Stratfor о волнениях в России

Россия и Соединенные Штаты  Америки готовятся к президентским выборам, и в этих условиях напряженность между двумя странами нарастает. Главным предметом ссоры являются американские планы создания системы противоракетной обороны. У России есть несколько  рычагов давления, которыми она может воспользоваться в этом противостоянии. Среди прочего, она может перекрыть пути снабжения войск НАТО и других стран, воюющих в Афганистане. Однако Соединенные Штаты  в ответ могут поддержать нынешние протесты в России. Москва готова идти на эскалацию напряженности с Вашингтоном, но не станет доводить дело до такой точки, в которой может наступить официальный разрыв в отношениях.

Отношения между Соединенными Штатами и Россией достигли невероятной точки напряженности в данный момент, когда две страны готовятся к проведению у себя в 2012 году президентских выборов. Сезон избирательных кампаний дал обеим сторонам благоприятную возможность для наращивания напряженности, однако неясно, насколько далеко зайдет каждая из сторон.

Москва и Вашингтон вступили в конфронтацию по огромному количеству вопросов с тех пор, как Россия начала сворачивать западное влияние на своей периферии и утверждать там собственную власть. После распада Советского Союза Соединенные Штаты  активно действуют в этом регионе, намереваясь создать вокруг России кордон, препятствующий ее новому превращению в глобальную угрозу. Но после 2001 года центр внимания США сместился на исламский мир, а парализованная ранее Россия начала усиливаться. Вашингтон продолжал некоторые действия по сдерживанию этой страны, скажем, пытаясь предоставить бывшим советским республикам Грузии и Украине членство в НАТО, однако Евразия была далеко не ключевым приоритетом Америки.

Это дало России время и возможность для восстановления своего влияния на бывшие советские республики. Конечная цель Москвы состоит не в воссоздании Советского Союза, поскольку это образование доказало свою недееспособность. Нет, России нужно ограничить влияние иностранных держав на постсоветском пространстве, чтобы быть там признанным и доминирующим игроком. Поэтому иностранные государства, в частности, Соединенные Штаты  Америки и Европа, должны строить свои двусторонние отношения с ней, исходя из понимания этой реальности. За последние несколько  лет России удалось добиться определенных успехов в восстановлении своего влияния во многих бывших советских государствах. Она расширила границы своей власти, особенно в странах Центральной Европы, где господствующие позиции занимают США. Россия не стремится контролировать Центральную Европу, но в то же время, она не хочет, чтобы этот регион превратился в основу американской власти и влияния в Евразии. Вашингтон видит в Центральной Европе линию фронта новой холодной войны (ранее этим рубежом была Германия), которая останавливает влияние России.

Противостояние: противоракетная оборона

Напряженность между Москвой и Вашингтоном можно отнести на счет одного основного вопроса: системы противоракетной обороны. Американские объекты ПРО должны быть введены в строй в 2015 году в Румынии, а в 2018-м в Польше. Дело не в том, что Россию беспокоят технические аспекты американской системы ПРО, способной ослабить или нейтрализовать российские силы ядерного сдерживания. ПРО означает физическое военное присутствие США в данном регионе, показывающее, что Вашингтон выполняет свои обязательства в сфере безопасности в Центральной Европе в противостоянии с усиливающейся Россией.

США утверждают, что данные системы предназначены для противодействия растущей угрозе со стороны Ирана. В ответ на такое утверждение Россия предложила объединить свою систему ПРО с натовской. По словам Москвы, такая интеграция усилит оборону Запада по всей Евразии, вплоть до Восточной Азии. Однако Вашингтон это предложение отверг, подтвердив тем самым подозрения Москвы в том, что система ПРО в большей мере имеет отношение к России, чем к иранской угрозе. Соответственно, Россия начала демонстрировать угрожающие жесты США и их союзникам – от поддержки Ирана до развертывания своих ракет на границах центральноевропейских государств. Цель России заключается в  привлечении внимания Вашингтона и в формировании взглядов на эту проблему внутри Европы, особенно Западной Европы. Она хочет показать, что предложила Западу партнерство в вопросах противоракетной обороны, но из-за отказа вынуждена принимать меры противодействия Соединенным Штатам.

Новые рычаги воздействия

В декабре Россия получила новый и намного более эффективный  козырь в споре с США по поводу ПРО, когда из-за американского вертолетного удара на афгано-пакистанской границе серьезно ухудшились отношения  между Америкой и Пакистаном. Из-за этого у Вашингтона и его союзников остался всего один крупный маршрут тылового обеспечения войск в Афганистане – Северная сеть доставки – который проходит через территорию России и бывших советских республик.

Хотя пути Северной сети доставки проходят по территории России, Прибалтики, Кавказа и Центральной Азии, Соединенные Штаты  знают, что их работа зависит от согласия Москвы. И дело не только в том, что территория России - это центр главного маршрута. Москва обладает достаточно мощными рычагами влияния на большую часть бывших советских республик (особенно в Центральной Азии) и может либо официально закрыть весь маршрут, либо перекрыть его часть. Закрытие Северной сети доставки приведет к официальному разрыву в отношениях между Россией и США, поставив под угрозу находящиеся там американские и союзнические войска численностью 130 с лишним  тысяч человек. Если предыдущие угрозы со стороны России Соединенные Штаты  проигнорировали, то не обращать внимания на эту новую угрозу они просто не смогут.

Американское противодействие

В конце 2011 года казалось, что Россия будет грозить закрытием Северной сети доставки, дабы вынудить Соединенные Штаты  изменить свою позицию по ПРО. Но затем произошло нечто, что может дать Вашингтону дополнительные рычаги давления на Кремль: протесты в России. В преддверии запланированного возвращения российского премьер-министра Владимира Путина на пост президента в марте месяце политическая обстановка в России дестабилизировалась. В момент, когда страна вступает в новый этап своего развития, в России произошло несколько  политических и социальных сдвигов. Призывы к изменениям в кремлевской политике, усиление антикремлевских группировок и личные междоусобицы также привели к полному разрушению клановой системы Кремля, созданной Путиным десять лет назад для управления Россией.

Путин уязвим в этой обстановке политической неустойчивости. Такая нестабильность не нова для России при Путине, но нынешняя ситуация отличается от прежних тем, что сейчас несколько кризисов происходят одновременно. Путин уже разбирается с каждой из проблем по отдельности, и скорее всего, ему удастся добиться успеха на предстоящих выборах. Но ему будет намного труднее, если ситуация ухудшится – а Соединенные Штаты  могут это спровоцировать. Путин способен выдержать напор 80000 антикремлевских демонстрантов, собравшихся на митинг в Москве 24 декабря, и даже более чем стотысячную демонстрацию 4 февраля (протестующие недостаточно организованы, и им не хватает финансирования). Но если вдруг различные группы протеста получат деньги и организационную поддержку, Путину будет гораздо труднее сохранить прежний, привычный для него контроль над ситуацией.

На самом деле, вопрос не в победе Путина на президентских выборах, ибо у партий-соперниц нет достаточно сильных кандидатов, способных бросить ему вызов. Вопрос в том, сможет ли он эффективно управлять страной, сохраняя при этом имидж влиятельного лидера мощного государства.

Вашингтон намекает, что готов поддержать протестующих, если его к этому подтолкнут. После декабрьских парламентских выборов в России появились сообщения о том, что наблюдавшая за выборами организация, которая обвинила российские власти в подтасовках, получала финансирование от США. Затем госсекретарь  США Хиллари Клинтон выступила против результатов выборов, на которых правящая партия «Единая Россия» получила большинство мест в Думе. Но самый важный сигнал прозвучал, когда в Россию в январе месяце прибыл новый американский посол Майкл Макфол. Уже на второй день своего пребывания в должности Макфол несколько  часов беседовал в американском посольстве с представителями различных оппозиционных групп. (Не все протестующие выступают с прозападных позиций, но накануне президентских выборов они готовы получать поддержку, где только могут.)

Макфол считается одним из архитекторов «перезагрузки» в российско-американских отношениях, которая, будучи запущенной в 2009 году, временно снизила накал враждебности. Однако Кремль видит в нем потенциальную угрозу. Макфол заявляет, что Соединенные Штаты будут сотрудничать с Россией по вопросам, представляющим взаимный интерес, однако «западные руководители должны придерживаться цели создания условий для появления в перспективе демократического лидера». Хотя Макфол отрицает, что пытается разжечь в России революцию, Кремль прекрасно понимает, что Соединенные Штаты с легкостью могут поддержать антиправительственные группировки.

Но такие рычаги американского воздействия, скорее всего, недолговечны. После весьма вероятного переизбрания Путина 4 марта протестное движение разобьется на различные организации, на более мелкие демонстрации, а возможно, на небольшие политические партии. А у Путина будет шесть лет на то, чтобы разобраться с политическими фракциями России.

Новая эскалация?

После выборов у Путина появится больше времени и ресурсов для решения других важных проблем, стоящих перед Россией, таких как противостояние с США. На горизонте также маячит еще одно важное событие: в мае в Чикаго должен состояться саммит Россия-НАТО.  Россия заявляет, что если к этому времени Москва и Вашингтон не договорятся по ПРО, она в работе саммита участвовать не будет. Это может стать сигналом о возможном разрыве отношений между НАТО и Россией. Бывший российский представитель в Организации Североатлантического альянса Дмитрий Рогозин уже увязал соглашение по ПРО с общими отношениями Россия-НАТО и с будущим Северной сети доставки. Когда протесты сойдут на нет, вопрос ПРО вернется в центр внимания, и тогда прежние угрозы Москвы станут крупной проблемой для США.

Но Москва будет действовать внимательно и осторожно, чтобы своими угрозами не доводить ситуацию до кризиса и разрыва с Соединенными Штатами. Возможно, она попытается создать чувство неловкости и тревоги у европейцев в ходе российско-американского противостояния; но она не захочет порождать негативную реакцию, вынуждая европейцев объединяться с США в вопросах региональной безопасности. Более того,  Россия не желает выхода Афганистана из-под контроля, поскольку беспорядки в этой стране наверняка перельются через ее границы и распространятся на Центральную Азию. А в вопросах военной мощи Россия не в состоянии соперничать с США.

Кремль не уверен в том, какой будет в перспективе американская политика в отношении России, поскольку в США на горизонте также президентские выборы. Россия помнит, насколько плохо она была подготовлена к изменениям в Вашингтоне, когда после Джимми Картера президентом США стал Рональд Рейган. Это не значит, что в ноябре произойдет мощный сдвиг, но Москва также не может быть уверена и в том, что его не будет. У нее есть возможность идти на дальнейшую эскалацию напряженности с Соединенными Штатами после российских президентских выборов, но Москва не может подстегивать кризис, доводя его до крайности, поскольку в этом случае возникнет мощный раскол, контролировать который она не в состоянии.

http://www.fondsk.ru/news/2012/02/10/volnenia-v-rossii-otvet-usa-na-ugrozu-severnoj-seti.html

Опубликовано 12 Фев 2012 в 10:30. Рубрика: Политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.