Не так давно меня попросили выступить перед религиозной общиной на тему расширения неравенства. Незадолго до начала моей речи глава общины попросил, чтобы я не защищал увеличение налогов для богатых.

Он сказал, что не хочет выступать против определённых богатых прихожан, от щедрости которых зависит существование общины.

Аналогичный разговор состоялся у меня в прошлом году с президентом небольшого колледжа, который пригласил меня прочитать лекцию в присутствии совета попечителей. «Я был бы очень признателен, если бы вы не критиковали Уолл-Стрит», - сказал он, добавив, что некоторые члены совета попечителей – инвестиционные банкиры.

Кажется, это происходит повсюду.

Некоммерческая группа по избирательным правам решает не проводить кампанию против «больших денег в политике», боясь гнева богатых спонсоров.

Вашингтонский исследовательский центр опубликовывает доклад, в котором не упоминается о роли больших корпораций и Уолл-Стрит в ослаблении национальных трудовых и антимонопольных законов, поскольку руководители центра не хотят перечить корпоративным и банковским спонсорам.

Крупнейший университет организовывает исследования и курсы по экономическим темам, которые интересуют богатых спонсоров, избегая любого упоминания о тотальной власти больших корпораций и Уолл-Стрит.

Плохо, когда большие деньги покупают политиков. Также плохо, когда они покупают некоммерческие организации, которые рассказывали о социальных переменах, запрещая им критиковать богачей.

Другие источники финансирования иссякают. Исследовательские гранты сокращаются. Фонды для церковных социальных служб и общественных организаций становятся недостаточными. Законодательные органы урезают финансирование университетов. Ассигнования на общественное телевидение, искусство, музеи и библиотеки сокращаются.

Так что же делать некоммерческим организациям?

«У нас нет выбора», - сказал мне университетский декан. – «Мы должны идти туда, где деньги».

И начиная с «позолоченного века» конца XIX века, деньги в больших объёмах перекочевали в карманы больших корпораций и супербогачей.

Таким образом, руководители университетов, церквей, институтов и других некоммерческих организаций целуют задницы богачей с большим рвением, чем когда-либо.

Часто деньги поступают с условиями.

Например, когда Comcast финансирует некоммерческую организацию типа Международного центра права и экономики (International Center for Law and Economics), то центр поддерживает слияние Comcast с Time Warner.

Когда Фонд Чарльза Коха (Charles Koch Foundation) обещает 1,5 млн. долларов экономическому факультету университета штата Флорида, он подразумевает, что назначенный Кохом консультативный комитет будет выбирать профессоров и проводить ежегодные проверки.

Сейчас братья Кох финансируют 350 программ в более 250 колледжах и университетах по всей Америке. Вы можете заключить пари, что эти деньги не идут на финансирование исследований неравенства и экологических проблем.

23 млн. долларов Дэвида Коха, вложенные в общественное телевидение, помогли ему занять ведущие позиции в руководстве двух известных каналов. Это также гарантирует, что критикующий Кохов документальный фильм не выйдет в эфир.

Президент и директор-основатель Creative Capital (учреждения, дающего гранты в области искусств) Руби Лернер (Ruby Lerner) сказал Джейн Майер (Jane Mayer) из New Yorker, что «самоцензура, установленная на общественном телевидении… поднимает вопросы о смысле общественного телевидения. Они находятся под большим давлением финансирования».

Дэвид Кох также пожертвовал десятки миллионов долларов Американскому музею естественной истории (American Museum of Natural History) в Нью-Йорке и Смитсоновскому национальному музею естественной истории (Smithsonian National Museum of Natural History), и вошёл в правление этих музеев.

Несколько недель назад десятки исследователей климата и экологических активистов обратились с просьбой к руководителям музеев науки и истории, чтобы они «сократили все связи» с нефтяными компаниями и филантропами типа братья Кох.

«Когда некоторые крупнейшие виновники климатических изменений и спонсоры дезинформации вкладывают деньги в выставки… они подрывают общественное доверие к учреждениям, которые служат источником научной информации», - говорилось в их заявлении.

Несмотря на то, что правила пожертвований университетов, музеев и других некоммерческих организаций часто запрещают спонсорам участвовать в организации исследований и выставок, эти учреждения не хотят кусать кормящую руку.

Это не идеологическая проблема. Богатые прогрессивисты могут оказывать такое же скрытое влияние на работу некоммерческих организаций, как и богатые консерваторы.

Это проблема влияния больших денег на то, что нужно, а что не нужно исследовать и обсуждать – особенно, когда дело доходит до укрепляющейся связи концентрированного богатства и политической власти, которая, в свою очередь, ещё больше увеличивает богатство олигархов.

Филантропия – благородное занятие. Но когда этим занимаются, в основном, несколько богачей и гигантских корпораций, которые защищают только свои интересы, очень просто могут возникнуть злоупотребления.

Когда олигархи покупают политиков, наша демократия оказывается в явной опасности.

Но не менее опасен скрытый и более коварный подкуп демократических институтов, от которых зависят исследования, выставки и мобилизация акций против происходящих злоупотреблений.

http://antizoomby.livejournal.com/370799.html