С каждым новым десятилетием уровень свободы человека, число его возможностей возрастает. Последним значительным прорывом в этом отношении было появление Интернета в начале девяностых годов. Теперь каждый гражданин в большинстве стран мира получил трибуну с которой он мог донести любую информацию не только до своих знакомых, но и до множества посторонних людей. А если знать определенные хитрости и технологии, то число охватываемых пользователей может увеличиваться на несколько порядков. Нет ничего удивительного в том, что Интернет вызвал пристальное внимание как коммерческих структур в лице бизнесменов и маркетологов, так и представителей государственной власти в лице политтехнологов и сотрудников спецслужб.

Деятельность последних весьма схожа с деятельностью маркетинговых отделов крупных корпораций с той только разницей, что бизнес продвигает на рынок товар или услугу, а афилированные спецслужбами представители изменяют представление общества о политических процессах, о власти, о госслужащих, об образе страны, о ценностях и т.д.

Появление глобальной сети в России пришлось на первый этап постсоветского периода, когда конструктивное участие государства в делах страны было минимальным, поэтому нет ничего удивительного, что отставание РФ в налаживании государственного регулирования Интернета оказалось существенным. Многократные инициативы представителей власти, связанные с вводом ограничительных мер, на фоне мирового опыта не выглядят из ряда вон выходящими и являются лишь попыткой привести наше законодательство в соответствие с успешными наработками других стран.

Осознание важности осуществления тщательного информационного контроля российского интернет-пространства пришло к политическое руководству страны совсем недавно - вместе с непрекращающимся ростом аудитории российского сегмента (рис. 1) [1], а также вместе с активизацией со стороны наших геополитических оппонентов деятельности, направленной на смену политического режима в РФ.

интернет Россия

Рис. 1. Изменение численность российской интернет аудитории с осени 2004 г. по осень 2012 г.

Кроме того, с наступлением XXI века функционал и возможности многих веб-ресурсов существенно возросли, а в условиях невысокой степени контроля интернета популярность Интернета как площадки для общения стала беспрецедентной за счет широкого распространения социальных сетей. Политтехнологов в этих условиях привлекла возможность создания виртуальных сообществ, способных приобретать реальные очертания за пределами Сети. Вакансий, связанных с наполнением социальных сетей материалами, созданием и расширением виртуальных сообществ, распространением новых идей и информационных вбросов, сбором людей на митинги и т. д. наблюдается на рынке труда все больше и больше. Это свидетельствует о повышении числа задач, которые органы власти решают в Интернете. Перечислим главные из них.

Задача 1. Формирование общественного мнения о политических процессах, персонах, корпорациях, странах и т.д.

Задача 2. Организация сообществ, их перевод из виртуального пространства в реальное.

Задача 3. Воздействие на власть государства-противника и на принимаемые ею решения.

Задача 4. Противодействие и нейтрализация внешних информационных интервенций.

Задача 5. Защита общества, преимущественно, детей, от вредного информационного воздействия: порнографии, пропаганды наркотических веществ, насилия, жестокости, религиозной или расовой ненависти и т.д.

Для решения этих задач, в особенности, двух последних, российскому государству приходится принимать активное участие в информационных войнах, разрабатывать и совершенствовать систему регулирования Интернета. Рассмотрим проблему противодействия и нейтрализации внешних информационных интервенций.

Противодействие внешним угрозам в Интернете

Интернет появился в России в начале девяностых годов, но долгое время руководство страны не проявляло к нему никакого интереса. Во-первых, потому, что число пользователей было сравнительно мало. Во-вторых, Интернет не нес никаких угроз процессу самовоспроизводства властных элит. Однако ситуация кардинальным образом изменилась в середине двухтысячных годов, когда по постсоветскому пространству пронеслась череда цветных революций. Львиная доля актива протестных митингов в крупных городах стран СНГ собиралась посредством интернет-ресурсов социальной направленности, таких, как Facebook.com, Twitter.com и др. Перед российским государством встала задача активного участия в информационных войнах на просторах глобальной паутины.

Если взять пример большинства стран, не входящих в Западный альянс, то главный сценарий информационных войн, как правило, сводится к следующему. Западные спецслужбы заинтересованные в "расшатывании" политической ситуации в стране-оппоненте, прилагают усилия по давлению на власть, по ее дискредитации, дезориентации и разделению на противоборствующие лагеря. В этом деле они объединяются в союз с действующими оппозиционными силами. Власть со своей стороны также участвует в информационной войне, стремясь всеми силами и средствами снижать оппозиционный накал в обществе и противодействовать формированию негативного мнения населения обо всем государственном аппарате. Отталкиваясь от реальных ошибок и диверсионных действий власти, западные спецслужбы через СМИ и интернет-порталы организуют информационные вбросы, подключают множество как программных роботов, так и наемников к активному добавлению оппозиционных нот в дискуссию в соцсетях, организуют протестные акции и митинги. Россия является одним из ярчайших примеров страны, где можно наблюдать эти процессы. Зачем правительства наших геополитических конкурентов затрачивают огромные средства на поддержание такой деятельности и такого информационного фона?

армия США

Структура сил кибербезопасности США

Неотъемлемым элементом осуществления ненасильственных революций по технологии Джина Шарпа является затруднение функционирования участвующих в госуправлении институтов и структур. Ставится задача убедить людей, в них работающих, отказаться выполнять свои служебные обязанности, в результате чего режим не сможет функционировать и рухнет. Иными словами, основой успеха стратегии Шарпа является организация тотального саботажа, который он делит на политический, экономический и социальный[2].

Но как за очень короткий период склонить к активной форме протеста необходимую для победы оппозиции критическую массу людей, ранее либо аполитичных, либо лояльных к власти? Разумеется, с помощью мощных современных методов психологического воздействия. Эпицентром применения этих методов является Интернет, а первичным объектом воздействия - энергичная молодежь, проводящая львиную долю своего свободного времени, общаясь в социальных сетях. Работа по дискредитации политического режима начинается заблаговременно, задолго до формирования критической массы протеста, поэтому политтехнологи из стана врага терпеливо ждут, когда государственная власть совершит серьезную ошибку или социально-экономические показатели опустятся ниже достаточного для сохранения политической стабильности уровня.

Подавляющее большинство пользователей интернета даже не догадываются о том, что находятся под натиском профессиональной манипуляции. Однако, как показал период конца 2011 - начала 2012 годов, российские власти заранее готовили арсенал методов по нейтрализации технологий Шарпа в России. В частности, в интернет-пространстве была подготовлена когорта «контрреволюционных бойцов», способных сражаться с революционерами на их традиционном поле силы - в психологической войне.

Наиболее яркими примерами действующих на момент подготовки доклада интернет-движений, ориентированных на ведение информационных битв, являются "Интернет-смерш" (интернетсмерш.рф), "Интернет-ополчение" (ipolk.ru) и "Кибердружина" (social.ligainternet.ru). Эти объединения специализируются, прежде всего, на распространении огромного числа идейно выверенных пользовательских комментариев во "вражеских" социальных группах, форумах, блогах, аналитических порталах и т.д.

В России действия данных "отрядов" де-факто, если не заблокировали, то существенно  ограничили распространение революционных идей. Например, благодаря их усилиям в российских социальных сетях было заблокировано несколько десятков групп экстремистской или сепаратистской направленности.

Завоевать ум обывателя несложно, если актор, его атакующий, единственен. Но если представлена и другая точка зрения, это становится намного тяжелее. Даже если человек не выберет ни одной из точек зрения, он бесполезен с точки зрения метода Шарпа. Выборы президента 2012 года показали, что многие из применяемых государственной властью методы противодействия технологиям цветных революций, оказались эффективными.

Одной из успешных мер борьбы с оппозиционерами, финансируемыми из-за рубежа является закон «О некоммерческих организациях» от 13 июля 2012 года [3]. Он обязывает все организации, получающие иностранные гранты и занимающиеся политической деятельностью, регистрироваться в качестве иностранных агентов. При этом словосочетание "иностранный агент" должно быть отражено как в печатном издании НКО, так и на ее интернет-ресурсе. Учитывая общее негативное отношение населения к факту получения зарубежного финансирования, одного попадания организации в список иностранных агентов порой бывает достаточно, чтобы нанесенный ей репутационный урон поставил крест на ее дальнейшей работе.

Но, пожалуй, самым наглядным примером успешных действий в информационной войне со стороны отечественных спецслужб является дискредитация видных оппозиционеров посредством размещения в Интернете и на телевидении компрометирующих материалов: открытая и скрытая видеосъемка, аудиозаписи телефонных разговоров, взломанные ящики электронной почты, документы с печатью американского посольства, отчеты о проделанной работе  и т.д. В открытом доступе оказались: секретные переговоры о схемах организации митингов между Геннадием Гудковым и Михаилом Рыжковым, телефонные разговоры Бориса Немцова со многими "коллегами по цеху", электронная переписка Алексея навального, видеозапись встречи Льва Пономарева с японскими агентами и, наконец, нашумевший сюжет телекомпании "НТВ" о визите российских оппозиционеров в посольство США в Москве.

Параллельно с организацией "кибервойск" для противодействия угрозе цветных революций в России и публичного разоблачения своих политических оппонентов, властями был организован комплекс мер по удалению из российского интернета содержимого, способного нанести вред психике детей и молодежи или государственной целостности страны. В частности, было принято несколько законов, цензурирующих информацию в интернет-секторе Российской Федерации.

Одним из наиболее значимых законов по ограничению распространения вредной информации является закон «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации”» от 28 декабря 2013 года [4], позволяющий Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по предписанию Генпрокуратуры РФ производить немедленную блокировку без решения суда сайтов, распространяющих призывы к массовым беспорядкам и с другой экстремистской информацией. Так, под цензуру Роскомнадзора уже успели попасть ресурсы kasparov.ru, grani.ru, ej.ru и navalny.livejournal.com.

Также Правительство РФ субсидирует деятельность некоммерческих организаций, занимающихся как пропагандой традиционных ценностей, национальной культуры, любви к отечеству, так и социально полезной деятельностью. Иногда создаются интернет-ресурсы, нацеленные на поднятие популярности государственной или военной службы, конкретных госорганов (полициябережет.рф), российской внешней политики (rt.com, cont.ws), отдельных законов (zakonoproekt2012.ru) и т.д. Эффективность таких мер пока не слишком велика, так как подобные веб-ресурсы легко теряются на фоне огромного множества сайтов, пропагандирующих западные или неолиберальные ценности.

Защита нравственности в Интернете

Последние двадцать пять лет российского либерального эксперимента сопровождались массированным наттиском гигантских объемов неконтролируемой информации по всем существующим каналам от телевидения до Интернета. В результате новое поколение россиян оказалось атакованным из множества либеральных, инокультурных, анти-социальных, разрушительных для психики и мировоззрения «орудий».

интернет

В полном размере: Китай - интернет

Во многих странах мира осуществляются защита и противодействие как губительной для психики детей и молодежи пропаганде, так и анти-государственным силам посредством специального закона о регулировании Интернета. В России эта практика осуществляется на основе нескольких законов. В частности, нравственная цензура в российском сегменте интернета осуществляется на основе закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет» от 28 июля 2012 года[5]. Согласно этому закону фильтрация вредоносных сайтов осуществляется на двух уровнях:

1) принудительная блокировка наиболее опасных веб-ресурсов через российских Интернет-провайдеров в соответствии с реестром запрещенных сайтов, находящегося в ведении Роскомнадзора;

2) работа с хостинг-провайдерами, которых обязуют выносить пользователям предупреждение-просьбу удалить/исправить страницы с запрещенным содержимым и впоследствии блокировать аккаунты не среагировавших на предупреждения пользователей.

Либеральная общественность нашей страны активно возмущается, устраивает пикеты, собирает подписи под петициями, уповая на то, что Законы РФ, цензурирующие Интернет являются беспрецедентно жесткими, идущими вразрез со свободой слова. Однако если взглянуть на то, как регулирование Интернета осуществляется за рубежом, то становится ясно, что Россия ещё не достигла даже среднего уровня в мировой практике.

Во многих странах специальные службы ведут постоянный мониторинг и регулирование контента в интернете, как в ручном режиме, так и с использованием сверхсовременных технических средств. Опыт этих государств подсказывает множество нетривиальных и в то же время эффективных решений.

Правительство Китая в ноябре 2005 г. запустило программу автоматического мониторинга сайтов на предмет нахождения на них порнографических материалов. Программа настроена обнаруживать не только порнографические материалы, но и материалы, содержащие насилие, а также ссылки на сайты, содержащие у себя подобное. По результатам мониторинга уполномоченные органы выносят предупреждение владельцу сайта. Если в течение 24 часов после предупреждения нелегальный контент не удаляется с сайта, владельцы несут уголовную ответственность.

В Белоруссии мониторинг контента Интернета закреплен в правовых актах. Согласно Постановлению Совета министров от 10 февраля 2007 г., во всех интерне-кафе должен вестись и храниться не менее года электронный журнал доменных имен сайтов, к которым пользователи получали доступ. Клиентам указанных заведений запрещается «распространять по сети электросвязи общего пользования информацию, запрещенную к распространению законодательством, предпринимать действия, которые могут повлечь нарушения функционирования вычислительной техники компьютерного клуба или интернет-кафе, осуществлять попытки несанкционированного доступа к информационным системам сети электросвязи общего пользования, использовать компьютерные программы, которые в установленном порядке на основании заключения Республиканской экспертной комиссии по предотвращению пропаганды порнографии, насилия и жестокости признаны пропагандирующими культ насилия, жестокости, порнографию».

Руководитель интернет-кафе или уполномоченное им лицо должны вести электронный журнал доменных имен сайтов, к которым пользователи получали доступ, а также предоставлять его «в определенных законодательством случаях» органам государственной безопасности, правоохранительным органам и органам государственного контроля. Кроме того, руководитель интернет-кафе должен «в случае подозрения о совершении пользователями противоправных действий с использованием вычислительной техники немедленно информировать об этом правоохранительные органы республики Беларусь в соответствии с их компетенцией».

В Канаде действует специальная общественная линия, которая отслеживает контент, голландские провайдеры должны передавать в компетентные органы журналы регистрации с записями о подозрительных сайтах, а немецким провайдерам за непредоставление информации полиции о таких сайтах может грозить уголовная ответственность.

В Германии с 2004 г. действует «Ассоциация добровольного мониторинга провайдеров мультимедийных услуг», выполняющая функции саморегулирующего органа. Большинство поисковых систем, включая Google, Lycos Europe, MSN Deutschland, AOL Deutschland, Yahoo!, T-Online и T-info, присоединились к соглашению «Добровольный самоконтроль для мультимедийных сервис-провайдеров», в рамках которого осуществляется фильтрация сайтов на основе списка, генерируемого Германским федеральным ведомством по проверке материалов, вредных для молодежи. [6]

Ни одна из вышеперечисленных практик не реализуется в России. Кроме того, перед Россией стоит задача усиления международных связей с целью более эффективного регулирования российского сектора Интернета.

Фильтрация интернет-контента в нашей стране осуществляется на основе реестра запрещенных сайтов. По требованию Роскомнадзора провайдер доступа во всемирную паутину обязан заблокировать доступ к вредоносному веб-ресурсу. Однако во многих странах мира провайдеры сами отслеживают незаконный контент, поскольку на них налагается соответствующая обязанность.

Показательным является пример Сингапура, где к обязанностям провайдеров относится блокирование доступа к ресурсам, содержащим морально и этически неприемлемую информацию. Блокируются при этом не все порноресурсы Интернета, а лишь сотня крупнейших мировых порносайтов.  Одновременно провайдеры обязаны блокировать доступ к ресурсам, разжигающим насилие, национальную и религиозную вражду. Цензуре подвергаются публичные электронные ресурсы Интернета и группы новостей. Частная электронная переписка, чаты (IRC), а также корпоративный доступ в Интернет в предпринимательских целях контролю не подлежат. Доменные имена выделяются компаниям, обладающим хорошей, по мнению властей, репутацией.

В Великобритании практика законодательного подключения провайдеров к регулированию Интернета привела к весьма впечатляющим результатам. На туманном альбионе действует программа «Интернет-план по защите детей в Интернете», объединяющая правительственные органы, интернет-индустрию и правозащитные организации. Для координации деятельности всех участников создан «Центр по защите детей от эксплуатации online». Одним из главных направлений деятельности Центра является борьба с педофилией в Интернете, в целях которой создана команда по исследованию online-педофилии.

В целях борьбы с распространением порнографической информации в Интернете создана общественная организация «Страж Интернета» (Internet Watch Foundation), в которой активное участие принимают провайдеры, участвующие в ее финансировании. Эта независимая организация должна заниматься внедрением предложений, разработанных совместно правительством, полицией и двумя крупнейшими ассоциациями провайдеров услуг — Ассоциация провайдеров услуг Интернета и ЛИНКС.

Фонд поставил перед собой задачу улучшить использование огромного потенциала Интернета, чтобы «информировать, образовывать, развлекать и делать бизнес», препятствуя использованию Интернета в качестве средства пересылки незаконных материалов, особенно детской порнографии, и способствуя классификации законных материалов в сети с целью предоставления возможности пользователям приспособить опыт работы в Интернете к своим нуждам. IWF разбирает жалобы о нелегальном содержании в Интернете, уделяя особое внимание детской порнографии. Также IWF ведет мониторинг сетевых телеконференций и ведет их черный список, о включении сайта в который уведомляет провайдеров.

Основываясь на данных списка запрещенных сайтов, которые готовит «Страж Интернета», в 2004 г. крупнейший в Великобритании интернет-провайдер British Telecom предпринял меры по блокированию сайтов с детской порнографией. Совет директоров British Telecom принял решение приступить к осуществлению проекта, получившего название Cleanfeed — «Чистая загрузка». Он разрабатывался в сотрудничестве с британским министерством внутренних дел. Подписчики British Telecom, которые пытаются подключиться к запрещенным сайтам, получают извещение, что произошла ошибка соединения и запрошенный сайт отсутствует. При этом British Telecom ведет учет количества таких попыток соединения, однако сведения о личности таких подписчиков не фиксируются.

Необычную и одновременно эффективную меру по регулированию Интернета можно наблюдать в Израиле. По Закону этой ближневосточной страны 2008 г., веб-ресурсы с порнографией, азартными играми и материалами, содержащими сцены насилия и жестокости, заблокированы для общего доступа. Чтобы посетить такие сайты, пользователю нужно обратиться с соответствующей просьбой к провайдеру. [6]

Технические решения по автоматизации контроля содержимого интернета в России практически отсутствуют. В то же время во многих государствах уже давно принята практика разработки специальных средств для отслеживания нежелательного интернет-контента.

Помимо уже отмеченной выше программы автоматического мониторинга сайтов в Китае на всех выпускаемых китайской промышленностью и находящихся в продаже новых компьютерах предписано устанавливать специальные фильтрующее программное обеспечение, которое будут отсекать доступ к распространяемым через Интернет материалам порнографического характера. Соответствующее программное обеспечение будет предоставляться всем предприятиям и торговым точкам бесплатно за счет государства.

Согласно Закону Индонезии 2008 г., в стране действует программа, ограничивающая доступ к порносайтам, а также ресурсам, пропагандирующим насилие или разжигающим межнациональную или религиозную рознь.

В Афганистане, Дании и Республике Корея школы, библиотеки и интернет-кафе обязаны устанавливать программы фильтрации для защиты детей. В Законе Германии от 12 июля 1985 г. «О распространении материалов, вредных для молодежи» предусмотрены технические меры защиты от вредной информации. Места общественного доступа в Германии должны устанавливать фильтрацию контента для защиты нравственности лиц младше 18 лет.

Канадские регулирующие органы при содействии корпорации Microsoft развернули крупномасштабную акцию по борьбе с детской порнографией в Интернете. Канадское представительство Microsoft разработало систему Child Exploitation Tracking System (CETS). Эта система позволяет отслеживать все пути, которыми поступает в Сеть детская порнография. Посредством использования CETS сотрудники правоохранительных органов получают достоверную информацию о поставщиках и заказчиках незаконной продукции и, опираясь на информацию о финансовых транзакциях и номерах кредитных карт, выявляют онлайновые ресурсы, через которые осуществляется продажа детского порно. На разработку CETS было выделено 4 млн. долл. США, поставка же программного продукта в полицейские учреждения осуществляется на безвозмездной основе. [6]

На основе анализа зарубежного опыта регуляции интернет-пространства можно сделать вывод о том, что во многих странах развиты системы мониторинга и фильтрации контента в Интернете. В России, в отличие от многих государств, отсутствует закон, регламентирующий функционирование Интернета. В настоящее время в российском законодательстве действует только система блокировки веб-ресурсов на основании так называемого «черного списка сайтов». Однако, в силу неразвитости законодательства и отсутствия необходимых технических средств, что дает возможность использования анонимайзеров, его действие неэффективно.

Например, популярный в прошлом портал неолиберального толка Grani.ru был внесен в список запрещенных сайтов, после чего был заблокирован всеми ведущими провайдерами, но де-факто ресурс продолжает функционировать и удерживать хоть и не столь впечатляющую, как раньше, но вполне стабильную посещаемость. Учитывая подобные обстоятельства, механизм регуляции российского сегмента Интернета должен становиться более комплексным. Государственным органам необходимо налаживать взаимодействие с провайдерами и операторами связи для предотвращения правонарушений в Интернете, а также стимулировать граждан к сообщению в уполномоченные органы о замеченных правонарушениях в Сети. Кроме того, российским властям следует обратить пристальное внимание на уже успешно применяемые за рубежом технические средства усиления защиты общества, преимущественно, детей, от вредного информационного воздействия в Интернете.

Как показывает проведенный анализ решения руководством России задачи регулирования интернет-пространства, основная эффективность достигается в деле противодействия внешним анти-государственным интервенциям, что неудивительно, так как они напрямую затрагивают вопрос самосохранения действующего политического режима. Главным объектом приложения усилий на этом поприще в ближайшем будущем должно стать активное продвижение собственной позиции в западном сегменте Интернета, подобно тому как в медиа-индустрии этим занимается телеканал Russia Today. Этот канал наглядно демонстрирует главную проблему, с которой будет сталкиваться Россия в информационных войнах в Сети: мало просто критиковать политику и ценности Запада - необходимо иметь свой четко очерченный мировой идеологический проект, содержащий в своем ядре примат социальных интересов над индивидуальными.

Способно ли на предъявление такой ценностной повестки действующее руководство страны, ведущее ее либеральным курсом? Для ответа на этот вопрос достаточно оценить эффективность деятельности государства по защите нравственности в Интернете. Приведенное в докладе сравнение систем фильтрации интернет-контента в России и за рубежом демонстрируют, что найденные во многих странах решения являются более действенными, чем решения Правительства РФ.

Для успешного отражения анти-государственных и анти-социальных угроз в Сети России ещё предстоит пройти долгий путь от принятия закона о регулировании Интернета до формирования собственного идеологического проекта, обращенного к миру. И роль российского обществе в этом процессе нисколько не меньше роли власти.


[1] http://company.yandex.ru/researches/reports/2013/ya_internet_regions_2013.xml

[2] Шарп Дж. От диктатуры к демократии. Институт им. Альберта Эйнштейна – 1993

[3] http://www.rg.ru/2012/07/23/nko-dok.html

[4] http://www.rg.ru/2013/12/30/extrem-site-dok.html

[5] http://www.rg.ru/2012/07/30/zakon-dok.html

[6] С.С. Сулакшин, Е.С. Сазонова, А.И. Хвыля-Олинтер Государственная политика защиты нравственности и СМИ. Рабочая книга для законодателя. М.: Наука и политика, 2014. — 360 с.

http://rusrand.ru/analytics/svoboda-i-gosudarstvennaja-reguljatsija-v-internete-rossijskie-realii