Дар-эс-Салам, Танзания. Вечер кино в Мулуде, Джибути. Уроки по скайпу в Эфиопии. Помощь в обучении ветеринаров в Гариссе, Кения. А в этой стране на восточном побережье Африки – и работа над  созданием начальной и средней школы, и над строительством цистерн для обеспечения чистой водой. Всё это добрые американские дела, но кто их делает и почему?

Я сижу в помещении, полном десятков высокопоставленных офицеров в блистательных мундирах – кенийцы в хаки, бурундийцы и угандийцы в оливковых,  танзанийцы в тёмно-зелёных, похожих на спортивные ярких беретах и красных эполетах со скрещёнными винтовками на плечах – значит, возможно,  американцы проводят какую-то миссию где-то на этом обширном континенте.  Может быть, это рейд с целью похищения или военные учения. Это может быть воздушный удар или строительство базы для беспилотников. Или, как я узнал от очередного оратора, взошедшего на кафедру на конференции «Сухопутные силы Восточной Африки» в Дар эс-Саламе, Танзания, это может быть гуманитарная операция, проводимая не гражданскими лицами в рамках помощи, а военными по скрытым мотивам – часть охватывающей почти весь континент кампании, с использованием основных принципов стратегии контрпартизанской борьбы.

АФРИКОМ

Силы командования АФРИКОМ в 2008 году

Американцы пытаются выиграть войну за сердца и умы в Африке. Однако расследование Пентагона  наводит на мысль, что эти загадочные проекты где-то там, в Джибути и Эфиопии или здесь, в Танзании могут быть устаревшими, непродуманными и недокументированными провалами в ходе осуществления. По данным наблюдательной службы министерства обороны, американские военные в Африке «неадекватно планируют и выполняют» миссии, должные одержать верх над африканцами, которые считаются склонными к соблазнам насильственного экстремизма.

Это свидетельство провалов на самой ранней стадии американской кампании по завоеванию сердец и умов должно воскресить мрачные воспоминания у каждого, кто следил за её предыдущими усилиями использовать гуманитарные и инфраструктурные проекты, чтобы склонить на свою сторону местное население во Вьетнаме, в Ираке и Афганистане. В каждом случае  эти операции блистательно проваливались, но полностью это признавалось только спустя годы бесплодных усилий и выброшенных на ветер миллиардов долларов.  В Африке, в военной зоне, о которой большинство американцев совершенно не знают, эти письмена уже пишутся на стене. Или, по крайней мере, так должно быть. Хотя инспекторы Пентагона определили избыток проблем, их отчёт, фактически почти на год положили под сукно, а командование, ответственное за эти провалы, проигнорировало все вопросы о нём со стороны TomDispatch.

С добрыми делами – безнадёга

Сегодня американские военные всё чаще сталкиваются с Африкой как с «полем боя» или «театром военных действий» или «войной», как говорят люди, руководящие этими операциями.  С этими целями они построили сложную логистическую сеть для обслуживания растущего числа небольших передовых постов, лагерей и военно-воздушных баз, причём в среднем в том или другом месте континента проводится более одной миссии ежедневно. Значительное  число этих операций принимает форму кампании, проводимой согласно методичке по «завоеванию умов и сердец», что возвращает нас  к провальному американскому опыту в Юго-Восточной Азии времён 1960-х и 1970-х и в более поздние времена, на Большом Ближнем Востоке.

Во Вьетнаме так называемая гражданская половина войны – строительство школ, раздача мыла и предоставление элементарной медицинской помощи – перечёркивалась массированными американскими бомбардировками, сносившими дома, целые селения, и всякое ранее завоёванное расположение со стороны населения. В результате американская контрпартизанская доктрина  была выброшена в мусорную корзину – только чтобы её воскресил спустя десятилетия, когда разразилась война в Ираке, тогда генерал, а позднее директор ЦРУ Дэвид Петреус.

В 2005-2006 годах Петреус  руководил пересмотром FM 3-24, полевого устава по контрпартизанской борьбе (COIN), и произошедшей в результате этого революции в военных делах. Вскоре американские военные в Ираке и Афганистане выбрасывали огромные суммы денег на сложные проблемы, опять же с целью «завоевания умов и сердец». Они подкупали суннитских повстанцев и  вбухивали миллиарды долларов в попытки национального строительства, в диапазоне от современных заводов по переработке курятины до  развлекательно-загорательных аквапарков, в попытках преобразовать щебень недееспособного  государства в государство функционирующее.

Как и в случае с карьерой Петреуса, уничтоженной взрывным скандалом, усилия, которым он способствовал, пошли прахом. В Ираке завод по переработке курятины оказался «потёмкинской деревней», а  шумно разрекламированный аквапарк в Багдаде быстро превратился в руины. За ним вскоре последовала и страна. Менее чем через три года после вывода американских войск Ирак закачался на грани катастрофы, а большинство суннитских наймитов Петреуса остались в стороне, пока жестокая группировка «Исламское государство» оттяпывала для своего халифата часть страны, а иные, обиженные правительством в Багдаде, поддерживаемом США,  примкнули к ней.    В Афганистане результаты так же плачевны, – американские деньги на завоевание сердец и умов  обернулись  дорогами в никуда  (там,  где они ещё не превратились в смертельные ловушки), разрушающимися зданиями, переполненными школами, для которых не хватает финансирования и  учителей,  а миллиарды спускаются в канализацию на один дутый проект за другим.

В Африке суммы и масштабы меньше, но усилия – из той же контрпартизанской методички.  На самом деле для американских военных гуманитарная помощь – от медицинской помощи до инфраструктурных проектов – это вид «сотрудничества в целях безопасности».  Согласно последнему изданию FM 3-24, опубликованному в начале этого года:

«Когда эти мероприятия применяются, чтобы победить мятеж, они являются частью контрпартизанской операции.  Хотя не все мероприятия по сотрудничеству в обеспечении безопасности проводятся в поддержку контрпартизанской борьбы, сотрудничество по обеспечению безопасности может быть эффективным инструментом в борьбе против партизан. Эти мероприятия способствуют достижению доверия между Соединённым Штатам и принимающей нацией и помогают строительству легитимности принимающей нации.  Такие усилия могут помочь в предотвращении мятежей…»

Американское командование в Африке (АФРИКОМ) и подчинённое ему командование, «Совместные объединённые силы спецназначения –Африканский Рог», расположенное в Кэмп-Лемоньер в Джибути, потратили годы, занимаясь подобными гуманитарными проектами в стиле COIN. Их расхваливали в выпусках новостей, публиковали на веб-сайтах  вместо информации о настоящих масштабах и объёмах операций АФРИКОМ, экспоненциального роста его активности, его шпионских операциях, его теневой деятельности по строительству баз.  Бегло просмотрите их новостные выпуски и вы обнаружите, что они полны благостными историями, например, об усилиях служащих из  «Совместных объединённых сил –Африканский Рог» по обучению будущих служащих отелей в Джибути английскому языку или о совместной работе Госдепа, АФРИКОМа и  Инженерных войск США по строительству шести новых школ в Того. Такие мероприятия никогда не оформлялись в контексте противопартизанской борьбы и не связывались открыто с усилиями США по завоеванию сердец и умов. И там никогда не было никаких упоминаний о неудачах или провалах.

Однако расследование генерального инспектора министерства обороны (ГН), завершённое в октябре прошлого года, но так и не обнародованное, обнаружило неудачи в планировании, исполнении, контроле и документировании подобных проектов. Сокращённый доклад, попавший в распоряжение TomDispatch, описывает порочную систему, страдающую от множества глубоко укоренившихся проблем.

В некоторых случаях военные не могли даже указать, как их проекты поддерживают цели АФРИКОМа на континенте; в других отсутствовала финансовая документация; ещё в ряде случаев служащие  Командование «Совместных объединённых сил – АР» не могли гарантировать, что местное население достаточно подготовлено, чтобы поддерживать функционирование или эффективность небольших проектов, как только американцы уйдут.  Риск в том, делается вывод в отчёте, что эти проявления доброй воли  и благих намерений Вашингтона быстро придут в негодность и станут тем, что один из американских чиновников назвал «памятниками американским неудачам»  в Африке.

АФРИКОМ отреагировал не без раздражения. Во внутренней служебной записке полковник Брюс Найкл,  исполняющий обязанности начальника штаба Африканского командования США подверг критике методологию генерального инспектора, подверг сомнению экспертизу ГИ и высказал предположение, что некоторые заключения «вводят в заблуждение». Скоро минует год после выпуска отчёта, но ни АФРИКОМ, ни  командование «Совместных объединённых сил – АР»  не объявили об изменения политики, основанных на этих рекомендациях. Неоднократные запросы, примерно через месяц, направленные TomDispatch  Бенджамину Бенсону,   главе отдела прессы  АФРИКОМ и в отдел по связям с общественностью «Командования Совместных объединённых сил – АР»  с просьбой дать комментарий, дополнительную информацию или пояснения об отчёте, а также просьбы к Найклу дать интервью остались без ответа.

COIN и фонтаны

По всей Африке американские военные занимаются массой проектов помощи, с прицелом выиграть войну идей в сознании африканцев и тем самым победить соблазн экстремистских идеологий – от Боко Харам в Нигерии до аль-Шабаб в Сомали. Эти так называемые «военно-гражданские операции» (ВГО) включают проекты «гуманитарной помощи», такие как строительство и ремонт школ, водяных скважин или водоочистительных систем, и мероприятия по «гуманитарному и гражданскому содействию» (ГГС), например предоставление зубоврачебной и ветеринарной помощи.

Добрые дела могут сами по себе служить наградой, но в случае с американкой армией, «военно-гражданская» благотворительность рассчитана на то, чтобы повлиять на правительства и гражданское население других стран, чтобы «способствовать военным операциям и  достижению целей США».  Если верить Пентагону, мероприятия по оказанию гуманитарной помощи разрабатываются с целью улучшить «видимость, доступность и влияние США вместе с  зарубежными военными и гражданскими коллегами», в то время как проекты ГГС разрабатываются «для продвижения интересов безопасности и внешнеполитических интересов Соединённых Штатов». В мире американской военной бюрократии  эти малые дела в дальнейшем ещё более дробятся на «деятельность в области связей с местным населением», типа распределения спортивного инвентаря и «малозатратные мероприятия», например, семинары по обслуживанию солнечных панелей или англоязычные дискуссионные группы. По крайней мере, в теории, сложите все эти проекты вместе и вы сделаете большой шаг вперёд, чтобы вырвать африканцев из-под влияния экстремистов. Но работают ли эти проекты вообще? Кто-нибудь когда-нибудь побеспокоился это проверить?

В отчёте под заглавием «Совместные объёдинённые силы спецназначения – Африканский Рог» нуждаются в лучшем руководство и системе адекватного управления военно-гражданскими операциями» генеральный инспектор министерства обороны отмечает, что делопроизводство ведётся  настолько плачевно, что у его руководителей «нет даже работающей системы для управления и ведения отчётности мероприятий по связям с населением и низкозатратным проектам». Сводная таблица, в которой отслеживаются мероприятия по связям с населением и малозатратные проекты за 2012 и 2013 гг., настолько плохо заполнена, что о  43% таких мероприятий вообще нет записей.

Тем не менее, генеральный инспектор  сумел проверить  49 из 137 задокументированных  проектов гуманитарной помощи и помощи населению, которые обошлись американским налогоплательщикам в сумму около 9 млн. долларов и обнаружил, что ответственные за них военные чиновники «планировали и исполняли их неудовлетворительно» и не в соответствии с «целями» АФРИКОМ.

Примерно в 20% случаев за этот период  «Совместным объёдинённым силам» даже не удалось внятно объяснить, какое отношение  отдельные проекты имеют к таким задачам, как противодействие экстремистским организациям или расширение «сети партнёров АФРИКОМа на континенте». Проверив  66 проектов по связям с населением и малозатратных мероприятий, ревизоры обнаружили, что СОС-АР не смогли точно указать стратегических целей осуществления либо предоставили неполную документацию  для 62% проектов.

Кроме того, СОС-АР не смогли отчитаться или предоставить информацию по расходам на 4 из 6 проектов, выбранных для особой проверки,  несмотря на требования это сделать и использование компьютеризированной системы, специально разработанной для ведения такой отчётности. Эти проекты – две школы и клиника в Джибути, а также школа в Эфиопии – обошлись американским налогоплательщикам почти в 1.3 млн. долларов, и всё же американские чиновники не смогли правильно отчитаться, куда ушли все эти деньги. В общей сложности чиновники не смогли подтвердить, должным ли образом на эти проекты израсходовано почти 229 млн. долларов налогоплательщиков.

Проверяющие проинспектировали только четыре места осуществления гуманитарной помощи – два в Джибути и два в Танзании – но даже на этом крошечном примере обнаружилось, что в одном из них американские военные не смогли гарантировать, что принимающая нация поддержит этот проект. На «Водяных фонтанах» в Джибути в общине Али Сабех, отремонтированных американцами в 2010 году, чтобы сократить заболеваемость от некачественной воды, проверяющие обнаружили картину полного разрушения.  Двери, трубы и краны «были сняты», один кран изогнут, «что подвергает воду загрязнению». Фотографии, сделанные через два года после окончания проекта, демонстрируют обветшавшие, искорёженные и, по-видимому,  смонтированные на скорую руку конструкции.

Один из американских чиновников уверял представителей генерального инспектора в необходимости привлечения принимающей нации в долевом участии в таких проектах, чтобы они стали успешными, а другой предположил, что крайне важно, чтобы местные «вкладывались на равных» в подобные проекты, чтобы они не превращались в «памятники американских неудач».  В Джибути, однако, местные жители явно были не в курсе, как поддерживать проект в Али Сабехе. В результате джибутийцы бросали камни в колодец, построенный американцами, – это способ, который работает, чтобы поднять уровень воды в колодцах местной постройки. Однако в данном случае колодец был повреждён настолько, что перестал работать.

При изучении отдельных проектов проверяющие из Пентагона обнаружили, что в 73% случаев служащие СОС-АР не смогли собрать достаточно данных о 30-дневном периоде после завершения проекта для оценки того, достиг ли он поставленных целей. Например, в пяти часах пути отсюда, в медицинской клинике в Манза Бей, американцы построили резервуары для воды и систему водосбора. Проект, по-видимому, был успешным, но у военных оказалось очень мало данных, подтверждающих это заявление. В Гариссе, в соседней Кении, гражданский проект по ветеринарной помощи также явно был объявлен триумфальным без каких-либо подтверждений, если не считать расплывчатых оптимистических заявлений об успехе в оказании впечатления на местных жителей.

Завоёвываем сердца и умы или теряем деньги и влияние?

Прочитав прошлогодний проект отчёта генерального инспектора, начальник генерального штаба АФРИКОМ Найкл дал ответ, явно нацеленный на подрыв претензий  наблюдательной службы Пентагон. В сентябре 2013 года в своей служебной записке Найкл уделил особое внимание проблеме методологии расследований генерального инспектора, порицая её в отсутствии статистической выборки. Поскольку доклад имеет гриф «для служебного пользования», служба генерального инспектора отказалась обсуждать особенности его анализа с  TomDispatch, однако Бренда Ролин из Управления по коммуникациям и связям с Конгрессом этой службы защищала методологию. Нестатистическую выборку, объяснила она, «можно использовать для получения достаточных веских аудиторских доказательств. Этот метод надёжен, но результаты могут не распространяться на всё население». Найкл также жаловался, что в команду генерального инспектора не входили специалисты, знакомые со всеми видами гуманитарных акций АФРИКОМа, и  что инспекторы не уделили внимание их успеху.

Прошёл почти год после составления проекта отчёта генерального инспектора. За это время ни АФРИКОМ, ни СОС-АР не отреагировали на него публично и не объявили о каких-либо изменениях на основе изложенных в нём рекомендаций.  Между тем, сердца и умы наших африканских союзников-военачальников остаются непреклонными перед усилиями АФРИКОМа. За те два дня, пока здесь, в Дар эс-Саламе, проходила конференция «Сухопутные силы Восточной Африки», я выслушал выступления генералов и военных аналитиков со всего региона, которые говорили о вопросах безопасности, затрагивающих Бурунди, Кению, Сомали, Уганду и Танзанию. Они указывали на ключевые проблемы – экстремизим, терроризм и пиратство  – которым, по замыслу, должна противостоять американская кампания по завоеванию сердец и умов, и о чём Соединённые Штаты практически не упоминали.  Например, танзанийским офицерам, с которыми я говорил, было приятно получать финансирование от американцев, чего не скажешь о прямом вмешательстве в любом виде со стороны США на континенте.  Ни один из тех, с кем я говорил, видимо, не знал о работе АФРИКОМа над сердцами и умами, типа проектов по обеспечению чистой водой или строительства школ в слаборазвитых сельских районах не так уж далеко от места, где мы заседали.

Даже Иген О’Рейли, военный офицер, прикомандированный к здешнему американскому посольству, чья обязанность – содействовать «сотрудничеству в вопросах безопасности», имел смутное представление о гуманитарных усилиях АФРИКОМ.  Выполняющий двойные функции – отвечая перед послом США в Танзании и АФРИКОМом – он новичок в посольстве, но давно участвует в  американской деятельности в регионе.  «Мы сделали всё, от помощи в наборе тренеров для курсов военной разведки до строительства их собственного учебного здания для разведслужб», – рассказал он мне.

Как насчёт строительства начальных и средних школ, проектов гуманитарной помощи? «Я лично не видел, чтобы АФРИКОМ делал уйму работы», – отвечает выпускник Вест-Пойнта и ветеран войн в Ираке и Афганистане. Как рассказал мне О’Рейли, он слышал о Программе мероприятий по гражданской медицине (MEDCAP) – предназначенной для предоставления медицинского обслуживания или повышения местного медицинского потенциала в районах с недостаточным его уровнем – но не более того. И хотя подобные программы «это хорошо, и они заставляют людей улыбаться, – добавляет он, – у них ограниченная полезность. Обучение логистике и правилам технической эксплуатации для африканских военных – вот это важно».

TomDispatch также стремился получить интервью с американскими военными атташе в Эфиопии, Джибути и Кении, чтобы они дали свои оценки гуманитарным проектам в этих странах. Последние два посольства не ответили на запросы, хотя представитель американской миссии в Эфиопии поблагодарил меня за интерес, но сказал, что военный атташе «в настоящее время для интервью недоступен». Никто, как оказалось, не горит желанием поговорить о контрпартизанской кампании, проводимой согласно методичке американскими военными в Африке, не говоря уж о неудачах, хроника которых изложена в отчёте ГИ, почти год  скрываемом от общественности.

На протяжении последнего десятилетия нас заваливают раскрытой информацией о миллиардах долларов американских налогоплательщиков, выброшенных на ветер в провальных попытках контрпартизанской борьбы в Ираке и Афганистане, историями о разрушенных дорогах и рушащихся зданиях, дрянных школьных зданиях и расточительных аквапарках, – всё это во имя завоевания сердец и умов. Вне поля действия радаров, та же самая деятельность – в более скромных масштабах – полным ходом идёт в Африке. Школы уже строятся, водяные проекты уже разваливаются, генеральный инспектор министерства обороны уже выявил кучу проблем. Просто это держится в тайне. Но если история чему-то учит, гуманитарные усилия АФРИКОМа и СОС-АР в Африке будут становится всё масштабнее и всё дороже, до тех пор, пока они не пополнят длинный список проектов, которые превратились в  «памятники американских неудач» по всему миру.

http://polismi.ru/army/voenno-polevye-novosti/745-kak-ne-zavoevat-serdtsa-i-umy-v-afrike.html