«Исламисты 2.0» выработали по-настоящему глобальный подход к пиару подобно нацистам и другим тоталитарным режимам, которые увлекались научно подкрепленной пропагандой. У них есть собственная видеостудия, веб-мастеры, маркетинговые группы и т.д.

Война, которую сейчас ведет исламистский тоталитаризм, по меньшей мере, настолько же психологическая и информационная, насколько военная и террористическая. Чрезвычайную маркетинговую эффективность поставленных ими ужасающих сцен нельзя списать на одно лишь безумие. Дело в том, что подобная стратегия запугивания не раз помогала радикальным исламистам ИГ захватывать города и деревни в Сирии и Ираке без единого выстрела.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Кроме того, объясняет она и притягательную силу ИГ, которая влечет в его ряды радикалов со всего мира, в том числе и из западных стран.

Вопреки распространенному мнению цель палачей из ИГ состоит не в том, чтобы убить как можно больше местных и западных пленников («Аль-Каида» справлялась с этой задачей куда лучше них), а в первую очередь заставить говорить о себе с помощью такого мощнейшего катализатора как социальные сети, которые работают по принципу вирусного распространения информации и вуайеризма. Их задача заключается в «негативном маркетинге», привлечении как можно большего внимания к себе, подрыве духа «дальнего» (Запад) и «ближнего» (мусульмане-«отсутпники») врага.

Ступор и страх

Стратегия ошеломления и запугивания уже доказала свою эффективность на примере гуннов, монголов и первых арабо-мусульманских завоевателей, на которых во многом ориентируются «исламисты 2.0» и ИГ. Им удалось уничтожить Персидскую империю, захватить восточные и африканские владения Византийской империи, а затем всего за век дойти до Испании и Пуатье в 711 и 732 годах. В этой стратегии сочетается тактика молниеносной войны, засад, терактов, захвата заложников и психологической войны с опорой на обман, пугающие слухи и показные зверства, которые призваны вызвать одновременно ужас и восхищение с помощью визуального и эмоционального шока. Этот шок призван добиться немедленного подчинения и лишить человека всяческого желания бороться и сопротивляться.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Стратегия запугивания должна привести врага в состояние паралича и ступора, лишить того возможности защититься. Сильнейшее психическое переживание должно вызвать ни с чем не сравнимый ужас, погрузить в каталепсию.

Вызванные чувства объединяют в себе парализующий эмоциональный ступор и нечто вроде мазохистского и нездорового восхищения. Они неотделимы от лежащего в основе маркетинга принципа идентификации. Экстремисты могли бы показать в своих видео горы безликих трупов, но это было бы куда менее эффективно, чем прямая трансляция обезглавливания гражданина западной страны, с которым может легко идентифицировать себя зритель (подражание и потребность в самоидентификации — основа работы пиара и маркетинга и элементарный принцип функционирования нашей психики).

Кадры мужчин, женщин, детей и стариков, которых обезглавливают, хоронят заживо, подвешивают на мясницкие крюки, кастрируют, продают как скот на рынках Мосула… Задачи стратегии ошеломления и запугивания заключаются в следующем:

— Запугать инакомыслящих и несогласных в собственном лагере. Страх подозрений в «предательстве» группы укрепляет конформизм ее членов.

— Вызвать восхищение и притяжение всех людей с садистскими и психопатическими наклонностями. ИГ дает им понять, что простое обращение в ислам позволит им совершенно безнаказанно и даже за вознаграждение воплотить в жизнь свои самые дикие фантазии в его рядах.

— Нанести психологический удар по «ближнему» (местное население) и «дальнему» врагу (Запад), навесив вину на казненного заложника, которого перед смертью заставляют возложить на правительство своей страны (западной) ответственность за предстоящую расправу.

— Вызвать у врага ретроградный «стокгольмский синдром», то есть добиться добровольного подчинения с помощью страха и ожидания. Враг должен быть одновременно запуган и сбит с толка опасным сплавом визуального террора и демонизации.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Когда западный человек видит то, как заложник возлагает на империалистический и крестоносный Запад ответственность за убийства неверных, он становится потенциальным идеологическим пособником, который из страха распространяет часть претензий исламистов. Те в свою очередь неизменно обвиняют западных «крестоносцев» во «вторжении на мусульманские земли» вроде Ирака и «угнетении» мусульман. Если следовать их логике, получается, что варварство Исламского государства оказалось лишь следствием поступков Запада.

Лучшим тому примером из прошлого стали результаты выборов в Испании после терактов в Мадриде в 2004 году: победа досталась Луису Хосе Сапатеро, хотя до трагедии все опросы прочили первое место правым. Все дело в том, что исламистские радикалы возложили ответственность за теракты на правое правительство Хосе Марии Аснара.

Подобно ужасным гуннам Аттилы в прошлом, сегодня Исламское государство активно формирует варварскую репутацию (распятия, обезглавливания и т.д.), которая приводит в ужас, ошеломляет и создает панические порывы. Причем до такой степени, что экстремистам зачастую даже не приходится сражаться, чтобы завоевать новые позиции… Психологическая война ИГ пугающе эффективна. Она работает на ведущиеся в регионе бои, которые в свою очередь опираются на уловки и хитрости.

Варварский террор моджахедов ИГ приводит в ступор и деморализует врага еще до начала боя, что позволяет им захватывать целые города без малейшего сопротивления. Поэтому исламистские пиарщики без конца рассылают все новые фотографии и видео обезглавленных врагов. Так, когда 8 августа 2014 года войска Исламского государства захватили лагерь 93-й бригады (крупная база сирийской армии в провинции Ракка) и убили 300 солдат Башара Асада, «веб-моджахеды» немедленно выложили в сеть обезглавливание сирийских военных, чтобы запугать врагов из «неверных».

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Сам же захват армейской базы осуществлялся на основе прекрасно продуманной стратегии с участием смертников: тройной теракт открыл путь отрядам исламистов, которые смогли проникнуть на уже пострадавшие участки. Захват базы позволил ИГ заполучить существенное количество техники и тяжелого оружия.

Что касается ориентированной на западную аудиторию стратегии запугивания, первым в ее нынешнем виде стал применять покойный аз-Заркави, бывший лидер «Аль-Каиды» в Междуречье». Абу Мусаб аз-Заркави впервые вывел ее на профессиональный уровень в планетарных масштабах, объединил варварство и визуальный террор в выпущенной в прямом эфире казни «неверного». В печально известном видео от 13 мая 2004 года (оно, к сожалению, дало старт целому движению) бывший член «Аль-Каиды» в Ираке» положил начало эре психологической войны в интернете, методично перерезав горло и обезглавив американца Николаса Берга. Все это впервые произошло в прямом эфире на фоне отрывков из Корана и параноидальной риторики («Мусульмане становятся жертвами агрессии» и т.д.).

Аз-Заркави был убит в 2006 году в ходе американского рейда. Однако его методика одержала нежданную посмертную победу, потому что смогла оставить позади не только «историческую» «Аль-Каиду»…

Демонизация, обвинения и критика «исламофобии»

Кроме того, эта семантическая и психологическая война радикалов ИГ опирается и на старые добрые методы манипуляции и дезинформации: смена ролей, обвинения и демонизация цели и ее союзников. Подобная «война представлений» прекрасно работает среди аудитории в постиудейском или постхристианском обществе, которой зачастую свойственны комплексы и чувство вины. На самом деле Запад чрезвычайно восприимчив в аргументам радикальных или «умеренных» исламистов, которые обвиняют его в «заговоре» против мусульманского мира, означающем, что правоверным нужно «защищаться», «мстить» и «наказывать» неверных.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Именно по этой причине в жертвеннической и параноидальной вульгате ИГ и прочих радикальных исламистских движений критика «исламофобии» становится сильнейшим идеологическим и психологическим механизмом. Такой опирающийся на демонизацию других тип реваншистской риторики (он свойственен любым проявлениям тоталитаризма) уже не первое десятилетие проникает в сознание отягощенных грузом вины западных стран, чья компромиссная и капитулистская элита отдает своих собственных сограждан на откуп радикальным проповедникам, получившим поддержку и прошедшим подготовку у наших иностранных «друзей» из Персидского залива и прочих обскурантистских «союзников».

В этой связи пропаганда «Братьев-мусульман» и многих исламистских и «антирасистских» (борьба с расизмом тут, мягко говоря, весьма избирательная) ассоциаций де факто способствует распространению антизападного исламистского фанатизма. Все эти организации поддерживают жертвеннический образ общины, коллективную паранойю, ощущение угнетенности и реваншистские настроения мусульманских сообществ. В их сознании у Запада формируется образ чудовища, с которым необходимо бороться всеми возможными средствами.

Исламский тоталитаризм против фундаментализма

Моджахеды Исламского государства на самом деле отнюдь не враждебны современности, которую они прекрасно умеют окрашивать в цвета исламизма и салафизма. Главная ошибка западных аналитиков после событий 11 сентября 2001 года заключается в описании этих сверхсовременных, глобализованных и прекрасно владеющих новейшими средствами связи «исламистов 2.0» как простых «фундаменталистов» и «интегристов». Их зачастую сравнивали с «другими» фундаменталистами из католиков, иудеев, протестантов, свидетелей Иеговы и прочими, которые, несмотря на упорство или даже упрямство зачастую отличаются мирным настроем.

Все это мешает вести с ними борьбу, потому что не представляет их теми, кто они есть на самом деле: то есть простыми религиозными фундаменталистами, а не тоталитаристскими варварами, которых можно поставить в один ряд с нацистами и сталинистами. Террористы ИГ, «Аль-Каиды» и ХАМАС — кто угодно, только не набожные консерваторы. Они соблюдают предписания веры только в тех пределах, которые помогают им в осуществлении тоталитарного замысла безграничных завоеваний. Конечная цель (мировой халифат) оправдывает в их глазах любые средства (терроризм, варварство), как и любое другое тоталитарное начинание, нацеленное на уничтожение врага и тотальный контроль над человечеством с помощью хитрости, лжи и террора.

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

«Исламисты 2.0» — вовсе не застрявшие в Средних веках пассеисты: они прекрасно владеют всеми современными средствами манипулирования, как в прошлом нацисты. В их абсолютном прагматизме нет ни капли совести, чувства религиозной и нравственной вины, хоть каких-то пределов. Они досконально изучили социальные сети и системы связи нового поколения, которые изобрели их «враги-крестоносцы», потому что эти мощнейшие средства вербовки неподвластны границам и как ничто эффективны.

Их навыки манипулирования и маркетинга позволяют привлечь на свою сторону всех тех, кого охватила злоба или желание поквитаться. Смартфоны и социальные сети служат им для распространения фанатизма и дистанционной вербовки сторонников, как в мусульманском мире, так и на Западе. Там, где целые племена начинают войну против презренного центрального государства, наносят удары «волки-одиночки» вроде Мера и Неммуша, люди обращаются против собственной цивилизации.

Ужасающий сплав средневекового исламистского варварства и современных средств связи стал главной отличительной чертой нового поколения «исламистов 2.0». На фоне вооруженных смартформами варваров Исламского государства Усама бин Ладен выглядит чуть ли не жалким и смешным. Они оставили далеко позади своих наставников 1990-2000-х годов и прекрасно умеют пользоваться благами глобализации, социальными сетями и прочими достижениями современных технологий.

Что касается пиара, у них есть собственный журнал, видеостудия, веб-мастеры, маркетинговые группы и т.д. При всем этом они выпускают лишь нечто простое и понятное, неизменно воздерживаясь от абстрактных и сложных идей. Именно это имел в виду Геббельс, когда говорил о воздействии на бессознательное масс с помощью простых представлений, повторения, бинарных и миметических принципов. Такие методы позволяют проникнуть в коллективное и индивидуальное бессознательное. В этой связи генштаб ИГ публикует «ежегодные отчеты» о своих действиях, военных победах, убийствах и финансовых поступлениях подобно крупной международной компании, которая выпускает отчетность в Excel и PowerPoint.

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Так, в июне 2014 года ИГ обнародовало прекрасно составленный 400-страничный документ со множеством подтверждающих приведенные цифры материалов. В нем организация отчитывается по количеству казней, сожженных домов и терактов с участием смертников за 2013 год. Рисунки, иллюстрации и схемы рассказывают о «более 10 тысячах террористических операций в Ираке», «казни 1083 человек» (вдвое больше, чем годом ранее), «сожжении и уничтожении 1015 домов», «238 терактах со смертниками», «подрыве 4 тысячах взрывных устройств на дорогах страны», «освобождении сотен» сидевших в тюрьме исламистов…

Очевидная цель этого доклада, о котором, кстати, писали СМИ (именно такова цель ИГ, и СМИ неизменно попадают в его ловушку), заключается в том, чтобы расширить глобальную стратегию ошеломления, завербовать новых боевиков, запугать врагов и подтолкнуть потенциальных спонсоров к финансированию джихада против крестоносцев, шиитов и прочих мусульман-«отступников».

Зеленый тоталитаризм

«Исламисты 2.0» выработали по-настоящему глобальный подход к пиару подобно нацистам и другим тоталитарным режимам, которые увлекались научно подкрепленной пропагандой: они продвигают прекрасно разработанные идеи и риторику, которые, тем не менее, носят базовый и черно-белый характер. Они пользуются предельно простыми и понятными отсылками, доступными даже для тех европейцев, которые недавно перешли в новую веру и не владеют идеологической подготовкой, но позволили воспользоваться своим реваншизмом и базовыми источниками фрустрации.

Так, например, в подобных случаях речь идет не о хоть сколько-нибудь точных идеологических максимах или выражениях нравственных принципов (как это делают настоящие фундаменталисты), а о простейших ориентирах вроде запрета пить и курить, ходить в недостаточно полно скрывающей формы одежде… Кроме того, все это может опираться на неприкрытую легитимизацию садистского насилия во имя борьбы с «врагами мусульман», «предателями», «отступниками», «неверными, угнетающими наших сестер», «крестоносцами», «евреями», «захватчиками»…

Как и в любой тоталитарной системе, оказавшиеся под ее властью территория и население находятся под постоянным контролем. Все аспекты повседневной жизни людей внимательно изучаются уполномоченными хисбы. Сами журналисты обязаны следовать подробнейшим образом составленному протоколу, который напоминает систему грамотно разработанного маркетинга: журналистов отбирают в зависимости от максимального покрытия, которое они в состоянии обеспечить, и подконтрольности передаточного звена.

Как писал сайт SyriaDeeply, Исламское государство четко обозначило правила игры, позволяющие журналистам со всего мира узнать, что к чему. Разумеется, эти правила не обсуждаются и могут быть изменены или нарушены в любой удобный момент в одностороннем порядке по старому исламскому принципу хрупкого «перемирия» с «неверными». Как бы то ни было, они позволили нескольким западным журналистам снять репортажи об ИГ, не лишившись головы перед камерой. Исламисты умеют щадить те СМИ, которые приносят им наибольшую известность.

11 правил исламского государства для журналистов:

1. Корреспонденты обязаны присягнуть на верность Абу Бакру аль-Багдади, что на время делает их «подданными» Исламского государства, которые обязаны подчиняться «своему имаму».

2. Журналисты получают разрешение на работу после передачи заявки в управление ИГ по работе со СМИ.

3. Их действия находятся под исключительным надзором занимающихся СМИ ведомств ИГ.

4. Они могут напрямую работать с международными информационными агентствами (вроде Reuters, AFP и AP), но должны держаться подальше от любых международных и местных спутниковых телеканалов. (Отданное трем крупнейшим мировым агентствам предпочтение связано с их огромной «ударной силой» и умножающим фактором как источника информации).

5. Им запрещено работать с телеканалами из черного списка каналов, которые борются против исламских стран.

6. Им разрешено освещать события на территории ИГ без уведомления управления по работе со СМИ, но в таком случае в опубликованных статьях и фотографиях должно быть указано имя журналиста и фотографа.

7. Журналистам запрещается выпускать репортажи, предварительно не уведомив об этом управление ИГ по работе со СМИ.

8. Они могут использовать собственные аккаунты в социальных сетях и СМИ для публикации новостей и фотографий, но у управления ИГ по работе со СМИ должны быть координаты этих аккаунтов.

9. Если журналисты следуют правилам, они могут делать фотографии на территории ИГ, но им нельзя освещать затрагивающие безопасность государства события или вести съемку в запрещенных местах.

10. Управление по работе со СМИ держит под неусыпным контролем работу журналистов на территории ИГ. Любое нарушение правил влечет за собой отзыв разрешения.

11. Правила не окончательные и могут быть изменены в любой момент в зависимости от обстоятельств, «уровня сотрудничества с журналистами» и их обязательств перед «братьями» в управлении ИГ по работе со СМИ.

Сейчас мы имеем дело со стратегией запугивания и психологической войной, которую ведут радикалы ИГ и так называемые «умеренные» исламистские пропагандисты. Они распространяют фанатизм и вербуют сторонников на нашей территории, причем делают это совершенно безнаказанно, прикрываясь свободой слова и религии. Поэтому сейчас западным странам нужно следующее:

— Сделать так, чтобы в социальных сетях и СМИ больше не выкладывали исламистскую пропаганду, которая сейчас присутствует там на постоянной основе и сеет зерна фанатизма в головах молодежи.

— Прекратить предоставлять религиозные права движениям фанатиков, которые пользуются свободой вероисповедания для продвижения тоталитарного мышления.

— Бороться с любыми проявлениями исламистской пропаганды с помощью законов светской республики, которые могут наложить запрет на деятельность любых исламистских ассоциаций, чьи идеи противоречат свободе совести, равенства и уважения к жизни.

— Оказать серьезное давление на тоталитарные мусульманские страны, в частности государства Персидского залива, а также Турцию Эрдогана и Пакистан так, чтобы они прекратили поддерживать на нашей территории подрывные исламистские и коммунитаристские организации, не становились перевалочным пунктами для радикалов.

— Лишить гражданства всех исламистских добровольцев, которые отправились сражаться в Сирию в рядах ИГ и намереваются вернуться в Европу для продолжения идеологической и пропагандистской работы.

— Не поддаваться стремящейся насадить чувство вины исламистской риторике, которая опирается на критику «исламофобии». Потому что ненависть исламистов к неверным питается ненавистью к себе и неприятием Запада, которые насаждаются специалистами по покаянию и односторонней борьбе с расизмом…

http://inosmi.ru/world/20141214/224899926.html