Когда заходит речь о национал-социализме, то всегда первым делом вспоминают НСДАП, и уж точно ни у кого не возникает сомнения в том, что он его родина - Германия. Было бы неверно оспаривать это, но, хотя национал-социализм и расцвел в Германии, корни его лежат все же в русской земле.

Уже само название НСДАП вызывает ассоциации с Трудовой народно-социалистической партией, созданной в 1905 году в Российской империи неонародниками. Их так и называли – энесы. Партия просуществовала до 1918 года, когда была разгромлена большевиками. Некоторые идеологи партии энесов, как, например, Фёдор Дмитриевич Крюков, принимали участие в Белом движении, внеся значительный вклад в пропаганду Белых. Широкое участие в Белом движении приняли и представители другой «народнической» партии – эсеры. Здесь можно вспомнить и принимавшего участие в создании Добровольческой армии Бориса Савинкова, и председателя колчаковского Временного Всероссийского правительства П.В.Вологодского, и легендарного колчаковского генерала Пепеляева.

Атаман Дутов, одним из первых выступивший против большевиков в 1917 году, писал: "Мы государственники-социалисты. Теперь социализм сводится к тому, чтобы отнять у имущих землю и разделить поровну и таким образом создать класс мелких землесобственников, так называемых "мещан земли". Разве это социализм? Обратитесь к казакам. У нас земля принадлежит войску в целом, а не членам его - здесь именно чистый социализм, в государственном его значении".

Руководитель духовенства 3-й армии адмирала А. В. Колчака, вдохновитель создания "дружин Святого Креста" архиепископ Андрей (Ухтомский) Уфимский проповедовал: «у нас, русских православных людей, должна быть одна партия: партия церковно-народная; это такой социализм, такая организация, которая не даст ни еврею, ни шведу, ни китайцу проникнуть в нашу семью и всё перепортить».

Завершилась гражданская война в России. Пожар мировой революции был затушен русской кровью, но красный зверь теперь уже надолго обосновался в стенах Кремля. Русская армия Врангеля, эвакуированная из Крыма, стояла лагерем в Галлиполи, преданная и ограбленная «союзниками». Остатки войск адмирала Колчака, проделав Великий Сибирский поход, отступили в Маньчжурию, где были разоружены японцами. И именно в это время, когда казалось, что все потеряно, в Мюнхене создается русско-немецкая организация «Возрождение» (Aufbau), ставшая новой вехой в истории Белой борьбы. Создателем Aufbau был Макс Эрвин фон Шойбнер-Рихтер – родившийся в Риге балтийский немец, бывший подданный Российской Империи, один из главных идеологов НСДАП и друг Гитлера.

Целью ее создания было объединение усилий русских и немецких националистов в борьбе с большевизмом. Фактически же она стала союзом русских белоэмигрантов и молодой НСДАП, в то время как немецкие патриотические круги зачастую весьма подозрительно относились к национал-социализму, видя в нем нечто инородное для привычного «германского духа». И они были во многом правы. Мюнхен в те годы был наводнен как балтийскими немцами-беженцами, которые были все еще верны Российской Империи, так и русскими белоэмигрантами, нашедшими приют и понимание лишь в стане бывшего врага. Лишь немцы, которые и сами недавно были в шаге от пропасти, смогли увидеть, что несет миру красная чума.

Вскоре вокруг немецких национал-социалистов сформировался круг сторонников из числа русских монархистов и черносотенцев, которые оказывали порой самое непосредственное влияние на идеологию НСДАП и позже на политику 3-го Рейха. В число членов Aufbau входили такие выдающиеся монархические деятели как Фёдор Викторович Винберг, оборонявший Киев от Петлюры, участвовавший в Капповском путче и покушении на Милюкова, одним из первых озвучивший идею панарийского единства; генерал Василий Викторович Бискупский, Сергей Владимирович Таборицкий, Петр Шабельский-Борк, Николай Дмитриевич Тальберг. Наряду с ними членами общества были такие всем известные личности как Альфред Розенберг и Арно Шикенданц - оба бывшие подданные Российской Империи.

Связной фигурой между обществом "Ауфбау" и русскими кругами в Америке, стал колчаковский генерал Константин Вячеславович Сахаров . Некоторое время он даже переписывался с Гитлером, когда тот был заключён в тюрьму после провала Ноябрьского восстания (см. книгу Майкла Келлога "Russian roots of nazism"). Как и капитан В. А. Ларионов, генерал Сахаров видел в Белом Движении «истоки русского фашизма»: «Действительно, если пристально вглядеться в стимулы, двигавшие белыми, то в них выступает все то же, что создает самый фашизм в других странах.

… Необходимое условие успеха фашизма, неотделимая от него сущность его — это диктатура. И вот, к несчастью, ни одно белое народное движение, как и все вместе взятые, не смогло дать диктатора… Все поэтому расплывалось, разбивалось и не могло добиться полной концентрации сил, без чего окончательная победа никогда невозможна».

Влияние Шойбнер-Рихтера непрерывно росло. Встретившись с Гитлером, он вступил в партию и вскоре стал ее главным идеологом, что дало Жевахову потом повод утверждать, что “Шойбнер-Рихтер... явился в буквальном смысле основоположником того идейного движения, какое вынесло на поверхность жизни германского народа Гитлера, и должно было в своем дальнейшем развитии связать Россию и Германию узами неразрывной и вечной дружбы, воскресив заветы тройственного Священного Союза"
[Священный Союз - союз монархов России, Австрии и Пруссии во имя подавления в Европе революционных смут и укрепления христианской государственности].

В НСДАП состоял известный русский поэт-символист, литератор Сергей Алексеевич Соколов-Кречетов. В 1921 году в Берлине Соколов-Кречетов вместе с герцогом Г. Н. Лейхтенбергским, А. В. Амфитеатровым, генералом П. Н. Красновым, полковником А. П. Ливеном и другими бывшими белогвардейцами создали антисоветскую организацию Братство Русской Правды. Для борьбы против большевизма члены Братства Русской Правды организовали подпольную сеть на территории Советской России, нелегально переправляя своих соратников в СССР для проведения диверсионно-террористических актов.

Известна сочинённая Соколовым-Кречетовым частушка, пользовавшаяся большой популярностью у «подсоветского» населения, пропаганду среди которого путём распространения листовок и воззваний вели пробиравшиеся «за чертополох» братчики:

Гитлер гонит по шеям
Красных, право слово.
Вот на годик бы и нам
Гитлера такого!

После провала Пивного путча, Адольф Гитлер целую неделю скрывался на личной квартире генерала Бискупского, где неоднократно встречался и подолгу беседовал с Фёдором Винбергом. Они были хорошо знакомы и до этого. Заметка, сделанная Гитлером в ноябре 1922 демонстрирует влияние Винберга на его позицию по «еврейскому вопросу». Гитлер цитирует «Пол[ковника] Вайнберга» [sic], описывавшего Советский Союз как «еврейское государство». Далее он кратко записал, «Итог: коллапс `a la России. Еврейская тирания. Свидетельство (Вайнберг) [sic].» Поэтому есть все основания утверждать, что главы «Моей борьбы», посвящённые еврейству, были продиктованы Гитлеру Винбергом – убеждённым монархистом-черносотенцем и русским националистом.

Интересно, что в 1923 в Мюнхене с Адольфом Гитлером встречался Андрей Георгиевич Шкуро, о чём он сам повествует в своей автобиографии. Встречу организовал Петр Михайлович Бермонд-Авалов – генерал-майор Русской Императорской армии, бывший командующий Западной добровольческой армии, возглавлявший Российское Национал-Социалистическое Движение (РОНД).

Тесные связи организация Aufbau имела и с семьей великого князя Кирилла Владимировича, который поддерживал национал-социалистов, видя в них силу, способную победить коммунизм.

С начала 1920-х гг. Великий князь Кирилл Владимирович, провозгласивший себя 31 августа 1924 г. Императором Кириллом I, проживал в Кобурге у двоюродного брата своей супруги герцога Карла Эдуарда. В это время он и его супруга Виктория Фёдоровна поддерживали тесные контакты с НСДАП, оказывая ей существенную материальную помощь как последовательной антибольшевистской силе, способной в будущем помочь в освобождении России от красной тирании.

Тесные отношения связывали Русский Императорский дом в изгнании с немецкими княжескими домами, многие представители которых поставили себя на службу Новой Германии. Старшая дочь Императора Кирилла Мария в 1925 г. вышла замуж за принца Карла Лейнингенского (с 1939 г. князь Лейнингенский). Князь Карл служил в немецком флоте и в конце войны попал в плен к красным. В 1946 г. он умер от голода в концлагере под Саранском.

Младшая дочь Императора Кирилла Кира в 1938 г. вышла замуж за наследника немецкого престола принца Луи Фердинанда, внука императора Вильгельма II. Луи Фердинанд служил в люфтваффе в чине обер-лейтенанта, однако после гибели его старшего брата Вильгельма в ходе французской кампании в мае 1940 г. членам бывших правящих домов Германии указом Гитлера было запрещено принимать участие в боевых действиях, а позднее и вообще служить в вермахте. Выйдя в отставку, Луи Фердинанд до конца войны проживал в своём прусском поместье, из которого в 1945 г. эвакуировался на запад Германии.

Русские патриоты видели в молодом явлении фашизма и германском национал-социализме ту универсальную политическую доктрину, которая полноценно выражала их собственные взгляды и была способна стать основой для очищения мира от коммунистической заразы. Это сейчас термин фашизм демонизирован пропагандой победившего красного Интернационала, но в то время, когда у всех перед глазами были примеры красного террора и античеловеческих экспериментов большевиков в захваченной ими России, фашистское движение стало единственной силой, способной остановить дальнейшее распространение красной чумы.

Чтобы не быть голословными приведём ряд цитат людей, которые в представлении не нуждаются.

«Наблюдения за эволюцией каждой политической партии, имеющей в основе своей зародыш государственности, показывают, что такие партии после прихода их к власти неизбежно обращаются к национальному объединению во имя общего блага за счет чистоты и неприкосновенности своих партийных программ. Разительный пример в этом отношении представляет собою развитие фашизма в Италии, который ныне перестал быть самодовлеющим фактором государственной жизни страны, растворившись во всей совокупности интересов государства. Нельзя, конечно, отрицать того обстоятельства, что фашизм, как доктрина, близкая национальному бытию итальянского народа, содействовал Муссолини в деле объединения им нации, сыграв в ном тактическую роль.

Но специфическая роль фашизма была закончена одновременно с захватом столицы Муссолини, и дальше на сцену выступили уже общегосударственные интересы. И мы видим, что достижения Муссолини неоспоримо велики именно потому, что фашизм не стремился подчинить интересы нации политической программе, а сам растворился в нации. И теперь уже неважно, останется в будущем Италия фашистской или нет. Не менее значительна роль Гитлера в политической жизни Германии, но и в этом случае мы видим на первом плане личность вождя, которому верят массы, а национал-социалистическая доктрина как таковая явилась лишь тактическим приемом политики Гитлера, тем более что в данном случае все стремление нации было направлено на освобождение страны от унижения и гнета Версальского договора».

Атаман Семёнов, "О себе. Воспоминания, мысли и выводы", 1938 г.

«Реакция на большевизм должна была прийти. И она пришла. Если бы она не пришла, и Германия соскользнула бы в обрыв, то процесс общеевропейской большевизации пошел бы полным ходом.

Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе. Этот процесс в Европе далеко еще не кончился; червь будет и впредь глодать Европу изнутри. Но не по-прежнему. Не только потому, что многие притоны коммунизма в Германии разрушены; не только потому, что волна детонации уже идет по Европе; но главным образом потому, что сброшен либерально-демократический гипноз непротивленчества. Пока Муссолини ведет Италию, а Гитлер ведет Германию - европейской культуре дается отсрочка».

Иван Ильин, «Национал-социализм. Новый дух», 1933 г.

«В основу нашего политического мышления мы взяли фашизм и национал-социализм, доказавших на деле свою жизнеспособность и победивших у себя на родине коммунизм. Но, конечно, доктрины эти мы преломляем в русской истории и применяем к русской жизни, к чаяниям и нуждам Российского народа. /.../. Наш идеал — фашистская Монархия».

Генерал Туркул.

«Национал-социализм – это не угроза культуре, а это защита культуры от большевицкого варварства. Будущая национальная власть в России обязана сделать то, что сделали итальянский фашизм и германский национал-социализм».

Иван Солоневич.

«Да, мы глубоко уважаем и чтим германского Вождя Адольфа Гитлера. Нисколько этого не скрываем и громогласно об этом говорим. Но если Адольф Гитлер приобрел нашу любовь и уважение, то сделал это не деньгами, а силой своего духа, правдой своей идеи и красотой своего подвига. В новой Германии мы видим остров порядка, культуры и чести во взбаламученном море разлагающихся демократий. В новой Германии мы, наконец, видим для себя школу — школу организованности, дисциплины, техники, политической действенности и национального единения. Мы не хотим пропустить эту данную нам судьбой возможность обогатиться знанием и опытом для строительства собственного государства. И мы будем счастливы, если когда-нибудь мы, как представители и руководители новой Великой России, сможем протянуть национал-социалистической Германии руку и заключить с ней на вечные времена почетный союз и дружбу на основе взаимного уважения».

А.В.Мельский.

Следует сказать, что и знаменитый немецкий антисемитизм во многом имеет русские корни - в те годы в немецкой печати активно публиковались переводы «Протоколы сионских мудрецов». Да и непримиримая позиция по отношению к СССР, как к еврейскому государству, такие понятия как «иудобольшевизм», уже знакомое разделение на русских и «советских» (пропаганда 3-го Рейха всегда подчеркивала, что борьба ведется не с Россией, а с большевиками) и многое другое говорит о том, что идеи эти исходили скорее от русского окружения национал-социалистов, нежели от них самих. К сожалению, трагическая гибель Шойбнер-Рихтера во время пивного путча во многом положила конец сотрудничеству белой эмиграции и НСДАП. Он действительно оказался незаменим, как и сказал Гитлер.

Однако белогвардейские семена, упавшие в немецкую почву, все же дали всходы. Немецкий историк Конрад Гейден в своей книге «История германского фашизма» (М.; Л., 1935) писал: «Планы Розенберга, принесённые им в подарок национал-социализму, это не немецкая внешняя политика, это внешняя политика русских белоэмигрантов. Эта политика вообще становится понятной только в связи с тем кардинальным значением, которое она придает еврейскому вопросу. Было бы преувеличением назвать начинающуюся отныне внешнюю политику национал-социализма царистской. Но фактически её духовные истоки находятся в царской России, в России черносотенцев и “Союза русского народа”.

Вынужденные эмигрировать из России и скитаться на чужбине, эти слои приносят в Среднюю и Западную Европу свои представления, свои мечты и свою ненависть. Мрачное, кровавое русское юдофобство пропитывает более благодушный немецкий антисемитизм. Уже Мережковский проповедует ненависть к большевистскому антихристу. У нас в Германии усердно читают так называемые “Протоколы сионских мудрецов”. Для антибольшевизма белой эмиграции старое русское юдофобство – самое подходящее оружие. Но теперь оно – совсем некстати – стало исходным пунктом германского национал-социализма в области его внешнеполитических идей».

Многие русские эмигранты в Германии в 20-е годы вступали в Штурмовые Отряды Партии, СА. Еще в 1924 году ветеранов корпуса фон дер Гольца организовали юношеский военный клуб. Назывался он «Русский отряд», и его члены регулярно проводили совместные учения с берлинскими штурмовиками на территории поместья одного из юнкеров из СА. В 1928 году «Русский отряд» объединился с боевиками Шененберга и постоянно участвовал в стычках с коммунистическим «Рот-фронтом».

http://via-midgard.info/news/russkie-korni-nacional-socializma.htm