Стратегия войны в Донбассе

Удалой марш Стрелкова в Донецк сломал многие планы, которые строились из расчета его героической гибели. Однако теперь это в прошлом. Каковы шансы сторон на победу?

Вопрос непростой. У симпатиков каждой из сторон есть своя точка зрения по этому поводу - естественно, диаметральная. Однако в большинстве своем она заключается в стандартном "забросаем шапками". Проблема в том, что шапки есть у обеих сторон, но есть и очень серьезные проблемы.

Победа за Киев

У Киева, безо всякого сомнения, есть очень серьезные шансы на военную победу. Уточню - речь идет именно о военной победе, то есть, разгроме противостоящих ему сил ополчения. С политической победой вопросы остаются при любом исходе событий.

Важнейшее преимущество хунты заключается в подавляющем превосходстве в тяжелом вооружении и абсолютном господстве в воздухе. Организационно Киев обладает существенным преимуществом, которое выражается в действующей государственной и военной машине. Если его противники находятся лишь в стадии становления своих организационных структур, что приводит к очень высокой хаотичности, потере усилий на преодоление управленческих нестыковок, Киев имеет возможность даже при крайне низкой исполнительской дисциплине проводить все необходимые мероприятия - от мобилизации до ввода в строй законсервированной техники опережающими ее уничтожение темпами.

Абсолютным преимуществом Киева является помощь извне - в людях, специалистах, деньгах, технических средствах и разведывательных данных. Для ополчения все это недоступно. Рассматривать гипотезу помощи из России (имеется в виду организованную помощь) пока можно в ряду не менее экзотических, как прибытие космодесанта из галактики Нибиру или передачу каких-нибудь боевых магических технологий от местных гномов-шахтеров. Во всяком случае пока эта экзотика пока неактуальна.

Сказанное плюс имеющийся опыт войны за Славянск подсказывает стратегию действий армии карателей. Не вступая в контактный бой, равнять огнем любые очаги сопротивления, включая и потенциальные. Жилые кварталы, промышленные зоны, овраги, леса и посадки, поля - неважно. Любое место, за которым находятся или даже могут находиться ополченцы, должны быть засыпаны снарядами и залиты огнем из всех видов стрелкового оружия. Только после этого - выдвижение бронетехники - и уже вслед за ним выдвижение пехоты. Любое сопротивление означает только одно - отход на исходные и повторение пройденного.

Тактика предельно варварская, но ничего иного каратели себе позволить не могут - у них нет полноценной пехоты. Все затяжные боестолкновения с ополчением до сих пор заканчивались одинаково - только сегодня пришло сообщение об уничтожении 70% личного состава батальона "Азов" в Саур-могиле. Что фактически означает ликвидацию его, как подразделения. "Азов" выведен на переформирование.

Батальон "Донбасс", который уже прошел две реинкарнации, больше не рвется на фронт, а желает воевать в "освобожденном" Славянске, где может без особого риска класть лицом в землю всех мужчин. Логика простая - раз выжил - значит, либо сепаратист, либо их пособник.

Узкое место такой стратегии - недостаточное количество артсистем. Их невероятно много по сравнению с артиллерией ополчения, но катастрофически мало для того, чтобы в короткие сроки разнести развитую инфаструктуру региона. С другой стороны, даже это сравнительно небольшое количество артиллерии карателей испытывает потребность в очень большом количестве боеприпасов, которые нужно подвозить, тратя все более дефицитное топливо, да и автопарк у украинской армии не безразмерный, а его состояние крайне изношенное.

Для того, чтобы укатать город-миллионник Донецк, как стотысячный и гораздо более компактный Славянск, Киеву придется либо найти где-то новые стволы артиллерии ( а также всего остального сопутствующего для беспрерывной подачи снарядов), либо смириться с многомесячной осадой города. Либо идти напролом, наплевав на любые потери в живой силе и технике.

С Луганском ситуация выглядит совершенно симметрично - пока каратели вынуждены стирать с лица земли целые кварталы населенных пунктов. Продвижение вперед идет, но очень медленно. В основном оно удается там, где у ополчения просто нет людей и, соответственно, сопротивления.

Авиация карателей по причине своей малочисленности не способна сыграть решающую роль в уничтожении Донецка и Луганска, взаимодействовать с наземными войсками она, судя по всему, не может - как потому, что сама не обучена этому, так и по причине полной неспособности к этому у наземных войск. Поэтому штурмовики хунта может использовать в основном как орудие террора мирного населения - как это уже и происходит.

Выход и беспрепятственный марш весьма немалой колонны Стрелкова доказал, что господство в воздухе Киева совершенно не способно выливаться в его тактические победы. Скажем, вывод бригады Хамиса Каддафи из Мисураты в аналогичной ситуации привел к ее беспощадной бомбардировке силами НАТО, которые имели возможность вести разведку с воздуха и координировать действия своих штурмовиков, находящихся за сотни километров от места событий. Киев лишен таких шикарных возможностей.

Так или иначе, но Киеву придется вначале решить весьма непростую задачу стянуть под Донецк все собранное под Славянском, обеспечить его охрану, подвоз боеприпасов, подтянуть пехоту - и только после этого можно будет начинать уничтожать город. На все про все у хунты уйдет не менее двух-трех недель, а если учесть возможность войны на коммуникациях - срок этот может затянуться на более длительное время.

Как ни крути - но фактор времени продолжает играть ключевую роль. Робкие заявления мирового сообщества, поиск мирного пути урегулирования или триста пятьдесят третьи учения очередного военного округа России никакого влияния на события не производят, однако на хунту давит улица, которую СМИ продолжают держать в истеричном состоянии. Влияние улицы умело используется противниками Порошенко, которые уже продавили решение о прекращении перемирия - и они же требуют немедленного результата. Чем дольше будет продолжаться АТО (хотя, конечно, АТО ее называть уже совершенно невозможно), тем серьезнее будет вставать перед Порошенко вопрос о ее прекращении. Он находится в определенном цугцванге - завершить быстро невозможно, тянуть - получить третий Майдан в Киеве, в котором все более сильные позиции набирает отморозок Ляшко.

Порошенко, которого назначили из Вашингтона, прекрасно понимает, против кого накачивают деньгами и рейтингом Ляшко. Третий Майдан (или парламентские выборы) приведут к власти уже ничем не прикрытых фашистов, после чего любые рациональные расчеты летят к черту, а отвечать за недостаточное усердие в деле подавления сепаратистов будет как раз Порошенко.

Поэтому чем дольше будет затягиваться АТО, тем больше вероятность того, что Порошенко выберет мирное решение вопроса для того, чтобы сосредоточиться на ситуации в Киеве. Война для него становится возможностью руками "сепаратистов" истребить наиболее отмороженных нацистов, на которых сможет в итоге опереться Ляшко (или иные наци-лидеры). Поэтому нельзя исключать - а скорее, нужно предполагать, что в этот раз наземные атаки и штурмы батальонов "Правого сектора" и территориальных батальонов будут проводиться гораздо чаще, чем в Славянске. Победят - все лавры Порошенко. Не победят - уменьшатся в численности. СМИ, конечно, добавляют жару, но добровольные наборы идут все более вяло и без огонька - основная масса желающих истреблять "колорадов" уже в строю.

Есть еще и финансовый фактор, который играет существенную роль - и рассчитывать на то, что войну оплатят по полной программе, не приходится. Запад способен потянуть финансирование джихадистов, которые весьма умерены в аппетитах и потребляют не такие уж и большие ресурсы. Тянуть целую страну-банкрот, да еще и ведущую войну, США не станут. Европа - тем более. Накладно.

Однако рассчитывать только на нехватку финансов не приходится - сама по себе она не является критической, она может стать таковой лишь в сочетании с другими факторами.

Таким образом, можно предположить, что максимальная длительность нынешней фазы АТО продлится не более двух месяцев - на большее Порошенко пойти не сможет. Естественно, если за эти два месяца Киев добьется результата, который позволит ему нанести серьезное поражение ополчению, то срок будет продлен - до полной и окончательной военной победы. Но это поражение еще нужно будет нанести.

И вот здесь начинаются возможности, которые при известных обстоятельствах смогут сыграть уже за ополчение.

Победа за восстание

Военной победы восставшие достичь не могут. Во всяком случае, без внешней помощи. Противник обладает преимуществом в огневой мощи, в броне, не имеет никаких ограничений на применение любых имеющихся боеприпасов по любым целям. Ресурсы тоже несопоставимы. Чудес не бывает.

Тем не менее, все недостатки украинской армии автоматически являются преимуществами ополчения, и если оно сумеет преодолеть свои проблемы, то у него есть шанс. Шанс на то, что каратели не смогут достичь поставленных перед ними целей и будут вынуждены идти на переговоры.

Главная проблема восстания пока остается прежней - отсутствие единого военного и политического командования. Первое, что сделал Стрелков по возвращении - объявил о создании Центрального командования. В условиях, когда имеются несколько крупных отрядов ополчения, во главе которых стоят вполне самостоятельные командиры, наиболее логичным становится введение не иерархического командования, а коллегиального. Что-то типа шуры моджахедов. Это позволит избежать схватки внутри ополчения за лидерство и хоть как-то координировать действия.

Удастся ли это Стрелкову - неизвестно. Против него играют не только амбиции коллег, но и гораздо более серьезные люди, чьи интересы народное восстание на Донбассе очень серьезно затронуло и чьи планы оно нарушило. Однако без координации все остальные мероприятия не имеют никакого смысла.

Вторая проблема - это мирное население. Задача карателей более чем понятна - вынудить население бежать из зоны боев. Когда некого защищать, теряется смысл продолжения борьбы. Поэтому допустить повторение славянского сценария ни Луганск, ни Донецк уже не могут себе позволить. Уже ясно, что никакие жертвы среди мирного населения не побудят Запад и Россию делать решительные шаги по прекращению войны. Я не могу объяснить себе мотивы российского руководства в этом случае - но не учитывать его решимость не вмешиваться в ситуацию невозможно.

Бесплодные попытки воззвать к помощи все слабее. Московские олигархи четко дают понять восставшим - либо те принимают условия Москвы и признают над собой их ставленника (будь то Медведчук или кто еще) - либо истребление людей будет продолжаться. Однако олигарх во главе восстания - это крах всей его идеи, и поэтому пойдут или нет на это сами восставшие - тоже неизвестно.

Поэтому у ополчения есть время выбирать между продолжением восстания и покорностью Москве только до тех пор, пока карательная группировка не возьмет Донецк и Луганск в блокаду - после чего методичный расстрел городов рано или поздно утопит их в крови.

Наконец, уход в партизаны тоже бесперспективен - у партизан нет шансов на победу против даже очень слабого государства. Поддержка населения - значимый фактор, но Киев не намерен предоставлять его восставшим - безжалостные зачистки, фильтрационные лагеря и просто расстрелы создают атмосферу страха и террора, в которой о помощи партизанам говорить практически невозможно. У Киева нет ограничений - ему все равно, сколько погибнет людей. Нацизм такими мелочами не заморачивается. Партизаны хороши как дополнение к регулярной армии - но не как ее замена.

Кроме этого, есть еще целый букет проблем, каждая из которых может сыграть пусть и не решающую, но очень значимую роль, а в сумме они окажутся неподъемными для их решения. Дефицит всего - главная из них. От оружия и боеприпасов до людей, еды, топлива, денег. Война идет целиком и полностью трофейным вооружением, а значит, очень скоро будут исчерпаны все возможности пополнения даже тем слабым оружием и боеприпасами, которые есть у ополчения. Не зря первым делом ополченцы Славянска отправились на штурм управления пенитенциарной системы в Донецке - нужно оружие.

Тем не менее, шанс есть. Слабое место хунты - коммуникации. У нее нет сил одновременно воевать и держать под контролем дороги. Главное - на марше у карателей нет такого подавляющего превосходства в огневой мощи, как если бы они сумели занять позиции вокруг городов. Чем дольше каратели будут занимать эти позиции, тем больше на них будет давить фактор времени. По сути, ополчению остается только надеяться на то, что у хунты есть критическая черта, за которой она просто не сможет дальше продолжать войну.

Поэтому тактика ополчения сейчас - это война на дорогах. Другого ничего не остается. Чем дольше будут подтягиваться каратели к Донецку и Луганску - тем больше шансов на то, что переговоры состоятся с командованием и политическим руководством восстания, а не со ставленниками Москвы. К сожалению, в складывающихся обстоятельствах Москва должна рассматриваться восставшими уже не как союзник. Российское руководство играет против восставшего народа Новороссии в одной команде с Киевом, хотя между собой у них есть свои разногласия. Милый олигархический междусобойчик, которому очень серьезно мешают возомнившие о себе смерды.

В подобных обстоятельствах можно сказать лишь то, что победой восстания можно будет считать переговоры Киева с его нынешним руководством. Однако уже сейчас очевидно - максимум, что сможет выторговать себе так и не состоявшаяся Новороссия - это особый автономный статус в составе Украины. На большее пока у восставших просто нет ни сил, ни ресурсов, ни возможностей. Но даже за это предстоит еще воевать и сражаться. Идея тотального истребления сепаратистов слишком сильна в Киеве, чтобы он отказался от нее без неприемлемых для себя потерь.

Естественно, что возможно чудо. Может появиться какой-то новый фактор, который переломит тенденцию. Когда он появится - можно будет учесть его в новых раскладах. Но пока его нет.

http://el-murid.livejournal.com/1910367.html

http://el-murid.livejournal.com/1910672.html

Опубликовано 09 Июл 2014 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.