечне "на дурняк", вызывают сомнения и абзацы из книги "Война в толпе", которую написал Дмитрий Корчинский вместе со своими боевыми товарищами. Унсовцы с удовольствием вспоминают времена, когда чувствовали себя "хозяевами жизни". Сам Д.Корчинский вспоминал, что "в Киеве политикой в поддержку воюющей Чечни занимались двое чеченцев - Како Махаури и Руслан Бадаев. Через них проходили многие контакты".
Махаури возглавлял киевскую чеченскую общину, но в 1997 году был застрелен. Как утверждают некоторые источники, именно Како занимался вопросом обеспечения "зарплат" унсовским наемникам в Чечне. Кстати, именно в 1997 году Дмитрий Корчинский из УНА-УНСО ушел ...

В книге "Война в толпе" упоминается и такой эпизод, когда "при посредничестве Корчинского, весьма "навороченный" пистолет пытались сплавить Шамилю Басаеву за... 40 тысяч долларов". Судя по всему, подрабатывали унсовцы и на торговле оружием. Именно после первой русско-чеченской войны у многих лидеров УНА-УНСО появились собственные квартиры ...

Деньги, разбой и стволы

Бывшие и нынешние унсовцы любят больше рассказывать о своих военных приключениях. Неохотно они вспоминают о других "геройствах" - криминальных. Многие из них были осуждены за убийство, хулиганство, разбой, хранение оружия и наркотиков. Некоторых задерживали и по статье "наемничество", которая появилась в УК Украины лишь через несколько лет после обретения государством независимости в 1993 году.

Черная сотня и украинство

Для УНА-УНСО стало традицией скрываться от правосудия, вписывая свои фамилии в избирательные списки. Многим из них удавалось таким образом избежать наказания: получил "ксиву" кандидата в депутаты - получал "подписку о невыезде", а сам тем временем ложился на дно. Некоторые скрывались в Карпатах, жили в глухих селах, некоторые уезжали опять "на войну", некоторые - на долгосрочные заработки в Испанию, Португалию или ту же Россию.

Хотя везло не всем. Как пример - судьба Александра Музычко (псевдоним "Белый"). Родился он в 1962 году в Ровенской области, получил специальное среднее образование. Вступил в УНА-УНСО, был главным редактором газеты "Наша справа". Воевал в Чечне, возглавлял унсовский отряд "Викинг". Был одним из немногих, кто получил высшую награду Чечни из рук самого Д.Дудаева.

Возвратившись в Украину, А.Музычко стал постоянным "клиентом" правоохранительных органов. В 1995 году он тяжело избил своего давнего "недруга". Пострадавшему удалили почку, но по какой-то причине дело так и не дошло до суда. В 1997 году унсовцу инкриминировали стрельбу из пистолета в одном из развлекательных киевских заведений. Однако тогда у столичной милиции не хватило доказательств вины Музычко, несмотря на то, что дело несколько раз возвращали и прокуратура, и суд на дорасследование. Партия УНА выдвинула своего члена кандидатом в депутаты по 154 избирательном округу, чем обеспечила ему "неприкосновенность".

Однако в 1999 году А.Музычко все же попался. Совместно с группой "товарищей" унсовец выкрал одного ровенского бизнесмена. Целый день преступники катали его в автомобиле, требуя "выкуп" - одну тысячу долларов. Избивали бизнесмена, пока вся спина бедолаги не стала сплошной гематомой. Вечером того же дня их всех повязали в местном диско-баре "Холидей". Руководство УНА-УНСО, как обычно, чистую "уголовщину" попыталось преподнести в свете "политического заказа оппонентов". Потом пошли угрозы в адрес потерпевших, были попытки дачи взяток. Ничего не вышло. Как заявил после суда прокурор Иван Цап: "Преступники должны понести заслуженное наказание...".

Сегодня неизвестно, где и как еще могут проявить себя "бойцы" из УНА-УНСО, для которых война - мать родна, а уставом является "Доктрина дестабилизации". В каких избирательных блоках засветятся бывшие подельщики Хаттаба и Басаева? Сегодня украинским боевикам - около сорока. Самое время идти в большую политику. И они пойдут. Осталось только найти спонсора...

http://www.cripo.com.ua/?sect_id=8&aid=4958

Опубликовано 10 Сен 2017 в 19:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.