Связь свободы и экономического процветания

Школа классического сочувствия учит нас, что процветание невозможно без свободы и демократии. Это – сладкая ересь. Китайская Народная Республика настолько не свободна насколько это возможно – но она демонстрирует замечательный экономический рост много лет подряд. Эфиопия – брутальное полицейское государство. Тем не менее ее экономика – единственная, добившаяся в 2015 году двузначного прироста (11%).

Южноафриканский апартеид был самым успешным экономическим предприятием в истории Африки – пока две трети населения ЮАР эксплуатировались одной третью. Сегодня Южная Африка – свободная страна. Тем не менее, в ней столько же получателей социальных пособий, сколько работающих (13 миллионов). Когда свергли апартеид, годовой прирост был 4%. С тех он не превышает трети процента.

В брежневскую эру советская командная экономика не росла медленнее, чем экономика США или ЕЭС. Но она пережила коллапс после гласности и перестройки Михаила Горбачева. Только после того, как автократ Владимир Путин появился в Кремле экономика снова начала расти. В середине прошлого столетия почти все африканские колонии получили независимость. С тех пор уровень жизни неуклонно снижался. Из 14 самых бедных стран мира 13 находятся в Африке.

О развитых и неразвитых народах

Чему все это нас учит? – Да ничему. Многие демократии переживают экономический бум, но другие летят ко всем чертям. Предполагаемая причинно-следственная связь свободы и экономического процветания – химера. Иногда она есть, иногда ее нет.

Любая попытка загнать экономику в точные научные координаты – игра ва-банк. В противном случае не существовало бы такого множества экономических моделей, большинство из которых противоречат друг другу – полностью или частично. Развитие и тенденции описываются задним числом. Но предсказать их нельзя. Большинство великих экономистов – Маркс, Кейнс, Адам Смит занимались тем, что бросали камни в туман. Только великий Шумпетер этого не делал. Такие люди нужны сегодня в министерстве развития в Берлине.

На встрече G0 в Гамбурге Ангела Меркель намеревалась предложить план борьбы с причинами кризиса беженцев. Ее никто не поддержал. Не потому что план не сработает, а потому что гостям он был не интересен. Баланс бюджета развития устрашает. За полстолетия в Африке утонуло до двух триллионов евро помощи на развитие. Лорд Питер Бауэр, консультант Маргарет Тэтчер и профессор Лондонской Школы Экономики говорил (30 лет назад), что помощь развивающимся странам “частично является причиной конфликта Север-Юг, а не его решением”.

Но помощь нельзя назвать совершенно бесполезной. От нее осталось много хорошей инфраструктуры. Без нее было бы меньше хороших дорог, школ и механизированного сельского хозяйства. Поэтому ее следует продолжить – но более продуманно и с фокусом на местную инициативу.

Прикладная евгеника Карла Цейса

И прежде всего, речь идет о том, чтобы африканцы помогали сами себе. Покойный строитель Ханс Майер, известный в Танзании как “Водный Майер” построил десятки колодцев, которыми пользовались сотни тысяч людей. Спустя несколько лет все они развалились – потому что никто не позаботился о том, чтобы колодцы чистить. Германия – крупнейшее в мире государство-донор. Министр развития Герд Мюллер говорит, что он хочет покончить с этим принципом разливочного ковша, что необходимо партнерство с “избранными государствами”. Нужна смена парадигмы. Но ее не видно на горизонте. Старая парадигма очень хороша: сахарная вата для диабета.

Вот как описывает замбийский экономист из Гарварда Дамбиса Мойо “всадников Апокалипсиса”, которые принесли множество несчастий Африке – нищета, болезни, коррупция и война. Нищета, однако – не причина, а состояние. Коррупция, действительно, чума – но она мучает не только Африку. Она душит инициативы, но не является фундаментальной угрозой. В рейтинге коррупции Transparency International Таиланд занимает позорное 102-е место (Дания и Новая Зеландия – 1-е, Сомали – 175-е) и все еще демонстрирует хороший рост. В Германии ежегодно дается взяток на сотни миллионов – большей частью, во внешней торговле.

Обожатели Меркель говорят, что они разрушат таможенные барьеры и либерализуют торговлю. Но здесь нечего разрушать. ЕС и так гарантирует практически полный и беспошлинный доступ африканских товаров на свои рынки. Они просто не пользуются этой привилегией. Доля стран тропической Африки в торговле с Германией – 1,24%. Вычтите отсюда нефть Нигерии и торговлю с ЮАР – не останется ничего. Но “Новая Германия” по прежнему бубнит о “капиталистической эксплуатации”.

Цыплята Смерти

Greenpeace опубликовал исследование о том, как “глобальные цыплята” разрушили рынок в Того. В 2013 году США, Бразилия и ЕС экспортировали в Того 12 000 тонн мороженной курятины. Местные фермеры не могли конкурировать с таким напором и обанкротились. Людей, занимавшихся импортом курятины в Того теперь именуют “Цыплята Смерти”. Но в этом случае была конкуренция: один выигрывает, другой проигрывает. У потребителя появляется преимущество.

Это правда, эпидемии – страшный бич. AIDS достиг своего пика несколько лет назад. Инфицированы 25 миллионов человек. Но количество пациентов в последние 10 лет резко упало, в Эфиопии – на 90%. Есть свет в конце тоннеля.

Войны, конечно же, являются причинами кризиса беженцев – но в реальности они не настолько значительны. Они не признаются таковыми Женевской Конвенцией и статьей 16а германской конституции. По данным ООН, 5% африканцев живет в зонах ведения боевых действий. Это означает, что 95% живет в мире. Беженцы из Африки, за исключением Сомали и Южного Судана таковыми не являются.

Нет, три этих Всадника Апокалипсиса не являются экзистенциальной угрозой. Главные причины экономических трудностей – галопирующий демографический рост, дефицит протестантской добросовестности и рабочей этики – и страшно сказать – ниже чем средние когнитивные способности африканцев не фигурируют в научном дискурсе.

За исключением опубликованных в 2002 и в 2006 годах книг “IQ и богатство наций” и “IQ и глобальное неравенство” никто об этом говорить не решался. Авторы, профессор университета Ольстера Ричард Линн и профессор университета Тампере Тату Ванханен обсуждали распределение “флюидов интеллекта” по планете. В конечном итоге, наиболее умные люди северо-восточной Азии живут в Гонконге, и те, кто отличается наименьшей интеллектуальной компетенцией – в Западной и Центральной Африке.

В хвосте: Республика Экваториальная Гвинея

Хуже всех дела обстоят у обитателей Республики Экваториальная Гвинея. Глава государства, Теодоро Обианг Нгема Мбасого не только пытает своих политических оппонентов. Иногда он кушает их на завтрак.

Линна и Ванханена винят в методологических ошибках. Некоторые сразу вспоминают расистские теории нацизма. Но фундаментальную корреляцию между наследственностью и стандартом производительности невозможно не видеть. Линн также изучает мораль и прилежность. Термин “прилежность”, однако, являются табу в современной Германии. Это догма, о которой нельзя договориться: все люди равны, все одинаково мудры и одинаково прилежны. Тот кто полагает иначе будет очень скоро заклеймен как расист.

Но должна быть причина по которой фермер на острове Бали собирает урожай в 25 раз больше, чем фермер в сравнимой по геологическим и метеорологическим условиям Республике Габон. В конце 50-х валовой продукт общественного производства в Республике Корея был примерно на том же уровне, как в Гане. Полстолетия спустя он он в 20 раз выше.

Творческая силы не может быть не связана с продуктивностью и общими производственными стандартами. Лежать под пальмой и ждать, пока на тебя свалится кокос – это не старт-ап. Тот факт, что рахитичная экономика Замбии не поддается санации объясняется тем, что в колониальные времена она строилась, главным образом, на медных рудниках. Точно также как Гана на кокосах и Сенегал на арахисе. Инновации не было.

Первый шаг к аккумуляции капитала.

Джеффри Сакс, директор проекта ООН по сокращению глобальной нищеты, сконструировал простую и проверенную модель для африканского сельского хозяйства: фермерское хозяйство производит четыре тонны маиса и продает его на рынке. Или яйца и шерсть. На вырученные деньги он покупает кур, овец и вола. Вола можно использовать в качестве тягловой силы. Это увеличивает урожайность. Это ведет к аккумуляции капитала. Сакс говорит, что бедным нужно помочь вскарабкаться только на первую ступень лестницы развития. Дальше они помогут сами себе.

В некоторых странах демонстрируется хороший подход к экономическому росту – в Эфиопии, Египте, Марокко и Кении. Многие добились впечатляющих результатов в последнее десятилетие. Но это, конечно же, пиррова победа – демографический взрыв все стирает начисто. Если его не остановить, к середине столетия между Сахарой и Кейптауном будут жить два миллиарда человек – в два раза больше, чем сегодня. Германская женщина приносит в мир, в среднем, 1,5 ребенка. Жительница государства -ужаса Сомали – шесть. Население растет в два раза быстрее, чем количество рабочих мест.

Китай и азиатские тигры показали, как нужно разбираться с демографией. Китай, с безжалостной политикой “одна семья – один ребенок” хорошо справился с проблемой. Южная Корея, Вьетнам и Таиланд сократили рождаемость вдвое. Африке не надо ничего выдумывать – только подражать.

Африка остается Африкой

Западные политики не осмеливаются говорить о “человеческом факторе”, потому что они боятся обвинений в расизме. И поэтому демографическая бомба продолжает тикать, а политика развития остается уделом лунатиков и брехунов.

В 1789, в год Великой Французской Революции английский пастор Роберт Мальтус выдвинул тезис о том, что человечество растет экспоненциально, а производство продуктов – линейно. Два этих тренда ведут к голодной катастрофе – и потому следует снизить сексуальные аппетиты.

Только первая часть прогноза оказалась верной. Согласно всем расчетам, человечество не будет голодать и через сто лет. Но опустошающая нужда и низкая продолжительность жизни в Африке останутся. Избыточное давление, как учил Мальтус, приведет к массовой эмиграции. Тут, как представляется, он прав. И это не будет концом Африки – но может стать концом Европы, в первую очередь, из-за давления на ее социальные системы.

Источник:http://postskriptum.org/2017/07/30/zuckerwatte/

Опубликовано 09 Авг 2017 в 16:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • OldMonkey

    Мне кажется, что обсуждая вопросы демократии и экономики мы сразу же ошибаемся с терминологией. Что такое демократия сейчас? Она в принципе существует в каком-либо обществе или нет? Что такое свободная экономика? Да что, в конце-концов, такое свобода?!
    Я просто уверен, что свобода не есть анархия, но свободное исполнение неких установленных правил. Если правила созданы таким образом, что это ведет к деградации общества — это одно, но если наоборот, правила способствуют росту благосостояния граждан и, как следствие, увеличение рождаемости и прочие положительные факторы, то это и есть некое подобие демократии.
    Умы сейчас перегружены информацией, поэтому у многих людей в головах «каша». Сейчас нужно упрощать хотя бы собственное понимание происходящего вокруг и не пытаться объять необъятное.
    Экономика Запада может существовать только лишь на выкачивании ресурсов из третьих стран и стран к таковым приравненных. Запад пока еще успешно регулирует квоты удобным и выгодным для себя образом, формируя в своих границах избыток благ и держа «на подсосе» страны-доноры. Если такая экономика будет продолжаться и дальше, то Западу неизбежно придется захватывать все новые и новые рынки и делать так они будут готовы даже военным способом. К чему это может привести? Определенно к глобальному коллапсу с перезагрузкой цивилизационного процесса.
    Экономика рачительная, последовательная, дающая каждому по потребностям, получая от каждого по возможностям сейчас кажется фантастикой, точнее утопией. Но ведь СССР 70 лет именно так и существовал! И все работали, рожали детей, заботились о стариках — чувствовали себя свободными!
    Для нас сейчас есть два ясным примера, если кто сомневается — не ленитесь, почитайте, поищите информацию и вы придете к такому же выводу. Один пример показывает от чего нам и всему человечеству надо бежать как от огня, а другой — где нам нужно искать спасение. Все предельно просто и понятно.