Есть такая добрая либеральная традиция: воспроизводить миф о скромности, а иногда просто о вопиющей бедности правящего в Европе класса. С невероятным умилением российские либералы рассматривают дешевые часы Swatch на руке у Франсуа Олланда, восхищаются канцлером Германии - Ангелой Меркель, живущей в скромной съемной квартире, где соседи наверняка запрещают ей в ночное время смывать унитаз*, или тем, как немецкий канцлер выращивает клубнику на даче.

На вопрос о том, как же на самом деле живется политической элите Германии, проще всего ответить, наблюдая за тем, как живет обслуживающий ее класс.

На протяжении всего 2013 года не утихает в Германии волна возмущения, связанная с изменениями финансирования т.н. общественного немецкого телевидения, по сути квазигосударственной структуры, которая финансируется за счет так называемых «сборов», по сути - налогов в размере 17,98 евро в месяц. Эти сборы обязана платить каждая семья в Германии, включая студентов и солдат бундесвера, находящихся в Афганистане. Из списка плательщиков сбора исключены безработные и с недавнего времени слепо-глухо-немые.

Долгое время эти сборы платили только владельцы телевизоров и радиоприемников, позже к плательщикам добавили владельцев компьютеров и смартфонов. В один прекрасным момент государству надоело, что люди прячут телевизоры в шкафах, чтобы не платить, и оно решило собирать налоги со всех жителей, невзирая на всякие мелочи, вроде уровня доходов или наличия телевизора. В том числе на поддержку общественного телевидения дружно скидываются коммуны и предприятия, доплачивая за каждый установленный телевизор или автомобиль, снабженный радиоприемником.

Год от года объем собираемых средств растет как на дрожжах, что не удивительно, так как в мире растет потребность в европейских ценностях.

Таким образом, граждане Германии в год в виде «налога на демократию», как сборы назвал шеф-редактор WDR, передают под четким прокурорским надзором общественному телевидению в год около 8 миллиардов евро, кровно заработанных денег.

Для сравнения, весь объем государственного финансирования российского телевидения составляет мене двух миллиардов евро в год.

Критика данной системы, призванной обеспечить победу демократии во всем мире, мягко говоря, не приветствуется. Так юридическая служба общественного телевидения неоднократно запрещала использование определенных слов и выражений, как средствам массовой информации так рядовым бюргерам, угрожая штрафом в 5 тысяч евро за повторное использование, к примеру, таких слов как «налог» в отношении сбора за общественное телевидение. При этом изданию высылается словарь, с требованием заменить указанные в нем выражения на «правильные» и никогда более не допускать использования «неправильных» выражений. Те, кто восстают против торжества демократии и свободы слова и обращаются в суд, практически с неизменным результатом тяжбы проигрывают.

Каждый интендант, с французского – надсмотрщик, общественного телевидения - человек ответственный за политику канала, получает в год скромную зарплату в среднем от 300 до 400 тысяч евро. Для сравнения: президент Германии зарабатывает в два раза меньше – 217 00, а Канцлер Германии в сумме получает порядка 290 000 евро, что, по мнению ее менее удачливого конкурента – Пьера Штайнбрюка, не дотягивает даже до зарплаты директора сберкассы.

Выбирают интендантов так называемые «советы по радиовещанию», большинство членов которых являются действующими или бывшими членами одной из парламентских партий. Благодаря такой нехитрой конструкции общественное телевидение сохраняет объективность и независимость, порой до такой степени, что по разным каналам ведущие не только воспроизводят одинаковые новости в одинаковом порядке, но и используют одни и те же фразы.

Так если, к примеру, Янукович назвали «диктатором» по первому каналу, то можно переключить на второй и ни на секунду не сомневаться, что ведущий произнесет в отношении Януковича слово «диктатор». Через пару дней политическая ситуация вдруг резко меняется и Янукович снова становится «президентом», и так на всех каналах. Редкостное совпадение! Но это уже другая история, о ней нужно говорить отдельно.

Еще лучше дела обстоят у ведущих общественных каналов, по данным Morgenpost многие модераторы ток-шоу и ведущие новостей по уровню доходов давно уже соревнуются с топ-менеджерами немецких автоконцернов.

Так ведущий ток-шоу на первом канале - Харольд Шмидт зарабатывает в год 9 миллионов евро, его коллега по каналу - Анна Виль 7,8 миллионов, Йоханес Кернер со второго канала 3 миллиона, ведущий новостей Клаус Клебер замыкает хит-парад богатейших работников общественного телевидения, зарабатывая в год жалкие 600 000 евро.

Жестко критикуемые немецкими СМИ акулы капитализма - руководители флагманов немецкой индустрии, вроде гендиректора BMW Норберта Райтхофера, шефа Мерседес Дитера Цетше, шефа Simens – Петера Лёшера не дотягивают даже до 9 миллионов евро в год.

Наиболее известные представители медиасообщества живут в настоящих замках, как бывший ведущий развлекательных программ со второго канала и просто очень экстравагантный человек - Томас Готшальк.

Вот это семейное гнездо было приобретено на щедрое финансирование, обеспеченное общественному телевидению благодарными немецкими гражданами. Замок постройки середины 19-го века, 800 квадратных метров жилой площади, 18 комнат в окружении 100 гектар нетронутого леса. По-моему, не сильно хуже последнего пристанища беглого олигарха – Березовского.

Правда, вышедшему на пенсию ведущему почему-то не зажилось в этом прекрасном замке, и он продал его в 2012 году за 6,2 миллиона евро миллионеру и предпринимателю, построившему на щедрые субсидии немецких налогоплательщиков огромный завод по производству солнечных батарей. Сразу после этой покупки завод разорился, но это тоже отдельная история.

Другой корифей немецкого телевидения – Гюнтер Яух, ведущий вечерних политических ток-шоу на первом канале, а также программы «Как стать миллионером?», пока на пенсию не собирается. Каждая его программа обходится немецким гражданам в 48 тысяч евро, в год в среднем набегает более 10 миллионов евро.

По ссылке можно взглянуть на скромное жилище Гюнтера Яуха. До «дворца Якунина» не дотягивает, но, по-моему, вполне достойная изба.

Не забывает немецкое общественное телевидение о слугах демократии и в старости, щедро доплачивая к пенсии в среднем 1500 евро каждому бывшему сотруднику, что по последним данным облегчает карман немецких граждан примерно на 300 миллионов евро в год.

Наверное, можно было бы сказать, что такой уровень доходов обусловлен общей ситуацией на рынке, где должны очень цениться честные и профессиональные журналисты. Увы, СМИ считаются местом с одним из самых низких уровней оплаты персонала с высшим образованием, молодые журналисты многих изданий получают по 5-6 евро в час, что ниже чем зарплата уборщиков из Румынии, и их доход часто не дотягивает даже до 15 тысяч евро в год, что в лучшем случае хватает на аренду комнаты и покупку проездного в таком городе как Берлин. Редактора с опытом зарабатывают в среднем около 40 тысяч евро до выплаты налогов, примерно как рядовой школьный учитель.

Если люди, обслуживающие интересы политиков, давно ответили для себя на вопрос - «Как стать миллионером?» и живут примерно как российские нефтяные олигархи, окруженные надежными стенами собственных замков, в тишине собственных лесных угодий, то как же на самом деле живут те, кто им этот уровень жизни законодательно обеспечивает? Неужели ютятся в заплесневелых квартирах со сварливыми соседями и окучивают тяпкой картошку, в купальнике в летний день на 6 сотках в пригороде Берлина?

Вы сами-то в это верите?

* Частое условие договоров об аренде квартир.

http://www.alexej-schmidt.de/2014/01/blog-post_26.html