Стратегия, представленная американским президентом Бараком Обамой в среду и призванная  «разрушить и в итоге уничтожить террористическую группировку, известную как ИГИЛ («Исламское Государство Ирака и Леванта» или «Исламское государство»), сводится к двум словам – умная война.

Это, несомненно, война, и, несомненно, – «умная», поскольку будет вестись в десятках тысяч километров от материковой части США, с минимальными, если вообще возможными потерями среди американцев, и в основном на условиях самофинансирования. Короче говоря, это будет устойчивая, не ограниченная по времени война, какую Соединённые Штаты в военном и финансовом отношении могут себе позволить, и, как они надеются, обеспечивающая американское господство на мусульманском Ближнем Востоке.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

По крайней мере, именно на это рассчитывает Обама. Тем не менее, для ведения такой  «умной войны» Обама сделал ряд существенных политических корректировок. Прежде всего, в финансировании этой войны он рассчитывает на Саудовскую Аравию, и намерен принудительно привести тайные политические планы этой страны в соответствие с происходящим в Ираке и Сирии. Для этого нужно вывести из игры Иран, несмотря на то, что Тегеран обладает большим авторитетом в Ираке и Сирии, – и, если это необходимо,  скрещивать шпаги с Тегераном только в крайнем случае, избирательно и без компромиссов по иранской ядерной проблеме.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Более того, всё это касается удовлетворения давних саудовских требований о силовой смене сирийского режима и разрушения тем самым идеи «Шиитского полумесяца», протянувшегося от Ирана через Ирак и Сирию прямо до Ливана. Что в итоге ограничивает региональное влияние Ирана.

Саудовская Аравия нехотя выразила удовлетворение отставкой бывшего премьер-министра Ирака Нури аль-Малики, но подозревает, что всё же его преемник Хайдер аль-Абади – «(шиитский) фундаменталист и друг Ирана». Если Тегеран всерьёз не примется за дело и пожертвует своей навязчивой идеей укрепления шиитского влияния в Багдаде, он окажется перед опасностью намеренного переноса войны с участием «Исламского государства» на иранскую территорию, что, как недвусмысленно предостерёг ведущий саудовский политолог, «вопрос времени». Достаточно сказать, что Эр-Рияд стремится не меньше, чем к иранской капитуляции.

Исходная реакция Тегерана на стратегию Обамы была осторожной, поскольку обуславливалась многочисленными соображениями, – от проблем со здоровьем Верховного лидера Али Хаменеи и переговоров с мировыми державами по ядерной проблематике на следующей неделе до изящно сбалансированного американо-иранского сближения. Представитель МИД сказал:

«Так называемая международная коалиция по борьбе с группировкой ИГИЛ ... окутана завесой внушающей опасение неопределённости, и существуют серьёзные сомнения в её решимости искренне бороться с причинами, порождающими терроризм».

Основное противоречие военной стратегии Обамы заключается в том, что он не в состоянии принять помощь трёх сторон, которые находятся в самом лучшем положении, чтобы помочь в борьбе с ИГИЛ – Ирана, Сирии и Хезболлы. Большинство экспертов согласны, что эффективность борьбы с ИГИЛ посредством ударов с воздуха и наращивания иракских и курдских сил вызывает большие сомнения. Разве такому интеллектуалу, как Обама это неизвестно?

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Достаточно сказать, что на определённом этапе наземная операция станет неизбежной, поскольку над созданием вооружённых сил Ирака ещё «ведётся работа». Дело в том, что состояние иракской власти далеко от стабильного. Абади возглавляет правительство «ястребов», которые к тому же, как ни странно, заклятые враги.

Согласившись с этим, Обаме к тому же придётся посмотреть на это как на целиком и полностью «мусульманскую войну» – войну мусульман, ведущуюся мусульманами, и ради мусульман – а не как на крестовый поход 21-го века.

По этой причине оптимизм саудитов оправдан, если США удастся убедить сирийскую повстанческую армию (FSA) выступить в авангарде наземных операций. С другой стороны, расчёт саудитов строится и на том, что при полномасштабной поддержке Соединённых Штатов FSA сможет свергнуть сирийский режим.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

В общем и целом противоречия настолько глубоки, что в определённый момент, скорее раньше, чем позже, высока вероятность того, что «умная война» перестанет быть «умной». То, что в среду Обама подверг воинственной критике российскую «агрессию» в отношении Украины, полностью выпав из контекста, также подчёркивает, что «умная война» с самого начала будет втягивать в соперничество крупные державы.

Соединённые Штаты настолько бесцеремонны, что могут развязать эту войну без мандата Совета Безопасности ООН. Неудивительно, что российские эксперты выражают полную уверенность, что американское вмешательство в сирийские дела лишь на первый взгляд может выглядеть умным геополитическим действием, использующим в американских  интересах озабоченность Москвы событиями на Украине, но может привести только к полномасштабному региональному конфликту на Ближнем Востоке, который Соединённым Штатам будет не под силу контролировать. Трудно оспорить столь мрачный прогноз.

http://polismi.ru/politika/geografiya-i-politesy/738-obama-nachinaet-umnuyu-vojnu-v-irake.html